?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

February 2018

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

О намечаемом 8-м Вселенском Соборе – Часть ІІ

(Продолжение – см. выше Часть І)


      4. Въ протоколахъ и послѣдней же­невской «Предсоборной конференціи», какъ и въ подобныхъ случаяхъ до того, ясно видно, что константинопольская и московская «церковныя делагаціи» ма­ло отличаются другъ отъ друга въ отношеніи проблематики и темъ, предложенныхъ какъ предметъ работъ буду­щаго Собора. У нихъ тѣ же темы, почти тотъ же языкъ, тотъ же духъ, похожія амбиціи. И это неудивительно. Ибо ко­го они дѣйствительно «представляютъ» въ данный моментъ, какую Церковь и какой народъ Божій? Константинопольская іерархія почти на всѣхъ всеправославныхъ собраніяхъ состоитъ главнымъ образомъ изъ титулярныхъ митрополитовъ и епископовъ: изъ пас­тырей безъ паствы и безъ конкретной пастырской отвѣтственности передъ Богомъ и своей живой паствой; кого она представляетъ и будетъ представлять на будущемъ Соборѣ? Среди офиціальныхъ представителей Константино­польской Патріархіи нѣтъ ни одного іерарха съ греческихъ острововъ, гдѣ постоянно живетъ православная паства, нѣтъ епархіальныхъ греческихъ іерарховъ изъ Европы и Америки, уже не го­воря объ остальныхъ православныхъ епископахъ: русскихъ, американцахъ, японцахъ, африканцахъ, которые возглавляютъ многочисленную православ­ную паству, и объ извѣстныхъ православныхъ богословахъ. Съ другой сто­роны, дѣйствительно ли сегодняшняя делегація Московской Патріархіи явля­ется представительницей святой и муче­нической великой Русской Церкви и ея одному Богу извѣстныхъ милліоновъ мучениковъ и исповѣдниковъ? Судя по тому, что эти «делегаціи» заявляютъ и что они защищаютъ, когда выѣзжаютъ изъ Совѣтскаго союза, они не являются носительницами и выраженіемъ истиннаго духа и взгляда Русской Православ­ной Церкви и ея вѣрной православной паствы, ибо чаще всего эти «делегаціи» кесарево ставятъ выше Божьяго. Но вѣдь существуетъ слово Писанія и заповѣдь: «Должно повиноваться больше Богу, нежели человѣкамъ» (Дѣян. 5, 29).

Впрочемъ, правильно ли, право­славно ли такое представительство и репрезентація Православныхъ Церквей на разныхъ родосскихъ и женевскихъ Всеправославныхъ собраніяхъ? Константинопольскіе иниціаторы такого принципа «представительства» Право­славныхъ Церквей на Соборахъ и тѣ, кто принимаютъ этотъ принципъ «представительства», - принципъ, ко­торый по ихъ теоріи соотвѣтствуетъ «системѣ Автокефальныхъ и Автономныхъ» Помѣстныхъ Церквей, - забы­ли, что такой принципъ на самомъ дѣлѣ противорѣчитъ соборному преданію Православія. Къ сожалѣнію, этотъ принципъ «представительства» вскорѣ былъ принятъ и всѣми другими право­славными: иногда молча, а иногда съ го­лословными возраженіямн, но забывая, что Православная Церковь по своей природѣ и по своему догматически неизмѣнному составу епископальна и епископоцентрична. Ибо епископъ и со­брате вѣрныхъ вокругъ него являются выраженіемъ и проявленіемъ Церкви какъ Тѣла Христова, особенно на свя­той литургіи; Церковь - Апостольская и Соборная только черезъ епископовъ какъ главъ реальныхъ церковныхъ единицъ - епископій. Въ то же время остальныя, исторически болѣе позднія и непостоянныя формы церковной организаціи Православной Церкви: митро­полія, архіепископія, патріархія, пентархія, автокефалія, автономія и другія, сколько бы ихъ не было или будетъ, не могутъ имѣть и не имѣютъ значенія и рѣшающаго голоса въ соборной системѣ Православной Церкви. Болѣе то­го, они могутъ быть помѣхой для правильнаго функціонированія соборности, если они маскируютъ собой и ущемляютъ епископальный характеръ и струк­туру Церкви и Церквей. Въ этомъ, несомнѣнно, главная разница между пра­вославной и католической (папской) экклезіологіей.

