?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

О КАТОЛИЧЕСКОМ ДОГМАТЕ 1854 ГОДА (о зачатии непорочной Девы Марии) – Часть V

Продолжение - см. выше  Часть 4Б


     В ПОСЛЕДУЮЩИЕ времена после Пия V-го, лучше не стало. Сторонники учения о непорочном зачатии в значительной степени приобрели силу и влияние со времени появления в их среде ордена Иезуитов. Приходы, школы, це­лые епархии разделились на защитников и противников ново­го учения. Брожение шло всюду. С кафедры, в проповедях, в частных беседах экклезиасты и богословы разных мнений на­ставляли и поучали о зачатии Пречистой Девы Марии, вещи совершенно противоположные, внося смущение и разделение в массы. Надо сказать правду, Иезуиты не брезгали никакими способами. Так, например, в обыкновенной церковной среде свою пропаганду развивали особенно среди женщин, заметив, что преимущественно их самолюбию льстит, что Дева Мария, будучи их пола, была исключительной избранницей еще в ут­робе своей матери. Иезуиты играли на низших чувствах жен­щин, тем более, что они обычно не очень хорошо разбираются в этих вопросах. В настоящее время, найти католичку, которая не верила-бы в непорочное зачатие, дело почти невозможное. Раздавались индульгенции за веру в непорочное зачатие по примеру папы Сикста ІV -го. Клеймили еретиками тех, кто не шел с иезуитами. Увольнялись с должностей, преследовались всякими прещениями священники, не шедшие за ложной док­триной.

Все эти распри, споры и даже скандалы проникли во все католические страны. Так, испанские короли вынуждены были оказывать давление на Ватикан, дабы для спокойствия в их стране, этот вопрос о непорочном зачатии был бы окончатель­но решен в одну или в другую сторону. Папа Павел V (с 1605 по 1621 г.), сторонник сего учения, воспользовался этим и из­дал свою буллу 1616 года («Bref Regis pacifici»), в которой, из предосторожности, от себя ничего не налагает, а ссылается на буллы своих предшественников: на конституции папы Сик­ста IV (о которых уже была речь) и на буллу Пия V-го, потому что этот иерарх, будучи последователем святого Фомы Аквин­ского в этом вопросе, тем не менее отверг некоторые пункты фламандского богослова Michel Baïus.[1]

Шесть лет спустя, папа Григорий ХV-й (с 1621 по 1623 г.) издает свою буллу, в мае 1622 г., построенную полностью в пользу ложного учения о зачатии. Больше того, всем прелатам, церковным служителям, богословам, профессорам с кафедры, в преподавании или в частных беседах, запрещается опровергать учение о непорочном зачатии, а также что бы то ни было или где-бы то ни было писать в опровержение сего учения. Од­нако, побоявшись реакции Доминиканцев, сейчас-же (в Июле того же года) объявляет добавление («Bref») к своей булле. В этом» добавлении он делает исключение для них, а именно, ордену «Братьев проповедников» (орден Доминиканцев) раз­решается обсуждать этот вопрос между собой, согласно своим концепциям и даже в закрытых своих учреждениях развивать свои взгляды без того, чтобы навлечь на себя преследования и наказания предвиденные его декретом.[2]

Перекинувшиеся в Испанию церковные разногласия снова побудили испанского короля (Филиппа ІV-го) обратиться к папе Урбану VIII с настоятельной просьбой решить оконча­тельно этот вопрос в одну или другую сторону. Вмешательство светской государственной власти в спор о непорочном зачатии канализировалось в пользу признания ложной доктрины; это давление со стороны играло решающую роль.

Торжествовали все, кроме небольшой группы людей, пони­мавшей тот опасный уклон, в который скользит Римско-Католи­ческая Церковь. Урбан VІІІ-й подтвердил буллы Сикста ІV-го, Павла V-го и Григория ХV-го. Церковь приучали к признанию непорочного зачатия.

Папа Александр VII (с 1655 по 1667 г.) пошел дальше. В спе­циальной конституции 1664 года («Sollicitudo omnium ecclesiarum») он восстанавливает торжественную мессу на день зачатия Девы Марии со следующим объяснением: «... ибо душа Преблаженной Девы Марии в первый момент своего творения и соединения с телом, благодатью и специальною привилегиею от Бога в виду (будущих) заслуг Иисуса Христа, Ее Сына и Искупителя человечества, была предохранена и изъята от пер­вородного греха, и что, следовательно, в этом смысле, торжест­венно празднуется день зачатия...» и т. д.[3]

С этого времени серьезного сопротивления узаконению ложной доктрины уже быть не могло, все понимали, что теперь лишь вопрос времени, можно бы сказать, вопрос в поджидании подходящего папы, чтобы эту доктрину возвести в догмат веры.

