?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Православие и второй Ватиканский Собор – протоиерей Игорь Троянов – Часть І

«Посев» 14 мая 1965 № 20

В основу печатаемой ниже статьи прот. Игоря Троянова — наблюдателя-делегата на втором Ва­тиканском Соборе от Русской Православной Цер­кви за границей положен текст его докладов, прочитанных им в этом году в Женеве, Лозанне, Париже, Брюсселе, Гааге. Ред.


   Настоящий очерк впечатлений о втором Ва­тиканском Соборе имеет целью напомнить пра­вославному читателю об основных взглядах его Церкви и в элементарной форме ознакомить неправославного с духовным мировоззрением Православия.

Тенденция узнавать и понимать Православие вне православных источников приводит только к постоянным недоразумениям, сходным с ус­тановлением римо-католической Церковью у себя так называемого «восточного обряда», ни­чего общего с Православием не имеющего.

Тот, кто сумеет подойти к этому краткому труду с чувством доверия к нашим внутренним реакциям на все происходящее на 2-м Ватиканcком Соборе, будет содействовать осуществле­нию взаимного понимания — единственной серьезной основе желаемого столь многими ди­алога с Православной Церковью.

**********


11 сентября 1962 года Ватикан официально обратился к митрополиту Анастасию, тогда первоиерарху Русской Православной Церкви за границей, с предложением прислать своих наблюдателей-делегатов на открываемый им 2-й Ватиканский Собор.

Положительный ответ нашего Синода на при­глашение Ватикана встретил несочувствие сре­ди ряда лиц и в нашей среде.

Какое может быть у нас общение с като­лическим миром - говорили они после столь многих вековых осложнений с ним?

Остальные же отнеслись к этому спокойнее и духовно объективнее, веря, что и здесь, как и на многих других встречах с инославным миром, куда нас приглашали, мы снова сможем свидетельствовать о православии. По мере на­ших сил мы всегда это делали и делаем.

Мы не отрицаем ни исторических, ни совре­менных затруднений в наших взаимоотношени­ях с католическим миром, и все же ставим путь преображения мира в Православии выше всего временного и преходящего. Духовное достоин­ство Православия должно всегда в нашем созна­нии стоять над всем низменным житейским. Мы никогда не должны забывать, что это нами, примером наших чувств, мыслей, слов и по­ступков, является миру это достоинство, если только оно есть в нас самих. Это достоинство столь велико, что нам не надо для его защи­ты прибегать к средствам, нас духовно унижа­ющим, — к раздражению, ненависти и подозрительности, явлениям внутренней неуверен­ности в своем и в себе.

Вспомним описанное св. евангелистом Лукою (9, 52-55), как Христа, вошедшего в Самарий­ское селение, там не приняли. Огорченные за своего Божественного Учителя, апостолы хоте­ли низвести огонь с неба и истребить жителей того места. Но Христос воспретил им и сказал: «Не знаете, какого вы Духа!»

И вот можно с большим удовлетворением от­метить теперь полную терпимость на Ватикан­ском Соборе в прениях к мыслям, часто друг с другом несогласным. То, о чем я буду говорить, - точное воспроизведение всего, что я сообщал своим собеседникам в частных разговорах или моих открытых выступлениях в Риме. Все это не углубило рва между нами, но, несомненно, сближало всюду, где был элемент искренности и взаимного доверия друг к другу.

Чтобы точно определить самих себя перед ка­толическим миром, в моем открытом выступ­лении на приеме у кардинала Беа на 1-й сессии Собора мною было сказано следующее:

- Мы, православные, твердо стоим на фун­даменте нашего исповедания, как стояли и бу­дем стоять. Никакого разговора о смешении Церквей для нас быть не может. Мы только хо­тим сближения во взаимном внимании и пони­мании. И если когда-нибудь мы придем к об­щему пониманию Церкви, то в нем найдем и единство, столь угодное нашему Творцу.

К сожалению, вся структура католического богословия, о которой я буду говорить ниже, та­кова, что неспособна осознать нашего понимания Церкви, но зато мы нашли многих на Собо­ре, вместе с нами её понимающих и делающих с нами одинаковые выводы.


О СОБОРАХ И ДОГМАТАХ

Жизнь Церкви постоянно ставила и ставит перед ней множество проблем, требующих раз­решения.

