?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Украина - Русская Земля. Свободное слово Карпатской Руси, 1977, ЧАСТЬ ІІІ


      Продолжение

(См. выше Часть ІІ)


      Осужденный за свои преступления историей и в совести всего русского народа, особенно на Украине, после поражения Карла XII в Полтавской битве Мазепа случайно спасся бегством и бесславно окончил свою жизнь на чужбине. Вот как об этом повествуется и шеститомной львовской Сводной летописи А. С. Петрушевича под 1709 годом: Шведский король, по имени Кароль, Львов место през зраду добыл и збурыл, великие скарбы з костелов и церквей и купцей побрал с которыми был на Украину поехал из войсками многими. Там же за Полтавою побежден от царя Петра Московского. Войска ему убил много тысячей, а он с малой дружиной из Мазепой гетманом заднепровским, который ся ему был яко здройца поддал, до Волох утекал: там же Мазепа отруил и здох...

Прозвище мазепинцы, данное украинским сепаратистам в юго-западной русской украине - в Галичине, Карпатской Руси и Буковине, - имело ругательный смысл и в полной мере отражало отношение населения к их движению. Именно там, в Прикарпатокой Руси, население, умудренное тяжелым опытом долгого сожительства с врагами русского народа и постоянной борьбой за свои национальные права, правильно поняло опасное назначение украинского сепаратизма. Мазепинская постановка национального вопроса не только возмущала по своему ложному смыслу, но и оскорбляла народное достоинство тем, что вся многовековая национальная борьба, весь жертвенный подвиг всего народа для защиты своей русской национальности превращались в какую-то всеобщую ошибку, и святое для всех понятие Руси, которое объединяло и вдохновляло жить и бороться, несмотря на все тягости, вдруг начало подвергаться сомнению и даже отрицанию. Здоровая и ясная народная мудрость не могла примириться с таким надругательством над самой заветной своей святыней - русской национальностью. В народной памяти жили светлые образы предков, которые никогда не колебались в своих русских национальных убеждениях, всегда призывали к защите русского народа, сами показывали высокие примеры самозабвенного труда и жертв для народной пользы, и это не могло быть забыто. Народ отлично сознавал, что его предки в своей героической борьбе за Русь не ошибались и что ничтожная горсточка оторвавшихся от него хитрящих и готовых на низкую измену потомков не смеет отрицать правды и извращать великое народное прошлое - прочную основу его настоящего и будущего.

Огромное, подавляющее большинство населения юго-западной русской украины - в Галичине, Карпатской Руси и в Буковине - интеллигенция, униатское и православное духовенство, от высших иерархов до приходских священников в глухих и далеких галицких деревушках, со всем церковным причтом и прихожанами, и многочисленные городские жители - купцы, чиновники, ремесленники - все вообще представители русского местного общества согласно выражали свой протест против украинского сепаратизма в печати, на народных собраниях, демонстрациях, в официальных обращениях в правительственные учреждения от имени многих светских и духовных обществ и организаций и протестов русских депутатов в австрийском и позднее в чешском парламенте. По этому вопросу создалась обширная литература научного, духовного, художественного и публицистического характера и целый ряд исторических документов, в которых ясно и непреложно свидетельствуется, что мазепинство было населению Южной Руси совершенно органически чуждо и совсем им не воспринималось как во время своего возникновения, так и до наших дней.

Перед всеми заговорщиками украинской интриги стояла изуверская задача - изуродовать по политическим планам национальное самосознание многих миллионов сознательных русских людей, сделать русских не русскими, а украинцами. И такое мракобесие нужно было обосновать как можно более убедительно. В этом были заинтересованы все враги русского народа и России в Вене, в Риме и в Берлине и даже некоторые международные политические партии и организации, каждый из них по-своему, но все одинаково злостно. Украинский сепаратизм казался верным оружием, более сильным, чем военные механизмы и армии, и чтобы придать его действию наибольшую разрушительную силу, не стеснялись никакими средствами.

Основная деятельность украинских сепаратистов и их вдохновителей по понятным причинам сосредоточилась на Галицкой Руси - единственной беззащитной русской территории, на которой тогда можно было безнаказанно производить подобный опыт. Действия украинских сепаратистов устремились в первую очередь против основных национальных устоев - против русского литературного языка и против Православной Церкви.

