?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Воспоминания об отце Іустине Поповиче – прот. Г. Граббе - 1979 г.


       Не такъ давно мнѣ передавали привѣтъ и книжку отъ о. архимандрита Іустина Поповича. Съ грустью я узналъ тогда, что о. Іустинъ сильно ослабѣлъ. Однако, никто не сообщалъ о какой-либо его болѣзни и можно было наде­яться, что онъ еще будетъ жить, хотя бы и нѣсколько ослабѣвшимъ. Между тѣмъ, сейчасъ сообщили мнѣ печальную вѣсть о его кончинѣ въ самый день Благовѣщенія Пресвятой Богородицы и это явилось нѣкоторой неожиданностью. Интересно, что и родился о. Іустинъ въ тотъ же праздникъ 86 лѣтъ тому назадъ.

У меня нѣтъ подъ рукой всѣхъ біографическихъ свѣдѣній объ отцѣ Іустинѣ. Поэтому не могу излагать его біографіи въ послѣдовательномъ порядкѣ, а только скажу о немъ нѣсколько словъ какъ о человѣкѣ и богословѣ.

Отецъ Іустинъ, несмотря на свой возрастъ, до послѣдняго сохранилъ способность вести свои труды, хотя и зна­чительно сокращая ихъ. Онъ свободно, хотя и съ небольшимъ акцентомъ, хорошо говорилъ и писалъ по русски. Дипломъ доктора богословія онъ получилъ въ Греціи и хорошо зналъ греческін языкъ, какъ новый, такъ и класси­ческій. Такимъ образомъ, святоотеческой и православной богословской литературой онъ обычно пользовался въ под­линникѣ. Кромѣ того, онъ владѣлъ и несколькими евро­пейскими языками. Будучи преподавателемъ въ Сремскихъ Карловцахъ, онъ часто бывалъ у Блаженнѣйшаго Митро­полита Антонія и вообще въ русскомъ обществѣ. Тамъ я съ нимъ и познакомился и у насъ установились друже­скія отношенія. Не помню, чтобы мы когда-либо съ нимъ расходились во мнѣніяхъ по какимъ-бы то ни было принципіальнымъ вопросамъ. Къ Митрополиту Антонію онъ относился съ большимъ почтеніемъ и большой любовью. Владыка со своей стороны очень цѣнилъ его. Отецъ Іустинъ со всѣми нами глубоко переживалъ все то, что каса­лось Русской Церкви.

Въ двадцатыхъ годахъ о. Іустинъ издавалъ очень ин­тересный журналъ «Хришчански Животъ» — Христиан­ская Жизнь. Мы всѣ его читали съ сочувствіемъ и интересомъ, но у сербскихъ церковныхъ властей онъ не пользо­вался успѣхомъ, потому что нѣкоторыя статьи они нахо­дили въ немъ слишкомъ рѣзкими, особенно, если онъ критически касался тѣхъ или иныхъ сторонъ сербской церковной жизни и администрации. Митрополитъ Антоній, при всей любви своей къ о. Іустину, все-таки иногда находилъ, что онъ слишкомъ горячился, приписывая это его молодости и темпераменту. Для самого же о. Іустина Владыка Антоній былъ такимъ же авторитетомъ, какъ и для каждаго изъ насъ.

Поглѣ кончины Владыки о. Іустинъ опубликовалъ статью подъ заглавіемъ «Онъ среди нихъ». «Онъ» — это Митрополитъ Антоній, а «они» — это святители Церкви. Основная идея статьи была та, что Митрополитъ Антоиій, по высотѣ своего богословствованія, вошелъ въ среду великихъ Отцовъ Церкви.

Когда въ началѣ двадцатыхъ годовъ (1923-25) Ректоръ Семинаріи въ Сремскихъ Карловцахъ др. Парента написалъ грубую статью о Митрополитѣ Антоніи, крити­куя его катехизисъ съ точки зрѣнія крайней схоластики, о. Іустинъ пожелалъ напечатать ему отвѣтъ. Написать та­ковой собрались русскіе студенты Богосдовскаго Факультета въ Бѣлградѣ. Не помню сейчасъ всѣхъ участииковъ этого нашего коллективнаго труда. Былъ тамъ М. Б. Мак­симовичъ впослѣдствіи Архіепископъ Іоаннъ, В. Ф. Фрадынскій, А. Н. Еленевъ и др. Мы раздѣдили статью Паренты на части и каждый изъ насъ отвѣчалъ по указаннымъ ему пунктамъ. Кто потомъ все это соединилъ въ одну статью - не помню. Кажется, однако, статья вышла убе­дительной и о. Іустинъ охотно помѣстилъ ее въ своемъ журналѣ.

