?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Одурманивание верующих

http://www.pravmir.ru/arxiepiskop-berlinskij-mark-kak-shli-k-edinstvu/

В форме интервью появились воспоминания Архиепископа Марка по случаю пятой годовщины соединения РПЦЗ с МП. Некогда на страницах этого журнала мы писали об этом незаурядном архиерее (см. Письма 14.08.09). Из данного интервью можно проследить его преобразование из строгого монаха и талантливого стратега в сердечного и задушевного архипастыря.

Чувствуется, как все церковные нестроения и борения отошли от него в прошлое, наступил мир и душевная радость, с которой хочется со всеми поделиться. В нем установился столь благостный облик, что, даже не пройдя через ОВЦС, он мог бы успешно за границей покорять сердца верующих. Только, вот, заграницей его уже знают, и остается ему покорять лишь сердца верующих в необъятной России, где еще миллионы доверчивых и неискушенных людей.

Положение теперь в России таково, по сравнению с 1927 г., что в те уже далекие времена почти все знали, что к чему, а теперь полное недоразумение. Верующих сейчас больше не преследуют. И правители стали якобы верующими. Все меняется, по-видимому, к лучшему. Как разобраться в вопросе о Церкви?

Попробуем разобраться.

Интервью Архиепископа Марка записано телеканалом «НЕОФИТ» для фильма «Единство верных». В каждом интервью бывают вопросы типа: Какое на Вас произвело впечатление и пр. вызывающие эмоциональные ответы. Но в этом случае, все же, вспоминается соединение Зарубежной Церкви с Московским Патриархатом после долгого противостояния, к тому же Архиепископ Марк не простая фигура Зарубежной Церкви.

Однако, ничего существенного о прошлом не говориться, как будто на нем поставлена печать забвения и Зарубежная Церковь упрятана в «каменный мешок»; как будто с момента подписания Акта соединения 17 мая 2007 года, вошла в действие скрепленная подписью цензура - не упоминать прежних страниц Зарубежной Церкви: «Ранее изданные акты, препятствовавшие полноте канонического общения, признаются недействительными либо утратившими силу».

Так и вышло, что об Истине – ни слова.

Церковь есть непорочная невеста Христова, в которой лести нет.

Новомученик Епископ Дамаскин писал в 1927 г.: «Или, дѣйствительно, Церковь есть непорочная и чистая невѣста Христова, Царство Истины, и тогда Истина – это воздухъ, безъ котораго Мы не можемъ дышать; или же Она, какъ и весь лежащій во злѣ міръ, живетъ во лжи и ложью, и тогда всё ложь, ложь каждое слово, каждая молитва, каждое таинство».

Архиепископ Марк вспоминает о прославлении Новомучеников и Исповедников Российских, одном из предметов пререкания Зарубежной Церкви с Московской Патриархией. Но приписывает все достоинство прославления Патриарху Алексию II: «Самым важным был вопрос прославления новомучеников. Насколько я могу судить (я не изучал этот вопрос особенно) (?!), но мне так кажется, что это была какая-то Богом вдохновенная личная инициатива Патриарха Алексия». Тогда как Новомученики были прославлены в зарубежье в 1981 году. Московская Патриархия же прославила их, да не всех, в 2000 г. под давлением верующих: в 1998 г. стала обильно мироточить икона Царя-Мученика и верующий народ потянулся к ней.

Но кроме вопроса о Новомучениках, решенного инициативой Патриарха Алексия, никаких других существенных церковных вопросов не затрагивается в этом интервью. Разговор проходит в тоне идиллическом.

Однако, говорит архипастырь, были и еще есть в наших взаимоотношениях «мозоли»…

Например: В процессе воссоединения «было такое противостояние, и оно существовало с обеих сторон. Я не скажу, что здесь сильнее и слабее, я думаю, одинаково было с обеих сторон. Было много мозолей, которые существовали.

Помимо «мозолей» были также и «штампы»: «Надо помнить, что есть люди, еще живые, которые были членами катакомбной церкви, и для них поминовение Патриарха было самым страшным, о чем они могли только подумать. У меня есть человек до сих пор в одном месте, ему за 90, но он не приходит на литургию, он приходит только под конец, когда уже никакого Патриарха не поминают. Это вещи, которые въедаются в психологию человека, и ему потом трудно освободиться от этого. Мы должны помнить, что мы все имеем определенные штампы… Человеку очень трудно освободиться от этого».