Население Прикарпатской Руси, как вообще всей юго-западной окраины, с незапамятных времен всегда называло свой язык русским, каким он в действительности и является и благодаря которому оно оставалось неразрывно связанным со всем остальным русским народом. Вместе с народом православное и униатское духовенство всегда сознавало себя русским и употребляло русский разговорный язык, южнорусское наречие, несмотря на то, что еще в 1664г. униатский епископ Иосиф Шумлянский приказал духовенству усвоить польский язык. Тем не менее, метрические книги в Галичине, а также различные записи и заметки, собранные впоследствии А. Петрушевичем в Сводную летопись, велись на русском языке. Русские, живущие в Галичине и на Закарпатье, называли себя русинами (древнерусским термином) и руснаками. Прилагательное же от русин и руснак было только русский. Народность свою они называли русской, язык - русским. Даже церковь свою, униатскую ли, православную ли, они называли, в отличие от папской, русской церковью. Немецкие ученые, литераторы называли население присоединенных к Австрии русских областей руссен. Все это было совершенно верно исторически, лингвистически и территориально. И главное, живая связь с русским литературным языком, никогда не прекращавшаяся и неизменная, была тем могучим источником сил, которые поддерживали национальную жизнь народа. Желая оборвать эту главную жизненную артерию, связывающую в единый национальный организм весь русский народ, украинские сепаратисты по приказу Вены принялись за выработку искусственного украинского литературного языка, чтобы, нагромоздив лингвистическую преграду, легче оторвать население Юго-Западной Руси от России. Следуя примитивному методу, обычно применяемому всеми сепаратистами, украинские сепаратисты начали переделывать грамматику русского языка. Вздорно придираясь даже к отдельным буквам, они начали заменять их другими, сокращать или наоборот, вводить дополнительные, особенно в те слова, которые сохраняли одинаковое начертание и звучание во всех русских наречиях, а особенно в общерусском литературном языке. Именно такие общие слова - живые и наглядные свидетельства общерусского кровного родства - с сознательной злостью подвергались неуклюжим переделкам или заменялись заимствованиями из других славянских языков, в первую очередь из польского или даже из иностранных, или, наконец, просто изобретались совсем новые с единственной целью, как можно резче и грубее отделить малорусское наречие от общерусского литературного языка и создать видимость, очевидно недобросовестную и неубедительную, но все-таки видимость наличия украинского языка. Законы рождения и жизни слов грубо и злостно ими попирались и в их усилиях откровенно раскрывался политический замысел, которым они воспалились и которому служат. Изобретенные ими слова остаются в стороне от народной жизни, их не употребляют в разговорной речи и многие из них сохраняются в словарях для специального назначения. Но народ их не принимает и не пользуется ими. Сравнивая не только тексты старой письменности, но и всей последующей, до второй половины ХIХ столетия включительно, то есть до того времени, пока еще не началась разлагающая деятельность украинских сепаратистов и особенно живой современный южнорусский говор с так называемым украинским литературным языком, можно наглядно убедиться, как безобразно изуродовано в нем прекрасное, певучее, красочное малорусское наречие.

Одновременно с этим по всей Галицкой Руси началось открытое гонение на русский язык. Во всех начальных школах, которые начали появляться только в 1791г., преподавание велось по букварю, изданному в Вене в 1790г. До тех пор русское население пользовалось букварями, получаемыми в частном порядке из Москвы. В средних учебных заведениях преподавание шло на польском, немецком, венгерском и румынском языках в зависимости от того, к какой стране административно относилась данная русская область. Во Львовском университете долгое время не было кафедры русского языка и истории. Во всех учреждениях делопроизводство велось по-польски, -венгерски, -румынски или -немецки. Русский язык искоренялся из употребления всеми мерами и за пользование им русских людей преследовали, считая их неблагонадежными, а в некоторых случаях это приравнивалось к государственной измене, каралось тюремным заключением и даже осуждением на смерть. Во время войны 1914-17гг. достаточно было найти в доме русского человека русскую книгу, чтобы это послужило причиной ареста, жестоких истязаний, сурового тюремного заключения или даже убийства на месте. Такое возмутительное попирание национальных и просто человеческих прав русского населения Юго-Западной Руси производилось совсем открыто, постепенно, начиная с ХIV века и все более усиливаясь, сначала католической Польшей, а затем, после присоединения Галицкой Руси к Австрии, до середины ХХ века, с разной степенью ожесточенности достигнув крайней степени во время первой мировой войны, и только для того, чтобы истребить в населении русских областей сознание и преданность русской национальности.

