?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

October 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Святые равноапостольные Кѵріллъ и Меѳодій – Часть І

Въ то время, какъ св. Кѵріллъ и Меѳодій, въ восточныхъ странахъ, проливали Христовъ свѣтъ на евреевъ и магометанъ, въ странахъ западныхъ, изшедшіе отъ имени Христа, но не дѣйствовавшіе для Христа, учители вѣры самихъ христіанъ влекли въ тьму лжемудрія и жизни, противной Христу. Подъ вліяніемъ такого духовнаго водительства, находились и наши братія-Славяне, населявшіе сосѣднія съ нѣмецкимъ государствомъ земли: Богемію и Великую Моравію, какъ сѣверную, оканчивавшуюся, на югѣ, Дунаемъ, такъ и южную, простиравшуюся отъ Дуная, чрезъ Блатенское озеро, до нынѣшней Славоніи, подъ именемъ Моравской Панноніи, или просто Панноніи. Эти земли постоянно обращали на себя вниманіе нѣмецкихъ государей, начиная съ Карла Великаго. Не довольствуясь тѣмъ, что обитатели этихъ земель платили имъ дань, обязуясь служить на войнѣ, и находились подъ ихъ главнымъ управленіемъ, они хотѣли совершенно покорить ихъ себѣ, и онѣмечить. Не дѣйствовало вещественное оружіе, — они обращались за помощію къ духовной силѣ; пытались достигнуть своихъ цѣлей чрезъ распространеніе въ земляхъ Славянскихъ той вѣры, которую сами исповѣдывали. Такимъ образомъ Паннонія принимала проповѣдниковъ латинства изъ Зальцбурга, Моравія изъ Пассау, Богемія изъ Регенсбурга, завися каждая, въ церковномъ отношеніи, отъ епископа того города, откуда они выходили къ нимъ. Многіе изъ Славянъ, помянутыхъ странъ, дѣйствительно, и приняли христіанство; но, въ понятіяхъ своихъ о вѣрѣ и жизни христіанской, они не многимъ чѣмъ стояли выше тѣхъ, которые оставались въ язычествѣ. Имъ приходилось утолять свою духовную жажду водою мутною. Въ эту пору римская церковь уже теряла свою первобытную чистоту. Внутренняя связь ея съ Вселенскою Церковію рушилась, хотя внѣшняя еще продолжалась. Многіе изъ коренныхъ догматовъ вѣры въ ней были уже извращены; ученіе, чисто человѣческое, возводилось на степень Божественнаго. Ни слова Божія, ни Богослуженія новообращенные христіане не понимали. То и другое слышали они не иначе, какъ на языкѣ латинскомъ, вовсе имъ непонятномъ. Добрыхъ примѣровъ въ своихъ учителяхъ они также мало видѣли. Этихъ учителей болѣе занимали государственныя домогательства и свои личныя выгоды, чѣмъ ихъ спасеніе. Изъ-за этихъ выгодъ они враждовали между собою сами; изъ-за нихъ заставляли ссориться князей съ князьями, народъ съ народомъ; ради ихъ они часто въ христіанской жизни одобряли то, чего и честный язычникъ не могъ бы одобрить.

Для Славянъ, дорожившихъ свободою совѣсти и гражданскою независимостію, такой порядокъ вещей сдѣлался, наконецъ, невыносимымъ. Между ними родилось желаніе свергнуть съ себя оковы двойнаго рабства, гражданскаго и церковнаго, угрожавшего имъ въ будущемъ еще большимъ зломъ.

Въ началѣ второй половины IX столѣтія, въ Славянскихъ земляхъ, особенно были извѣстны три князя: Ростиславъ, имѣвшій княженіе въ нынѣшней Моравіи, его племянникъ, Святополкъ, управлявшій, въ зависимости отъ него, тою частію древней Моравіи, которая лежала южнѣе, между нынѣшнею Моравіею и Дунаемъ, и Коцелъ, князь Паннонскій, или Блатенскій, по озеру, близъ котораго находилась столица его Мосбургъ.

Особенною же славою пользовался Ростиславъ, князь Моравскій, мужественно охранявшій свободу народа своего. Понимая всю невыгоду своей зависимости отъ нѣмцевъ, но и зная, что собственными силами Славяне не могутъ избавиться отъ вліянія опасныхъ сосѣдей, онъ рѣшился, вмѣстѣ съ племянникомъ своимъ Святополкомъ, искать лучшихъ друзей, которые и нуждамъ ихъ, какъ духовнымъ, такъ и гражданскимъ, вѣрнѣе могли бы помочь, и, въ тоже время, не были бы опасны для нихъ. Такихъ друзей они надѣялись найти въ отдаленной отъ нихъ, православной Византіи. Къ нимъ присоединился и Коцелъ, бывшій до того другомъ нѣмцевъ.