«Страшные штампы по сей день существуют», сожалеет Архиепископ Марк: ушло в раскол 90 % верующих в Южной Америке.

Не последовавшие за Архиепископом Марком в объятия Московской Патриархии так же им трактуются, как некогда о «несогласных» отзывался Митрополит Сергий (Страгородский). Разница только в том, что теперь таких несогласных не ставят к стенке и не отсылают на каторгу. В том есть свобода.

Свобода телесная, земная. А как относительно свободы духовной?! Христос спас нас от работы вражия. «Наша брань не противъ крови и плоти, но противъ начальстъв, противъ властей, потивъ міроправителей тьмы вѣка сего, противъ духов злобы поднебесныхъ» (Еө. 6, 12).

Как бы мы оценили, например, такое действие? – В 1943 году Сталиным даются церкви права на существование, по его указанию создается Московский Патриархат, церкви открываются, наполняются верующими. И тут возвращаются из под глыб катакомбники и подписывают с Московской Патриархией Акт о воссоединении? При условии, чтобы о прошлом не говорить. О компромиссе церкви с гонителями церкви не вспоминать, ереси «сергианства» никогда не было, Митрополит Сергий спасал церковь!... И создалось «Единство верных»!

И захоронена та Истина, из-за которой шли на смерть катакомбники!

Архиепископ Марк предполагает, что могло быть неловкое чувство за рубежом если Патриарх Алексий обратился бы в какой-то момент к Зарубежной Церкви : «Я думаю, что если бы в тот момент Патриарх прямо обратился к нам, у некоторых из наших архиереев было бы неловкое чувство».

Помилуйте, дело касается принципиальных церковных вопросов, причем тут неловкое чувство? - Вообразим, как у гонимых возникало бы неловкое чувство перед гонителями!

Фактически, что бы не говорил Архиепископ Марк, патриаршее обращение к Зарубежной Церкви состоялось! – И вот ответ:

Имѣли сужденіе: О новомъ „Воззваніи" Московской Патріархіи отъ 25-27 октября 1990 года, обращенное къ Русской Зарубежной Церкви. Послѣ обсужденія этого „Воззванія", Архіерейскій Сѵнодъ опредѣляетъ:

  1. „Воззваніе Архіерейскаго Собора" Московской Патріархіи отъ 25-27 октября 1990 года игнорируетъ каноническія основы существованія свободной части Русской Православной Церкви (Указъ № 362 отъ 7/20 ноября 1920 г.) и предписываетъ Зарубежной Церкви тотъ расколъ, который на самомъ дѣлѣ Московская Патріархія внесла въ жизнь Русской Православной Церкви. Авторы приписываютъ себѣ, сирѣчь сергіанскому руководству Московской Патріархіи, единство съ гонимой Матерью-Церковью въ Россіи, хотя даже событія послѣднихъ мѣсяцевъ показываютъ, что они сами — гонители Свободной Церкви.
  2. Игнорируя присущее „Деклараціи" митрополита Сергія отождествленіе „гражданской родины" совѣтской власти: „нашего совѣтскаго государства", „нашего народа", „нашего правительства", они не замѣчаютъ, что, защищая эту декларацію, они тѣмъ самымъ отождествляютъ себя съ богоборческимъ партійнымъ государствомъ, снимаютъ съ него вину за преслѣдованіе Церкви и фактически признаются въ соучастіи въ попыткѣ угашенія религіозной жизни въ Россіи.
  3. Авторы упрекаютъ Русскую Зарубежную Церковь въ использованіи гестапо для захвата приходовъ Западно- Европейскаго Экзархата. На самомъ дѣлѣ митрополитъ Серафимъ Берлинскій и Германскій покрывалъ священниковъ этихъ приходовъ , въ томъ числѣ и Іоанна Шаховского (из Константинопольского Патриархата, пр.В.), который единственный выступалъ съ хвалебными высказываніями въ адресъ Гитлера, самъ будучи ярымъ противникомъ Зарубежной Церкви.
  4. Авторы „Воззванія" защишаютъ свою принадлежность къ Міровому Совѣту Церквей тѣмъ, что дѣлаютъ это якобы для свидѣтельства объ истинности Православія. При этомъ они скрываютъ тотъ фактъ, что безбожники ихъ заставили въ свое время вступить въ эту организацію, и постоянно участвуютъ въ моленіяхъ съ иновѣрными, чѣмъ создается смѣшеніе всѣхъ религій.
  5.  „Воззваніе" насъ призываетъ къ „открытому и честному діалогу". На это мы должны заявить, что мы были бы на него согласны, если бы для такого діалога была общая платформа церковнаго мышленія и если въ немъ будутъ участвовать лица, не запятнавшіе себя сотрудничествомъ сь безбожной властью и не подлежащіе церковному суду.