Упорная, настойчивая разлагающая работа украинских сепаратистов над выработкой украинского языка достигла некоторых результатов благодаря широкой и щедрой поддержке всех врагов национального единства русского народа, вначале австро-польской администрации, а затем уже коммунистической власти России. Украинский язык уже как-то составлен, на нем пишут разные произведения литературного и научного характера и печатают, его преподают в школах. Но какова его жизнеспособность, покажет только будущее. Чтобы внедрить его в употребление, как в самом начале, так и теперь, необходимо прилагать насилие. На территории всей Южной и Юго-Западной Руси введено принудительное обучение на нем в школах, в средних учебных заведениях и в университетах, а также принудительная публикация всех видов научного и литературного творчества. Это входит в общий план насильственной украинизации обширного края и многочисленного населения. Начало всенародной украинизации отразилось даже в насмешливом, и как всегда метком народном выражении: когда мы украинизировались. С полной уверенностью можно предвидеть, что с прекращением насильственных мер, украинизация сама собой остановится и отпадет, как сыпь после выздоровления от заразной болезни.

В настоящее время, вместе с присоединением к России почти всей Прикарпатской Руси, за исключением Лемковской и Пряшевской, которые несомненно должны быть тоже присоединены в будущем для завершения полного объединения всего русского народа, преступное гонение на русский язык приняло партийно-государственные формы. Но хотя общерусский литературный язык уже восстановлен в своем достоинстве общегосударственного языка и возвышенном послании всенародного просвещения и объединения русского народа, злокачественная украинская интрига продолжает действовать, несмотря на то, что ее изобретателей давно и след простыл и что цели, которым она должна была служить, тоже давно стали беспредметными. Однако единственным полномочным и законным судьей в этом вопросе является сам русский народ. Пока что он терпеливо переносит производимый над ним насильственный опыт украинизации и молча хранит тяжелые думы. Когда он станет свободным, мы верим, он прекратит этот грязный опыт, производимый над его телом и душой врагами русской земли.

Одним из основных факторов, формирующих национальность, часто оказываются религиозные верования. Это бывает обычно в тех случаях, когда вероисповедание данного народа отличается от соседних народов. После того, когда большие религии объединили многие народы, религиозные верования перестали быть национальным признаком, но все-таки сохранили некоторые национальные особенности. Даже божественное учение Иисуса Христа у разных народов окрасилось в национальные оттенки церковной обрядности во второстепенных национальных праздниках, в церковной архитектуре и религиозном искусстве. Особенно сильное влияние на национальное обособление церквей, в частности христианских, произвели догматические разногласия, вызвавшие даже враждебное разделение и причинившие несчастья народам. Так, Православная Церковь в юго-западных русских украинах на протяжении многих столетий подвергалась жестокому преследованию со стороны воинствующего католицизма и в связи с этим приобрела определенное национальное значение и даже название русской Церкви.

Значение и послание Православной Церкви в Юго-Западной Руси не ограничивалось только духовным окормлением русского населения, но простиралось и на защиту его национальности. Православная Церковь переживала вместе со всем русским народом все национальные бедствия многовекового гнета враждебного католического окружения и являлось не только хранительницей векового народного вероисповедания, но и живой духовной связью со всем единоверным и единокровным православным русским народом. Так например, митрополит Киевский Кирилл II (1250-1280) в эпоху, когда русский народ был разорван на две части татарским нашествием, был другом Галицкого князя Даниила и Новгородского князя Александра Невского. Оба князя были единомышленниками в светских и духовных делах и митрополит Кирилл объединял своей личной дружбой с ним Северную, Южную и Юго-Западную Русь. В 1299г. Киевский митрополит Максим, спасаясь от постоянных татарских насилий, ушел вслед за населением на север и поселился во Владимире на Клязьме. Оттуда он совершал частые поездки в южнорусские области, более всех нуждавшиеся в пастырских заботах. Преемник Максима, митрополит Петр, продолжая деятельность своего предшественника, по пути в юго-западные области часто останавливался в Москве, где он подружился с московским князем Иваном Калитой. Владыка Петр, уроженец Волыни, скончался в Москве в 1326г., нося титул Митрополита Московского и всея Руси. Он отличался высокой духовной жизнью и много потрудился для Православной Церкви и всего русского народа. Тесные живые связи между двумя частями разобщенного татарами русского народа - Северной и Южной Руси - постоянно поддерживались и развивались, особенно благодаря Православной Церкви, и только потому далеко выдвинутые на запад русские украины, оторванные от русского государства, смогли легче и крепче сохранить твердое сознание своей русской национальности. Именно в Галицкой, Карпатской и Буковинской Руси и в некоторых других далеких русских областях Православная Церковь, даже омраченная насильственной унией с католической церковью, оставалась в течение долгого порабощения Польшей, а затем Австро-Венгрией единственной верной и неустрашимой защитницей беззащитного народа.


Продолжение – см. Часть IV

Comments