Уже в 51-м году апостолами был созван в Иерусалиме 1-й в истории Церкви Собор, наз­ванный «Апостольским». Его задачей было разрешение сложного для той эпохи вопроса обя­зательности или необязательности Моисеевых обрядных законов для обращаемых в христиан­ство неевреев.

В дальнейшем к христианству стали приме­шиваться противоречущие и искажающие его учения и утверждения, называемые ересями. Для их обличения и установления истинного учения на основах св. Писания и св. Предания Церковь стала созывать вселенские соборы. И православная и католическая церкви признают 7 первых, но Рим дополняет к ним и свои после­дующие 14 как «вселенские».

Кроме «вселенских» существуют и так назы­ваемые «поместные» Соборы для разрешения частных поместных вопросов. В Православной Церкви, в отличие от Римо-католической, эти поместные Соборы выносят свои заключения в полноте определений 7-ми «вселенских», отра­жающих в себе всю полноту церковной Истины.

Определения Истин Церкви, ею объявленные, называются догматами. Догматы являются фун­даментом всего духовного здания Церкви. Если этот фундамент заложен и в малом не точно, то все утвержденное на нем рано или поздно дол­жно обрушиться. Вот почему в истории христианской Церкви мы видим столь упорную борьбу против всего, что разрушало целостность ее мировоззрения - основу всех ее нравственных выводов. Это не были отвлеченные споры, но защита этого фундамента от разрушения.

Утверждение ложного суждения по какому- либо церковному вопросу, противопоставляемое учению Церкви и разрушающее ее догматы, яв­ляется ересью. Например, осужденная Церковью ересь Ария, утверждавшего, что Иисус Христос не есть Сын Божий, но только первое и совер­шеннейшее творение Божие. В дальнейшем ересь Македония, отрицавшего Божественную природу Святого Духа и определявшего его тва­рью или силою. Дальше — ересь Нестория, учившего, что Святая Дева родила человека- Христа, с которым Бог, обитая в Нем, был сое­динен только нравственно.

Я остановился только на этих ересях, чтобы дать общее представление об этом явлении, но ересей, т. е. ложных противоцерковных утвер­ждений было и существует и теперь множество. Происходят же они от внутреннего оскудения, горделивого самомнения и упорства в несогла­сии войти в духовный опыт Церкви.

В 1854 году папой Пием 9-м был проведен новый католический догмат о непорочном зача­тии Божией Матери. Согласно этому догмату, Дева Мария была выделена из человечества возведением ее, помимо ее и ее родителей лич­ного подвига, в состояние святости изъятием от первородного греха при зачатии ее родителями свв. Иоакимом и Анной, по словам панской бул­лы (указа) «в силу особенной привилегии в предвидении заслуг Иисуса Христа».

Введением этого догмата католиками уничто­жается весь смысл воплощения Спасителя и на­шего в нем спасения, и разрушается все христи­анское учение о Его Богочеловечестве, учение, именуемое Христологией.

В православном учении Сын Божий в полноте соделался Сыном Человеческим, чтобы сыны человеческие вновь соделались сынами Божьи­ми по благодати. По смыслу же католического догмата Христос принимает от Девы Марии не нашу человеческую плоть, которую Он пришел преобразить, но иную плоть, уже наперед преоб­раженную в святости Горнего Мира. И тогда Христос уже больше не является в Своем зем­ном воплощении Богочеловеком.

Этот догмат был принят католическим миром с большим сопротивлением, как постановление, и не вошел в его духовное сознание. Чтобы вко­ренить его насильно в свою богословскую систему — авторитетом главы католической церкви проводится и утверждается на 1-м Ватиканском Соборе в 1870 году новый католический догмат папской непогрешимости. Согласно этому догма­ту, римский первосвященник, говорящий, «экс катедра», т. е. когда он исполняет свое служе­ние пастыря и учителя всех христиан, обладает в вопросах веры и нравственности той непогре­шимостью, которую Божественный Искупитель благоволил даровать Своей Церкви, так что все решения папы, повторяю снова, касающиеся ве­ры и нравственности, являются непогрешимыми сами по себе, а не по согласию Церкви».

Продолжение следует – см. Часть ІІ



Comments