?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Воспоминания о Императоре Николае II и Царской семье – Анна Самойлович.

     
      Есть воспоминанія о Государѣ Николаѣ II, нигдѣ не записанны
я, которыя когда-нибудь послужатъ дополненіемъ ко всему опублико­ванному о частной жизни Царственныхъ Мучениковъ.

Частная жизнь — лучшая, правдивая характеристика, самый правильный критерій, съ которымъ можно безошибочно подойти къ нравственнымъ качествамъ каждаго. Любовь къ Семьѣ, но домовитая, разумная во всемъ экономія и въ то же время ласковое, привѣтливое стремленіе въ мѣру надобности порадовать человѣка наградой, подаркомъ. Вотъ факты.

Въ Ливадійскомъ Дворцѣ не было драгоценной художествен­ной росписи стѣнъ, какъ напр., во дворцѣ гр. Воронцова. У Вел. Княженъ не было у каждой по отдельной комнатѣ, а были двѣ ком­наты на четырехъ дѣвочекъ, такъ что каждая изъ княженъ имѣла уголокъ съ письменнымъ и туалетнымъ столнкомъ и мраморнымъ умывальникомъ. При Ливадійскомъ Дворцѣ находился починщикъ обуви. На ночь туфельки княженъ выставлялись за двери. Вечеромъ поздно починщикъ набивалъ на каблучки набойки и, если было нужно, дѣлалъ и другую починку, такъ что обувь донашивалась дѣтьми Царя всегда съ починкой. Такъ внѣдрялъ Государь въ воспитаніе своихъ дѣтей скромность и бережливость. Въ Ялтѣ часто мо­жно было встречать милыя, привѣтливыя личики княженъ, одѣтыхъ въ скромныя бѣлыя платьица. Дѣвушки любили ходить пѣшкомъ изъ Ливадіи въ Ялту и, гуляя, заходить въ писчебумажные магазины и въ англійскій — фарфоровый. Здѣсь они покупали мелкія вещицы для себя и, чаще, для подарковъ. Въ своемъ семейномъ быту у Цар­ственной Семьи была, повторяю, во всемъ скромность. «Царскій столъ» въ томъ смыслѣ, въ какомъ его принято представлять, былъ только на торжественныхъ пріемахъ, или въ большія празднества, въ обычное время онъ былъ скроменъ, и «русскость» его доходила до пельменей. Однажды Наслѣдникъ спросилъ одного изъ свитскихъ: «Вы будете сегодня у насъ обѣдать? Сегодня у насъ будетъ на вто­рое индѣйка!» Русскость Царственной Семьи была изумительна. Наслѣдникъ не терпѣлъ иностранныхъ языковъ. Наказаніемъ за шало­сти этого ребенка было — заставить его заучивать французскіе сти­хи. «Я Наслѣдникъ Русскаго Престола и долженъ говорить по-рус­ски», отбиваясь отъ иностранной рѣчи, возражалъ Царственный Ребенокъ.

Скромность. Государыни доходила до смиренія. Въ Ялтѣ памятенъ такой случай. Однажды Императрица изъ Ливадіи отпра­вилась пѣшкомъ въ Ялту. Вдругъ (какъ это часто бываетъ въ Крыму) неожиданно, какъ изъ ведра — ливень. Государыня забѣжала въ пис­чебумажный магазинъ, поставила мокрый зонтикъ къ прилавку и на­чала выбирать писчебумажныя принадлежности. Приказчикъ мага­зина былъ новый, никогда не видѣвшій Государыню. Онъ съ неудовольствіемъ сдѣлалъ замѣчаніе Царицѣ: «Мадамъ, отъ Вашего зон­тика цѣлая лужа. У насъ, вѣдь, говорятъ, и Царица бываетъ и княж­ны», съ гордостью и внушительно повѣствовалъ приказчикъ. «Из­вольте отъ прилавка принять Вашъ зонтикъ». Государыня вѣжливо извинилась и поставила зонтикъ въ уголъ. Въ это время къ магази­ну подкатилъ царскій автомобиль и вбѣжалъ запыхавшійся хозяинъ магазина. Можно себѣ представить состояніе духа бѣднаго приказ­чика, который, ожидая непріятныхъ послѣдствій своей ретивости, чистосердечно разсказалъ все хозяину. Но все обошлось благополуч­но, и Царская Семья по прежнему посѣщала этотъ, лучшій въ Ялтѣ, магазинъ.