Если это такъ, то какъ можетъ быть «представлена» по «делегаціонному» принципу, т. е. тѣмъ же числомъ «делегатовъ», напримѣръ, Чешская и Румынская Церковь? А тѣмъ болѣе, Русская и Константинопольская Цер­ковь? Или какую паству представляетъ первый епископъ, и какую второй? Въ послѣднее время Константинопольская Патріархія произвела множество епископовъ и митрополитовъ, главнымъ об­разомъ, титулярныхъ и фиктивныхъ. Это, вѣроятно, подготовка къ тому, чтобы на будущемъ «Вселенскомъ Соборѣ» множествомъ титуловъ обезпечить большинство голосовъ для нео-папистскихъ амбицій Константинополь­ской Патріархіи. А съ другой стороны, апостольски ревностные въ миссіонерствѣ Церкви, какъ Американская Митрополія, Русская Зарубежная Цер­ковь, Японская Церковь и другія не могутъ имѣть ни одного представителя!

Гдѣ тутъ соборность Православія и какой это будетъ Вселенскій Соборъ Православной Церкви Христовой? Вѣдь уже на этой Женевской конференціи митрополитъ Лаодикійскій Иг­натій, представитель Антіохійской Патріархіи, съ болью констатировалъ: «Я чувствую нѣкоторое безпокойство, ибо наносится вредъ соборному опыту, который составляетъ основаніе Право­славной Церкви».

5. Все же Константинополю и еще нѣкоторымъ не терпится созвать такой Соборъ и, главнымъ образомъ, по ихъ желанію и настоянію, Первая предсоборная конференція въ Женевѣ рѣшила что «Соборъ слѣдуетъ созвать какъ можно скорѣе», что этотъ Соборъ бу­детъ «кратковременнымъ» и что онъ «возьметъ на разсмотрѣніе небольшое количество темъ». И приводятся десять выбранныхъ темъ. Первыя четыре те­мы: діаспора, вопросъ церковной автокефаліи и условія ея провозглашенія, автономія и ея провозглашеніе и дипти­хи, т. е. порядокъ въ Православныхъ Церквахъ.

Ради евангельскаго единства слѣдуетъ замѣтить, что поведеніе предсѣдательствовавшаго на этой Предсоборной конференціи митрополита Мелитона было деспотичнымъ и несоборнымъ. Это видно изъ каждой страницы опубликованныхъ протоколовъ конференціи. Кстати тамъ сказано, что «этотъ подготавливаемый святой и Ве­ликій Соборъ Православной Церкви не слѣдуетъ разсматривать какъ единст­венный, исключающій дальнѣйшій созывъ другихъ Святыхъ и Великихъ Соборовъ» (Протоколы, стр. 18. 20, 50, 55, 60).

Изъ-за всего этого евангельски чут­кая совѣсть не можетъ не ставить себѣ жгучаго вопроса: чего хотятъ добиться такимъ скороспѣлымъ и такъ преподнесеннымъ Соборомъ?

Преосвященные архіереи, не могу избавиться отъ впечатлѣнія и убѣжденія, что все это указываетъ на тайное желаніе извѣстныхъ лицъ Константи­нопольской Патріархіи: чтобы первая по чести патріархія въ Православіи мог­ла навязать свои концепціи и свое поведеніе всѣмъ Православнымъ Автокефальнымъ Церквамъ и вообще право­славному міру и православной діаспорѣ и санкціонировать такое нео-папистское намѣреніе единымъ «Вселенскимъ Соборомъ». Поэтому первыя четыре темы изъ 10 выбранныхъ для Собора раскрываютъ именно стремленіе Константинополя подчинить себѣ всю пра­вославную діаспору - а значитъ и весь свѣтъ! - и оставить за собой исключи­тельное право давать автокефалію и автономію вообще всѣмъ Православ­нымъ Церквамъ на свѣтѣ, какъ нынѣшнимъ, такъ и будущимъ, и одновременно порядокъ и рангъ по своему усмотрѣнію (въ этомъ какъ разъ и состоитъ вопросъ диптиховъ, что не зна­читъ только «порядокъ поминанія на литургіяхъ», но порядокъ Церквей на Соборахъ и т. д.).

