?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

БЕСЕДА МИТРОПОЛИТА ФИЛАРЕТА - 1966 г. – Часть I


со студентами Св.-Троицкой духовной семинаріи

9/22 марта 1966 года въ Джорданвиллѣ.


    Мы съ вами знаемъ, молодые друзья, что Богъ-Творецъ создалъ человѣка по образу и подобію Своему, и печать этого образа положилъ на самое его существо, на самую природу человѣческую.

Святые Отцы любили указывать на то, что этотъ образъ и подобіе Самого Бога-Вседержителя въ человѣкѣ сіяетъ, ибо и поставленъ человѣкъ былъ владычествовать всѣми земными тварями, и сіяло въ немъ это достоинство земного царя и вла­дыки такъ, что вся тварь, все существующее на землѣ, охотно ему повиновалось. Повиновалось именно охотно и естественно, въ самомъ нормадьномъ, непосредственномъ порядкѣ вещей. Если Господь, какъ Царь и Владыка всего существующаго, Своему образу предоставилъ такое царственное владычество на землѣ, то, какъ Творецъ всего существующаго, Онъ заложилъ въ Свое любимое твореніе — человѣка — и творческія силы и творческія способности.

Когда мы съ вами видимъ, насколько сейчасъ — если можно такъ тяжеловато выразиться — разнообразилась жизнь, на­сколько она многогранна и красочна теперь, то при всѣхъ минусахъ, которыми, къ сожалѣнію, этотъ расцвѣтъ видимой жиз­ни на землѣ сопровождается, все-таки здѣсь несомнѣнно про­является творческая сила человѣка, его способность творить по образу Творца, создавшаго его.

Конечно, между творчествомъ божественнымъ и творчествомъ человѣческимъ лежитъ бездна. Какая разница, основная, между творчествомъ Бога Всемогущаго и творчествомъ человѣка? Богъ есть Творецъ въ абсолютномъ и безусловномъ смыслѣ этого слова: во-первыхъ, Онъ всемогущъ, и невозможнаго для Него нѣтъ ничего, а во-вторыхъ, Онъ творитъ изъ ничего. Это есть абсолютная сила, абсолютнаго, безпредѣльнаго творчества. Человѣкъ имѣетъ готовый матеріалъ: изъ ничего онъ не создаетъ ничего. Но, имѣя то, что создалъ его Первообразъ, Богъ-Тво­рецъ, имѣя это, человѣкъ уже изъ созданнаго матеріала, изъ существующаго — творитъ. И творитъ въ разнообразіи. Но только, къ сожалѣнію, въ силу того, что самъ человѣкъ не сохранилъ своего первозданнаго достоинства и чистоты, а впалъ въ грѣхъ и грѣхомъ омрачилъ себя, то оказалось омраченнымъ и отравленнымъ все его существо, вся его природа, всѣ его силы и способности. Въ частности, и способность его творить и созидать также омрачена грѣхомъ, испорчена, и получаетъ, къ сожалѣнію, въ данное время, пожалуй, въ преимущественномъ количествѣ, неправильное направленіе, а поэтому и неправиль­ный характеръ.

Обращали ли вы вниманіе, когда рѣчь идетъ о Божественномъ творчествѣ, когда рѣчь идетъ о сотвореніи человѣка, есть одно молитвословіе, хорошо намъ съ вами знакомое, въ за­упокойной службѣ, которое начинается словами: «Самъ единъ еси Безсмертный, сотворивый и создавый человѣка... ». Почему сказано два слова, какъ будто почти равнозначныхъ: «сотворивый» и «создавый»? Почему нельзя было сказать только «сотворивый»? Или только «создавый»? Почему такъ сказано? Потому что создаетъ и человѣкъ — изъ матеріала уже существовавшаго, ибо человѣкъ, по тѣлу своему имѣетъ ту же основу матеріальную, какъ и весь матеріальный міръ. Но душу беземертную Господь вдунулъ въ него, и это — нѣчто совершенно новое. Вы сами знаете, въ исторіи творенія Господь все время говорилъ: «Да изведетъ земля...», «Да пройзраститъ земля...», «Да изведетъ вода душу живую». Помните? Все время такъ говоритъ. А тутъ, при твореніи человѣка, совсѣмъ другое: «сотворимъ человѣка по образу на­шему и по подобію», говоритъ Господь въ совѣтѣ Святой Тро­ицы. И послѣ этого, уже не земля создаетъ человѣка, а Самъ Богъ творитъ человѣка. Почему отчетливо и расчленяется: «со­творивый и создавый человѣка». Пусть каждый запомнитъ, что та самая обезьяна, которая, кажется, можетъ теперь хвастаться тѣмъ, что ее считаютъ нашимъ предкомъ, что она, все-таки, только землей произведена, только земное твореніе: одно изъ тѣхъ, о которыхъ сказано въ Библіи: «да произведетъ земля». А человѣкъ — Богомъ созданъ!

