?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Кому изъ людей на землѣ было первое явленіе воскресшаго Господа?


Кому изъ людей было первое явленіе воскресшаго Спасителя міра? Чьи бы­ли тѣ блаженныя очи, которыя прежде всѣхъ узрѣли Царя-Христа во славѣ вос­кресения? Св. апостолъ и евангелистъ Маркъ о явленіи Господа тотчасъ по Своемъ воскресеніи говорилъ слѣдующее: «Воскресъ же Іисусъ заутра въ первую суббо­ту явися прежде Маріи Магдалинѣ» (Марк. 16, 9). Отсюда толкователи св. Писанія думаютъ, что первое явленіе воскресшаго Господа было Маріи Магдалинѣ. Но церковно-богослужебныя книги православ­ной Церкви указуютъ, что Пресвятая Дѣва Марія, Матерь Господа, прежде всѣхъ узрѣла воскресшаго Господа. Въ богослуженіи Недѣли женъ мѵроносицъ, Цер­ковь, обращаясь къ Богоматери, воспѣваетъ: Воскресшаго видѣвши Сына Твоего и Бога, радуйся со апостолы, благодатная, чистая; и еже радуйся первѣе, яко всѣхъ радости виновнаго воспріяла еси, Богомати всенепорочная.

Далѣе, начиная съ перваго дня Пасхи и до самого отданія свѣтлаго праздника, въ продолженіе 6 недѣль, мы постоянно слышимъ торжественную пѣснь Пресвятой Дѣвѣ: Ангелъ вопіяше Благодатнѣй, чис­тая Дѣво радуйся, и паки реку: радуйся, Твой Сынъ воскресе тридневенъ отъ гро­ба... Изъ сихъ пѣсней нельзя не видѣть, что Богоматерь первая услышала отъ ангеловъ благовѣстіе о воскресеніи Господа, такъ и первая увидѣла Сына Своего во славѣ воскресенія. При этомъ достойно особеннаго нашего вниманія ученіе св. Церкви о томъ же, прямо и ясно выражен­ное въ Синаксарѣ во святую и великую Пасху. И первѣе убо, - говорится здѣсь, - воскресеніе Божіей Матери познаваемо бываетъ, прямо сѣдящей гроба (т.е. напротивъ - ред.) съ Магдалиною, якоже глаголетъ Матѳей. Свят. Димитрій Ростовскій, описывая жизнь Маріи Магдали­ны, также замѣчаетъ, что первое явленіе воскресшаго Господа было Пресвятой Дѣвѣ: «Отъ Господа столь бяше любима, - пишетъ онъ о Магдалинѣ, - яко первѣе всѣхъ, по пречистой Матери Сво­ей, Господь Своимъ по воскресеніи явленіемъ почти ю» (Чет. Мин. 22).

Ученіе св. Церкви о явленіи воскрес­шаго Господа прежде всѣхъ Богоматери согласно и со св. Писаніемъ, въ частности съ повѣствованіемъ евангелистовъ о воскресеніи Христа.


