?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

О намечаемом 8-м Вселенском Соборе – Часть І

Константинопольская Патриархия безуспешно трудилась на протяжении сорока лет с целью созыва 8-го Вселенского собора Православной Церкви. В настоящее время, инициативу в этом направлении переняла, по-видимому, Московская Патриархия. При активном содействии МП Вселенский собор намечается на 2016 год с участием четырнадцати православных Церквей. Причем Патриарх Кирилл заявил о необходимости отступить от формата вселенских собраний с участием лишь представителей Церквей и созвать на собор весь православный епископат. Таким образом, сказал он, Православие покажет всему миру свою силу. Можно предположить, что, в таких условиях, Московская Патриархия будет лидирующей Церковью на Вселенском Соборе.

В этой связи, волнующей таинственностью представляются отношения Московской Патриархии с Ватиканом. Недавно, выступая в Академии наук, митрополит Иларион (Алфеев) заявил, что в отношении католической церкви действует мораторий, суть которого заключается в том, что вышли из употребления термины «ересь» и «раскол». Уже в 1993 году на совещании Православных Церквей с Католической Церковью в Баламанде было принято решение о взаимном признании Церквей, как Церквей-сестер.

Поэтому справедливо предположить, что некий сдвиг в направление католической церкви может произойти на грядущем всеправославном соборе.

Ниже приводится предостережение преп. Іустина Поповича в связи с подготовляемым уже в семидесятых годах прошлого столетия Вселенским собором.

Отъ редакціи «Православной Руси»:

По поводу созыва такъ называемаго Великаго Собора Православной Церкви архимандритъ Іустинъ (Поповичъ), духовникъ монастыря Челіе-Вальево (Сербія), отправилъ 7-го мая 1977 года это письмо Архіерейскому Синоду Сербской Православной Церк­ви. Въ настоящее время вновь на самомъ высокомъ уровнѣ представители т.н. офиціальнаго Православія дѣлаютъ заявленія о необходимости созы­ва новаго Вселенскаго собора и обявляютъ о срокахъ его созыва. Въ связи съ этимъ нижепомѣщаемое письмо о. Іустина вновь становится актуаль­нымъ («Православная Русь», № 14, 1998 г.)


     Недавно въ Шамбези около Женевы состоялась «Первая предсоборная конференція» (21-28 ноября 1976 года). Прочитавъ и изучивъ протоколы и рѣшенія этой конференціи, изданныя Секретаріатомъ по подготовкѣ святого и Великаго Собора Православной Церкви въ Женевѣ, ощущаю насущную евангельскую необходимость, по своей совѣсти, какъ членъ Святой и Собор­ной Православной Церкви, хотя и толь­ко скромный ея служитель, обратиться съ даннымъ прошеніемъ къ святому Архіерейскому Собору Сербской Церк­ви, чтобы изложить свои грустныя соображенія, печальныя констатаціи и безпокойство относительно подготовки будущаго Собора. Прошу Ваше Преосвя­щенство и Преосвященныхъ архіереевъ выслушать меня съ евангельской ревно­стью и разсмотрѣть этотъ крикъ право­славной совѣсти, которая, слава Богу, въ наши дни не одинока и не изолирова­на въ православномъ мірѣ, когда рѣчь идетъ о Соборѣ.

1. Изъ протоколовъ и рѣшеній такъ называемой Первой предсоборной пра­вославной конференціи, которая, неизвѣстно почему, состоялась въ Женевѣ, гдѣ съ трудомъ наберется нѣсколько сотъ православныхъ вѣрующихъ, видно, что она подготовила и опредѣлила новый каталогъ тѣмъ для будущаго «Великаго Собора» Православной Цер­кви. Это уже не было одно изъ такъ называемыхъ Всеправославныхъ совѣщаній, какъ на Родосѣ и слѣдующія за нимъ; это также не былъ Просинодъ, о которомъ до сихъ поръ все шла рѣчь, а Первая предсоборная конференція, от­крывающая стадію непосредственной подготовки къ созыву Вселенскаго Со­бора. Кромѣ того, эта конференція не стала работать, исходя изъ каталога темъ, опредѣленнаго на I Всеправославномъ совѣщаніи 1961 г. на Родосѣ и разрабатывавшагося до 1971 года, но про­извела ревизію его и выдвинула свой но­вый каталогъ темъ для Собора. Но, по- видимому, этотъ каталогъ не законченъ, а будетъ еще измѣненъ и дополненъ. Конференція также пересмотрѣла принятую до сихъ поръ методологію разработки и окончательной подготов­ки темъ для Собора; она сократила весь этотъ «процессъ» изъ-за спѣшки нѣкоторыхъ, желающихъ созвать Соборъ какъ можно скорѣе. Ибо, по словамъ предсѣдательствовавшаго на этой кон­ференции митрополита Мелитона, Кон­стантинопольская Патріархія и нѣкоторыя другія «спѣшатъ созвать» и провес­ти будущій Соборъ. Кромѣ того, по сло­вамъ Мелитона: Соборъ долженъ быть «кратковременнымъ» и заняться «ограниченнымъ количествомъ темъ»; «Со­боръ долженъ изучить жгучіе вопросы, которые препятствуютъ дѣйствію цѣлаго ряда системъ Помѣстныхъ Цер­квей, какъ одной единой Православной Церкви...» («Протоколы...», стр. 55). - Это вызываетъ у насъ вопросъ: что все это значить; къ чему эта спѣшка и куда она приведетъ?

