?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ПОХИЩЕНІЕ ГЕНЕРАЛА А.П. КУТЕПОВА – ЧАСТЬ VI и последняя

Слѣдственные и политическіе матеріалы – Выпускъ 1

Подъ редакціей Б. Бажанова и Н. Алексѣева. Парижъ 1930.


ОБЩЕСТВЕННОЕ МНѢНІЕ

Въ этотъ день негодованіе всей Франціи бы­ло очень остро. Тонъ французскихъ газетъ продолжалъ оставаться очень рѣзкимъ. Все вниманіе прессы было привлечено къ преступленію чекистовъ. Незамѣченными проходили такія важныя событія, какъ разрывъ Мексики съ большевика­ми, или какъ ликвидація диктатуры въ Испаніи.

«Возрожденіе» въ своей передовой отъ 1 фев­раля спрашивало, «когда же обыскъ въ полпредствѣ?». Въ передовой отмѣчалось, что «волна общественнаго негодованія съ каждымъ днемъ вздымается выше и распространяется шире». Пе­редовая чрезвычайно убѣдительно доказывала, что по ходу слѣдствія надо произвести обыскъ въ мѣстѣ, куда сходятся нити преступленія. Тѣмъ, кто, возражая на это говоритъ: «докажите факта­ми, что преступники сидятъ въ полпредствѣ, и то­гда правительство это сдѣлаетъ», передовая ре­зонно возражала: «когда слѣдственныя власти въ любомъ уголовномъ дѣлѣ допрашиваютъ подозрѣваемыхъ лицъ, они ихъ допрашиваютъ для того, чтобы найти преступника, а не потому, что ихъ виновность доказана».

Въ этотъ день въ эмиграціи царили оптимистическія настроенія, такъ какъ широко разошлись слухи о чекистѣ, предавшемъ большевиковъ.

Возмущеніе французскаго общества, наконецъ, вылилось въ манифестацію передъ зданіемъ пол­предства, которая произошла вечеромъ 1 февраля. Полиціей она была разсѣяна и охрана полпредства полиціей была усилена.


ВОСЬМОЙ  ДЕНЬ

2 февраля слѣдствіе въ тупикѣ

Выпущенный наканунѣ на свободу чекистъ Селезневъ долженъ былъ явиться въ воскресенье 2 февраля, въ 3 часа дня, въ редакцію «Возрожденія». Въ назначенное время онъ явился. Произошелъ окончательный разговоръ, въ которомъ кромѣ представителя редакціи принялъ участіе и представитель слѣдственныхъ властей. Къ это­му времени, сообщенныя Селезневымъ свѣдѣнія были провѣрены, и его собеседники указавъ ему, что его попытка сбить съ толку слѣдствіе не удалась, категорически потребовали, что­бы онъ прямо и открыто сообщилъ то, что ему извѣстно насчетъ похищенія генерала. Выяснилось, что такихъ данныхъ у чекиста нѣтъ. Раз­говоръ былъ прекращенъ и полиція снова пригла­сила Селезнева въ префектуру, гдѣ онъ и засѣлъ основательно, такъ какъ, кромѣ нарушенія правилъ о въѣздѣ въ страну, за нимъ числилось большое количество мошенническихъ дѣлъ.

Такимъ образомъ, дезинформаторская попытка большевиковъ была ликвидирована.

Но съ каждымъ часомъ становилось все яснѣе, что слѣдствіе упирается въ тупикъ и не сможетъ изъ него выйти, если не принять какихъ либо рѣшительныхъ мѣръ.

Единственное, что удалось полиціи сдѣлать за этотъ день, это  найти еще одну свидѣтельницу похищенія. Больная, лечившаяся въ клиникѣ, какъ разъ въ воскресенье, получила разрѣшеніе встать и посидѣть у окна. Сидя у окна, она увидѣла два автомобиля, стоявшихъ у входа въ ул. Русслэ, одинъ сѣрый и одинъ красный. Около дверцы сѣраго автомобиля стояло два человѣка; одинъ изъ нихъ былъ высокій, стройный, крѣпкій, уже не молодой. Сѣдые волосы его вискахъ были контрастомъ съ его не старымъ, полнымъ, нѣсколько продолговатымъ лицомъ. Его одежда была, кажет­ся, темнаго цвѣта. На головѣ у него была мягкая фетровая шляпа съ краями, загнутыми кверху. Онъ все время оставался совершенно спокойнымъ. Спутникъ же его, который былъ безъ шляпы и въ пальто болѣе свѣтлаго цвѣта, нѣсколько разъ проявлялъ нетерпѣніе, выходя на ул. Удино и выглядывая в сторону бульвара Инвалидъ. Полицейскаго  свидѣтельница тоже видѣла. Видѣла она так­же и даму въ бежевомъ пальто, и такъ какъ свидѣтельница - портниха, то она дала точное опи­сание этого пальто.                              