Самъ Государь любилъ прогулки въ горы. Особенно любилъ онъ Уранъ-Су. Когда былъ здоровъ Наслѣдникъ, то отецъ нерѣдко бралъ его съ собой. Часть дороги шли пѣшкомъ, часть ѣхали, т. к, мальчикъ былъ слабъ здоровьемъ. Но особенно любилъ Государь въ полномъ уединеніи гулять въ горахъ, подымаясь и опускаясь узень­кими крымскими тропинками. Тогда онъ отдыхалъ, онъ принадлежалъ самому себѣ.

Во время одной изъ такихъ прогулокъ Онъ сбился съ дороги, долго ее искалъ и окончательно заблудился. Ме­жду тѣмъ во Дворцѣ поднялся цѣлый переполохъ. Государь вышелъ изъ дому утромъ, послѣ легкаго завтрака, но прошли уже и обѣденные часы, а Его не было. Въ поиски бросился конвой, казаки, пла­стуны. Государя нашли. Ему подали лошадь. Государь мило шутилъ: «Я пошалилъ, а шалуновъ наказываютъ. Но я уже наказанъ тѣмъ, что всѣ изъ-за меня были въ большой тревогѣ».

Онъ любилъ оста­ваться съ Своей Семьей, когда у Него не было пріема министровъ. Тогда Царская Семья собиралась въ «зеленой комнатѣ», и Государь читалъ вслухъ Пушкина, Лермонтова, или Толстого. Государь съ су­пругой часто навѣщали разбитую параличомъ любимую фрейлину Софью Орбеліани. Царственная Семья свѣтилась приветливостью, она была, какъ свѣтомъ, пронизана ею.

Одна дама, близкая Дворцу, мнѣ разсказывала, что однажды, послѣ перенесенія ею тяжкой бо­лезни и опасной операціи, Государь, радуясь выздоровленію этой дамы, пригласилъ ее къ Высочайшему завтраку. Императрица, вооб­ще слабая здоровьемъ, на этотъ разъ чувствовала себя нездоровою. Къ завтраку вышелъ Государь и еще нѣсколько приглашенныхъ гостей-мущинъ. Моя знакомая въ этомъ обществѣ оказалась единствен­ною дамой. Государь въ роли радушнаго хозяина проситъ гостью къ закусочному столу, изысканно накрытому, уставленному множествомъ закусокъ; Государь повторяетъ приглашеніе гостья смущен­но краснѣетъ. Въ это время солнечнымъ лучомъ впорхнула старшая дочь Государя, Ольга Николаевна и, какъ выражается эта дама: ледъ былъ сломленъ. Обаятельная вел. княжна внесла съ собой теплоту непринужденности и радостнаго настроенія.

Пріѣздъ въ Ялту Ихъ Величествъ былъ школьнымъ праздникомъ въ этомъ городѣ. Учащіеся встречали Высочайшихъ Гостей на молу и въ этотъ день во всѣхъ учебн. зав. города учащимся раздава­лись 11/2 фунтовыя коробки шоколадныхъ конфетъ. Такія же короб­ки учащіеся получали и въ Царскіе дни. Конфеты были съ воронежеской фабрики Принца Ольденбурскаго. Самыя коробки были изу­мительно изящны. Царственная Семья пріѣзжала въ Ялту часто ран­ней весной, къ Пасхѣ. Въ женской гимнаціи отбирали 40 самыхъ лучшихъ учениковъ для поздравленія Государыни съ Праздникомъ. Дѣвочки подходили къ Императрицѣ, цѣловали руку, поздравляя съ праздникомъ, а Она каждую цѣловала, подавая фарфоровую худо­жественно-разрисованную писанку и куличикъ.

Таковы были нравы Церственной Семьи, Мучениковъ Царственныхъ.

Недавно одинъ очень умный и преданный Царственной Семьѣ господинъ сказалъ: «Всѣ мы повинны въ крови этихъ Мучениковъ, всѣ! — Кто подстрекательствомъ, кто — безучастностью къ ихъ судь­бѣ, кто — лѣнью и пассивностью въ дѣлѣ ихъ спасенія» . . . Да, всѣ, всѣ повинны! И справедлива кара Божія на насъ! Искупить нашу вину сможемъ только безкорыстнымъ и беззавѣтно-преданнымъ служеніемъ Тому Новому Хазяину Земли Русской, котораго укажетъ намъ Промыслъ Божій.

Анна Самойловичъ.


Comments