?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

БЕСЕДА МИТРОПОЛИТА ФИЛАРЕТА - 1966 г. – Часть II

со студентами Св.-Троицкой духовной семинаріи

9/22 марта 1966 года въ Джорданвиллѣ, Нью-Іоркъ.

Продолженіе (см. выше Часть І)


    Вотъ передъ нами эта дѣятельность падшаго человѣка, отъ Бога отшедшаго и лихорадочно стремящагося чѣмъ-то запол­нить абсолютно пустую и безсодержательную, безъ Господа Бога, свою жизнь. Тутъ-то и разцвѣтаетъ махровымъ цвѣтомъ то, что называютъ «атеизмомъ». Но я бы хотѣлъ обратить ваше вниманіе вотъ на что. Въ какомъ-то смыслѣ — относительномъ, конечно — но все-таки можно сказать, что существуетъ нѣчто вродѣ двухъ родовъ атеизма: атеизмъ теоретическій или идеологическій и атеизмъ практическій. Первый, какъ будто бы, проповѣдуется многими, но врядъ ли ошибся Ѳеодоръ Михайловичъ Достоевскій, когда онъ устами одного изъ своихъ героевъ когда-то сказалъ: «Говорятъ, вотъ про та­кого простого человѣка, Макара Иваныча изъ романа «Подро­стка», говорятъ вотъ про безбожниковъ, что они есть, а я, го­воритъ Макаръ Ивановичъ, много прожилъ, а вотъ настоящихъ безбожниковъ почти-что не встрѣчалъ. А эти просто такъ — суетятся. Такъ онъ и сказалъ: «это — просто суетливый народъ». Такъ онъ выразился. «А настоящіе безбожники, гово­ритъ Достоевскій устами своихъ героевъ, это нѣчто страшное, но ихъ совсѣмъ мало». Я думаю вы сами, безъ моихъ объясне­ний, прекрасно понимаете, что такъ называемое безбожіе, напримѣръ, совѣтскаго коммунизма, совсѣмъ не безбожіе. Не боролись бы они такъ яростно съ Богомъ и съ религіей, если действительно бы знали, что Бога нѣтъ. Что бы вы сказали про меня, если бы я сейчасъ принесъ лопату и койло и сталъ бы вотъ тутъ разрушать печку, которой нѣтъ вообще? Совер­шенно несомненно, что у нихъ самихъ, въ ихъ потемненныхъ, отравленныхъ душахъ, чувство присутствія Божія живетъ. Гроз­ный голосъ гдѣ-то въ подсознаніи, какое-то ощущеніе Божественнаго бытія. И потому-то они и лѣзутъ на стѣнку, потому-то вся эта ярость, потому вся эта хула. А настоящій безбожникъ — онъ иной! Онъ о такихъ пустякахъ и думать не хочетъ! Что думать о томъ, чего нѣтъ? Отецъ Архимандритъ Константинъ, когда мы были съ нимъ знакомы еще въ Харбинѣ, мнѣ говорилъ объ одномъ изъ политическихъ дѣятелей — до­вольно извѣстномъ: «Это рѣдкій экземпляръ. Я, говоритъ, его опредѣляю такъ: только это не въ бранномъ смыслѣ — нѣтъ, а въ точномъ смыслѣ этого греческаго слова, что онъ въ духовномъ отношеніи — идіотъ, лишенный какихъ бы то ни было начатковъ религіознаго чувства. Для него это совершенно чуждо и непонятно. Онъ какъ звѣрь, не знающій Бога и ничего религіознаго». Нѣтъ ничего страшнѣе такого ослѣпленнаго человѣка, но такихъ, слава Богу, действительно, какъ Достоевскій говоритъ, мало. Такого теоретическаго, какъ я сказалъ, идеологическаго атеизма, мало. Но зато атеистовъ практическихъ — увы — много. Это уже совсѣмъ другое дѣло. Тотъ, кого бы я назвалъ практическимъ атеистомъ, совсѣмъ не говоритъ, что Бога нѣтъ. Онъ можетъ и въ церковь пойти, и свѣчку поста­вить, и дома, можетъ быть, даже лобъ перекрестить. Но Бога нѣтъ въ его жизни. Какъ будто, ни Божій законъ не существуетъ ни ничего другого. Въ жизни онъ, фактически, атеистъ, потому что всѣ его соображенія, всѣ мотивы, которые имъ движутъ, все, такъ сказать, наличное и внутреннее содержаніе его дѣятельности — исключило Господа Бога совершенно, абсолютно. Вотъ тутъ-то и получается, какъ я вамъ сказалъ, жизнь безъ Бога уже вполнѣ. Такой человѣкъ можетъ даже обидѣться, если вы называете его атеистомъ. Нѣтъ, онъ въ Бо­га вѣруетъ! Но, конечно, онъ не выдержалъ бы никакого испытанія, если бы самъ попытался какъ-то доказать свою вѣру отъ дѣлъ своихъ, какъ когда-то требовалъ Апостолъ, потому что его дѣла какъ разъ дѣла человѣка, такъ сказать, съ Богомъ ничего общаго не имѣющаго. Онъ допускаетъ, что Гос­подь есть, — знаете, какъ нѣкоторые говорятъ: «Я вѣрую въ что-то высшее». Но такой человѣкъ не считаетъ себя ничѣмъ обязаннымъ въ отношеніи этого «чего-то высшаго», и живетъ такъ, какъ это ему вздумается, по своимъ собственнымъ соображеніямъ и хотѣніямъ, совершенно не ограничивая себя Божіими заповѣдями, совершенно не освящая ни свою жизнь ни свою душу свѣтомъ Святаго Евангелія. И вотъ тутъ какъ разъ и появляется, именно изъ этого вырастаетъ — какъ плодъ земнаго корня — полное равнодушіе къ Истинѣ. Вы, конечно, знаете Пилатовскій вопросъ: «Что есть Истина?» И знаете, Кому задалъ Пилатъ этотъ вопросъ. Предъ нимъ Истина сто­яла — стоялъ Тотъ, Кто говорилъ: «Я есть путь, и истина и жизнь». Но не сумѣлъ Пилатъ разсмотрѣть въ Истинѣ ея истину — и отвернулся отъ Нея, съ равнодушнымъ вопросомъ: «Что есть Истина»? Да есть ли Она? А если есть, далеко Она отъ меня. На что этимъ вопросомъ заниматься? Отвернулся Пилатъ отъ этой Истины! Онъ пошелъ и сказалъ, что я ни­какой вины въ Немъ не нахожу. Но отъ Истины онъ равно­душно отвернулся. И вотъ именно такое равнодушіе къ истинѣ теперь очень распространено. Если человѣка Истина не интересуетъ, если Она ему не дорога, то въ такомъ случаѣ у него нѣтъ и настоящаго христіанскаго отталкиванія отъ лжи. Вотъ почему ложь такъ и разливается сейчасъ повсюду. Мы живемъ, въ этомъ отношеніи, прямо въ какомъ-то царствѣ лжи.

Продолженіе ниже (Часть ІІІ)


Comments