Послѣ взаимныхъ совѣщаній между собою и съ народомъ, въ концѣ 862 года, или въ началѣ 863 г., они отправили къ греческому царю Михаилу общее посланіе слѣдующаго содержанія: «народъ нашъ отвергся язычества и принялъ законъ христіанскій; но мы не имѣемъ такого учителя, который бы, на родномъ нашемъ языкѣ, открылъ намъ истинную вѣру христіанскую, чтобы и другія страны послѣдовали нашему примѣру — По этому просимъ тебя, державный государь, пришли къ намъ такого епископа и учителя. Отъ васъ всегда во всѣ страны исходитъ добрый законъ». Пріятно было царю Михаилу такое сближеніе съ нимъ князей Славянскихъ, обѣщавшее многія выгоды и для Церкви православной и для государства греческаго. Распространяя предѣлы и славу Церкви православной, оно, съ тѣмъ вмѣстѣ, открывало для византійскаго государства возможность поставить себя въ болѣе выгодное отношеніе и къ прочему западному краю. — Немедленно быдъ созванъ соборъ для необходимыхъ, по этому случаю, совѣщаній. Напередъ можно было угадать — на кого, при этомъ, устремленъ будетъ царственный взоръ. И теперь, какъ и прежде, онъ обращенъ былъ на Боголюбиваго философа, многократными опытами доказавшего свое усердіе къ царю и св. Церкви. Царь призываетъ его на соборъ уже изнуреннаго тѣлесными силами отъ тяжкихъ трудовъ, объявляетъ ему о желаніи Славянъ, и говоритъ: «знаю, философъ, что ты слабъ, но нельзя тебѣ не идти къ нимъ. Кромѣ тебя, никто другой не можетъ выполнить ихъ прошенія». Не устрашился труженикъ Христовъ великаго подвига, ему предлагаемаго. Полный вѣры въ силу Божію, совершающуюся въ немощехъ, онъ отвѣтилъ царю: «слабъ, боленъ я, но пойду съ радостію». Одно только условіе онъ прибавилъ къ этому: «если Славяне имѣютъ свою азбуку», и самъ же объяснилъ смыслъ его, когда царь объявилъ ему, что такой азбуки нѣтъ, что ея искали дѣдъ его, отецъ и многіе другіе (для Славянъ жившихъ въ Греціи), — и не нашли. «Развѣ можетъ кто-нибудь писать бесѣду на водѣ? или желать прослыть еретикомъ?» говорилъ философъ. Учить безъ помощи письменнаго языка, по выраженію философа, тоже, что писать на водѣ. Такое ученіе и не достаточно и не надежно. Нельзя устно преподать всѣмъ все; нельзя и удержать въ памяти все, преподанное на словахъ, особенно въ той точности и непогрѣшительности, какая требуется при изученіи догматовъ вѣры христіанской. Притомъ, проницательный философъ предвидѣлъ, съ какою завистію прежніе учители Славянъ — латиняне будутъ смотрѣть на труды новыхъ проповѣдниковъ, и съ какимъ безстыдствомъ станутъ разсѣвать ложныя понятія и о нихъ самихъ и о ихъ ученіи. Чтобы проповѣдь сдѣлать вполнѣ плодотворною, чтобы оградить ее отъ клеветъ и извращенія, со стороны людей злонамѣренныхъ, необходимо требовалось заключить ее въ букву. Но гдѣ взять буквы, когда ихъ у Славянъ не было? Вѣра нашла средство устранить и это затрудненіе. «Если ты захочешь, говорили философу царь и родственный соправитель его, Варда, имѣть буквы, то тебѣ не откажетъ въ этомъ Богъ, который подаетъ все просящимъ у него несомненно, и отверзаетъ толкущимъ.» Выслушавъ это, философъ сталъ съ споспѣщниками своими на обычную молитву: и получилъ то, чего ни царь, ни другой кто не могъ достигнуть. При всесильной помощи Божіей, онъ составилъ азбуку, пользуясь алфавитами извѣстныхъ ему языковъ, и началъ переводить на Славянскій языкъ Евангеліе отъ Іоанна: искони бѣ Слово, и Слово бѣ у Бога, и Богъ бѣ Слово и проч. Обрадованные видимымъ благословеніемъ Божіимъ святыхъ трудовъ праведника, царь и его совѣтники возблагодарили и прославили Господа.

Язъ избрахъ васъ, и положихъ васъ,

да вы идите и плодъ принесете,

и плодъ вашъ пребудетъ. Іоан. 15, 16.

По окончаніи нужныхъ для предстоящаго апостольскаго труда приготовленій, св. Кѵріллъ вмѣстѣ съ братомъ своимъ св. Меѳодіемъ, по волѣ царской, немедленно должны были отправиться въ Моравію. Имъ вручены были многіе дары, назначенные царемъ для Славянскихъ князей, и царское письмо къ моравскому князю Ростиславу, какъ главному, въ то время, представителю юго-занадныхъ Славянъ, слѣдующаго содержанія: «Богъ, который повелѣваетъ всякому, дабы въ разумъ истины пришелъ и стремился къ большему и большему совершенству, видя твою вѣру и труды, открылъ, въ наши лѣта, буквы для вашего языка, чтобы и вы причислились къ великимъ народамъ, прославляющимъ Бога на своемъ языкѣ. Того самого святаго, благовѣрнаго, весьма книжнаго мужа и философа, которому Господь открылъ ихъ, мы и посылаемъ къ тебѣ. Прими даръ, большій, честнѣйшій всякаго злата и сребра и каменія драгоцѣннаго и богатства преходящего; поспѣши, вмѣстѣ съ нимъ, утвердить основаніе вашей рѣчи и позаботиться, чтобы каждый изъ васъ всѣмъ сердцемъ взыскалъ Бога. Веди всѣхъ ко спасенію. Побуждай каждаго не лѣниться,- но идти путемъ истиннымъ, чтобы и тебѣ, когда своимъ попеченіемъ приведешь ихъ въ Божій разумъ, получить мзду свою въ семъ вѣкѣ и будущемъ, за всѣ тѣ души, которыя захотятъ увѣровать въ Христа, Бога нашего, отнынѣ и до вѣка, и чтобы сохранить тебѣ память по себѣ въ прочихъ родахъ, подобно Константину, царю великому».

Продолжение см. ниже Часть ІІ

Comments