?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

November 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

УКРАИНСКАЯ АВТОКЕФАЛЬНАЯ ЦЕРКОВЬ - Липковщина или «самосвятство» - Часть ІІ

См. Часть I : http://pisma08.livejournal.com/371161.html

ІІ - Пробы украинизаціи Православной Церкви въ Польшѣ.

По рижскому трактату 1921 г. въ территорію возрожденной Польши вошли на востокѣ земли съ православнымъ населеніемъ, достигавшимъ 5 миліоновъ. Вначалѣ это населеніе считалось русскимъ, но Польское правительство рѣшило ликвидировать въ его душѣ «москофильскій духъ» и, по примѣру Габсбурскаго двора въ Вѣнѣ, за­думало сперва его «украинизировать»[1], а позже «полонизировать». Православное населеніе на территоріи Полѣсья (на югъ отъ рѣки Припяти), Волыни и бывшей Холмской Руси стало считаться поляками за украинцевъ, а на сѣверъ отъ р. Припяти было зачислено къ бѣлоруссамъ. Такихъ православныхъ украинцевъ насчитывалось около 65 % всего православнаго населенія въ Польшѣ. До смерти маршала И. Пилсудскаго, большого русофоба, Польское правительство прово­дило «украинизацію» этого населенія и вышибало «московскій духъ», что длилось до 1936 г., а далѣе перешли къ полонизаціи.

Для проведенія «украинизаціи православныхъ» поляки рѣшили использовать Православную Церковь, іерархія которой находилась на услугахъ правительства отъ момента объявленія независимости Православной Церкви въ Польшѣ (отъ 1925 г.)[2]. Поляки приказали православному епископату хѵротонисать викарія-украинца для Волынской епархіи. Кандидатомъ въ викаріи былъ выставленъ бывшій чиновникъ Украинскаго правительства съ 1919 г. Поликарпъ Сикорскій, который въ то время уже былъ въ санѣ архимандрита и состоялъ настоятелемъ Загаецкаго монастыря на Волыни при Совѣтской границѣ. Его хѵротонія состоялась 10/ІѴ 1932 г. съ полученіемъ титула «епископа Луцкаго».

Съ этого момента наступила травля противъ церковно-славянскаго языка въ богослуженіяхъ, противъ проповѣдей на русскомъ язы­кѣ, противъ маститыхъ священниковъ и даже противъ епископа Симона (Ивановскаго), популярнаго среди всѣхъ Волыняковъ своею твердостью, что не отступалъ и продолжалъ далѣе служить на церковно-славянскомъ языкѣ и говорить проповѣди по-русски. Духъ «украинизаціи» среди городской и мѣстечковой интеллигенціи, оставшейся на мѣстахъ послѣ независимой Украины 1919 г., поддерживался двумя вліяніями: 1) польскимъ правительствомъ, за деньги котораго въ Луцкѣ былъ основанъ украинскій еженедѣльникъ «Украинская Нива», атаковавшій все русское, и 2) Совѣтскими украинскими кругами изъ Кіева. Почти до 1928 г. польскіе украинцы свободно поддерживали связь съ Кіевскими украинцами. Оживленную переписку велъ самъ митрополитъ Василій Липковскій съ украинскими церковными круга­ми въ Польшѣ. Все это еще болѣе убѣждало послѣднихъ въ правотѣ своего дѣла и они были проникнуты идеей «автокефаліи украинской церкви» въ Совѣтахъ. Возможно, что и самъ настоятель Загаецкаго монастыря архимандритъ Поликарпъ (Сикорскій) находился подъ большимъ вліяніемъ В. Липковскаго.

Вскорѣ послѣ хѵротоніи епископа Поликарпа, въ Луцкѣ было заложено украинское церковное братство им. Петра Могилы подъ протекторатомъ Волынскаго воеводы-поляка Юзевскаго. Члены этого братства въ «Украинской Нивѣ» осуждали священниковъ, отказавших­ся проводить украинизацію богослуженія и называли ихъ «измѣнни­ками своему народу». Нѣкоторые далее подвергались преслѣдованію со стороны административной власти за стойкость. Такое положеніе длилось до 1938 г. т. е. до момента перемѣны курса политики поляковъ по отношенію къ православнымъ. Поляки стали неожиданно полонизи­ровать православныхъ и при помощи полиціи насильно переводить въ римо-католическую вѣру. Православныхъ тысячами польская поли­ція гнала подъ охраной въ римо-католическій костелъ и здѣсь ихъ священникъ (ксендзъ) присоединялъ къ своей вѣрѣ черезъ причаще­ніе. Въ 1938-39 г.г. было разрушено около 150 православныхъ храмовъ. Одновременно польское правительство заставляло митрополита Діо­нисія (Валединскаго) утверждать заграницей о благоденствіи Право­славной Церкви въ Польшѣ.