1. Со времени страданій Христовыхъ почти до самаго сошествія Святого Духа на апостоловъ, въ Евангеліи не упомина­ются прямо ни имя, ни дѣянія Богоматери (Іоан. 19, 25-27; Дѣян. 1, 11-14). Видимъ изъ сказаній евангелистовъ, что все не­большое общество учениковъ Спасителя находится въ сильномъ движеніи: женщи­ны, апостолы ходятъ и спѣшатъ отъ одно­го мѣста къ другому; встрѣчаются тамъ и индѣ, разсказываютъ, совѣщаются, недоумѣваютъ, и колеблются, удостовѣряются и снова требуютъ удостовѣреній. Самъ Господь является Своимъ послѣдователямъ, то по одиночкѣ, то совокупно; удостовѣряетъ въ истинѣ Своего воскресенія отверзаніемъ духовныхъ очей недогадливымъ, позволеніемъ осязать Себя недовѣрчивымъ, вкушеніемъ пищи предъ учениками, изъясненіемъ пророчествъ о Своемъ лицѣ. Словомъ, всѣ принимаютъ участіе въ великомъ событіи; но Та, Кото­рая по естественному порядку должна бы­ла первая принимать самое живое участіе въ окружающихъ ея обстоятельствахъ, ос­тается незамѣтною въ такое время, когда сердце Ея, при распятіи Сына, пронзенное оружіемъ, о которомъ предсказалъ Ей Богопріимецъ, должно было исполниться чистѣйшею радостію, столь необходимою въ Ея настоящемъ скорбномъ положеніи. Что это значитъ? Неужели въ самомъ дѣлѣ Пресвятая Дѣва не принимала ника­кого участія въ событіяхъ, сопровождавшихъ воскресеніе Сына и Бога Своего? Нѣтъ, этого немогло быть. Почему же евангелисты прямо не упоминаютъ о Ней? По двумъ весьма естественнымъ причи­нами. Во-первыхъ, участіе Пресвятой Дѣвы, какъ Матери, въ событіяхъ воскресенія было такъ непосредственно, находи­лось въ такой тѣсной связи съ сущностію обстоятельствъ, что о немъ, какъ о дѣлѣ самомъ обыкновенномъ и естественномъ, не было нужды и упоминать. Другую при­чину молчанія, также весьма естественную, указываетъ Синаксарь; свидѣтельство Матери о воскресеніи Сына, по родственному союзу Ея съ Нимъ, не только не доказывало бы истины этого событія, но еще могло подвергнуть его сомнѣнію. Но да не сомнило бы ся воскресеніе, за еже къ Матери присвоенія (родства), евангелисты глаголютъ: первѣе является Маріи Магдалинѣ. Достойно замѣчанія, что евангелис­ты во всѣхъ случаяхъ, гдѣ только открыва­ется не необходимость говорить о родственникахъ Спасителя, выражаются съ осо­бенною осторожностію, исключающею всякія возраженія.

Итакъ, молчаніе евангелистовъ (если бы они и въ самомъ дѣлѣ молчали), не есть доказательство отсутствія Богоматери въ числѣ лицъ, которымъ Господь благоволилъ явить Себя по воскресеніи. Теперь, разсмотримъ вопросъ, есть ли основаніе полагать, что Пресвятая Дѣва была при гробѣ Господа въ свѣтоносное утро Его воскресенія? Для этого надобно знать, гдѣ оставалась Богоматерь послѣ погребенія Спасителя, съ кѣмъ провела день и ночь той субботы, которая протекла между погребеніемъ и воскресеніемъ?


2. Іоаннъ Богословъ повѣствуетъ, что при крестѣ Іисусовѣ стояли - Мати Его, и сестра Матери Его, Марія Клеопова, и Марія Магдалина; стоялъ и самъ Іоаннъ Богословъ (Іоан. 19, 25-27). Естественно, что эти лица оставались на Голгоѳѣ до снятія тѣла Спасителя со креста; глубокая преданность, чувство дружбы и родства къ опочившему другу и Господу, безъ сомнѣнія, не позволяли имъ удаляться прежде времени. Св. апостолъ и евангелистъ Маркъ прибавляетъ, что Марія Магдалина и Марія Іосіева оставались при Спасителѣ до конца погребенія и примѣчали, гдѣ положатъ тѣло Его «зрястѣ, гдѣ Его полагаху» (Марк. 15,47). Св. евангелистъ Матвей свидѣтельствуетъ, что двѣ Маріи, изъ которыхъ одна была неотступно усердная Магдалина, - и по окончаніи погребенія еще оставались на нѣсколько времени близъ гроба: «сѣдяще прямо гроба» (Матѳ. 27, 61). Если чужія женщины не оставляли Спасова тѣла до послѣдней возможности, могли ли оставить оное Матерь и возлюб­ленный ученикъ Господа? Нѣтъ, они всѣ оставались въ вертоградѣ до той минуты, когда все уже кончилось, и всѣ присутствовавшіе разошлись, ушелъ даже Іосифъ Аримаѳейскій (Матѳ. 27, 60). Но погре­беніе кончилось очень поздно, день бѣ пятокъ, и суббота свѣташе, замѣчаетъ еван­гелистъ Лука, т.е. наступала суббота - день великій (Іоан. 19, 31) по стеченію двухъ праздниковъ - дня субботняго и опрѣсночнаго, когда уже нельзя было, по закону, оставаться іудеямъ внѣ домовъ своихъ. Должно было покинуть свѣтоносный гробъ Господень до той поры, пока минуетъ суббота. Краткость времени, страхъ къ врагамъ Христовымъ, строгость законовъ о субботѣ, еще болѣе усиливае­мая строгостію фарисейскихъ обычаевъ, общая скорбь объ одномъ предметѣ, естественно не дозволяли друзьямъ Христо­вымъ разлучаться между собою. Слѣдовательно, если Богоматерь была вмѣстѣ съ другими при крестѣ и при погребеніи; то вмѣстѣ съ другими же необходимо должна была возвратиться въ Іерусалимъ и, вѣроятно, оставалась въ домѣ апостола Іоанна съ мѵроносицами.

