?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПОХИЩЕНIЕ ГЕНЕРАЛА КУТЕПОВА - ЧАСТЬ I

Слѣдственные и политическіе матеріалы – Выпускъ 1

Подъ редакціей Б. Бажанова и Н. Алексѣева. Парижъ 1930.


ПРЕДИСЛОВІЕ

Настоящій сборникъ содержитъ всѣ важнѣйшіе матеріалы слѣдствія, расположенные въ хронологическомъ порядкѣ, и описаніе всѣхъ главнѣйшихъ политическихъ событій, вызванныхъ похищеніемъ генерала Кутепова агентами ГПУ.

Въ сборникѣ много неопубликованныхъ данныхъ, которыя были секретными нѣсколько дней тому назадъ, и которыя можно уже опубликовать сейчасъ безъ вреда для слѣдствія.

Въ составленіи и редактированіи сборни­ка приняли участіе лица, которыя во все вре­мя слѣдствія имѣли возможность одними изъ первыхъ знакомиться со всѣми поступающи­ми данными, и которыя, будучи безпрерывно въ курсѣ слѣдственнаго дѣла, могли крити­чески взвѣсить и оцѣнить значеніе свѣдѣній, поступившихъ по этому дѣлу, и дать читателю ясную и точную картину событій.

Всѣ остальные «Слѣдственные и полити­ческие матеріалы» будутъ включены во вто­рой выпускъ, который выйдетъ въ ближайщемъ будущемъ.

Изданіе не преслѣдуетъ коммерческой цѣли. Материалы по дѣлу о похищеніи ге­нерала Кутепова должны стать достояніемь всей русской эмиграціи.

 


НОВОЕ ПРЕСТУПЛЕНІЕ БОЛЬШЕВИКОВЪ

26 января І930 г. случилось событіе, вызвав­шее огромное негодованіе не только русской эми­граціи, но и всего цивилизозаннаго міра: предсѣдатель Русскаго Обще-Воинскаго Союза генералъ Александръ Павловичъ Кутеповъ былъ похищенъ большевицкими агентами среди бѣла дня въ цент­рѣ Парижа. Обстановка похищенія носила крайне загадочный характеръ, но тѣмъ не менѣе политическая подкладка событія была выяснена мгновенно. Первые же шаги слѣдствія сразу установили, что похищеніе было произведено агентами ГПУ съ опредѣленными политическими цѣлями. Большевикамъ нужно было нанести ударъ по Обще-Во­инскому Союзу, котораго они не безъ основанія считали самымъ серьезнымъ своимъ врагомъ. Пред­седатель Обще-Воинскаго Союза — его автори­тетный вождь — символизировалъ не только един­ство военной части эмиграціи; онъ былъ крупной фигурой антибольшевицкой Россіи, разсѣянной и страждущей на поляхъ изгнанія, но крѣпкой своимъ высокимъ идейнымъ порывомъ и сознаніемъ, что приносимыя ею для Россіи и челове­чества жертвы безцѣнны.

Ударъ большевицкихъ агентовъ былъ намѣченъ вѣрно. Уничтоживъ ген. Кутепова, они убивали не только вождя честной и непримирившейся съ большевицкимъ насиліемъ Россіи; они хотѣли убить въ сердцахъ солдатъ антибольшевицкой арміи надежду на то, что когда-нибудь, подъ руководствомъ такихъ свѣтлыхъ и честныхъ людей, какимъ былъ одинъ изъ вождей этой арміи генералъ Кутеповъ, большевизму будетъ на­несено решительное пораженіе, и измученная Россія вернется, наконецъ, къ нормальной жизни.


ГЕНЕРАЛЪ  КУТЕПОВЪ

Александръ Павловичъ Кутеповъ родился 15 сентября 1882 года. Окончивъ въ 1901 году клас­сическую гимназію, онъ поступилъ затѣмъ во Вла­димирское военное училище въ г. Петербургѣ. Блестяще закончивъ военное образованіе, А. П. Кутеповъ отказался отъ предложенной ему вакансіи въ одномъ изъ гвардейскихъ полковъ, и выбралъ скромный 85-й пѣхотный Выборгскій полкъ, находившиеся на фронтѣ. Это было во вре­мя Японской войны. Изумительная храбрость, про­явленная имъ въ многочисленныхъ бояхъ, доста­вила ему рядъ боевыхъ отличій. Вскорѣ по окон­чании войны подпоручикъ Кутеповъ, по личному распоряжению Государя Императора, былъ переведенъ въ лейбъ-гвардіи Преображенскій полкъ.

