?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

САТАНИЗМ и СТАЛИН

СТАЛИН И САТАНИЗМ

Декретом Сталина от 15.05.1932 начинается "безбожная пятилетка", поставившая цель: к 1 мая 1937 г. «имя Бога должно быть забыто на территории страны»

http://www.rusidea.org/?a=25051510
[…]
      Вначале большевики полагались на голую силу и не имели четкой программы уничтожения Церкви, создавая лишь провокационные поводы (наподобие "борьбы с голодом") для антицерковного террора. Инициатива исходила от Троцкого, который в ноябре 1921 г. стал председателем особой "Комиссии Совнаркома по учету и сосредоточению ценностей". После февральского декрета 1922 г. об "отделении Церкви от государства" началось массовое закрытие и ограбление храмов. Но лобовой удар не дал ожидавшихся результатов, а привел по призыву св. Патриарха Тихона к сопротивлению верующих, к восстаниям против ограбления храмов, к возникновению подпольных общин (Катакомбной Церкви). Поэтому, примерно с 1922 г., большевики стали наряду с террором выделять в церковной среде лояльное духовенство, чтобы расколоть Церковь и расправиться с ее частями по отдельности.
       Был устроен обновленческий раскол, провозгласивший в частности христианское учение основой коммунизма, началась травля в печати непокорного Патриарха, вербовка ОГПУ "своих людей" в епископате. Все это привело к дезорганизации Центрального церковного управления, а в 1927 г. и к так называемой "Декларации" митрополита Сергия с требованием от духовенства подписок лояльности богоборческой власти. Он даже внес коммунистические праздники в церковный календарь.
       Требование лояльности было именно таким лукавым тактическим приемом первоначального раскола духовенства, ибо компартия не помышляла отказаться от уничтожения религии в создаваемом марксистском обществе. В том же 1927 г. на XV съезде партии Сталин говорил о недопустимом ослаблении антирелигиозной работы, а через год на собрании московского партактива он потребовал «связать широкую массовую антирелигиозную кампанию с борьбой за кровные интересы народных масс». Это вскоре вылилось в коллективизацию, которая была устроена большевиками не для "подъема сельского хозяйства", а для порабощения колхозами независимого патриархального крестьянства в том числе искусственным голодом.
      Коллективизация своим "экономическим" обоснованием колхозов несколько затмила антирелигиозную борьбу, но это были две неразрывных составляющих "перелома крестьянского хребта": "поп и кулак" как враги советской власти всегда обозначались в одном ряду. Уже в начале коллективизации в 1929 г. был разослан совершенно секретный циркуляр "О мерах по усилению антирелигиозной работы". Борьба с религией приравнивалась к классово-политической.
      При ЦК РКП(б) еще в 1922 г. была образована специальная Комиссия по проведению отделения Церкви от государства, действовавшая вплоть до ноября 1929 г. Эта Антирелигиозная комиссия (в 1928-1929 гг. она именно так и называлась) жестко контролировала религиозные организации, действовавшие на территории советского государства. Ее безсменным председателем был Емельян Ярославский (Губельман), который был личным историком и редактором трудов Сталина, в том числе "Краткого курса истории ВКП(б)". После 1929 г. вопросы религиозной политики рассматривались уже, как правило, на заседаниях Секретариата ЦК партии.
       Отметим в антирелигиозной борьбе и весьма специфическую роль Союза воинствующих безбожников СССР – это была как бы "общественная" организация, выражавшая "прогрессивные чаяния населения", но открыто поддерживавшаяся богоборческим государством и безсменно руководимая все тем же партийным функционером Ярославским-Губельманом. Союз безбожников был создан в первой половине 1920-х годов, когда власти только начинали систематическую антицерковную работу. В декабре 1922 г. стала издаваться газета "Безбожник", инициатором создания которой и ее ответственным редактором на протяжении почти двадцати лет был Губельман-Ярославский. […] Главными лозунгами Союза были: "Через безбожие – к коммунизму" и "Борьба с религией – это борьба за социализм".
        В июне 1929 г. воинствующие безбожники провели свой II съезд, на котором присутствовали 1200 делегатов, представлявших около полумиллиона идейных борцов с "религиозным дурманом". Союз безбожников был призван играть пропагандно-маскировочную роль для оправдания антирелигиозной борьбы, которая со второй половины 1920-х гг. проводилась государственной властью в организационных рамках этого "общественного" Союза якобы по требованию населения. А планы и методы борьбы большевицкая партия имела свои, очень разнообразные, решительные и всеохватывающие.
       Так, начиная с октября 1929 г. в числе мер антирелигиозной борьбы в СССР семидневная рабочая неделя была заменена "шестидневной" – пять дней трудящиеся работали, на шестой отдыхали, причем выходной день приходился на любой день традиционной недели. Единственной целью этой реформы было отменить христианское воскресенье. […]
      В 1931 г. в стране было свыше 3000 безбожных ударных бригад (причем более половины из них – в Ленинграде), свыше 100 безбожных ударных цехов и заводов, около 300 безбожных колхозов. К концу 1932 г. планировалось значительное усиление безбожных рядов – до 8 миллионов человек. Численность юных борцов с мракобесием и клерикализмом должна была возрасти до 10 миллионов.
       Итак, Союз воинствующих безбожников выглядел зачинщиком антирелигиозной борьбы, решение об усилении которой было принято на XVII партконференции (январь-февраль 1932 г.), разработавшей директивы для построения безклассового социалистического общества к концу второй пятилетки. План ликвидации религии к 1937 г. составили в Антирелигиозной комиссии. В откровенном виде этот план по тактическим соображениям никогда не публиковался в печати. Это была как бы внутренняя партийная установка.
          По этому плану к 1932-1933 гг. должны были закрыться все церкви и иные молитвенные дома; к 1933-1934 гг. – исчезнуть все религиозные традиции, привитые литературой и семьей; к 1934-1935 гг. – страну и прежде всего молодежь необходимо было охватить тотальной антирелигиозной пропагандой; к 1935-1936 гг. должны были исчезнуть последние священнослужители; а к 1937 гг. – должно было исчезнуть из жизни само имя Бога. Коммунисты вознамерились вбивать в сознание широких масс сознание того, что в м
iре началась новая коммунистическая эра с новым человеком, отличным от предыдущих поколений.
      Но сознание народа оказалось очень консервативным. Перепись населения, проведенная в СССР в 1937 г. (в опросные листы по распоряжению Сталина был включен пункт о религии), выявила удивительную картину: из 30 миллионов неграмотных граждан СССР старше 16 лет 84 % (или 25 миллионов) признали себя верующими, а из 68,5 миллиона грамотных – 45 % (или более 30 миллионов). Даже скорректированные властями, эти цифры обнаруживали провал тотальной борьбы с религией и Церковью.
       Разочарованный Сталин засекретил итоги переписи и решил прибегнуть к более привычным для большевиков террористическим мерам. Именно на 1937-1938 гг. приходится пик уничтожения духовенства – в том числе и лояльного, которое выполнило свою роль в 1920-е гг. и теперь оказалось ненужным. Согласно данным ельцинской Комиссии при президенте РФ по реабилитации жертв политических репрессий, в 1937–1938 гг. было расстреляно 106 800 священнослужителей.


