?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Память сщмч. Гермогена, Патриарха Московского и всея Руси чудотворца – Часть ІІ


    Патриарх Гермоген пытался удержать бояр и народ от этого беззакония. Он плакал и умолял их, защищая Шуйского. Но на этот раз верх одержали бояре. После свержения с престола Василия Шуйского власть перешла к Боярской думе, где председательствовал князь Феодор Мстиславский. Он, ради установления польских шляхетских вольностей, стоял за избрание Царем польского королевича Владислава. Патриарх же хотел русского Царя и указывал на древний боярский род Романовых. Из любимых народом братьев Романовых Царем мог бы быть избран Иван Никитич. Но не его назвал Патриарх Гермоген, а юного Михаила Феодоровича, племянника первой супруги Иоанна Грозного Анастасии.

    Бояре отправили к Патриарху выборных с просьбой благословить заключенный ими договор с Жолкевским по поводу приглашения на престол королевича Владислава, предлагая компромисс и обещая, что тот искренне готов перейти в Православие. «Если в намерении вашем,– ответил он им, – нет лукавства, и вы не помышляете нарушить православную веру и привести в разорение Московское государство, то пребудет на вас благословение всего собора четырех Патриархов и нашего смирения, а иначе – пусть ляжет на вас клятва от всех четырех православных Патриархов и от нашего смирения, и вы будете лишены милости Бога и Пресвятыя Богородицы и примете месть от Бога наравне с еретиками и богоотступниками».

    Началась присяга королевичу Владиславу. Во все города были разосланы грамоты, чтобы и там принимали присягу. Но скорбен был Патриарх Гермоген, предвидя, что не остановит это смуту. Старец «плакался пред всем народом и просил молить Бога, чтобы Он воздвиг Царя русского». Вскоре обнаружилось, что не напрасно скорбел Святейший Гермоген. Выяснилось, что король Сигизмунд сам хочет царствовать на Руси, а якобы готовый стать "православным" королевич выставлялся лишь для отвода глаз. Королевич, по словам Сигизмунда, молод: где же ему управиться?.. Вот когда станет постарше, тогда и может занять престол Московских Царей, а пока отец будет царствовать...

    Жолкевский начал вести переговоры с боярами о том, чтобы впустить польские войска в Москву, для охраны столицы от шаек тушинского вора. Первосвятитель воспротивился этому. «Дело твое, Святейший,– сказал ему на это один из бояр,– смотреть за церковными делами, а в мирские не следует тебе вмешиваться. Исстари так ведется, что не попы управляют государством». Сторонников Патриарха по приказу бояр стали сажать в тюрьму и подвергать преследованиям.

    Поляки с помощью бояр-предателей заняли Москву. Народ роптал. Зная влияние Патриарха на народ, оккупанты старались привлечь Святителя на свою сторону, но безуспешно: Святейший Гермоген прекрасно понимал, кто враги Русской земли, и сказал, что другого исхода нет, как только собрать всенародное ополчение, которое освободит Москву и все государство от поляков, а затем избрать Царя. Народ согласился с Патриархом. Святитель начал писать грамоты, призывая русские города ополчиться для избавления святой Руси от бед.

    К Москве стягивались отряды под начальством рязанского воеводы Прокопия Ляпунова. Калужане шли под начальством князя Дмитрия Трубецкого. К ним присоединился атаман Заруцкий с казаками. К Патриарху приезжали послы из городов. Русская земля теперь никого не хотела слушать, кроме своего первосвятителя. Масса ополченцев, шедших «умереть за святые Божии церкви и за веру христианскую», испугала оккупантов. Они приставили стражу к Патриарху. Лишь изредка ему удавалось поговорить с русскими людьми, которые со всех сторон приходили к Москве, чтобы получить благословение от великого печальника родной страны. «Памятуя Бога и Пречистую Богородицу, и московских чудотворцев, стойте все заодно против ваших врагов», – передавал он ополченцам.