Если нужно было еще одно подтвержденіе показаній всѣхъ этихъ свидѣтелей, то оно дано было шоферомъ Гозальцемъ, который 26 января, около 11 -ти часовъ, проѣзжая по ул. Удино, видѣлъ оба стоявшіе здѣсь автомобиля и даже долженъ былъ остановиться изъ за одного изъ нихъ (краснаго такси), мѣшавшаго ему проѣхать. Шоферъ обра­тился къ мнимому полицейскому съ просьбой на­вести порядок, но тотъ ничего не отвѣтилъ.

Энергичное выясненіе физіономіи Чобанъ- Побѣдоносцевой доставило много подозрительныхъ фактовъ. Мужъ ея, шоферъ, оказался возвращенцемъ; и онъ и жена часто получали изъ неизвѣстныхъ источниковъ немалыя суммы. Перваго фев­раля на имя мужа пришло письмо изъ генеральнаго консульства СССР въ Парижѣ. Въ этомъ письмѣ г. Чобанъ (состоявшій, кстати сказать, одно время въ личномъ конвоѣ ген. Шкуро) увѣдомлялся, что его ходатайство о зачисленіи въ граждане СССР отклонено, но можетъ быть возобновлено въ будущемъ году. Письмо послано 29 января се­го года. Все это очень похоже на чекистскій маневръ — желаніе оффиціально отгородиться отъ скомпрометированнаго соучастника.

Ни г. Чобанъ, ни его жена не могли удовлет­ворительно объяснить, гдѣ они провели 26 янва­ря и слѣдующіе дни, и что они дѣлали.

Кромѣ всѣхъ этихъ данныхъ, въ распоряженіи полиціи было еще около 80-ти слѣдовъ, достаточ­но косвенныхъ и легковѣсныхъ. На ихъ провѣрку приходилось тратить очень много времени, а ре­зультаты были ничтожными даже въ случаѣ уда­чи. Слѣдствіе ходило вокругъ да около, не смѣя притронуться къ лицамъ, составлявшимъ штабъ преступной шайки и  находившимся подъ дипло­матической защитой.


ПОЛИТИЧЕСКАЯ  ОБСТАНОВКА

Газета «Либертэ», принявшая вообще самое живое участіе въ разоблаченіи преступниковъ, озаглавила свою передовую 2 февраля такъ: «Гнѣвъ Парижа растетъ и бурлить». Всѣ французскія газеты, по прежнему, выражав негодованіе преступленіемъ агентовъ ГПУ, въ то же время начинаюгъ уже выражать недовольство медленно­стью хода слѣдствія. Появляется извѣстная не­удовлетворенность. Всѣ знаютъ, что преступленіе совершено чекистами. Но въ теченіе 8 дней полиція не можетъ найти никакихъ серьезныхъ слѣдовъ преступниковъ. Французы просто недоволь­ны и разочарованы. Болѣе опытная въ этихъ дѣлахъ эмиграція понимаетъ, что сами же французскія власти фактомъ признанія СССР поставили преступниковъ въ такое положеніе, когда они могутъ смѣяться надъ слѣдствіемъ. Рѣзкое возмуще­ніе овладѣваетъ русскимъ Парижемъ. Эмигрантскія массы требуютъ выхода своему негодованію. Появляется проектъ масовой демонстраиіи передъ совѣтскимъ посольствомъ, горячія головы говорятъ, что было бы неплохо самимъ обыскать полпредство.

Учитывая опасность такихъ выступленій, пере­довая «Возрожденія» отъ 2 февраля призываетъ эмиграцію къ выдержкѣ и спокойствію. Газета отмѣчаетъ законность негодованія эмиграціи, но призываетъ змигрантовъ къ лойяльности по отношенію къ французскимъ властямъ. «Мы продолжаемъ вѣрить, что французскія власти раскроютъ преступленіе и сдѣлаютъ изъ него всѣ политическіе выводы».

Тѣ круги французской общественности, кото­рые раньше своего правительства пришли къ пра­вильному пониманію опасности и отвратительности большевизма, демонстрируютъ свое сочувствіе и уваженіе русской эмиграціи. Характерно съ этой точки зрѣнія происшедшее 2 февраля посѣщеніе Союза Галиполійцевъ парижскимъ депутагомъ Дюма и журналистами Камилломъ Эмаромъ («Либертэ») и Делажемъ («Эко де Пари»).


ИТОГИ ПЕРВЫХЪ ВОСЬМИ ДНЕЙ. ВЫВОДЫ.