Орден Иезуитов проявлял чудовищную энергию, чтобы по возможности охватить все слои населения во всех странах. Он разнес учение о непорочном зачатии по всему христианскому миру, частично отравляя и нашу Украину, где и без того в прежние времена чувствовалась рука Ватикана. Возможно, что русская церковная власть в ту эпоху недостаточно серьезно со­противлялась проникновению этого учения в пределы нашей страны, тогда как Православные Церкви ближнего Востока, реа­гировали более энергично. Поднявшиеся голоса против ложной доктрины, занесенной на Восток, были наиболее авторитетны и наиболее чтимы. Так, Патриарх Александрийский Митрофан (+1639) смело выразил как официальное верование всего Во­стока, что Пречистая и Преблагословенная Дева Мария, Матерь Господа нашего Иисуса Христа была очищена от всякого греха в момент Благовещения, когда Бог Дух Святый сошел на Нее, а не как, по догмату, в момент зачатия, изъята от первородного греха, которому неизбежно были подвергнуты Ее родители, как и Она сама.[4]

В этом же смысле и в совершенно категорической форме о невозможности принять римское учение объявил и Досифей, Патриарх Иерусалимский (+ 1707). Затем и другие духовные авторитеты, как Georges Coressios, Meletios Syrigos, Sevastos Kymenites и проч.[5]

*****************

КО ВРЕМЕНИ издания догмата о непорочном зачатии, Католическая Церковь настолько была уже приучена к этой доктрине, что с 1847 г. в службе на день зачатия Девы Марии, Ватикан ввел слово «Immaculée» в приложении к слову «conception», не вызывая нигде серьезного протеста. Таким об­разом, прежде чем было догматически узаконено сие ложное учение, оно уже вошло в церковное богослужение. Это, конеч­но, облегчало появлению догмата. Немногие голоса отдельных иерархов, сохранивших здравый смысл, не принимались во вни­мание.

Непреклонный в своей духовной власти, папа Пий ІХ-й мог­ ли не отдавать себе отчета в том, что он собирается делать? Этот вопрос и тогда ставили себе католики, понимавшие в ка­ком положении находилась Церковь. Трудно допустить, чтобы такой высокий иерарх, имея все документы в своих архивах, не отдавал себе отчета в том, что он возводит в догмат чрезвычай­но спорное учение, не имеющее основы ни в Священном Писа­нии, ни в Священном Предании.

Когда в католических кругах стало известно, что появление догмата неизбежно, отдельные лица пытались остановить не­поправимый шаг. Увы, все попытки оказались безрезультат­ными.

Вот, например, известный католический богослов, abbé Laborde в 1852 году, писал в Рим кардиналу, верховному пред­седателю Congrégation de lindex.[6] В своем письме он вся­чески убеждал кардиналов повлиять на папу не делать опрометчивого шага, не возводить в догмат веры учение, которое не имеет никакого права на догматическое признание. Его убеждения и доводы идут по параграфам. Приводим один из них, § 7: «... пусть, если угодно, завтра появится постановление верховного понтификата, со всею его авторитетною властью объявляющего, что Преблаженная Дева Мария имела зачатие непорочное. Так что же? Станет ли от этого исторически не­правдою или будет ли менее истинно, что святой Фома Аквин­ский верил и учил совсем обратному? Или, станет ли ложью что святой Бернар, величайший почитатель Пресвятой Девы Ма­рии, отбросил это ложное учение о непорочном зачатии, считая его новшеством? Или, станет ли неправдою, что эта идея о не­порочном зачатии никогда не была в поучениях ни у святого Ансельма, ни у святого Григория, ни у святого Льва, ни у св. Фюльгенция, ни у святого Иоанна Златоустого, ни у святого Григория Богослова, ни у святого Иеронима, ни у святого Ав­густина, ни у святого Амвросия, ни у Оригена, который верил в обратное еще больше, чем все другие. Или, будет неправдою или станет ли менее исторически достоверным, что в течении всего ХІІІ-го века богословский факультет Академии в Пари­же, вместе с его основателями: Alexandre de Halès, Albert le Grand et Saint Bonaventure, учили совершенно обратному этой доктрине о непорочном зачатии, равно как и другие бо­гословские факультеты, и что лишь значительно позже на бо­гословских факультетах стали учить в пользу доктрины, да и то не как откровению, возвещенному Богом, а всего лишь, как их личное мнение».[7]

Копию этого письма abbé Laborde послал и своему архи­епископу Mgr. De la Croix, archevêque dAuch, со следующею надписью: «... нахожу необходимым переслать Вашему Преос­вященству точную копию письма, которое я адресовал карди­налам Конгрегации, — Февраль 1852».

Продолжение ниже - Часть 6



[1] «Mémoire sur la question de l’immaculée Conception», par Dom Prosper Guéranger. 1850. Paris.

[2] «La Croyance à l’immaculée Conception de la Sainte Vierge», par l’abbé Laborde. Paris 1854.

[3] «Mémoire sur la question de l’immaculée Conception», par Don Prosper Guéranger.Paris 1850. «Enchiridion Symbolorum», par Henr. Denzinger-Bannwart. Vienne 1927.

[4] «Confesion de fois», C-XVII — par Metrophane Critopoulos Patriarche d’Alexandrie. — Voir «Dict. Théol. Cath.» — tom VII, col. 965. Paris 1922.

[5] Taм жe.

[6] Конгрегация основанная Ватиканом в 1563 г. по постановлению Тридентского Собора, состоящая из кардиналов и высших церковных чиновни­ков, по контролю с правом осуждения и изъятия из циркуляции книг, неугодных Римской Церкви.

[7] «La Croyance à l’immaculée Conception de la Sainte Vierge», page 210, par l’abbé Laborde. Paris 1854.

Comments