График из статьи Н.Е. Емельянова "Оценка статистики гонений на Русскую Православную Церковь" (Св.-Тихоновский богословский институт)

      Таким образом, карательные органы свели численность духовенства к микроскопической величине, и Союз воинствующих безбожников стал утрачивать свое пропагандно-маскировочное назначение. Во второй половине 1930-х гг. замечается резкое падение богоборческого энтузиазма в среде активистов СВБ, суммы собиравшихся взносов сократились в 10 раз. Исполнительное бюро ЦС СВБ перестало собираться. Весной 1936 г. были упразднены организационные структуры Юных безбожников. […]
       Однако даже все это не привело к отказу от борьбы с религией. Союз воинствующих безбожников СССР даже несколько оживился в 1938 г., состоялся пленум ЦС СВБ, принявший программу активизации антирелигиозной деятельности. В изменившихся условиях руководители СВБ должен был увязать свою "воспитательную" деятельность с другими общественными структурами, в частности с комсомолом и профсоюзами. В том же году по инициативе Ярославского отделением истории и философии Академии наук СССР была предпринята работа по написанию двухтомника по истории религии и атеизма. В 1940 г. в системе Академии наук организовали постоянную аспирантуру по истории религии и атеизма. Не прекратились и карательные репрессии: в 1939 году было расстреляно еще 900 священнослужителей, в 1940-м – 1100, в 1941-м – 1900, в 1943-м – 500. Цифры уменьшились, поскольку духовенства на свободе тогда уже почти не осталось: накануне войны на всю страну в границах 1939 года было лишь около сотни действовавших храмов и ни одного монастыря. Таким образом, "безбожная пятилетка" была близка к этапным целям, поставленной партией. Но отменить эти цели заставила война.
       В первые месяцы войны Ярославский-Губельман, член ЦК ВКП(б), вынужден был по распоряжению Сталина написать статью "Почему религиозные люди против Гитлера", тональность которой резко отличалась от тональности всех его прежних антирелигиозных статей. Союз воинствующих безбожников прекратил свою активную деятельность. (Однако при этом главный безбожник не утратил доверия Сталина. С 1939 г. и до самой смерти глава он был членом ЦК, членом редколлегии "Правды", в 1939 г. стал академиком АН СССР и заведующим кафедрой в Высшей Партийной Школе. В 1938 г. Ярославский был награжден Орденом Ленина, а в 1943 г. – Сталинской премией.)
       5 сентября 1943 г. в "Правде" на первой странице было опубликовано сенсационное краткое сообщение о встрече Сталина с митрополитами Сергием (Страгородским), Алексием (Симанским) и Николаем (Ярушевичем), состовшейся 4 сентября. Сталин решил воссоздать церковные структуры и использовать их в оборонных целях (это было необходимо и для влияния на общественность западных демократий, лидеры которых нуждались в оправдании своего военного союза с богоборческим режимом СССР). […]
      После войны антирелигиозная пропаганда в СССР была возобновлена, и в конце 1950-х гг. началась новая "безбожная пятилетка"...

Использованы данные из статьи Сергея Фирсова "Была ли безбожная пятилетка?".



Comments