Въ этомъ полку А. П. пробылъ одиннадцать лѣтъ. Съ 1906 года и до Великой войны онъ былъ завѣдывающимъ учебной командой полка. Непо­средственно сталкиваясь съ солдатами, онъ снискалъ себѣ ихъ огромное уваженіе и любовь, такъ какъ былъ строгъ, но справедливъ.

Во время Великой войны А. II. командовалъ 4-ой ротой своего полка, потомъ 2-мъ батальономъ и, наконецъ, полкомъ. Всегда выдаваясь своею храбростью, онъ былъ трижды раненъ, и награжденъ орденомъ св. Георгія 4-й степени и Георгіевскимъ оружіемъ. За бои во время Тарнопольскаго прорыва онъ былъ представленъ къ ор­дену св. Георгія 3-й степени.

Начавшееся послѣ революціи разложеніе арміи достигло своего апогея послѣ большевицкаго пе­реворота. Въ декабрѣ 1917 г, командиръ Преображенскаго полка полковникъ А.П. Кутеповъ собственнымъ приказомъ расформировалъ полкъ и съ группой офицеровъ уѣхалъ на Донъ.

Съ первыхъ же дней пребыванія на югѣ Россіи, А. П. Кутеповъ игралъ выдающуюся роль въ Добровольческой Арміи. Въ декабрѣ 1917 г. ген. Алексѣевъ назначнлъ его Военнымъ Губернаторомъ Таганрога, и полковникъ Кутеповъ велъ упорные бои на подступахъ къ Таганрогу и Рос­тову. По выходѣ Добровольческой Арміи 9 февра­ля 1918 г. въ Кубанскія степи, полковникъ Куте­повъ былъ назначенъ командиромъ 3-й роты офицерскаго полка и совершилъ знаменитый переходъ черезъ рѣку по горло въ ледяной водѣ, по имени котораго весь походъ и получилъ свое ис­торическое наименованіе «ледяного». Въ мартѣ того же года полковникъ Кутеповъ былъ уже помощникомъ командира полка, а послѣ боя подъ Екатеринодаромъ, 31 марта, былъ назначенъ ко­мандиромъ Корниловскаго полка.

Съ началомъ 2-го Кубанскаго похода, послѣ смерти генерала Маркова, А. П. Кутеповъ принялъ командованіе 1-й пѣхотной дивизіей. По взятіи Новороссійска онъ былъ произведенъ въ генералъ-майоры. Война требовала крѣпкаго, организованнаго тыла и выдававшійся своей твердостью и честностью А. П. Кутеповъ былъ назначенъ черноморскимъ военнымъ губернаторомъ. Нѣкоторое время онъ занимается административ­ной дѣятельностью.

Но боевой офицеръ рвется на фронтъ, и уже съ конца января 1919 г. мы видимъ его во главѣ 1-го армейскаго корпуса. Десять мѣсяцевъ бое­вой страды, все наступленіе до Орла и отходъ до Новороссійска, все вынесъ на своихъ плечахъ этотъ спокойный, негнущійся человѣкъ. За это время его корпусъ велъ непрерывные бои съ 245-ю большевицкими пѣхотными полками, 22-мя отдѣльными батальонами, 57-ю кавалерійскими полками и 23-мя бронепоѣздами. За взятіе Харь­кова ген. Кутеповъ былъ произведенъ въ генералъ-лейтенанты.

Бѣлая армія была сломлена. Но не было мо­мента, когда была бы сломлена воля ген. Кутепова. Онъ до послѣдней возможности удерживалъ натискъ огромныхъ красныхъ полчищъ. Шесть съ половиной мѣсяцевъ упорно боролся ген. Куте­повъ и въ Крыму, командуя 1-ой арміей у ген. Врангеля, которымъ былъ произведенъ за выда­ющіяся заслуги въ генералъ-отъ-инфантеріи. И когда въ ноябрѣ 1920 г. остатки арміи покинули родную землю, они пошли добровольно за ген. Кутеповымъ въ Галлиполи.

Незачѣмъ разсказывать русской эмиграціи, какую роль въ спасеніи остатковъ русской арміи сыграла желѣзная рука этого человѣка. Въ декабрѣ 1921 г. ген. Кутеповъ съ большей частью арміи переѣзжаетъ въ Болгарію. Послѣ высылки Стамболійскимъ ген. Кутеповъ нѣкоторое время находился при ген. Врангелѣ въ Юго-Славіи, а оттуда былъ вызванъ въ Парижъ Великимъ Княземъ Николаемъ Николаевичемъ, ставшимъ послѣ смерти ген. Врангеля во главѣ Обще-Воинскаго Союза. Въ началѣ января 1929 г. Великій Князь Николай Николаевича скончался. Рыцарь безъ страха и упрека, ген. Кутеповъ сталъ по его волѣ главой русской военной эмиграціи.