Фактическіе итоги слѣдствія

Разсуждая совершенно объективно, слѣдственные итоги первыхъ восьми дней нужно при­знать катастрофически малыми. Единственное, что удалось съ несомнѣнностью установить, это, что фактъ похищенія имѣлъ мѣсто, и въ какой обстановкѣ онъ происходилъ. Установлены примѣты лицъ, принявшихъ участіе въ похищеніи. И это все. Остальное не выходило изъ области гипотезъ, догадокъ, предположеній и слѣдовъ, нужда­ющихся въ провѣркѣ.

Почему генералъ въ день похищенія вернул­ся обратно по ул. Удино? Съ кѣмъ разговаривалъ онъ на бульварѣ Инвалидъ? Кто былъ предателемъ, заманившимъ его въ ловушку? Куда отправились автомобили похитителей? Всѣ эти вопросы къ вечеру 2 февраля еще были совершенно неяс­ны. Установить же въ теченіе цѣлыхъ 8 дней только одинъ фактъ похищенія, — это, строго го­воря, значило дать преступникамъ впередъ цѣлую недѣлю и дать имъ возможность прекрасно скрыть слѣды своего преступленія. Къ тому же полная неясность перспективъ слѣдствія, одинаковая равноцѣнность, или, вѣрнѣе, одинаковая малоцѣнность многочисленыхъ слѣдовъ, бывшихъ въ распоряженіи полиціи, еще болѣе подчеркивали, что дѣла слѣдствія плохи.


ВЫВОДЫ

Но картина первыхъ дней все же позволила сдѣлать очень цѣнные выводы.

Во первыхъ, не было никакихъ сомнѣній въ томъ, что преступленіе совершено большевиками. Послѣдовательно были изучены и отпали возмож­ности поѣздки генерала въ Россію, бѣгство, воз­можности его убійства на личной и корыстной почвѣ. Все - и объектъ преступленія, лидеръ военныхъ антибольшевицкихъ силъ, и обстановка преступленія, свидетельствовавшая объ участіи огромной организаціи, хорошо подготовившей похищеніе и прекрасно скрывшей слѣды, наконецъ, самая форма преступленія, наиболѣе отвѣчающая политическимъ цѣлямъ Москвы, все это не оставляло сомнѣній въ томъ ,что преступленіе совершенно именно чекистами.

Послѣ того, какъ московская пресса прогово­рилась, стали ясны и цѣли болыневиковъ: гене­рала хотѣли вывезти въ Россію. Дѣлали же это для того, чтобы разложить своего самаго опаснаго врага - Обще-Воинскій Союзъ. Когда выяснилось, что похищеніе генерала не достигло цѣли, тогда агентами большевиковъ была произведена энергичная атака съ цѣлью дискре­дитировать верхушку Обще-Воинскаго Союза, до­биться недовѣрія массы членовъ Союза къ его ру­ководству, и хоть этимъ путемъ ослабить Союзъ.

Вся игра большевиковъ здѣсь какъ на ладо­ни.

Еще въ одномъ направленіи проиграли боль­шевики. Сотни змигрантовъ, энергично помогавшихъ слѣдствію, доставили массу указаній, позволившихъ вплотную подойти къ выявленію всей сѣти ГПУ во Франціи. Выяснилось также, что есть на лицо большая организація, созданная ГПУ и смѣнившая пресловутый трестъ. Нити для ея разоблаченія также оказались теперь въ рукахъ лицъ производившихъ слѣдствіе. Мало этого, стало ясно, что преступленіе едва ли будетъ рас­крыто на какомъ-либо другомъ пути: лучшимъ путемъ слѣдствія оказывался этотъ -  разоблачение новаго «треста».

Со стороны чисто слѣдственной основной выводъ былъ тотъ, что слѣдствіе, идя по избранному имъ пути, обычному и привычному для француз­скихъ властей, обречено на неудачу. Этимъ путемъ, путемъ кропотливаго опроса и постепеннаго нанизыванія мелкихъ фактовъ, можно найти мелкаго убійцу, ограбившаго какого нибудь юве­лира. Съ этими методами раскрыть преступленіе огромной мощной организаціи, располагающей милліонными средствами, было невозможно. Бандитъ, убившій съ цѣлью грабежа ювелира, пря­чется гдѣ то тутъ же, самъ скрываетъ слѣды, самъ продаетъ награбленное. Большевицкая меж­дународная организація бандитовъ обладаетъ десятками автомобилей, десятками виллъ и сотнями явочныхъ мѣстъ, огромнымъ и прекрасно налаженнымъ апаратомъ слѣжки. Въ ней одни пре­ступники слѣдятъ, другіе совершаютъ убійства, третьи изготовляютъ фальшивые паспорта, позволяющіе убійцамъ немедленно покинуть стра­ну, гдѣ произошло преступленіе, четвертые сбиваютъ полицію съ толку и проводятъ ложные слѣды, пятые подкупаютъ прессу и дезинформируютъ общественное мнѣніе, шестые, сидя въ Москвѣ, печатаютъ огромныя партіи фальшивыхъ долларовъ и франковъ, которыми оплачивается вся громозд­кая организація преступленія. Наконецъ, штабъ преступниковъ сидитъ въ совѣтскомъ полпредствѣ, пользуясь экстерриторіальностью и дипломатиче­ской неприкосновенностью.