 Архіерейскій Сѵнодъ Русской Православной Церкви Заграницей 30 ноября/ 13 декабря 1990 г.

Это ни что иное, как образец исповедания Истины.

Относительно его встречи с Патриархом Алексием Архиепископ Марк сообщает: «Я уже в ранние 90-е годы ездил несколько раз в Россию. При первой такой поездке я имел встречу со Святейшим Патриархом Алексием, и это очень не понравилось некоторым из моих старших собратьев. Просто не было той откровенности. Тут надо сказать, что для меня это было легче, потому что я учился в Сербии, я привык к свободным отношениям, к другим иерархам, поэтому у меня не было никакого страха встречаться с кем-либо».

 Оставим вопрос о храбрости учившегося в Сербии. Во-первых не он один из архиереев учился в Сербии; во-вторых, в том же интервью он себя оговаривает: «Эта свобода, которая у нас действует, может быть, невозможна в России»… «Церковная жизнь имеет более казенный характер, чем у нас»… «А в России очень часто чувствуется такое отношение иерархическое, очень строгая иерархическая структура. Я честно скажу, имея дело с людьми в России, понимаю, что где-то это неизбежно. Они по-другому действуют, чем мы, выросшие на свободе».

Более существенно то, как выразилось несогласие с Архиепископом Марком со стороны его старших собратьев.  

Вот то, что писал по этому поводу старший собрат Митрополит Виталий, 12 декабря 1996 г.:

«Ваше Преосвященство, Преосвященнѣйшій Владыко!

Получилъ я Ваше письмо-докладъ о Вашей поѣздкѣ въ Россію, о чёмъ Вы меня не освѣдомили заранѣе, какъ это у насъ принято. Съ большимъ вниманіемъ прочиталъ я Вашъ рапортъ и имѣю Вамъ сказать слѣдующее: ничего въ Вашей поѣздкѣ и случившагося съ Вами въ Россіи нѣтъ случайнаго. Все было подготовлено, продуманно и планировано Московской Патріархіей.

Я считаю, что Васъ духовно прельстили, очаровали и до извѣстной степени плѣнили. Въ такомъ духовно не трезвомъ состояніи, Вы утратили даръ Свъ. Духа, различіе духовъ и на все стали смотрѣть превратно, черезъ розовые очки. Для Васъ вдругъ экуменизмъ куда-то провалился и это все съ Вами произошло тогда, когда М. П. объявила во всѣ услышаніе, urbi et orbi, что всѣ наши священномученики пострадали внѣ ограды Церкви и по этой причинѣ этихъ страстотерпцевъ М. П. не прославляетъ.

Мы, Владыко, не чудаки, а Церковь Христова на землѣ воинствующая, а на небесахъ торжествующая со всѣми положившими души свои за Христа Бога нашего, т.е. за Церковь Христову. <…>

Какъ это все огорчительно и скорбно! +Митрополитъ Виталій».

 
     В том же 1996 году Митрополит Виталий писал относительно Московской Патриархии:

«Предъ судомъ Божіимъ.

Всё возглавленіе Московской Патріархіи въ своемъ послѣдовательномъ, намѣренномъ и добровольномъ стояніи въ продолженіи 63-х лѣтъ въ сергіанствѣ, а затѣмъ и въ экуменизмѣ, настолько сроднилось съ этими двумя ересями, что перестало быть способнымъ возродиться и вернуться къ корнямъ истиннаго Православія. Тѣмъ временемъ апологеты сергіанства начинаютъ уже интенсивно оправдывать самого митрополита Сергія, указывая на тотъ фактъ, что послѣднимъ руководило подписать пресловутую Декларацію ни что иное, какъ горячее желаніе спасти Церковь въ тѣхъ ужасныхъ условіяхъ разбушевавшагося воинствующаго безбожія.