Личныя качества ген. Кутепова, его храб­рость, честность, твердость, дисциплинирован­ность, его высокое пониманіе долга, слишкомъ общеизвѣстны, и останавливаться на нихъ нѣтъ надобности. Но мало кто знаетъ, какъ политиче­ски выросъ за послѣдніе годы ген. Кутеповъ, не­утомимо и напряженно работавшій надъ политическими проблемами своей несчастной родины. Ему старому солдату, пришлось стать политикомъ. Онъ взялся за это такъ же, какъ брался когда-то за выполненіе своихъ боевыхъ задачъ: твердо, неутомимо и не зная колебаній.

Тѣхъ, кто въ послѣднее время говорили съ ген. Кутеповымъ, поражало его изумительно яс­ное пониманіе политическихъ задачъ Россіи, изу­мительно вѣрная постановка важнѣйшихъ полити­ческихъ проблемъ, удивительное чутье того, чѣмъ живетъ и дышитъ сейчасъ подсовѣтская, порабо­щенная Россія. Военный вождь эмиграціи стано­вился политическимъ центромъ, объединяющимъ національные круги. ГПУ поняло опасность и на­несло свой ударъ.


ЧТО ПРЕДШЕСТВОВАЛО ПОХИЩЕНІЮ?

Въ теченіе нѣсколькихъ мѣсяцевъ, бросивъ на это дѣло большія средства и силы ГПУ окружа­ло генерала кольцомъ своего шпіонажа, слѣжки и провокаціи. Это кольцо сжималось все тѣснѣе и тѣснѣе. Наконецъ, пришло время, когда ГПУ рѣшило дѣйствовать.

Первый разъ ГПУ сдѣлало попытку произвести покушеніе на ген. Кутепова 29 октября І929 г. Въ этотъ день генералъ назначилъ засѣданіе въ помѣщеніи Обще-Воинскаго Союза. Самъ онъ долженъ былъ прибыть къ началу засѣданія. Вдругъ, за нѣсколько минутъ до назначеннаго ча­са, къ хозяину квартиры, находящейся этажемъ ниже канцеляріи Обще-Воинскаго Союза, кто-то позвонилъ и просилъ передать адъютанту генера­ла отъ его имени, что засѣданіе отмѣняется и генералъ не пріѣдетъ въ канцелярію.

Очевидно готовилось покушеніе, и чтобы ро­зыски были начаты не сразу, былъ сдѣланъ соучастникомъ этотъ ложный звонокъ.

Но черезъ нѣсколько минутъ въ канцеляріи Союза появился самъ ген. Кутеповъ, который съ большимъ удивленіемъ узналъ, что кто-то звонилъ отъ его имени и сдѣлалъ ложное сообщеніе.

Въ концѣ 1929 г. угроза покушенія на генера­ла стала слишкомъ очевидна. Съ одной стороны, онъ получалъ очень много анонимныхъ писемъ съ угрозами, съ другой стороны, слѣжка большевицкихъ агентовъ за нимъ на улицахъ стала явной и даже наглой. Генералъ жилъ въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ во второмъ этажѣ скромнаго до­мика, на ул. Русселе, № 26. Окна его квартиры выходили въ садъ. Прямо противъ его оконъ помѣщалось общежитіе совѣтскихъ студентовъ, и генералъ не разъ говорилъ своимъ знакомымъ, что эти совѣтскія физіономіи, непрерывно наблю­дающія за его окнами, ему надоѣли. Къ тому же, выйдя на улицу, черезъ сотню-другую шаговъ онъ обязательно наталкивался на этихъ же субъектовъ, немедленно мѣнявшихъ наблюдательный постъ у оконъ на прямую уличную слѣжку, послѣ выхода генерала. Систематическая слѣжка ве­лась за генераломъ и изъ кафе, расположеннаго на углу улицъ Севръ и Русселе.  Дежурившіе здѣсь чекисты доходили до такой наглости, что фотографировали генерала и приходившихъ къ нему людей.|

Не удовлетворившись этимъ, ГПУ установило еще одинъ пунктъ наблюденія въ лавочкѣ, распо­ложенной черезъ улицу, противъ двери дома ге­нерала. Наконецъ, слѣдя за каждымъ шагомъ ге­нерала, большевики приставили для слѣжки за его поѣздками своего агента, который слѣдовалъ въ желтомъ частномъ такси за машиной генерала и былъ неоднократно замѣчаемъ его шоферами. Этотъ агентъ самъ правилъ машиной, былъ молодъ, здороваго вида, средняго роста, краснощекъ, кажется, еврей.

Близкіе генерала настаивали на томъ, чтобы была организована его охрана. Не знавшій чув­ства страха А. П. категорически отказывался, и единственное, на что онъ согласился, это на то, чтобы машины подавались ему только изъ числа спеціальной бригады, включавшей около 30 галлиполійцевъ шоферовъ, хорошо извѣстныхъ ге­нералу и пользовавшихся его довѣріемъ.