2. Вопросъ подготовки и созыва новаго Вселенскаго Собора Православной Церкви не новъ и не изъ послѣднихъ въ нашемъ вѣкѣ исторіи Церкви. Этотъ вопросъ былъ уже поставленъ при жиз­ни несчастнаго патріарха Константинопольскаго Мелетія (Метаксакиса), извѣстнаго модерниста и реформатора, создателя раскола въ Православіи на его такъ называемомъ Всеправославномъ конгрессѣ въ Константинополѣ въ 1923 году. Протоколы этого кон­гресса были изданы по-гречески: «Про­токолы и рѣшенія Всеправославнаго конгресса въ Константинополѣ (10 мая - 8 іюня 1923 г.)», Константинополь 1923 г. (Въ то время было предложено, чтобы Соборъ состоялся въ городѣ Нишъ въ 1925 году; но такъ какъ Нишъ «не находится на территоріи Вселен­ской Патріархіи», Соборъ не былъ созванъ, можетъ быть, какъ разъ поэто­му. Вообще, повидимому, Константино­поль присвоилъ себѣ монополію всего «всеправославнаго»: «конгрессовъ», «конференцій», «просинодовъ» и «соборовъ»). Позже, въ 1930 году, въ монастырѣ Ватопедъ состоялась такъ назы­ваемая «Подготовительная комиссія Православныхъ Церквей». Она опредѣлила «каталогъ темъ будущаго православнаго Просинода», который въ дальнѣйшемъ долженъ былъ привести къ созыву Вселенскаго Собора. Также изданы по-гречески: «Протоколы Под­готовительной комиссіи святыхъ Пра­вославныхъ Церквей, состоявшейся въ св. великомъ монастырѣ Ватопедъ на Аѳонѣ (8-23 іюня 1930 г.)», Константи­нополь 1930 г.

Послѣ II міровой войны пришелъ чередъ константинопольскаго патріарха Аѳинагора съ его Родосскими Все-православными совѣщаніями (опять ис­ключительно на территоріи Константинопольской патріархіи). Первое изъ нихъ, въ 1961 году, вызвало подготовку «Всеправославнаго Собора» съ тѣмъ, чтобы сначала былъ созванъ «Просинодъ», и подтвердило заранѣе подготовленный константинопольскимъ патріархомъ «каталогъ темъ» для Просино­да: восемь крупныхъ главъ, около соро­ка главныхъ темъ и вдвое больше параграфовъ и подпараграфовъ. Этотъ ка­талогъ предварительно подготовила комиссія константинопольскихъ богослововъ и подтвердилъ константинопольскій Синодъ, какъ видно изъ Протокола I Родосскаго совѣщанія, изданнаго Все­ленской Патріархіей на греческомъ языкѣ въ 1967 году.