 Такіе защитники сергіанства, стремящіеся подложить нѣкую видимость фундамента подъ ложь и обманъ этой ереси копаютъ глубокую яму своимъ владыкамъ, яму, изъ которой они никогда уже не выйдутъ. Для вселенской православной мысли уже ясно, что всѣ мы спасаемся въ Церкви и Церковью, но не спасаемъ Церковь. Никто никогда изъ всѣхъ свв. Отцовъ не выразилъ такую нелѣпую мысль, граничащую съ невѣжествомъ въ области самого догмата о Церкви. Господь нашъ Iисусъ Христосъ есть единый Спаситель Церкви, какъ Ея Глава, и только Онъ Единъ и никто никогда кто другой. А послѣдніе событія въ Россіи намъ показали, что вожди Московской Патріархіи не сумѣли или сами не захотѣли воспользоваться гласностью и перестройкой, промыслительно данной имъ этой отдушиной и тѣмъ окончательно убѣдили всѣхъ въ ихъ безнадежной закостенѣлости и въ ихъ состояніи глубочайшаго рабства партіи. Будемъ же мы, наконецъ, откровенными и говорить правду въ лицо. <…>
     
Изъ всего сказаннаго явствуетъ, что всѣ вершители судебъ Московской Патріархіи, за невозможностью быть судимыми настоящимъ безпристрастнымъ, нелицемѣрнымъ Архіерейскимъ Соборомъ и Судомъ отданы на Судъ Божій. И это страшно, ибо „страшно впасть въ руки Бога Живаго". Аминь.

+ Митрополить Виталій. 1986 г.»



     В 1998 году Митрополит писал:

Какъ архипастырь Русской Православной Зарубежной Церкви, я считаю своимъ священнымъ долгомъ обратиться съ этимъ посланіемъ ко всѣмъ чадамъ нашей Церкви. Меня къ этому даже принуждаетъ замѣченное нами нѣкое духовное безразличіе къ Истинѣ и уже глубокое непониманіе исключительнаго, уникальнаго значенія нашей Церкви въ мірѣ Вселенскаго Православія и всего инославнаго Западнаго Христіанства.<…>

Наша Церковь, это Дѣва бѣгущая въ пустыню отъ краснаго Дракона. Пустыня — это дехристіанизированный Западъ, въ которомъ еще теплится свобода и которую наша Церковь ищетъ, ибо только по настоящему въ ней, въ свободѣ, только и нуждается. Черезъ нашу Святую Русскую Православную Зарубежную Церковь звучитъ голосъ Святой Руси, суть и природа которой - внутренняя, сокровенная, духовная, всегда ненасытная жажда русской души жить жизнью Святыхъ, жить по Свъ. Еѵангелію, сколько есть силъ и всегда только съ помощью Божіей. Голосъ Ея всегда звучалъ  черезъ  всѣ тысячи  лѣтъ  историческаго бытія православной Россіи.

Считаю своимъ долгомъ отвѣтить на это грубое заблужденіе, граничащее съ ересью.

Если Церковь — Самъ Христосъ, то какъ можно себѣ представить Христа Господа нашего и рядомъ измѣнника митрополита Сергія, Христа и рядомъ Дроздова (Алексѣя II). Если праведникъ сербскій, Іустинъ Поповичъ говорилъ и писалъ, что два послѣднихъ сербскихъ патріарха беззаконно избраны на эту высочайшую степень свяценнослуженія коммунистической партіей, то мы смѣло можемъ сказать, что четыре послѣднихъ патріарха Московской Патріархіи избранные коммунистическимъ государствомъ объявившимъ себя вдругъ демократами. Это высшее правленіе Московской Патріархіи есть просто безблагодатное, государственное учрежденіе, а ея члены просто государственные чиновники въ рясахъ. У насъ есть такіе «умники» которые скажутъ Вамъ, что все это мое посланіе, только личное мнѣніе самого митрополита. На это я отвѣчу, что меня заставили писать это посланіе безконечные протесты со всего великаго нашего русскаго Разсѣянія. Значитъ это мое посланіе есть гласъ нашей заграничной Святой Руси, а я только его выразилъ во всеуслышаніе. Дай, Господи, чтобы у не согласныхъ съ этимъ посланіемъ и ихъ не единомысліе не превратилось бы въ не единодушіе.