Для характеристики о. Іустина хочется привести нѣкоторыя его слова о Митрополите Антоніи. То, что онъ видѣлъ въ немъ, было духовно близко ему и особенно ярко проявилось въ немъ самомъ, когда въ наши дни онъ остал­ся самымъ яркимъ исповѣдникомъ Православія въ Серб­ской Церкви. Отпала съ годами та горячность при видѣ недостатковъ въ текущей церковной жизни, которая была присуща его молодости и, какъ мнѣ было известно, пре­пятствовала избранію его на епископскую каѳедру. Впрочемъ, если у него теперь было несогласіе съ Патріархомъ или Синодомъ, онъ былъ остороженъ въ своихъ словахъ, чтобы никому не повредить въ коммунистической странѣ. Многіе епископы, а можетъ быть, и Патріархи, боялись имѣть членомъ Собора, и тѣмъ более Синода, талантливаго богослова, котораго считали неспокойнымъ. Позднѣе, ему предлагали каѳедру, но только Мукачевско-Пряшевскую, которая, какъ находящаяся внѣ Югославіи въ то время, не открывала бы ему доступа къ участію въ Соборахъ. Отецъ Іустинъ отказался отъ архіерейства и, по существовавшему тогда обыкновенію, ему уже больше епи­скопства не предлагали. Впрочемъ, это было незадолго до начала войны и захвата Югославіи коммунистами.

Но вернемся къ словамъ о. Іустина о Митрополитѣ Антоніи, которыя показываютъ, въ чемъ онъ видѣлъ идеалъ, и которыя поэтому применимы и къ нему.

«Принадлежа весь другому міру, писалъ о. Іустинъ о Митрополитѣ Антоніи, онъ въ этомъ мірѣ жилъ міромъ другимъ. Ходилъ по землѣ, а жизнь его вся была сокрыта со Христомъ въ Богѣ. Размышлялъ о томъ, что вверху и небеснымъ измѣрялъ земное, а временное оцѣнивалъ по сравнению съ вѣчнымъ».

И если о. Іустинъ говорилъ о томъ, что Митрополитъ Антоній всегда жилъ въ единеніи «со всѣми святыми» (Евр. 3, 18), то самъ онъ особенно глубоко вошелъ въ жизнь съ ними, когда совершилъ колоссальный и замечательный трудъ составленія самаго полнаго собранія житій святыхъ. Послѣдній, двенадцатый, томъ житій завершилъ богослов­скіе труды о. Іустина. Надо добавить, что у о. Іустина было колоссальное трудолюбіе.

Черезъ житія святыхъ, черезъ другія свои сочиненія въ обличеніе экуменизма и черезъ самую свою исповѣдническую жизнь, — онъ заслужилъ то названіе, которое иногда ему давалось въ современномъ сербскомъ церковномъ обществе: его называли «совестью Сербской Церк­ви».

Действительно, этотъ, благостный и свѣтлый, но непо­колебимый въ обличеніи зла старецъ, — до конца своей жизни имѣлъ и еще будетъ имѣть громадное вліяніе на жизнь Сербской Церкви.

Уже очень много лѣтъ онъ жилъ какъ затворникъ въ небольшомъ женскомъ монастырѣ. Жилъ въ глуши, мало и рѣдко показывался людямъ, но былъ всемъ извѣстенъ. Онъ формально не былъ въ заточеніи и иногда могъ вы­езжать, какъ онъ выѣзжалъ на погребеніе своего ученика и друга Епископа Василія, но онъ делалъ это такъ редко, что многіе считали его находящимся въ насильственномъ заточеніи.

Однако, ни фактическое затворничество, ни состояніе за штатомъ и жизнь въ глухомъ месте не могли за­крыть отъ міра такого яркаго светильника, какъ отецъ архимандритъ Іустинъ. Голосъ его былъ авторитетенъ не только для Сербской Православной Церкви, где многіе епископы были его учениками и стали навсегда къ нему привязаны, но и для всего православнаго міра. Лучи его непоколебимой исповеднической веры, любви къ людямъ и истине, его мудрости, знаній и таланта - пробивались че­резъ все покровы и, какъ яркій маякъ, светили всемъ намъ.

Такіе люди какъ отецъ Іустинъ для Церкви не умираютъ. Ихъ души переходятъ въ небесное Царство, а ихъ исповедническій и учительный трудъ становится драгоцѣннымъ достояніемъ для ихъ учениковъ.

Грустно, что на землѣ нѣтъ больше съ нами отца Іустина. Однако, какъ духовный вождь на стражѣ Православія, онъ остался и навсегда останется съ нами, какъ примѣръ выдающагося исповѣдника вѣры и благочестія.


Протопресвитеръ Георгій Граббе.

Православная Русь, №9, 1979 г.



Comments