Послѣ II и III Родосскихъ Конференцій (1963 и 1964 гг.), въ 1966 году со­стоялась Бѣлградская конференція. Сначала она была названа IV всеправославной конференціей («Гласникъ» Сербской Православной Церкви», № 10, 1966 г. и документы на греческомъ языкѣ, опубликованные подъ этимъ названіемъ), объ этомъ говоритъ проф. И. Кармирисъ во 2-мъ томѣ своихъ «Догматическихъ и символическихъ записокъ», (2-ое изданіе, Грацъ, 1966 г.), а затѣмъ понижена Константинополь­ской патріархіей до степени Межправославной комиссіи, въ то время какъ слѣдующая конференція, состоявшаяся на константинопольской «территоріи» (въ Православномъ центрѣ Вселенской патріархіи, въ Шамбези-Женевѣ) въ 1968 г., была провозглашена IV всеправославной конференціей. На этой IV конференціи, очевидно, нетерпѣливые ея организаторы спѣшили сократить путь до Собора, такь какъ изъ огромнаго родосскаго каталога (который одна­ко былъ ихъ, а не чужимъ произведеніемъ) они взяли только «шесть первыхъ темъ» и опредѣлили новую «про­цедуру» работы. Одновременно было создано новое учрежденіе: Межправо­славная подготовительная комиссія. Она необходима для координаціонныхъ работъ надъ темами. Кромѣ того, былъ созданъ Секретаріатъ по подготовкѣ Собора, т. е. на самомъ дѣлѣ назначенъ для этого константинопольскій епископъ съ пребываніемъ въ вышеназванномъ центрѣ въ Женевѣ, въ то время какъ предложенія о принятіи другихъ православныхъ членовъ въ Секретаріатъ были отвергнуты. Эта Подгото­вительная комиссія и Секретаріатъ по желанію Константинополя засѣдали въ этомъ женевскомъ центрѣ въ іюнѣ 1971 года. На засѣданіи были пересмотрены и согласованы рефераты, предло­женные по выбраннымъ шести темамъ, которые затѣмъ были отпечатаны на нѣсколькихъ языкахъ и подверглись, какъ и всѣ предыдущія работы по подготовкѣ Собора, безпощадной критикѣ православныхъ богослововъ. Эта кри­тика православныхъ богослововъ среди которыхъ имѣется и мое «Предложеніе», получившее поддержку многихъ православныхъ богослововъ, опубликованное во многихъ мѣстахъ и на многихъ языкахъ въ православномъ мірѣ, повидимому были причиной того, что рѣшеніе Подготовительной комиссіи въ Женевѣ относительно созыва Первой предсоборной конференціи 1972 года для ревизіи родосскаго ката­лога не было принято въ томъ же году, а съ большимъ опозданіемъ.

И вотъ Первая предсоборная конференція состоялась только въ ноябрѣ 1976 года, опять, конечно, на констан­тинопольской «территоріи», въ вышеуказанномъ центрѣ Шамбези около Же­невы. Какъ видно изъ опубликованныхъ протоколовъ и рѣшеній, которые я изучилъ, эта конференція пересмотрѣла родосскій каталогъ такъ, что участвующія делегаціи посредствомъ своихъ комиссій выбрали только 10 темъ для Собора (куда вошли только три темы изъ первоначальныхъ шести!), въ то время какъ около 30 темъ, не выбранныхъ единогласно, были предо­ставлены «на дополнительное изученіе нѣкоторымъ Церквамъ», какъ «про­блематика Православной Церкви» (а въ сущности, совсѣмъ чуждая Православію), съ тѣмъ чтобы въ будущемъ эти темы могли стать предметомъ «православнаго испытанія» и, быть можетъ, быть принятыми въ каталогъ. Какъ мы уже сказали, эта конференція измѣнила и «процессъ» и «методологію» обработ­ки темъ и подготовки Собора, который, повторяю, по константинопольскимъ и остальнымъ организаторамъ, долженъ состояться и закончиться «какъ можно скорѣе». Изъ всего приведеннаго ясно, что эта Первая предсоборная конференція не дала ничего новаго по сущест­ву и не выработала ничего толкомъ, а только завела православныя души и совѣсти многихъ въ новые лабиринты чьихъ-то амбицій, изъ-за которыхъ предлагался и подготовлялся Вселенскій Соборъ уже съ 1923 года, да и сегодня спѣшно готовится.