Будемъ всегда благодарить Господа за то, что мы въ Святой Русской Православной Зарубежной Церкви, которая за всѣ 80 лѣтъ своего существованія шла прямымъ Божіимъ царскимъ путемъ, никогда не уклоняясь ни въ какое бездорожьѣ. + Митрополитъ Виталій». (Русская Православная Зарубежная Церковь. Её современное значение)

Обращаясь к пастве Зарубежной Церкви в Предсоборном Послании Митрополит Виталий писал в частности:

«Мы должны не только сами сознавать, но и объявить всѣмъ во всеуслышаніе, что наша Русская Православная Зарубежная Церковь съ 1927 года, когда Митрополитъ Сергій подписалъ печальную «декларацію», и по сей день не имѣетъ никакого молитвеннаго общенія съ Московской Патріархіей, которая является ничѣмъ инымъ, какъ неканоническимъ созданіемъ бывшей Совѣтской власти».

Так, в Зарубежной Церкви ставился вопросе об Истине! И Митрополит Виталий шел не иначе, как по стопам новомученика и исповедника Митрополита Иосифа Петроградского и иже с ним. Как катакомбники отмежевались от Сергиевской церкви по долгу сохранности идеалов Церкви Христовой, так и Зарубежная Церковь ради Истины расходилась с Московской Патриархией.

А у Архиепископа Марка, как у всей Патриархии, все разделения сводятся к бытовому и историческому процессам. Да и ссора-то была, говорит запросто Владыка Марк, как у братьев: «Я думаю, естественно, когда братья ссорятся, но они ссорятся более жестоко, чем чужие».

      Порою интервью окунает нас в житейские подробности: «В России… священники очень многие не ходят в рясах»... «Я здесь, например, настаиваю, чтобы мои священники в епархии ходили в рясах всегда. Простите, если идет купаться, может снять рясу, но есть и такие, которые прямо в рясах окунаются. Но так у нас принято».

Замечательно так же описание не состоявшейся встречи с КГБистом: «Потом, когда открылись границы, в 91-92-ом году был здесь отец Матфей (Мормыль) из Троице-Сергиевой Лавры со своим хором. Они выступали в городе, а там присутствовал человек, которого мы на порог не могли пустить, из КГБ-шников». Спрашивается, а с кем же Архиепископ Марк вел переговоры для воссоединения?!

Но через елейный рассказ прорывается и беспощадная мысль. Посещая церковь в России в маленьком городке, Архиеп. Марк хотел постоять в храме: «Обычно мы стоим в алтаре, и меня, конечно, приглашали, но я нарочно хотел смотреть, как действует народ, как себя ведет народ в таких непринужденных обстоятельствах»… «Наш тогдашний митрополит владыка Лавр ездил почти каждый год, но ездил инкогнито. Он прятал панагию куда-то».

Как умело подогнано, чтобы про Митрополита Виталия не сказать ни слова! А ведь тогдашний митрополит был Виталий, когда Владыка Лавр будучи Архиепископом отправился в конце 1992 г. инкогнито с престарелым Архиепископом Антонием Сан-Францисским в Россию.

Непонятно, с какой целью рассказ удалился в сторону Московского Синода : «который годами не меняется в своем составе в основной части». «А у нас Синод выбирается на каждом Соборе, то есть через 2 года — новый Синод. Он может в какой-то части оставаться теми же людьми, но само сознание, в котором мы живем, что мы через 2 года выберем новый Синод, это дает совсем другое ощущение всей церковной жизни».

Какая-то чепуха, и тут и там Синод переизбирается и часто какая-то часть или основная часть остается той же.

Вообще, принципиального ничего нет: Если священникам неловко поминать Патриарха, им предоставляется пять лет, чтобы к тому привыкнуть.

Ничего существенного, насущно церковного, в духе Истины, Архиепископ Марк сказать не смог. Даже если в проведении интервью ему задали бы вопрос о церковном идеале, об Истине, он, вероятно, перевел бы тему на покорность и непокорность чиноначалию. Притом, избегая коснуться вопроса об исповедании веры у катакомбников, среди которых он прославлял в 1981 году Митрополита Иосифа и Еп. Виктора, ревнителей чистоты Церкви Христовой, четко отмежевавшихся от Митрополита Сергия в 1927 году, которых Московская Патриархия никак не смогла прославить.

Что же, может быть они тоже носили некие «штампы» и потому ушли от Митрополита Сергия в «раскол»?!

Пусть верят Архиепископу Марку те, кому приятны басни.

Мы же с Митрополитом Виталием скажем ему:

«Мы, Владыко, не чудаки, а Церковь Христова на землѣ воинствующая, а на небесахъ торжествующая со всѣми положившими души свои за Христа Бога нашего, т.е. за Церковь Христову».

Прот. В. Жуков – 17 мая 2012 г.


Comments