?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Cвидѣтельства о Воскресеніи Христовомъ - Академикъ А.И. Бѣлецкій

     

      Александръ Ивановичъ Бѣлецкій (1884-1961 гг.) выдающійся украинский литературовѣдъ, авторъ многочисленныхъ работъ по исторіи и теоріи всемірной литературы. Онъ имѣлъ богатый послуж­ной списокъ научный званій и должностей на этомъ поприщѣ: дѣйствительный членъ Академіи наукъ УССР, членъ-корреспондентъ Академіи наукъ СССР, заслуженный дѣятель науки УССР. Директоръ института украинской литературы имени Т.Г. Шевченко, профессоръ Кіевскаго университета.

Въ отличіе отъ многихъ своихъ коллегъ по академіямъ наукъ СССР и УССР — малограмотныхъ номенклатурныхъ выдвиженцевъ, академикъ А. И. Бѣлецкій обладалъ съ дореволюціонныхъ лѣтъ под­линными знаніями на поприщѣ литературовѣдѣнія, отчего онъ былъ надежнымъ экспертомъ въ своей области и использовался въ этомъ качествѣ высшими партійными руководителями страны, вплоть до ЦК КПСС и ЦК УПУ. Именно глубокое знаніе памятниковъ литера­туры сдѣлало изъ академика Бѣлецкаго глубоко вѣрующаго православнаго человѣка, при чемъ не просто частнаго вѣрующаго, а прямаго апологета Писаній Библіи.

Апологетическая убѣжденность его сформировалась въ 20-е годы подъ вліяніемъ выдающихся учителей и вѣрующихъ академиковъ въ области литературовѣдѣнія — ленинградскихъ: Тарле, Ростовцева, Корѣева, Успенскаго и члена-корреспондента Академіи наукъ Гревса; Харьковскихъ знатоковъ античности В. П. Бузескула и Пѣтушина; московскихъ: Грекова, Граціанскаго, Готье и члена-корреспондента Академіи наукъ Егорова; одесскаго профессора Нарчека и днѣпропетровскаго профессора Пархоменко. Всѣ эти россійскіе и украинскіе академики, члены-корреспонденты и профессора участвовали на глазахъ у Бѣлецкаго въ открытыхъ дискуссіяхъ съ членами Союза безбожниковъ, проводимыхъ въ странѣ по указанію Луначарскаго, и все­гда въ нихъ побѣждали. При этомъ наиболѣе отличался академикъ Пѣтушинъ, который въ своихъ диспутахъ использовалъ 230 литературныхъ римскихъ свидѣтельствъ воскресенія Господа нашего Іисуса Христа.                                          

Лично зналъ академикъ Бѣлецкій и всѣхъ ведущихъ антирелигіозниковъ совѣтскаго времени, на сочиненія которыхъ ему посто­янно приходилось писать критическія рецензіи, и онъ былъ очень низкаго мнѣнія объ уровнѣ ихъ литературныхъ познаній. Среди этихъ его знакомыхъ подобнаго рода имъ отмѣчены Ярославскій (Губельманъ), Румянцевъ (Шнейдеръ), Кандидовъ (Фридманъ), Захаровъ (Эдельштейнъ), Степановы (Раковичъ, Шахновичъ и Скворцовъ), Рожицынъ, Ленцманъ, Скрыпниченко, Дулуманъ, Синько, Аверкіевъ, Гришинъ, Колесниковъ и другіе охарактеризованные имъ какъ «полнѣйшіе неучи и мелкіе жулики отъ литературы, шарлатаны».