Я преклоняюсь передъ вѣковыми заслугами этой патріархіи, т. е. великой Христовой Константинопольской Церк­ви, и передъ нынѣшнимъ ея крестомъ, который немалъ и нелегокъ, и который по природѣ вещей есть крестъ всей Церкви, по словамъ Апостола: «Когда страдаетъ одинъ членъ, страдаетъ все тѣло». Точно такъ же я признаю кано­ническій порядокъ и первое мѣсто по чести Константинополя между равночестными и равноправными Помѣстными Православными Церквами. Но было бы не по-евангельски, если бы Константи­нополю позволили изъ-за трудностей, въ которыхъ онъ находится сегодня, чтобы онъ привелъ все Православіе къ краю пропасти, какъ это онъ узаконилъ канонически и догматически опредѣленныя историческія формы, которыя въ какой-то моментъ, вмѣсто того, чтобы быть для Церкви крыльями, мо­гутъ превратиться въ оковы для нея и для ея преображающаго присутствія въ мірѣ. Нужно быть искреннимъ: поведеніе представителей Константино­польской Патріархіи въ теченіе послѣднихъ десятилѣтій выявляетъ та­кое же нездоровое безпокойство и болѣзненное духовное настроеніе, ка­кое въ XV вѣкѣ привело Церковь къ флорентійской измѣнѣ и позору. (И бы­ло ли поведеніе во времена турецкаго рабства примѣромъ для всѣхъ временъ? Какъ флорентійское, такъ и ту­рецкое рабство были опасны для Православія). Сегодня положеніе еще болѣе опасно: въ тѣ времена Констан­тинополь былъ живымъ организмомъ съ милліонами вѣрныхъ, которые быст­ро преодолѣли кризисъ, навязанный извнѣ и искушеніе пожертвовать вѣрой и Царствомъ Божіимъ для земного цар­ства. А сегодня у него имѣются митро­политы безъ народа, епископы, которымъ некѣмъ руководить (т.е. нѣтъ епископій) и которые, какъ таковые, хотѣли бы держать въ своихъ рукахъ судьбы всей Церкви! Но сегодня не должно и не можетъ быть никакой Флоренціи. И положеніе нельзя сравнивать съ тяжестью турецкаго рабства. Подоб­но же положеніе Московской Патріархіи. Развѣ можно позволить, чтобы ея трудности и трудности другихъ помѣстныхъ Церквей, находящихся подъ безбожнымъ комунизмомъ, опредѣляли будущность Православія?

Судьба Церкви не находится больше и не можетъ находиться въ рукахъ византійскаго императора или патріарха, точно такъ же какъ и въ рукахъ кого-нибудь изъ сильныхъ міра сего, даже не въ рукахъ пентархій или автокефалій въ узкомъ смыслѣ. Силой Божіей Цер­ковь разрослась на множество Помѣстныхъ Божіихъ Церквей съ многомилліонной паствой, многіе вѣрующіе изъ этой паствы въ наши дни кровью запечатлѣли свое апостольское преемст­во и свою вѣрность Агнцу. На горизонтѣ вырисовывается возникновеніе новыхъ Помѣстныхъ Церквей, какъ напримѣръ: Японской, Африканской, Американской, которыхъ никакая «сверхцерковь» папскаго типа не мо­жетъ лишить ихъ свободы въ Господѣ (сравни 8 канонъ III Вселенскаго Собо­ра), ибо это было бы пораженіемъ са­мой сущности Церкви. Безъ нихъ всѣхъ немыслимо рѣшеніе какого-бы то ни было церковнаго вопроса вселенскаго значенія, а тѣмъ болѣе вопросовъ, ка­сающихся ихъ самихъ, т. е. вопросовъ діаспоры. Вѣковая борьба Православія противъ римскаго абсолютизма была борьбой за свободу Помѣстныхъ Церк­вей, какъ Церквей каѳолическихъ, соборныхъ, полныхъ, цѣлыхъ. Пойдемъ ли мы сегодня путемъ падшаго Рима, или какого-нибудь «второго» или «третьяго» ему подобнаго? Неужели Кон­стантинополь, такъ смѣло сопротивлявшійся въ тсченіе прошлыхъ вѣковъ въ лицѣ своихъ святыхъ и великихъ іерарховъ, клира и народа римскому папскому абсолютизму, собирается се­годня игнорировать соборныя традиціи Православія и замѣнить нео-папистскимъ суррогатомъ...

Какъ мы видимъ изъ состава бывшихъ «делегацій» и «представительствъ» нѣкоторыхъ Православныхъ Церквей на предыдущихъ конференціяхъ, очень часто они не являются ихъ настоящими представителями, а обычно политиками, дипломатами и не богословами. Кромѣ того, слѣдуетъ констатировать и такой фактъ: если Православныя Церкви, посылающія такія делегаціи и принимаютъ молча принятыя на этихъ конференціяхъ рѣшенія, это еще не значитъ, что въ цѣломъ онѣ съ ними согласны и молчатъ изъ-за этого; главное то, что молчитъ ихъ полнота: клиръ и народъ.

(Продолжение ниже)


Comments