3. Когда минула суббота, въ которую усердныя мѵроносицы принуждены были молчать, т.е. не предпринимать никакихъ важныхъ занятій по заповѣди; когда на­ступила желанная минута, въ которую можно было посѣтить гробъ Господень, и когда Магдалина и прочія жены въ глубо­кое утро собирались въ путь, - могла ли не сопутствовать имъ Пресвятая Дѣва - Матерь Господа? Не могла - по чувству, необходимо обязана была по закону и обычаю. Мѵроносицы пошли къ гробу до­кончить, по недостатку времени, не окон­ченный, какъ замѣчаетъ Синаксарь въ недѣлю Мѵроносицъ - обрядъ погребенія Спасителя, «спѣшили оскудное за скорость времене тогда навершити», т.е. спѣшили исполнить долгъ свой къ Умер­шему. Но обязанности къ умершимъ пре­имущественно лежали на живыхъ родственникахъ скончавшагося; весь обрядъ погребенія прежде и паче всѣхъ должны были совершать родные и близкіе. Слѣдовательно, Пресвятая Дѣва, какъ Матерь почившаго Сына Своего, необходимо, по требованію закона и обычая, обязана была присутствовать при погребальномъ обрядѣ, который готовились довершить мѵроносицы.

4.   Она дѣйствительно и присутствова­ла. Синаксарь въ недѣлю Пасхи, повѣствуя, что Господь, по воскресеніи Своемъ, прежде всѣхъ явился Пречистой Матери Своей, ссылается на писаніе евангелиста Матѳея: якоже глаголетъ Матѳей. Что говоритъ Матѳей? Въ одномъ мѣстѣ читаемъ: бѣ ту же (при погребеніи) Марія Маг­далина, и другая Марія, сѣдяще прямо гроба (Матѳ. 27, 61); въ другомъ; пріиде (въ глубокое утро воскресенія Христова) Марія Магдалина, и другая Марія, видѣти гробъ (Матѳ. 28, 1). Какое лицо скрывает­ся здѣсь подъ выраженіемъ: другая Марія? Синаксарь узнаетъ въ немъ Пресвятую Дѣву Марію, Матерь Господа, - что весь­ма естественно и болѣе чѣмъ вѣроятно.

Ибо: а) если бы это была не Она, то евангелистъ, вмѣсто неопредѣленнаго - другая, - сказалъ бы, какая именно Марія, во-первыхъ, потому, что здѣсь же, говоря о двухъ Маріяхъ, одну прямо назвалъ Магдалиною, во-вторыхъ, потому, что, недавно, повѣствуя о распятіи Госпо­да и исчисляя присутствовавшихъ при ономъ святыхъ женъ, св. повѣствователь означилъ каждую изъ нихъ собственнымъ прозваніемъ: бяху же ту, говоритъ, и жены мнози... въ нихъ же бѣ Марія Магдалина, и Марія Іакова, и Іосіи мати, и мати сыну Зеведеову, т.е. Саломія (Матѳ. 27, 55, 56). Выразившись опредѣленно въ одномъ мѣстѣ, евангелистъ и въ другомъ мѣстѣ, при однихъ и тѣхъ же обстоятельствахъ, выразился бы также опредѣленно, если бы не имѣлъ намѣренія сказать нѣчто особен­ное;