Разсказывая о своемъ пути къ Богу, академикъ Бѣлецкій прежде всего говорилъ о тѣхъ затрудненіяхъ, которыя преодолѣли для себя его духовные учителя-академики, прежде всего наиболѣе близкій ему членъ многихъ научныхъ академій міра Бузескулъ: «Въ свое время онъ, по собственному признанію, относился скептически къ евангельскимъ повѣствованіямъ и былъ полонъ сомнѣній, но, впослѣдствіи, по мѣрѣ углубленнаго изученія историческихъ источниковъ, и, осо­бенно, подъ вліяніемъ сдѣланныхъ открытій, онъ убѣдился въ истин­ности Воскресенія Христова и этому убѣжденію остался вѣренъ, не находя основаній измѣнить его. Воскресеніе Христа — основное, важнѣйшее событіе, послѣ которого все остальное въ религіи имѣетъ лишь второстепенное значеніе. Въ самомъ дѣлѣ, — разъ Христосъ воскресъ, — значитъ Онъ Богъ! Для каждаго, сколько-нибудь свѣдущаго историка, въ настоящее время фактъ Воскресенія является уже совершенно неоспоримыми. Не только крупные, но просто добросовѣстные историки не выражаютъ ни малѣйшаго сомнѣнія по этому поводу, хотя передъ тѣмъ историческая наука, въ свое время, прошла въ данной области путь большихъ колебаній. Сомнѣнія въ Воскресеніи были окончательно разсѣяны рядомъ важнѣйшихъ находокъ. Такихъ находокъ было много. Первыя изъ нихъ относятся еще къ XIX столѣтію, послѣднія - почти къ нашимъ днямъ» (писалось въ 1960 г., когда были открыты «рукописи Мертваго моря»).

Далѣе коснемся тѣхъ конкретныхъ свидѣтельствъ античныхъ писателей, современниковъ Христа, которыхъ цитируетъ академикъ Бѣлецкій въ доказательство подлинности Его Воскресенія и во опроверженіе измышленій по сему поводу совѣтскихъ атеистовъ. Во-первыхъ онъ останавливается на свидѣтельствѣ извѣстнаго еврейскаго писателя Іосифа Флавія въ «Іудейскихъ древностяхъ», о которомъ Карлъ Марксъ писалъ, что «достовѣрная исторія можетъ быть напи­сана лишь на основаніи такихъ документовъ, какъ произведенія Флавія и равноцѣнные имъ».

Итакъ, въ подлинникѣ Флавій писалъ: «Въ это время выступили Іисусъ Христосъ - человѣкъ глубокой мудрости, если только правиль­но называть Его человѣкомъ, совершителя чудесныхъ дѣлъ. Когда по доносу первенствующихъ у насъ людей Пилатъ распялъ Его на крестѣ, поколебались тѣ, которые Его возлюбили. На третій день Онъ снова вернулся къ нимъ живой».

Затѣмъ Бѣлецкій сообщаетъ, что въ 60-хъ гг. XIX вѣка свидѣтельство Флавія было поставлено подъ сомнѣніе, такъ въ одной изъ двухъ имѣвшихся тогда рукописей Флавія слова о Воскресеніи Христа отсутствовали, отчего атеистъ Боеуръ рѣшилъ, что прежде цитированное свидѣтельство было позднѣе вписано въ одинъ варіантъ текста христіанами. Однако въ началѣ 70-хъ гг. того же вѣка были найдены еще три новыхъ рукописи Флавія, подтвердившія, что свидѣтельство Воскресенія относится именно къ Флавію, неполность же 2-го варіанта объясняется утерей соотвѣтствующихъ страницъ вмѣстѣ съ послѣдующими главами. Кромѣ того литературовѣдъ Вельгаузенъ и филологъ Де Сесси доказали, что слова о Воскресеніи Христовомъ изъ текста могли принадлежать лишь автору, который писалъ чрезвычайно своеобразнымъ языкомъ родного ему елеонскаго нарѣчія, поддѣлать который для неспеціалистовъ не пред­ставляется возможнымъ.

Вслѣдъ за наиболѣе извѣстнымъ свидѣтельствомъ о Воскресеніи Іосифа Флавія академикъ Бѣлецкій сообщаетъ и о другихъ архивно- литературныхъ свидѣтельствахъ. Одно изъ нихъ происходило отъ начальника Іерусалимской стражи Либертиноса, который вмѣстѣ съ подчиненными ему стражниками слѣдилъ, чтобы выполнялось распоряженіе властей Рима о запретѣ торговли на окраинахъ Іерусалима послѣ захода солнца. Во время обхода въ тотъ день окраинъ они ока­зались возлѣ Гроба Господня и ясно видѣли паденіе закрывавшаго Гробъ камня отъ неизвѣстныхъ имъ силъ и появленіе надъ этимъ мѣстомъ необычно яркой сіяющей фигуры. Объ этомъ Либертиносъ съ его подчиненными составили властямъ города подробную доклад­ную.