Я немножко отклонился въ сторону. Слѣдственно, человѣкъ въ своей творческой деятельности, изъ за своей поврежденности грѣхомъ, не сохранилъ правильнаго направленія, и его творче­ство, во многихъ случаяхъ, стало, выражаясь, такъ сказать, свято-отеческимъ терминомъ, «суетнымъ» творчествомъ. Уже въ далекой отъ насъ древности, ветхозавѣтный мудрецъ, много пережившій, много испытавшій, по царственному своему положенію многимъ обладавшій, премудрый Соломонъ, поглядѣвъ вокругъ себя, говоритъ: «Суета суетъ и всяческая суета». Вотъ его приговоръ о той — уже тогда роскошной и разнообразной, нарядной, казалось бы, красивой — жизни, которая его окру­жала. А въ концѣ этой своей Книги онъ такъ говоритъ: «Бойся Бога и Его заповѣди соблюдай: въ этомъ все для человѣка». Таковъ выводъ, такъ сказать, чисто практическій, который онъ сдѣлалъ изъ всего пережитаго имъ и изъ всего, что онъ наблюдалъ.

Святитель Ѳеофанъ Затворникъ говоритъ о кипучей дѣятельности падшаго человѣка. Вотъ о такой — суетной, хотя, какъ будто, и многопредметной, даже многоплодной — дѣятельности онъ говоритъ, что человѣкъ, отпавшій отъ Бога, не можетъ не чувствовать своей пустоты. Оно такъ и есть. Отъ Бога, Который есть полнота всего, оторвался. Самъ — пустъ. Чѣмъ-то нужно пустоту заполнить! И вотъ онъ лихорадочно трудится и работаетъ, чтобы свой духовный голодъ, это чувство внутрен­ней несомнѣнной пустоты, какъ-то заполнить. Мечется, хлопочетъ, изобрѣтаетъ, творитъ. Едва-ли не большинство изобрѣтеній теперешней культуры есть именно произведеніе такой ли­хорадочной дѣятельности, которой занимается человѣчество, отошедшее отъ Бога. И сколько здѣсь и суетнаго, а, можетъ быть, даже и вреднаго, несмотря на то, что тутъ проявляется, какъ я уже сказалъ, творческая способность человѣка. Корень тутъ чувствуется — это отъ Бога дано! Но, увы, по плодамъ своимъ, по дѣламъ своимъ — какъ далеко отъ божественнаго эта цѣль ушла!

Помнится мнѣ, еще тамъ на Дальнемъ Востокѣ, въ Харбинѣ, когда появилось новѣйшее изобрѣтеніе теперешней техники: такъ называемый «спутникъ», когда пустили первый — спросили мое мнѣніе. Я сказалъ, что, когда маленькія дѣти пускаютъ мыльные пузыри, то мы смѣемся, гдядя на нихъ, потому что это невинная дѣтская забава. Но когда начинаютъ пускать «пу­зыри», воздушные шары, взрослые люди, отъ этого становится только печально, потому что можно было бы время чѣмъ-нибудь другимъ заполнить. Но потомъ, какъ вы знаете, оказалось, что тутъ совсѣмъ не невинная забава, а что все это обращается – увы! - къ тому же Молоху - разрушенія всеобщаго, потому что стараются всѣ эти изобрѣтенія использовать для того, чтобы имѣть возможность на своихъ ближнихъ обрушить сверху какъ можно больше взрывчатыхъ веществъ. И тутъ получается то, о чемъ когда-то говорилъ Митрополитъ Филаретъ: «Человѣкъ начинаетъ играть съ какой-то опасной игрушкой какъ съ невиннымъ воробышкомъ, а потомъ съ ужасомъ видитъ, что онъ игралъ съ ядовитой змѣей, и она его ужалила». Нѣчто подоб­ное, вѣроятно, будетъ и здѣсь.


Продолженіе ниже (Часть II)


Comments