Отъ 2-го до 6-го января 1930 г. генералъ былъ въ Ниццѣ, гдѣ онъ присутствовалъ на освященіи памятной доски, поставленной по случаю годовщины смерти Великаго Князя Николая Николаевича, скончавшагося на Ривьерѣ. Какъ выяснилось только теперь, большневицкими агентами въ эти дни была произведена попытка покушенія на генерала, закончившаяся неудачей. Подробнѣе о ней мы разскажемъ дальше.

Вернувшись въ Парижъ, генералъ продолжалъ текущую работу.

21-23 января генералъ ѣздилъ въ Берлинъ по дѣламъ. Объ этой поѣздкѣ было извѣстно только очень немногимъ.

Въ ночь съ 25-го на 26-е января, генералъ вернулся домой съ вечера гренадерскаго объединенія къ часу ночи. Отвозилъ его шоферъ Фортунато изъ состава бригады, упомянутой выше.

     По словамъ шофера, генералъ, прощаясь съ нимъ, отмѣнилъ дежурство машины на слѣдующій день - воскресенье 26 января. Надо сказать, что это похоже на генерала, всегда очень чуткаго и внимательнаго къ окружающимъ, и желавшаго не от­нимать воскресный отдыхъ у своихъ офицеровъ- шоферовъ.


ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

День похищенія — 26 января

Факты этого дня таковы.

Въ 10 час. 30 мин. утра генералъ А. П. Куте­повъ, сказавшій дома, что онъ идетъ въ церковь Союза Галлиполійцевъ, вышелъ изъ дверей сво­его дома (26, ул. Русселе, 7-ой арр.) и долженъ былъ направиться въ церковь Галлиполійскаго Союза (81, ул. Мадемуазель). Въ этотъ день въ церкви Союза была назначена панихида по ген. Каульбарсѣ, на которой генералъ Кутеповъ обязательно хотѣлъ присутствовать.

Правда, надо отмѣтить, что въ церкви Галлиполійскаго Союза обѣдня обычно начинается въ 10 час., и панихида могла начаться не раньше по­ловины двѣнадцатаго. Всегда встрѣчающій гене­рала при его приходѣ въ церковь председатель Галлиполійскаго Собранія ген. Репьевъ, преду­прежденный о намѣреніи генерала быть на панихидѣ, явился въ церковь часамъ къ 12-ти. Прини­мая во вниманіе, что традиція пріема генерала этимъ лицомъ точно соблюдалась, можно заклю­чить, что генералъ не собирался придти на литургію и, слѣдовательно, выходя изъ дому въ 10 час. 30 мин. зналъ, что ему предстоитъ чѣмъ-то запол­нить около часа времени, бывшаго въ его распоряженіи.

Но домашніе этого не знали и думали, что онъ пошелъ въ церковь. Въ церкви очень удивились отсутствію генерала, но рѣшили, что какія-ни- будь срочныя дѣла помѣшали ему притти на па­нихиду.

Тревога была поднята только около 3-хъ часовъ дня домашними генерала. Вѣстовой генерала, выяснивъ, что генерала нѣтъ ни въ Галлиполійскомъ собраніи, ни на дому у его хорошихъ знакомыхъ, поставилъ въ извѣстность полицію.

Около 6 1/2 час. прибылъ уполномоченный отъ префектуры и началъ выяснять вопросъ. Начались поиски генерала, и такъ какъ въ первые ча­сы допускалось, что генералъ задержался гдѣ-ни- будь по дѣламъ, или выѣхалъ срочно куда-нибудь въ предмѣстье, или, наконецъ, сталъ жертвой несчастнаго случая на улицѣ, то въ первой стадіи поисковъ, которая заняла остатокъ перваго дня, стремились главнымъ образомъ установить, дѣйствительно-ли на-лицо фактъ исчезновенія, или просто произошла задержка генерала гдѣ-нибудь въ Парижѣ. |

Къ 11-ти часамъ вечера префектура должна была прийти къ убѣжденію, что ген. Кутеповъ исчезъ. Допуская возможность его похищенія большевиками и учитывая, что похитившіе его большевики должны были стремиться вывезти его за-границу, власти по телеграфу дали знать на границы, въ порты и аэропорты. Всѣмъ военнымъ аташэ за-границей были посланы радіограммы. Фотографіи ген. Кутепова были разосланы по всѣмъ пограничнымъ и полицейскимъ инстанціямъ. Такъ закончился первый день.

KOUTEPOV_PLAN_2_0001

KOUTEPOV_PLAN_2_0002





Comments