?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Свидѣтельство очевидцевъ о погребеніи св. праведнаго отца Іоанна Кронштадтскаго.


Въ № 11778 газеты "Новое Время", выходившей въ С.-Петербургѣ, отъ 24-го декабря 1908 года, напечатана замѣчательная статья подъ заглавіемъ: "Мистическая власть" съ двумя подзаголовками: "Историческій день въ жизни Петербурга" и "Погребеніе тѣла о. Іоанна Крон­штадтскаго". Ниже мы приводимъ дословно текстъ этой статьи.            


МИСТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ.

Историческій день въ жизни Петербурга.

Улицы, залитыя несмѣтною толпою, рыданія десятковъ тысячъ, идущихъ за гробомъ женщинъ, чувство глубокаго горя, объединяющее въ одномъ порывѣ скорби чуть не все населеніе столицы. Петербургъ скептическій и невѣрующій, Петербургъ интеллигентный, Петербургъ еврейско-нѣмецкій, подававшій голоса за "кадетовъ", куда-то исчезъ, и вмѣсто него выступилъ въ лицѣ безчисленной толпы, шедшей за гробомъ почившаго пасты­ря, тотъ мистически-религіозный, русскій чернорабочий Петербургъ, который оказывается, къ нашему удивленію, очень похожимъ по своему господствующему настроенію на средневѣковую Москву.

Глядя на это черное, волнующееся море человѣческихъ головъ, какъ-то не вѣрилось, что у насъ была революція, гапоновское 9 января, всеобщая забастовка 1905 года. Еще такъ недавно тѣ же улицы были залиты другою толпой и та же толпа охвачена другимъ настроеніемъ. Все это прошло передъ нашими глазами, все это было, но оно пронеслось такъ безслѣдно, словно ничего не было. Событія недавнихъ лѣтъ стираются тѣмъ, что свершает­ся на глазахъ. Вчерашній день кажется такимъ же далекимъ отъ сегодняшняго, какъ смутное сновидѣніе отъ дѣйствительности. Настроеніе, охватившее столицу, вновь возвратило насъ къ дореволюціонному періоду, къ тревожнымъ днямъ кончины императора Александра III, когда та же толпа была проникнута трепетнымъ ожиданіемъ великаго чуда исцѣленія отъ поѣхавшаго въ Крымъ великаго молитвенника.

Что осталось отъ разъяренной травли, которой пре­давалось имя о. Іоанна во всей лѣвой печати въ "дни свободъ", отъ тѣхъ разоблачительныхъ помой, которыя цѣлыми ушатами обильно лились на его покорно склонен­ную голову? Петербургское простонародіе все же оплакиваетъ въ немъ самого дорогого, близкаго ему человѣка. Всѣ громы печати, всѣ обуревающія насъ идейныя теченія - мелкія бури въ стаканѣ воды, нисколько не волнующія океана народнаго. Только въ такія минуты ося­зательно чувствуешь всю призрачность интеллигентнаго руководительства, все безвластіе интеллигентнаго слоя, все безсиліе оторванной отъ народа мысли. Она бурлитъ на поверхности и не проникаетъ вглубь народной души, въ таинственныя и недоступныя для насъ нѣдра народнаго сознанія. Своей простой и дѣтской душой о. Іоаннъ былъ ближе къ народу, чѣмъ великій мудрецъ Левъ Толстой.

Подвижникъ и молитвенникъ понятнѣе сѣрой рус­ской толпѣ, чѣмъ всемірный геній. У почившаго о. Іоанна былъ одинъ только даръ - даръ искрен­ней и горячей молитвы, но этотъ даръ русскій народъ оцѣнилъ выше всего, что можетъ дать озареніе мысли и самое геніальное, художественное, нравственное и политическое творчество. Не ясно ли, что нашъ народъ - по самой природѣ своей - глубокій мистикъ? Къ рѣшенію всѣхъ задачъ и вопросовъ въ жизни онъ пойдетъ своими собственными мистическими путя­ми. Все наше раціоналистическое міровоззрѣніе, рацио­налистическая литература, рационалистическая политика - внѣ его. Желая осчастливить русскій народъ, она оста­ется чуждой методамъ его пониманія и потому совершен­но безвластной надъ его волей. Вотъ гдѣ разгадка поражающаго умъ безсилія мудрецовъ передъ простаками и книжниковъ передъ скромными рыбарями.