Польско-нѣмецкая война 1939 г. закончилась раздѣломъ Польши по рѣкѣ Бугъ (по линіи Керзона) между Совѣтскимъ Союзомъ и Германіей. Земли съ православнымъ населеніемъ, кромѣ Холмской Руси, отошли къ Совѣтскому Союзу. На западъ отъ рѣки Буга Гитлеръ организовалъ г. наз. Генералъ-Губернаторство, на территоріи котораго остались два православныхъ іерарха: митрополитъ Діонисій и епископъ Тимофей (Шретеръ).

Вначалѣ произошелъ конфликтъ у митр. Діонисія съ нѣмецкой администраціей въ Варшавѣ и онъ письменно просилъ Берлинскаго митр. Серафима принять отъ него управленіе церковью въ Ген.-Губернаторствѣ, самъ же выѣхалъ въ собственную виллу въ Отвоцкѣ, какъ-бы, подъ домашній арестъ. Предварительно заручившись согласіемъ св. Сѵнода Русской Зарубежной Церкви, митрополитъ Серафимъ прибылъ въ Варшаву и принялъ отъ митроп. Діонисія управленіе церковью въ Генералъ-Губернаторствѣ. Но здѣсь онъ долго не оста­вался.

При генералъ-губернаторѣ Франкѣ въ Краковѣ организовался большой Украинскій Комитетъ, состоящій исключительно изъ Галичанъ. По всему было видно, что Франкъ подготовляетъ кадры изъ украинцевъ для будущей независимой Украины. Хотя члены этого Комитета являлись уніатами и въ церковной политикѣ были зависимы отъ своего уніатскаго митрополита Андрея Шептицкаго, однако они оказались «корректными» и не забыли о Православной Церкви въ свободной Украинѣ. Комитетъ рѣшилъ, возможно, подъ вліяніемъ своихъ церковныхъ круговъ, приготовить для Украины православную іерархію на территоріи Г.-Губернаторства. Комитетъ подалъ Франку двухъ кандидатовъ: 1) близко стоящаго къ уніатскимъ кругамъ проф. Ивана Ивановича Огіенко[3] и 2) пріятеля его архимандрита Палладія (Выдыбиду-Руденко[4]). Вызванный къ Франку митроп. Серафимъ категорически отказался хѵротонисать новую іерархію для Г.-Губерна­торства и посему немедленно долженъ былъ оставить его территорію. Заранѣе согласившійся на эту хѵротонію митр. Діонисій теперь воз­вратился на свою каѳедру и приступилъ управлять т. наз. «Автоке­фальной Православной Церковью въ Генералъ-Губернаторствѣ», предварительно сложивъ присягу въ вѣрности Франку въ Краковѣ, (перемѣны эти происходили въ сентябрѣ 1940 г.).

Хѵротонію украинскихъ епископовъ совершили три іерарха: 1) митрополитъ Діонисій, 2) архіепископъ Пражскій Савватій, приглашенный на хѵротонію изъ Праги, и 3) епископъ Тимофей. Профес. Ивана Огіенко наименовали Илларіономъ, — архіепископомъ Холмскимъ и Подляскимъ, а архимандрита Палладія — архіепископомъ Краковскимъ. Такимъ образомъ въ Генералъ-Губернаторствѣ былъ организованъ «Соборъ Епископовъ Автокефальной Православной Церкви въ Ген.-Губ.».

Будучи посвященъ въ планъ Гитлера, Франкъ зналъ о предстоящей войнѣ съ Совѣтскимъ Союзомъ и, возможно, надѣялся полу­чить въ свое управленіе весь Востокъ. Исходя изъ этого, онъ даже представилъ свой планъ управленія Россійскими землями своему фюрреру. Въ своемъ планѣ не могъ опустить такого важнаго вопроса, какъ возглавленіе Православной Церкви въ Россіи. Своимъ кандидатомъ на этотъ постъ главы церкви Франкъ намѣтилъ митроп. Діонисія, кото­рому въ бесѣдѣ намекнулъ о его кандидатурѣ въ Россіи. Тѣмъ соб­ственно и можно объяснить распоряженіе митроп. Діонисія отпечатать въ сѵнодальной типографіи канцелярскіе бланки съ титуломъ: «Сми­ренный Діонисій Патріархъ Московскій и всея Руси». Эти отпечатан­ные бланки лежали въ неразпечатанныхъ изъ типографіи пакетахъ въ канцеляріи Варшавской Консисторіи осенью 1941 года. Какъ из­вѣстно, планъ колонизаціи Россіи былъ принятъ не Франка, а Розен­берга и кандидатура митроп. Діонисія отпала.