б) прочіе евангелисты, говоря о мѵроносицахъ въ утро воскресенія, называютъ ихъ собственными именами и прозваніями, Маркъ именуетъ Марію Магдалину, Марію Іаковлю и Саломію (Марк. 16, 1); Лука присовокупляетъ къ нимъ Іоанну, жену Хузаню; Марія Клеопова поименова­на у Іоанна Богослова - стоявшею при крестѣ. Когда же евангелистъ Матѳей вмѣсто опредѣленнаго названія употребляетъ неопредѣленное - другая Марія; то ясно, что онъ имѣетъ въ виду отличить эту Марію отъ всѣхъ прочихъ извѣстныхъ Марій и указать именно на ту, которую христіане могли узнать и безъ прямого названія, и которой враги христіанства не должны были знать. «Пришла Марія Маг­далина, и другая Марія, - у насъ всѣмъ извѣстно, Кто была Она, - Матерь Госпо­да», — таковъ можетъ быть прямой смыслъ сказанія евангелиста Матѳея. Прибавимъ къ этому, что и у евангелиста Луки подъ неопредѣленными выраженіями о женахъ: и другія съ ними, и прочія съ ни­ми (Лук. 24, 1, 10), безъ сомнѣнія скрыва­ется лицо Пресвятой Дѣвы;

в) прикровенный способъ выраженія весьма употребителенъ у евангелистовъ, гдѣ того требуютъ обстоятельства. Такъ, у самого евангелиста Матѳея находимъ: «идите во градъ ко онсицѣ» - къ такому- то (Матѳ. 26, 18). Евангелистъ зналъ имя того человѣка, потому что самъ былъ въ его домѣ на тайной вечери, но выразился о немъ прикровенно: къ такому-то. Повѣствуя объ ученикѣ, урѣзавшемъ ухо рабу архіереову, онъ говоритъ, что «единъ отъ сущихъ со Іисусомъ, простеръ руку, извлече ножъ свой» (Матѳ. 26, 51); но онъ совер­шенно зналъ, что сей единъ отъ сущихъ былъ именно св. апостолъ Петръ (Іоан. 18, 10). Св. Іоаннъ Богословъ, говоря о себѣ, постоянно употребляетъ выраженія неопредѣленныя: другой ученикъ, ученикъ той (Іоан. 18, 15) къ другому ученику его же любляше (Іоан. 19, 26; 20, 2-4, 8);

г) прибавимъ еще одно обстоятельст­во: всѣ евангелисты единогласно свидѣтельствуютъ о Маріи Магдалинѣ, что она была первая изъ мѵроносицъ по усердію, какъ бы начальница и предводительница прочихъ женъ въ свѣтоносное утро воскресенія Христова. При этомъ всѣ преданія восточныя и западныя единодушно утверждаютъ, что со времени креста та-же Магдалина сдѣлалась неразлучною спут­ницею, подругою и собесѣдницею Пресвя­той Дѣвы Маріи. Отсюда естественно за­ключить, что когда Магдалина собиралась ко гробу, то Пресвятая Дѣва не захотѣла бы отстать отъ нея; пошла посмотрѣть гробъ и бездыханное тѣло Умершаго, но увидѣла Воскресшаго.

«Воскресшаго видѣвши Сына Твоего и Бога, радуйся со апостолы, Благодатная, чистая: и еже радуйся первѣе, яко всѣхъ радости виновнаго воспріяла еси, Богомати Всенепорочная».

(Изданіе Русскаго Ильинскаго скита на Аѳонѣ №25, 1896 г.)

Comments