?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

О Послании Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей от 1971 г. – Часть ІІІ

Продолжение – см. выше Часть ІІ


Когда послѣ жесточайшихъ прещеній, наложенныхъ митрополитомъ Сергіемъ на «непокорныхъ», этихъ послѣднихъ стали арестовывать и разстрѣливать, — тогда истинная и вѣрная Хри­сту Православная Русская Церковь стала уходить въ катакомбы. Митрополитъ Сергій и всѣ «сергіане» категорически отрицали существованіе катакомбной Церкви. Соловецкіе «сергіане» ко­нечно тоже не вѣрили въ ея существованіе. И вдругъ — живое свидѣтельство: первый катакомбный епископъ Максимъ Серпуховской прибылъ въ Соловки.

Архіепископъ Иларіонъ Троицкій вскорѣ былъ увезенъ изъ Соловковъ, а съ нимъ вмѣстѣ исчезли и «сергіанскія настроенія» у многихъ. Упорными «сергіанами» оставались только архіепископъ Антоній и, особенно, епископъ Іоасафъ (Жеваховъ).

Отрицая катакомбную Церковь, соловецкіе «сергіане» отри­цали и «слухи» о томъ, что къ митроп. Сергію писались обличительныя посланія и ѣздили протестующія делегаціи отъ епархій. Узнавъ, что мнѣ, свѣтскому человѣку, лично пришлось участвовать въ одной изъ такихъ делегацій, — архіепископъ Антоній Маріупольскій, однажды, находясь въ качествѣ боль­ного въ лазаретѣ, пожелалъ выслушать мой разсказъ о поѣздкѣ къ митрополиту Сергію вмѣстѣ съ представителями отъ епископата и бѣлаго духовенства. Владыки Викторъ и Максимъ благословили мнѣ отправиться въ лазаретъ, гдѣ лежалъ архіепископъ Антоній, и разсказать ему объ этой поѣздкѣ. Въ слу­чаѣ, если онъ, послѣ моего разсказа обнаружилъ бы солидарность съ протестовавшими противъ «новой церковной полити­ки», — мнѣ разрѣшалось взять у него благословеніе. Въ случаѣ же его упорнаго «сергіанства» благословенія я не долженъ былъ брать. Бесѣда моя съ архіепископомъ Антоніемъ продол­жалась болѣе 2 часовъ. Я ему подробно разсказалъ объ исто­рической делегаціи Петроградской епархіи въ 1927 г., послѣ которой произошелъ церковный расколъ. Въ концѣ моего разсказа архіепископъ Антоній попросилъ меня сообщить ему о личности и дѣятельности Владыки Максима. Я отвѣтилъ ему очень сдержанно и кратко и онъ замѣтилъ, что я не вполнѣ ему довѣряю. Онъ спросилъ меня объ этомъ. Я откровенно отвѣтилъ, что мы, катакомбники, опасаемся не только агентовъ ГПУ, но и «сергіанъ», которые неоднократно предавали насъ ГПУ. Архіепископъ Антоній былъ очень взволнованъ и долго ходилъ по врачебному кабинету, куда я его вызвалъ, якобы для осмо­тра, какъ врачъ-консультантъ. Затѣмъ, вдругъ, онъ рѣшительно сказалъ: «а я все-таки остаюсь съ митрополитомъ Сергіемъ». Я поднялся, поклонился и намѣревался уйти. Онъ поднялъ ру­ку для благословенія, но я, помня указанія Владыкъ Виктора и Максима, уклонился отъ принятія благословенія и вышелъ.

Когда я разсказалъ о происшедшемъ Владыкѣ Максиму, — онъ еще разъ подтвердилъ, чтобы я никогда не бралъ благословенія упорныхъ «сергіанъ». «Совѣтская и Катакомбная Цер­кви — несовмѣстимы» — значительно, твердо и убѣжденно ска­залъ Владыка Максимъ и, помолчавъ, тихо добавилъ: «Тайная, пустынная, катакомбная Церковь анафематствовала «сергіанъ» и иже съ ними».

Посмотрим теперь, как исповедник Владыка Максим относился к официальной Церкви. Чрезвычайно интересен документ - заявление на имя митр. Сергия «серпуховского духовенства и мирян» от 30 декабря 1927 г., в редакции которого участвовал епископ Максим:

«... Таким образом, Вы являетесь ничем иным, как продолжателем так называемого "обновленческого" движения, только в более утонченном и весьма опасном виде, ибо, заявляя о незыблемости Православия и сохранении каноничности, Вы затуманиваете умы верующих и соз­нательно закрываете от их глаз ту пропасть, к которой неудержимо влекут Церковь все Ваши распоряжения». Вслед за этим Владыка Максим отмежевался от митр. Сергия, отступил от пропасти.

Так же смело обратился епископ Алексий к православному клиру и мирянам Воронежской епархии 9/22 января 1928 года:

«Своими противными духу Православия деяниями, митроп. Сергий отторгнул себя от единства Святой, Соборной и Апостольской Церкви и утратил право предстоятельства Русской Церкви.

Православные святители и пастыри пытались всячески воздействовать на митр. Сергия и возвратить его на путь прямой и истинный, но"ничтоже успели". Ревнуя о славе Божией и желая положить предел дальнейшим посягательствам митрополита Сергия на целость и неприкосновенность Святых Канонов и установлений церковного порядка и незапятнанно сохранить каноническое общение со своим законным Главою Патриаршим Местоблюстителем Высокопреосвященнейшим Митрополитом Петром Крутицким, - Высокопреосвященнейший Митрополит Иосиф и единомысленные ему православные архипастыри осудили деяния Сергия и лишили его общения с собою».

В письме епископа, отошедшего (от митр. Сергия) к епископу, не отошедшему (напечатанном в N97 "Церковной Жизни" за 1933 г.) читаем следующее:

"Беру на себя смелость на основании святоотеческих истолкований соответствующих мест из Слова Божия категорически утвержать, что Православная Церковь "на территории СССР вступила в эпоху "отступления" - апостасии (2 Сол.11, 3), в сферу влияния пробуждаю­щейся в всемирной деятельности к концу железно-глиняного периода последнего человеческого царства (Дан. II, 4-0-43), апокалиптической блудницы (Апокал. ХѴІІ)».

После всего сказанного мы видим, насколько важен и страшен затронутый вопрос. И насколько с этой точки зрения тревожно Соборное Послание к русским людям.

С самого начала я опасался того, что может произойти в результате увлечения новыми исповедниками, находящимися в лоне Московской Патриархии. Неужели нынешнее Соборное Послание станет, в какой-то мере, подтверждением этих моих опасений?

Признание официаль­ной Церкви как подлинной РУССКОЙ ЦЕРКВИ приведет нас неизбежно к самоупразднению. Для СССР не так важны споры о законности установленного ею церковного аппарата. Власть нуждается в признании её Церкви как настоящей РУССКОЙ ЦЕРКВИ. Этого она старается добиться всеми путями. Попутно с этим, она старается поразить нашу Церковь (по возможности изнутри), так как без нашей Церкви не останется свидетеля истины.

Нереальны наши пожелания об изъятии волков из Московской Патриархии. Не лучше было бы приглядеться к самим себе: нет ли и у нас волков в овечьей шкуре?

Что же делать дальше? - Быть бдительными, рассудительными и неустрашимыми и положиться на помощь Божию, памятуя что мы призваны к борьбе с духами злобы мира сего.

С любовью во Христе, Ваш д. Вениамин

2/15 ноября 1971 г.



Comments