?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

О Послании Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей от 1971 г. – Часть ІІ

Продолжение – см. выше Часть І

Многое из вышесказанного находится и в Архиерейском Послании. Но вопрос в том, следует ли считать официальную Московскую Церковь ЦЕРКОВЬЮ или ЛЖЕЦЕРКОВЬЮ.

В Послании мы находим признание того, что Церковь Московской Патриархии есть ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА, куда вкрались волки, которых нужно вскрыть и изгнать для того, чтобы очистить ЦЕРКОВЬ.

Изгнать волков!? Это мечты! Она вся держится на них, и так будет до той поры, пока жива богоборческая власть: «Они послали офицеров контрразведки в эти семинарии и впоследствии они стали епископами во многих церквах» (Из показаний б. чекиста Растворова в Аме­риканском Сенате 12 апреля 1956 г.).

В 1927 г. истинно верующие стали отходить от неё. Задача решалась ОТЛОЖЕНИЕМ и ОСУЩЕСТВЛЕНИЕМ ИСТИННОЙ ЦЕРКВИ.

К сожалению, порывая связь с историей, многие наши верующие задают все те же вопросы, и решают их по своему душевному состоянию, часто по духу времени, не прибегая к имеющимся уже решениям. Начиная все сначала, они часто разбирают вопросы Русской Православ­ной Церкви, как протестанты толкуют Евангелие, забывая при этом ПЕЧАТЬ ИСТОРИИ – ПРЕДАНИЕ. Так наши соотечественники, великодушные православные русские люди, снимают анафему с Московской Церкви, наложенную на нее КАТАКОМБНОЙ ЦЕРКОВЬЮ.

Задумаемся над тем, к чему могут нас привести некоторые высказывания о Церкви, допущенные в Соборном Послании. Не произойдет ли из-за них соблазн среди верующих здесь, в Русской Зарубежной Церкви, и там, среди катакомбников?

Мы читаем в нем: «Выдвинувшиеся при поддержке богоборцев несвободные возглавители Московской Патриархии предают ЦЕРКОВЬ РУССКУЮ своей хулой на исповедников и мучеников…».

Верно! Однако, сказавшие это в 1927 г. отошли от беззаконствующей Патриархии и образовали ИСТИННУЮ РУС­СКУЮ ЦЕРКОВЬ.

Далее читаем в Архиерейском Послании: «Несвободные возглавители Патриархии… предают ЦЕРКОВЬ».

Какую ЦЕРКОВЬ? И так повторяется шесть раз, причем, нужно признаться, вообще в очень положительном контексте.

Еще читаем в Послании:

«Свободные епископы Русской Церкви отдают себе отчет в том, в каких тяжких обстоятельствах приходится жить истинным епископам, священству и мирянам в порабощенной богоборцами России».

Позвольте спросить, о ком идет речь? - Согласно Словарю Атеиста (изд. 1964 г.) под названием "Истинно Православные Христиане" имеется в виду "секта", не признающая Московскую Патриархию, но во всем православная. Но, увы! не о них пишется в Послании. Имеется в виду опять-таки официальная Церковь, как это явствует из следующего абзаца:

«Свободные епископы Русской Церкви благословляют и призывают православных русских людей сплотиться на защиту Христовой Церкви, на прославление своих исповедников и мучеников, на обличение засылаемых в ограду Церкви волков в овечьих шкурах».

С прискорбием нужно добавить, что церковное признание Мос­ковской Патриархии всегда встречалось у отколовшихся от Зарубежной Церкви ее частей и, до известной степени, мотиви­ровало расколы в нашей Церкви.

Подобное отношение к Московской Патриархии можно сравнить с отношением к экуменизму. Повсюду де есть доля правды и добра. Поскольку в Московской Патриархии имеются истинно верующие, то не будем столь строго смотреть на каноны и церковные правила. Вслед за этим лежит прямой путь к заключению, что нет абсолютной необходимости принадлежать к Русской Зарубежной Церкви.

Как можно объяснить тот факт, что мы сегодня встречаемся в нашей Церкви с подобным явлением?