Придворный лѣтописецъ прокуратора Понтія Пилата и другихъ правителей Іудеи грекъ Гормизій въ своихъ писаніяхъ сообщаетъ, что до Распятія Іисуса Христа онъ почиталъ Его за обманщика и потому даже уговаривалъ жену Пилата не удерживать прокуратора отъ вынесенія смертнаго приговора. Тѣмъ ни менѣе, чтобы объективно провѣрить свои выводы Гормизій въ ночь подъ воскресеніе отправил­ся къ Гробу Господню, дабы окончательно убѣдиться въ томъ, что предсказанія Іисуса о Его Воскресеніи не состоятся. Находясь въ 150 шагахъ отъ Гроба Господня, въ слабомъ свѣтѣ утренней зари Гормизій наблюдалъ за поведеніемъ стражи у Гроба. Двое стражниковъ сидѣло, а остальные лежали на землѣ. Имъ на смѣну уже направля­лась новая смѣна стражи вмѣсто заступившихъ тамъ съ вечера. Вне­запно стало очень свѣтло, такъ какъ свѣтъ исходилъ изъ движущагося вверху облака. Оно спустилось ко Гробу и тогда надъ землею пока­залась фигура человѣка, вся состоящая изъ свѣта. Изъ окутавшаго Гробъ свѣтящагося облака раздался ударъ грома. Въ это время стражники у Гроба въ ужасѣ вскочили на ноги, а затѣмъ попадали опять. Справа отъ Гормозія по горной тропинкѣ спускалась женщина (мѵроносица Марія Магдалина?). Во время этихъ событій она закри­чала: «Открылось! Открылось!» и тогда всѣмъ стало видно, что очень большой камень, лежащій на Гробѣ какъ бы самъ собою поднялся и открылъ Гробъ. Потомъ черезъ нѣкоторое время свѣтъ надъ Гробомъ исчезъ и все пріобрѣло обыкновенный видъ. Подойдя къ Гробу, Гормизій не обнаружилъ тѣла погребеннаго въ немъ Іисуса Христа. Въ заключеніе свидѣтель сообщаетъ еще одинъ интересный фактъ. Передъ Распятіемъ Христа въ Іудеѣ начали чеканить монету съ большимъ изображеніемъ Кесаря на одной сторонѣ и маленькимъ изображеніемъ Пилата на другой. Право быть изображеннымъ на монетахъ считалось у римлянъ высокой честью. Однако, когда жена Пилата уп­рашивала его отпустить Христа, онъ отказалъ ей, но заявилъ, что готовъ отказаться отъ чести быть изображеннымъ на монетахъ, если окажется, что дѣйствительно Христосъ- Сынъ Божій, способный вос­креснуть. И дѣйствительно, впослѣдствіи Пилатъ выполнилъ свой обѣтъ и тому есть вещественныя подтвержденія нумизматовъ.

Далѣе, остались еще записки врача Пилата сирійца Ейшу. Это былъ блестящій дѣятель медицины своей эпохи, подобный Гиппокра­ту, Цельсу и Гелену, всемірному признанію заслугъ котораго помѣшалъ лишь малоизвѣстный языкъ, на которомъ онъ писалъ. Именно благодаря знаменитости Ейшу на Ближнемъ Востокѣ какъ врача, Пилатъ и поручилъ ему освидѣтельствовать смерть Христа и правдивость Его заявленій о грядущемъ Воскресеніи.

Въ пятницу Ейшу вмѣстѣ съ пятью своими помощниками- сирійцами былъ свидѣтелемъ погребенія Христа, въ субботу онъ дважды осматривалъ Гробъ, а въ ночь съ субботы на воскресеніе от­правился на дежурство у Гроба. При послѣднемъ дежурствѣ Ейшу и остальные 5 младшихъ врачей бодрствовали у Гроба по очереди. Так­же они осуществляли медицинское наблюденіе за стражниками и всѣми, подходившими ко Гробу, чтобы убѣдиться въ психической вмѣняемости всѣхъ присутствующихъ. По заявленію Ейшу, на расцвѣтѣ въ канунъ обѣщаннаго Воскресенія «мы всѣ, врачи, стража и остальные, были здоровы, бодры и чувствовали себя такъ же, каки всегда. У насъ не было никакихъ предчувствій. Мы совершенно не вѣрили, что Умершій можетъ воскреснуть. Но Онъ дѣйствительно воскресъ и всѣ мы видѣлн это собственными глазами. Чего же я самъ не видѣлъ, то считаю сказкой».

