?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

РАСХИЩЕНИЕ РЕЛИКВИЙ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ


ПОСЕВ, № 9 (1084), 3 марта 1967 г.

Приводим новые факты, проливающие свет на причины опубликования в «Литературной газете» от 25 января письма в защиту «реликвий русской куль­туры», подписанного шестью крупными деятелями культуры (см. «Посев» № 6).

Международная аукционная фирма «Кристи» в Лондоне сообщила, что 21 марта состоится первая публичная продажа с молотка по поручению совет­ского правительства «русских произведений искусства» — в том числе картин, античной мебели, ста­ринных золотых, серебряных и фарфоровых изде­лий. Среди уже прибывших в Англию и назначен­ных к распродаже за рубежом произведений искусства находится и изготовленный в 1742 году фар­форовый сервис для парадных приемов на 200 пер­сон, принадлежавший императору Николаю I, — весом около трех тонн. На посуде российские го­сударственные гербы и царские вензеля.

Аукцион 21 марта — лишь первый в целой серии распродаж «реликвий русской культуры», о кото­рых фирма недавно договорилась в Москве.

В Лондоне говорят о массовой распродаже с мо­лотка произведений искусства из СССР — самой большой за все время существования коммунисти­ческого режима. Вслед за представителями фирмы «Кристи» в Москву для переговоров и экспертиз выехала и делегация от второго крупнейшего лон­донского аукциона «Сотби», которая одновременно представляет и интересы американской аукционной фирмы «Парке-Беркет».

Если материал, напечатанный в «Литературной газете» под общим заголовком «Вернуть родине дра­гоценные реликвии русской культуры», предназна­чен для дезинформации российской общественности, то советское посольство в Великобритании, в свою очередь, пытается дезинформировать обществен­ность за рубежом, утверждая, что привезенные в Лондон для распродажи произведения искусства взяты не из музеев. Откуда, в таком случае, они могли бы взяться в нашей стране, как не из музеев, музейных и государственных хранилищ? Ведь сколько-нибудь значительных частных коллекций у нас давно уже нет!

Теперь актуально поставить вопрос и о том, с какой целью коммунистическое руководство продает за границу ценности, принадлежащие народу Рос­сии? Хочет ли оно таким образом пополнить пусту­ющую государственную казну, или партийные главари накапливают валютные резервы за границей для себя лично, чтобы обеспечить себе «сладкую жизнь» после того, как им придется освободить ми­нистерские кресла? Тут не мешает напомнить о просочившихся слухах о том, что Хрущев свои «сбержения» держит в одном из шведских банков.

А вот еще факт, опубликованный финским иллю­стрированным журналом «Тиён ломасса» (№ 8-9, 1906) со слов итальянского портного Анджело Литрико, обслуживавшего Хрущева. Оказывается, Хрущев расплачивался за заказанные костюмы старинными иконами. Всего за работу Литрико получил от Хрущева 60 икон. Последний костюм заказан Хрущевым уже после ухода от власти — за него  итальянец недавно опять получил посылку с иконой и 2-мя килограммами зернистой икры.

В качестве подтверждения, финский журнал опубликовал фотографию помещения, в котором итальянский портной держит полученную от Хрущева коллекцию — на снимке портной с собакой, а за ними стена, вся увешанная древними русскими иконами в массивных серебряных ризах. Откуда, спрашивается, у Хрущева эти иконы? Кто поверит, что это его личная коллекция?

Если в отношении произведений искусства, с лег­кой руки руководства КПСС уплывающих за океан, есть все же надежда, что будущее свободное российское правительство, хотя бы с большим трудом и материальными жертвами, постарается вернуть их на  родину, то значительно хуже обстоит дело с архивами, которые систематически уничтожаются властью для того, чтобы скрыть от народа историческую правду, преступления и банкротство партийной  политики. Так, например, заслуженный деятель нау­ки и техники профессор П. Лукьянов в статье «Свидетель истории» в «Известиях» от 20 января жалуется на то, что архивы старейших промышленных предприятий страны отправляют в утиль-сырье.

Немногим лучше хранят и литературно-исторические архивные документы. В Москве известна история с письмами Н. Н. Пушкиной — жены поэта. Ее переписку потомки сдали в архив. В печати по­явились требования об издании этой переписки. Но тут оказалось, что письма Наталии Пушкиной из архива куда-то пропали (см. «Новый мир» № 11,  1966). Ходят слухи о том, что и они перекочевали за океан: кто-то присвоил их и передал за границу тогда, когда увидел, что им тоже грозит отправка в утиль-сырье.

Продажа и уничтожение культурных ценностей,  принадлежащих народу, не могут расцениваться иначе, как преступление. Теперь уже мало кто сом­невается в том, что рано или поздно, тем или иным  путем, к власти в России придет правительство от­ветственное перед народом. И   тогда держать ответ   придется не только тем, кто санкционировал подобные действия, но и тем, кто поставил свои подписи на актах об уничтожении архивных документов, о списании произведений искусства из музеев, о выдаче их из хранилищ, тем, кто их   пропускал через   таможню, также и тем деятелям   культуры, которые   зная обо всем этом, молчали и не протестовали.

Ю. Васильев


Comments