На мой взгляд, это связано во многом с появлением за последние годы целого ряда новых авторитетов в борьбе за религию в России. На Западе широко распространились писания Кранова-Левитина, московских священников, епископа Гермогена и пр. и, недавно, Талантова. К ним стали проявлять большой интерес. Этот голос оттуда всколыхнул заснувшие эмигрантские души: « Этоисповедники!, - послышалось отовсюду, - нам нужно прислушиваться к их голосу, голосу правды!…».

И мы пишем в Соборном Послании:

«Из-за развращения и пре­дательства епископов верующие не должны расходиться по домам и организовывать отдельные секты, но, сохраняя единство, они должны начать всенарод­ное обличение развращенных лжепастырей и очистить от них Церковь».

Иначе говоря, со слов Талантова, верующие Московской Патриархии должны оставаться в лоне Московской Патриархии.

Из этого становится очевидным, что нельзя слепо относиться к любым заявлениям исповедников. Были и в 1927 г., есть и сейчас «исповедники», которые не смогли полностью разобраться в некоторых аспектах сложной задачи своего времени.

Укажем, например, на случай архиепископа Илариона (Троицкого), словами прот. М. Польского (Том І, стр. 131):

"Сам архиепископ Иларион делал ошибки; это тот, кто самоотверженно боролся с безбожием и церковным расколом, неустанно проповедовал против них в церквах, проводил блестящие публичные диспуты с представителями того и другого, организовывал отнятие храмов у обновленцев, свидетельствовал истину на допросах в самой тюрьме среди посулов и угроз, когда столько в такой обстановке пали и сдались.

Не делать ошибок было трудно. «Надо побыть в этой обстановке хотя немного, а так не опишешь. Это, воочию сам сатана», говорил Архиеп. Иларион в разговоре, касавшемся отношения власти к церковному управлению. Коварство врага лишало решительности и прямоты и такой человек, как Архиеп. Иларион, шел на компромиссы и делал ошибки. Он читал лекцию о совместимости христинства и социализма, когда агент требовал от него дока­зать этим, что он не контрреволюционер… Он же был один из (двух) сторонников отречения Патриарха от власти… настолько быстро и сам Архиеп. Иларион сознал свою ошибку, что об этой его позиции далеко не все и среди епископата знали. Не без его влияния, хотя и на весьма малое время, был заведен Патриархомновый стиль. Главный свидетель планов ГПУ по уловлению Церкви в большевитские сети, он менее всех был склонен осудить первоиерарха за неполезные для Церкви поступки. В соглашении митр. Сергия с властью ничего не видел особенного...».

А вот из описания соловецкой действительности (Польский, Том 2, стр. 28-30):

«Одна часть еписко­пата и бѣлаго духовенства совершенно разорвали всякое общеніе съ митрополитомъ Сергіемъ, оставшись вѣрными непоко­лебимой позиціи митрополитовъ Петра, Кирилла, Агафангела, Іосифа, Архіепископа Серафима (Угличскаго) и многихъ другихъ, засвидѣтельствовавшихъ свою вѣрность Христу и Церкви исповѣдничествомъ и мученичествомъ. Другая же часть — стала «сергіанами», принявшими такъ называемую «новую церковную политику» митрополита Сергія, основавшую Совѣтскую цер­ковь и произведшаго ново-обновленческій расколъ.

Ко времени прибытія владыки Максима, на Соловкахъ были слѣдующіе епископы «іосифляне»: епископъ Викторъ Глазовскій (первый, выступившій съ обличительнымъ посланіемъ противъ Деклараціи митрополита Сергія), епископъ Иларіоиъ, викарій Смоленскій и епископъ Нектарій Трезвинскій. Къ «сергіанамъ» же принадлежали: архіепископъ Антоній Маріупольскій и епископъ Іоасафъ (кн. Жеваховъ). Менѣе яростнымъ, но все же «сергіанцемъ» былъ архіепископъ Иларіонъ Троицкій, осуждавшій Декларацію митрополита Сергія, но не порвавшій общенія съ нимъ, какъ «канонически правильнымъ» Первосвятителемъ Русской Церкви.

Продолжение см. ниже – Часть ІІІ

Comments