?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ЦАРЬ НИКОЛАЙ ІІ величайшій святой Земли Русской – о. Д. Дудко

Первое, что намъ нужно сейчасъ дѣлать, — выве­сти людей изъ страха. Отъ страха вѣдь многіе прячутъ свои лучшія чувства, отъ страха иногда даже грѣшатъ, чтобы показаться не лучшими, а худшими. Отъ страха пьютъ, отъ страха даже развратничаютъ. Все отъ страха, все изъ-за страха. Страхъ заслонилъ солнце, страхъ за­волокъ наше небо, страхъ превратилъ нашъ день въ ночь.

Я не хочу оправдывать страхъ, не хочу допустить, чтобъ онъ былъ, но съ нимъ надо считаться.

И когда я въ отвѣтъ на клеветническія измышленія “Литературной газеты” вдругъ обратился къ свѣтлой без­боязненной памяти замученныхъ русскихъ крестьянъ и дворянъ, разстрѣлянныхъ, удушенныхъ и во главу ихъ поставилъ разстрѣляннаго русскаго Царя со всей Его семьей и прислугой, назвавъ Его величайшимъ святымъ земли Русской, ко мнѣ посыпались обвинительные голо­са изъ-за границы — изъ свободнаго міра.

— Что вы дѣлаете? Васъ трудно будетъ защищать. Зачѣмъ вамъ эти монархическіе пассажи?

Боже! Не только чекисты меня обвиняютъ въ мо­нархизмѣ, но вотъ и другіе. Пожалуй, могутъ даже со­лидаризироваться съ чекистами и обвинить еще въ фа­шизмѣ, сіонизмѣ...

Все можетъ быть. И это не отъ злого сердца, а отъ добраго — добра мнѣ желаютъ. Но это, я думаю, все изъ-за страха. Вся бѣда изъ-за страха!


Тѣнь голгоѳскаго страха не только у насъ, но и тамъ, въ такъ называемомъ свободномъ мірѣ. И силами живущихъ сейчасъ среди насъ намъ не избавиться отъ этого страха, избавиться только помогутъ всѣ замучен­ные на Русской землѣ.

Всѣ замученные безбожниками — святые. Вотъ от­чего я говорю — Святая Русь. И изъ этой святой Россіи я подаю свой голосъ.
Слушайте!

Русскій Царь Николай II идетъ въ первыхъ рядахъ русскихъ мучениковъ. Но когда заговоришь о Немъ, всѣ почему-то вспоминаютъ Его, какъ правителя. Я не хочу говорить сейчасъ о Его правленіи, хотя, сравнивъ съ другими, можно было бы И ПОГОВОРИТЬ. Но Я ГОВОРЮ о Немъ, какъ о Христіанинѣ, какъ о Мученикѣ Христовѣ, какъ о Полководцѣ Христовѣ, скажемъ, наконецъ, такъ.

Еще у насъ много политическихъ и самолюбивыхъ страстей, мы еще все слишкомъ помнимъ свои обиды, хотя эти обиды, по сравненію съ другими обидами — не обиды. Прочтите книгу Жильяра — человѣка нерусскаго происхожденія, его нельзя обвинить въ предвзятости. Вѣдь то, что написалъ онъ, — это житія святыхъ, а вѣдь ничего не выдумано. Я знаю людей, которые предвзято относились къ Императору, но, прочтя эту книгу, смот­рѣли на Него, какъ на святого.

И я самъ лично не могу на Него смотрѣть иначе. Онъ для меня святой, притомъ величайшій святой.

Когда вы прочтете книгу Жильяра, подумайте надъ тѣмъ, какъ Онъ молился, и сравните съ тѣмъ, какъ мо­лимся мы.

Подумайте, какъ Онъ отдалъ Себя и всѣхъ Своихъ въ волю Божію. Какъ Онъ благотворно вліялъ на конвой, тотъ постоянно приходилось мѣнять. И подумайте, что Онъ пережилъ, всего лишившись. Первый, какъ послѣдній. Что пережилъ, когда глядѣлъ въ дуло наставленныхъ ружей. Его переживаніе было бы легче, если бы Онъ одинъ стоялъ передъ дуломъ. А тутъ же рядомъ Его супруга, больной Наслѣдникъ, Его дочери, Его прислу­га... Да и весь Русскій народъ. Дуло чекистскихъ ружей направлено было на весь Русскій народъ, а не только на Него. Я думаю, что въ ту минуту Онъ тревожился за весь Русскій народъ, а можетъ быть и за весь міръ, вѣдь эти дула безбожныхъ ружей грозятъ теперь всему міру.