Смѣшно было бы требовать, чтобы полиція смо­гла что нибудь сдѣлать противъ этой могуществен­ной шайки.

Очевидно, слѣдствіе бы могло быстро добиться нужныхъ результатовъ, если бы оно пошло по совсѣмъ другому пути. Извѣстно, какіе сотрудники полпредства и торгпредства составляютъ штабъ чекистской организаціи въ Парижѣ. Нужно было ихъ немедленно арестовать и, приставивши къ носу револьверъ, потребовать немедленнаго раскрытія преступленія (т. е. поступить съ ними такъ, какъ поступаютъ въ Москвѣ чекисты съ тѣми, кто заподозрѣнъ въ какихъ либо антибольшевицкихъ дѣяніяхъ). Но. конечно, о такихъ рѣшительныхъ дѣйствіяхъ со стороны французскихъ властей, о такомъ явномъ нарушеніи деклараціи правъ человѣка и гражданина и мечтать не приходится. Единственное на что можно надѣяться, это на то, что француз­ское общественное мнѣніе пойметъ наконецъ нелѣпость такого положенія, когда международная организація бандитовъ разсматривается, какъ госу­дарство, и ей предоставляютъ всѣ возможности безнаказанно совершать свои преступления на улицахъ Парижа. Лишивъ этихъ господъ дипломати­ческой неприкосновенности, ихъ поставили бы въ положеніе обыкновенной шайки, правда, многочи­сленной, организованной и владѣющей милліонами, но не имѣющей хоть гарантій неприкосновенности.

Ясно, что, если и слѣдуетъ обвинять кого ни­будь въ неудачѣ слѣдствія, то вовсе не полицію.


ПОЛИТИЧЕСКІЕ ИТОГИ ПЕРВЫХЪ ДНЕЙ

Тѣ событія, которыя произошли въ теченіе пер­выхъ восьми дней, можно разсматривать, какъ ог­ромное политическое пораженіе большевиковъ. Та непосредственная цѣль, которой они добивались — разложить Обще-Воинскій Союзъ и эмиграцію — не только не была достигнута, но, наоборотъ, огромное негодованіе и возмущеніе, охватившее эмиграцію, на нѣкоторое время объединило самые трудно-объединимые ея слои. И Обще-Воинскій Союзъ крѣпче сплотился вокругъ своего руковод­ства, проявивши выдержку, дисциплинированность и довѣріе къ своимъ руководителямъ. Здѣсь карта большевиковъ была бита.

Но еще большее пораженіе потерпѣли большевики въ общественномъ мнѣніи Франціи. Привык­ши въ СССР, что человѣческая жизнь ничего не стоитъ, они просто не учитывали европейской психологіи и никакъ не ожидали, что убійство одного человѣка можетъ вызвать такой эффектъ на Западѣ. А эффектъ получился громадный. Въ теченіе нѣсколькихъ дней вся пресса была полна событіемъ. Негодованіе общественнаго мнѣнія Франціи, да и не только одной Франціи, было неподдѣльно. И если въ результатѣ этого преступленія чекистовъ не послѣдовалъ немедленный разрывъ дипломатическихъ сношеній Франтііи съ СССР, то непременно, произошелъ важный сдвигъ, послѣдствія котораго мы еще не разъ будемъ ощущать. Въ томъ общемъ процессѣ проясненія западно-европейскихъ головъ насчетъ большевизма, который про­исходитъ всѣ послѣдніе годы, и которое отрази­лось въ постановленіяхъ парижскаго суда по дѣлу Литвинова и берлинскаго суда по дѣлу грузинскихъ фабрикантовъ червонцевъ, похищеніе генерала Кутепова сыграло свою и немалую роль. Впрочемъ, судя по тому, какъ высоко поднялась волна обще­ственнаго негодованія въ эти первые дни, отъ слѣдующихъ дней можно было ожидать и большаго.

Конецъ Выпуска 1 (Редакція не располагает Выпускомъ 2).

Comments