К-ій.


Погребеніе тѣла о. Іоанна Кронштадтскаго.

Вечеромъ 22 декабря ровно въ 8 часовъ траурная процессія прибыла съ Балтійскаго вокзала къ монастырскимъ воротамъ и, встрѣченная духовенствомъ, вошла въ Іоанновскій монастырь. Снятый съ колесницы гробъ по­ставили въ церкви на катафалкъ, гдѣ лежалъ громадный круглый вѣнокъ изъ роскошныхъ бѣлыхъ хризантемъ. За­упокойную всенощную, или "Парастасъ" служилъ епископъ Архангельскій Михей. Вслѣдствіе принятыхъ полиціей чрезвычайныхъ мѣръ въ церкви было сравнительно немного народа, но и порядка въ ней также не наблю­далось, особенно во время прощанія. Многихъ усилій сто­ило водворить хоть какую-нибудь очередь среди столпив­шейся у гроба толпы. Лишь въ часъ ночи народъ немно­го утихъ, и 200 монахинямъ удалось попрощаться со своимъ печальникомъ-покровителемъ. До поздней ночи тол­пился народъ по набережной Карповки и смежнымъ улицамъ, входъ въ который охранялся усиленными полицей­скими нарядами.

Рано утромъ 23 декабря въ монастырскую церковь собрались, во главѣ съ митрополитомъ Антоніемъ, члены Святѣйшаго Синода, архіепископъ финляндскій Сергій, епископъ архангельскій Михей, епископъ Гдовскій Кириллъ, ректоръ духовной академіи архимандритъ Ѳеофанъ, ректоръ семинаріи архимандритъ Веніаминъ, ар­химандриты Александро-Невской Лавры Макарій и Софроній, митрофорные протоіереи Дерновъ, Орнатскій и Ставровскій, предсѣдатель епархіальнаго съѣзда прот. Ивановъ, помощникъ его прот. Рахманинъ и много другихъ видныхъ представителей столичнаго духовенства.

Въ отпѣваніи приняло участіе до 60 архипастырей и священнослужителей, а всего въ церкви находилось около 120 однихъ только священниковъ.

Отпѣваніе о. Іоанна совершено сряду послѣ литургіи. Въ чинѣ отпѣванія священниковъ есть очень трога­тельныя молитвы. Нѣкоторыя изъ нихъ, какъ нельзя больше, подходятъ къ тому, кого сегодня хоронили.

"Въ вѣрѣ, и надеждѣ, и любви, и кротости, и чистотѣ, и въ священническомъ достоинствѣ благочестно пожилъ еси, приснопамятне". Развѣ эти слова нельзя всецѣло примѣнить къ о. Іоанну Кронштадтскому?

Первымъ далъ послѣднее цѣлованіе митрополитъ Ан­тоній. Поцѣловавъ руку усопшаго, онъ вложилъ въ эту руку разрѣшительную грамату съ троекратнымъ благословеніемъ. Затѣмъ съ о. Іоанномъ простились остальные пастыри, духовенство и молящіеся. Гробъ понесли въ нижній придѣлъ церкви, въ склепъ. Послѣ литіи духо­венствомъ пропѣта "Вѣчная память". Желтый дубовый гробъ, внутри металлическій, запаяли, посыпали землей и опустили въ склепъ у праваго клироса, глубиной лишь около 1-го аршина. Землю эту тутъ же, разобрали при­сутствующее. Временно склепъ закрыли желѣзной пли­той. Къ тремъ часамъ дня погребеніе было закончено.

А-ъ Ш-ъ.


«Православная Русь», № 19, 1975 г.

Comments