И послѣ всего этого не рѣшиться назвать Его святымъ?

Величайшій русскій святой, великомучениче Ни­колае, моли Бога о насъ!

Я нисколько не смущаюсь произнести эти слова. Мнѣ разсказываютъ, что тѣ, которые обращаются къ Нему съ молитвой, получаютъ помощь.

Намъ, русскимъ людямъ, обезвѣрившимся, развратившимся, нужна помощь Русскаго Царя, Кто бы Своей благодатной самодержавной властью сдержалъ нашъ неслыханный разбродъ. А мы вспоминаемъ, къ сожалѣ­нію, Распутина, и еще какія-то дьявольскія ухищренія.

А еще всѣ тѣ, которые разстрѣляны? Наши недрогнувшіе іерархи — сколько среди нихъ было митрополитовъ Филипповъ!

Я какъ-то читалъ или слышалъ разсказъ одного мужичка, который видѣлъ, какъ разстрѣляли епископа. Онъ, какъ съ ума сошелъ, все повторялъ:
— Что мы сдѣлали? Мы убили святого человѣка... Его поразили слова послѣдней молитвы епископа: — Прости имъ, Господи, не вѣдаютъ, что творятъ...
Кстати тутъ напомнить и такіе разсказы.

Кому-то приходилось встрѣчаться съ разстрѣливавшими Царя и Его Семью. Тѣ этотъ разстрѣлъ не могли забыть до своей смерти. И не они даже разстрѣливали, они только присутствовали при разстрѣлѣ, а вотъ не могли забыть.

Мы всѣ, не только въ Россіи живущіе, присутствовали, а можетъ быть и присутствуемъ при разстрѣлѣ святыхъ людей.

А мы боимся съ благоговѣніемъ склониться передъ ихъ памятью; назвать вслухъ имена замученныхъ за Христа въ наше время.

И поэтому мнѣ особенно стало больно, когда на меня посыпались обвиненія изъ свободнаго міра.

Страхъ довлѣетъ надъ нами, отъ страха намъ нужно избавиться въ первую очередь, чтобъ стать настоящими христіанами.

Нужно предать гласности страданія всѣхъ замученныхъ въ Россіи, ихъ память вдохнетъ въ насъ муже­ство и мы будемъ безбоязненно дѣлать дѣло Христово...

Это не только мое напоминаніе, напоминаютъ уже и другіе.

Память замученныхъ за Христа поможетъ намъ избавиться отъ нашего малодушія, боязни, отъ нашего двоедушія дѣлать дѣло Божіе наполовину. Наша поло­винчатость кладетъ свою печать на все, какъ-либо да какъ-нибудь. Міръ гибнетъ не какъ-либо, не какъ-нибудь, а по настоящему, и дѣлать нужно также по-настоящему. Такъ, какъ дѣлали нашъ Царь, наши епископы, дворяне, крестьяне русскіе.

Не забудемъ замученныхъ отъ фашистовъ, тамъ тоже было много святыхъ, но объ этомъ сказать долженъ другой, я говорю всему міру черезъ русскій опытъ. Мы всѣ, во всемъ мірѣ, должны подѣлиться своимъ опы­томъ, чтобъ знать, какъ спасать и какъ спасаться. Все пріобрѣтемъ, а не спасемъ душу: все — ничто.

Когда міръ приходитъ къ своему роковому концу, тогда дѣло спасенія должно быть поставлено во главу нашихъ заботъ, нашихъ дѣлъ, чаяній. Въ чемъ спасе­ніе, какъ достигнуть спасенія, какъ войти въ Царство Небесное, безъ чего все становится безсмысленнымъ? — вотъ наша задача,

Ищите Царства Божія и правды его и все остальное приложится вамъ — эти слова должны постоянно зву­чать для насъ и подвигать насъ на дѣланіе Божіе.

Свящ. Димитрій Дудко.
«Православная Русь», № 17, 1978 г.

Comments