3. Вся сегодняшняя дискуссія вокругъ темъ будущаго Собора, неувѣренность и измѣненія въ ихъ подготовкѣ, опредѣленіи, искусственной каталогизаціи, всѣ новыя измѣненія и «редакціи» истинной православной совѣсти доказываютъ только одно: что въ дан­ный моментъ не существуетъ ни одной серьезной и неотложной темы для созы­ва и проведенія новаго Вселенскаго Со­бора Православной Церкви. Даже если и существуетъ тема, заслуживающая быть предметомъ для созыва и проведенія Вселенскаго Собора, она неизвѣстна сегодняшнимъ иниціаторамъ, организаторамъ и редакторамъ всѣхъ вышеупомянутыхъ конференцій съ ихъ прежними и нынѣшними каталогами. Ибо если бы это не было именно такъ, то какъ объяснить, что со времени Константинопольскаго собранія 1923 года черезъ Родосское 1961 г. до Женевскаго 1976 года все измѣнялась тематика и проблематика будущаго Собора: измѣнялось количество, порядокъ, содержаніе и сами критеріи «каталога темъ», который долженъ былъ быть предметомъ работъ такого великаго и уникальнаго церковнаго дѣла, какимъ были и какимъ долженъ быть всякій Святой Вселенскій Соборъ Православ­ной Церкви? На самомъ дѣлѣ, все это выявляетъ и подчеркиваетъ не только самую обыкновенную непослѣдовательность, но и явную неспособность и непониманіе Православія со стороны тѣхъ, кто сейчасъ (въ данной ситуаціи и такимъ образомъ) навязываетъ Православнымъ Церквамъ свой «Соборъ», незнаніе и неспособность почувствовать и осознать, что значилъ и что значитъ настоящій Вселенскій Соборъ для Православной Церкви и для полноты ея вѣрныхъ во Христѣ. Ибо если бы они это почувствовали и осознали, то они, во-первыхъ, узнали бы, что въ исторіи и жизни Православной Церкви никогда ни одинъ Соборъ, а тѣмъ болѣе столь исключительно благодатное и духоносное начинаніе, какимъ является Вселенскій Соборъ, не вызывались искусственно, съ придумываніемъ темъ для его работы и засѣданій; что никогда такъ нарочито не созывались конференціи, совѣщанія, конгрессы, просиноды, и разныя искусственныя собранія, неизвѣстныя и чуждыя православной соборной традиціи, перенятыя на самомъ дѣлѣ отъ западныхъ организацій, чуждыхъ Церкви Христовой.

Историческая реальность очевидна: святые и Богомъ созванные Соборы святыхъ отцовъ всегда имѣли передъ собой одинъ или, самое большее, два-три вопроса, остро поставленныхъ пе­редъ ними великими ересями и раскола­ми, извращавшими православную вѣру, раздиравшими Церковь и серьезно гро­зившими опасностью для спасенія человѣческихъ душъ, спасенія православнаго народа Божьяго. Поэтому Вселенскіе Соборы всегда имѣли христологическій, сотеріологическій, экклезіологическій характеръ, т. е. ихъ центральной темой - единственной те­мой и главнымъ благовѣстіемъ всегда былъ Богочеловѣкъ Іисусъ Христосъ и наше спасеніе въ Немъ, наше обоженіе въ Немъ. Да, да, да: Онъ - Единород­ный и Единосущный Сынъ Божій воплотившійся, Онъ - весь въ тѣлѣ Церкви, Онъ - Вѣчный Глава тѣла Церкви, ради спасенія и обоженія человѣка, Онъ - весь въ Церкви благода­тью Святого Духа и правой вѣрой въ Него, православной вѣрой.

Это истинно православная, апостольски- святоотеческая тематика, безсмертная тематика Церкви Богочеловѣка во всѣ времена, прошедшія, сегодняшнія и будущія. Она одна только можетъ быть предметомъ и возможнаго будущаго Вселенскаго Собора Православной Церкви, а не схоластически- протестантскаго «каталога темъ», кото­рый не имѣетъ никакой существенной связи съ духовнымъ опытомъ и духов­ной жизнью многовѣкового апостольскаго Православія, а является рядомъ сухихъ гуманистическихъ теоремъ. Вѣчная соборность Православной Церкви и всѣхъ ея Вселенскихъ Соборовъ состоитъ во всеохватывающей Личности Богочеловѣка Господа Хрис­та. Съ этой центральной, всеохватыва­ющей, православно-соборной темой и реальностью, съ этой единственной богочеловѣческой тайной и реальностью, на которой строится и держится Право­славная Церковь Христова, и всѣ ея Вселенскіе Соборы, и вся ея историчес­кая реальность, слѣдуетъ и сегодня вы­ступать передъ небомъ и землей, а не со схоластически- протестантскими гума­нистическими темами, съ которыми выступаютъ константинопольскіе или московскіе церковные делагаты и делегаціи, которые въ этотъ горькій и критическій историческій моментъ держатъ себя, какъ «вожди и представите­ли» Православной Церкви во всемъ мірѣ.

(Продолжение ниже)


Comments