    Города начали пересылать друг другу патриаршии грамоты с призывом восстать за спасение родной земли. После взятия Патриарха под стражу Троице-Сергиева Лавра стала во главе сопротивления. Настоятель ее, архимандрит Дионисий, ранее был игуменом Старицкого монастыря, где он покоил сосланного Патриарха Иова. Он был другом Патриарха Гермогена и благожелательным советником и защитником царя Василия Шуйского. С момента заключения под арест Гермогена, Дионисий вместе с Авраамием Палицыным рассылали во все стороны одно за другим воззвания, высоко патриотические и трогательные. В них описывалась несчастная судьба первопрестольной Москвы, неволя Патриарха, призывались русские люди восстать на врагов за веру и отечество.

    К Пасхе 1611 г. у Москвы собралось около 100 000 ополченцев. Опасаясь народного возмущения, начальник польского гарнизона Гонсевский освободил Гермогена на один день – в Вербное воскресенье – совершить обряд шествия на осляти. Но при этом угрожал смертью, если Патриарх не прикажет ополчению уйти. «Вы мне обещаете злую смерть,– спокойно отвечал Святитель,– а я надеюсь через нее получить венец и давно желаю пострадать за правду». Тогда поляки бросили Патриарха в подземелье Чудова монастыря, держали его впроголодь и объявили его лишенным патриаршего сана.
   
На Страстной неделе поляки подожгли Москву, а сами заперлись в Кремле. Они умерли бы голодной смертью, да, на их счастье, между ополченскими воеводами происходили раздоры. Отважный и честный Ляпунов был убит, ополчение расстроилось. В это же время польский король взял Смоленск с помощью изменника, а шведы заняли Новгород. Казалось, пришел конец Русской земле. Помощи неоткуда было ожидать. К тому же атаман Заруцкий попытался воцарить сына Марины Мнишек и тушинского вора.

    Тогда в последний раз Патриарх Гермоген из своего заточения возвысил властный голос. 5 августа 1611 г. в Кремль тайно пробрался свияженин Родион, через которого Святитель передал наскоро составленную свою последнюю грамоту в Нижний Новгород. В этой грамоте великий старец посылал всем восставшим за Родину благословение и разрешение в сем веке и в будущем за то, что они стоят за веру твердо. «А Маринкина сына не принимайте на царство: я не благословляю. Везде говорите моим именем!» – поучал Патриарх.

    Эта последняя грамота носителя русской духовной власти совершила великое дело. Когда она была получена в Нижнем Новгороде, то староста Козьма Захарьевич Минин-Сухорукий воззвал к народу: ничего не щадить для спасения Отечества. И снова выросло ополчение. Составлялось оно всю зиму на севере, а также в Поволжье и на Оке, а весною 1612 г. пошло к Москве под начальством доблестного воеводы князя Пожарского и великого гражданина Минина. Из Казани прибыла к войскам копия иконы явленной чудотворной Казанской Божией Матери. 22 октября 1612 г. русские войска овладели Китай-городом. Осажденный Кремль после этого сдался. Москва была освобождена. С тех пор появился русский праздник иконе Казанской Божией Матери 22 октября.


HERMOGENE_POJARSKY_Drapeau
Стяг князя Д.М. Пожарского

    А затем на Земском Соборе 1613 г. было восстановлено и самодержавие с новой династией Романовых, и русский служебный строй жизни. Это была великая победа Патриарха Гермогена над смутой – прежде всего в умах и душах всех сословий русского народа. Носитель русской духовной власти с честью выполнил свою водительскую миссию, возлагаемую Богом на первоиерарха.

    Но сам Святитель до этого победного дня не дожил. Он мученически принял смерть в заключении 17 февраля 1612 г., исполнив до конца свой долг духовного вождя. В 1913 г., в трехсотлетие Дома Романовых, Патриарх Гермоген был по почину Государя Николая II прославлен в лике святых. К его святым молитвам всегда прибегали и будут прибегать русские люди для обретения силы в дни смут и невзгод. Как заждался сейчас русский народ нового Гермогена!..

(По книге "Великий печальник за Родину Патриарх Гермоген". М., 1912 )

Календарь "Святая Русь"
17.02.1612 (2.03)

http://www.rusidea.org/?a=25030202



Comments