Далѣе Бѣлецкій перечисляетъ прочихъ античныхъ писателей, современниковъ Христа, оставившихъ письменныя свидѣтельства объ Его Воскресеніи. Это Епифаній Африканъ, Евсевій Египетскій, Сардоній Панидоръ, Ипполитъ Македонянинъ, Аніанинъ Александрійскій, Янарій (Псевдо-Докледіадій), Сибелій Грекъ, Исаакій Іерусалимскій, Константинъ Карскій, Осія Мокеуэстъ, Авксіанъ Граматикъ. Аклоній старшій, Филастригинъ Іерусалимскій и другіе. Всѣ эти лица находились въ то время въ Іерусалимѣ или его окрестностяхъ.

Бѣлецкій упоминаетъ также о десяткахъ авторовъ, которые сами не были непосредственными свидѣтелями, но слышали о Воскресеніи отъ своихъ современниковъ родителей, родственниковъ или знакомыхъ. Наиболѣе извѣстнымъ среди таковыхъ является Тацитъ.

Хотя современные Христу іудеи были склонны умалчивать фактъ Воскресенія, тѣмъ не менѣе и среди нихъ находятся писатели, подтвердившіе его. Таковы Урій Галилеянинъ, Ганонъ Месопотамскій, Шербуръ отецъ, Фернанъ Сарептскій, врачъ Манакія, Навинъ, Антіохій и казначей Синедріона Маферкантъ.

Именно Маферкантъ выдалъ Іудѣ деньги за предательство. Когда же Христосъ воскресъ и среди Іудеевъ поднялась тревога, то Мафер­кантъ первымъ изъ членовъ Синедріона прибылъ на мѣсто происшествія и убѣдился въ правдивости событія. Дѣло въ томъ, что онъ былъ обязанъ выплатить деньги отстоявшей свое вечерней стражѣ. Онъ это сдѣлалъ и при этомъ убѣдился, что Гробъ Господень надеж­но охраняется, а тѣло Его покоится подъ тяжелымъ камнемъ. Не успѣлъ онъ еще послѣ этого далеко отойти, какъ огромный камень былъ далеко отброшенъ невидимой силой. Вернувшись къ Гробу, Ма­феркантъ издали увидѣлъ исчезающее сіяніе надъ нимъ. Всѣ эти факты онъ сообщилъ въ своей книгѣ «О правителяхъ Палестины».

Въ итогѣ обнаруженія всѣхъ этихъ историческихъ свидѣтельствъ, по словамъ Бѣлецкаго, даже теоретикъ научнаго комму­низма Фридрихъ Энгельсъ въ концѣ своей жизни былъ вынужденъ признать фактъ Воскресенія Христова. Къ сожалѣнію атеистическій вихрь пронесся надъ православной Россіей уже именно тогда, когда историческая правда Воскресенія Христова была въ основномъ уже доказана средствами міровой исторической науки. Посему всѣ писанія совѣтскихъ атеистовъ не могли отвѣчать требованіямъ современныхъ имъ историческихъ знаній. Такъ въ нашумѣвшей книгѣ Ярославскаго «Библія для вѣрующихъ и невѣрующихъ» насчитывается 197 грубыхъ ошибокъ противъ тогда уже научно установленныхъ историческихъ фактовъ. Писанія же прочихъ болѣе мелкихъ атеистовъ не могутъ даже претендовать на какую-либо научность, являясь соб­ственными вздорными вымыслами.

Въ заключеніе слѣдуетъ обратить вниманіе на сообщаемыя Бѣлецкимъ историческія свидѣтельства пребыванія евреевъ въ плѣну въ древнемъ Египтѣ, о чемъ также выдвигалось немало сомнѣній. Такъ, въ древнеегипетскомъ папирусѣ Сухупета сказано: «Въ плѣну у насъ столько израильтянъ, сколько песчинокъ на берегу Нила», «ушли изъ нашего плѣна израильтяне». На памятникѣ древне­египетскому воину Сэфу обнаружена слѣдующая эпитафія: «Ты гнал­ся за народомъ, ушедшимъ подъ предводительствомъ Моисея изъ на­шего плѣна». По словамъ академика Бѣлецкаго, это лишь небольшая часть свидѣтельствъ подобнаго рода.

Д. Колисниченко

г. Кіевъ

«Православная жизнь», № 4, апрель 2000 г.



Comments