На польскихъ же земляхъ, отошедшихъ къ Совѣтскому Союзу, православная церковь получила изъ Москвы патріаршаго экзарха въ лицѣ епископа Николая (Ярушевича), позже митрополита Кіевскаго и Галицкаго, а въ настоящее время митроп. Крутицкаго. Епископъ Николай посѣтилъ всѣхъ іерарховъ, оставшихся послѣ раздѣла Польши, а именно: 1) архіепископа Алексія (Громадскаго) 2) архіепископа Александра (Иноземцева), 3) епископа Поликарпа (Сикорскаго), епископа Симона (Ивановскаго), епископа Антонія (Марценко) и отъ всѣхъ получилъ письменное заявленіе о принятіи въ юрисдикцію Мос­ковской патріархіи. Епископъ Поликарпъ неоднократно сослужилъ митроп. Николаю и вмѣстѣ съ нимъ хѵротонисалъ въ Луцкомъ со­борѣ во епископа Веніамина (Новицкаго), секретаря Духовнаго Со­бора Почаевской Лавры.

Московская патріархія вызвала къ себѣ въ Москву въ одиночку: архіеп. Алексія, епископа Симона, епископа Антонія и намѣстника Почаевской Лавры архимандрита Пантелеймона (Рудыка), котораго въ Москвѣ хѵротонисали во епископа. По возвращеніи изъ Москвы Владыки не разсказывали о пріемѣ ихъ въ Москвѣ, только нѣкоторые изъ нихъ высказались: — благодарите Бога, что вы не епископъ. Отказавшійся было подъ предлогомъ болѣзни, поѣхать въ Московскую патріархію архіепископъ Александръ (Иноземцевъ) былъ за­численъ въ заштатъ митрополитомъ Сергіемъ,

На отошедшей къ Совѣтамъ польской: территоріи вопросъ объ украинизаціи церкви больше не поднимался до Совѣто-Германской войны 1941 г. и богослуженіе на церковно-славянскомъ языкѣ совершалъ даже епископъ Поликарпъ.

С. Раневскій.
(Продолженіе слѣдуетъ).
«Православная Русь», № 6, 1948 г.


[1] Извѣстно, что съ концомъ 19-го вѣка Австро-Венгерскій дворъ, подъ вліяніемъ и по совѣту римо-католическихъ круговъ, сталъ подготовлять среди Галичанъ, исповѣдующихъ уніатство, особую интеллигенцію для Мало­россіи, находящейся въ Россіи. Названіе “Малороссія” было замѣнено тер­миномъ “Украина” и во всѣхъ Галичанъ впаивали, что они украинцы и долж­ны стремиться къ созданію независимой Украины. Объ этомъ особенно по­дробно пишетъ польскій ученый Ст. Смолька въ книгѣ: « Les Ruthènes et les problèmes religieux du monde russien ». Бернъ, 1917 г. Смолька пи­салъ книгу свою на основаніи источниковъ, использованныхъ въ Архивѣ Австрійскаго двора.
[2] Виляновскій – профессоръ каноническаго права Виленскаго Университета – упомянулъ въ своихъ лекціяхъ, что Польскому правительству полученіе автокефаліи для православной церкви въ Польшѣ обошлось въ 3.000.000 злотыхъ, уплоченныхъ въ Константинополѣ, согласно записи въ Архивѣ Министерства Иностранных Дѣлъ въ Варшавѣ, - скриптъ: « Pravo Koscielne », Wilno, 1931г.  Автокефалія Првославной Церкви въ Польшѣ не была признана Матерью-Церковью.
[3]Проф. И. Огіенко состоялъ министромъ Просвѣщенія въ Украинскомъ правительствѣ С. Цетлюры и ректоромъ Каменецъ-Подольскаго Университета. Во время Польши издавалъ украинскіе журналы: “Ридна Мова” и “Наша культура”, печатанные въ уніатской типографіи въ Жовквѣ. Въ бытность его архіепископомъ въ Холмѣ, о немъ распространялось письмо одного уніатскаго ксендза, который слыхалъ въ близкостоящихъ кругахъ къ митрополиту уніатскому А. Шептицкому, о переговорахъ послѣдняго съ архіеп. Илларіономъ о возможностяхъ уніи украинской православной церкви съ уніатской - галицкой.
[4] Бывшій вице-министръ финансовъ Украинскаго правительства Петлюры.

Comments