?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

ХРИСТІАНСККІЙ СМЫСЛЪ СТРАДАНІЙ

Когда кругомъ простирается такой безграничный океанъ слезъ, крови, боли, когда такъ безчисленны стра­данія личныя, народныя, физическія и моральныя, можетъ ли христіанинъ найти въ себѣ силы исповѣдывать безгра­ничное милосердіе, человѣколюбіе и благость Всемогуща­го Бога?

Конечно можетъ. Яко благъ и милостивъ и человѣко­любимецъ Богъ нашъ. . . всегда нынѣ и присно исповѣду­етъ святая Церковь.

Это не значитъ, что христіанинъ не видитъ страданій кругомъ, закрываетъ на нихъ глаза, истолковываетъ ихъ смягченно, не понимаетъ ихъ трагичности.

Всю глубину боли современной жизни принимаетъ христіанинъ еще полнѣе и шире другихъ, потому что, лю­бя ближняго своего, какъ самого себя, всю боль и дру­гихъ людей принимаетъ онъ, какъ свою собственную.

Но въ благости Божіей онъ не усумнится, потому что имѣетъ иной, отличный отъ обычнаго мірского, критерій блага и зла.

Онъ знаетъ, что благость Божія предназначила чело­вѣка не для страданія, а для постоянной, неперестающей, совершенной радости и потому никогда не можетъ чело­вѣкъ удовлетвориться радостями ограниченными, не со­вершенными, не можетъ примириться съ болью и мукой, но жаждетъ, по праву, отъ начала вѣковъ принадлежащей ему полноты счастья.

Богъ же, какъ источникъ, преизобильно переполнен­ный водою, какъ солнце, разсылающее безъ числа лучи свои по всему простору вселенной, всегда, каждую минуту готовъ излѣчить отъ всякой боли, отъ всякаго страданія сердце и отдѣльнаго человѣка и всего человѣчества и залить его волнами непрекращающейся небесной радости какъ только будетъ къ тому возможность.

Но препятствіемъ для этой возможности является родившаяся отъ грѣха коренная искривленность человѣ­ческой природы, его воли.

Отъ этого и рождаются всѣ страданія.

Если бы не было страданія, человѣкъ легко могъ бы обмануться. Внѣшнее благополучіе, сытое, покойное обезпеченное существованіе онъ могъ бы принять за искомое вожделѣнное счастье, за ту радость души, принад­лежащую ей по праву, для наслажденія которой былъ соз­данъ человѣкъ. Конечно глубины души никогда такъ не обманутся, онѣ всегда будутъ знать, что буржуазная сы­тая жизнь… тлѣнная обманчивость, быстро проходящая мишура, будутъ тосковать о настоящей вѣчной радости, но по ежедневному опыту мы знаемъ, какъ все же легко поддается плѣну земного благополучія человѣкъ, как умѣетъ онъ заглушать всѣ будящіе, протестующіе, не же­лающіе удовлетворяться призраками, голоса души, заглу­шать ихъ шумомъ развлеченій и забавъ, становясь рабомъ мишуры и призраковъ.

Ничто такъ не порабощаетъ человѣка, какъ сытая, покойная, внѣшне счастливая жизнь. Поработившаяся та­кой жизни, душа становится совершенно неспособной слышать голосъ Божій, привязывается всецѣло къ обман­чивымъ земнымъ цѣнностямъ, преходящимъ по самому существу своему, а когда наступаетъ для всѣхъ неотвратимый часъ смерти, теряется, негодуетъ, ропщетъ, тянется къ тому единственному, что въ жизни любила, и что захватить съ собой никакъ не можетъ, отвращается, какъ отъ совсѣмъ незнакомаго и чуждаго, отъ всего того истинно великаго, добраго и радостнаго, что отъ вѣка приготовилъ для насъ Господь въ небесныхъ селеніяхъ.

Отвращаясь же отъ этой чуждой ей радости, отвра­щаясь отъ чуждаго ей Бога, такая душа по естеству свое­му становится жертвой, вѣчной гибели.

Не только отдѣльныя личности, но и цѣлые народы способны стать жертвами такого обманчиваго счастья, плѣниться имъ на гибель. Примѣровъ не будемъ перечис­лять.
И вотъ, чтобы спасти самое драгоцѣнное въ человѣкѣ и въ человѣчествѣ, душу, духовныя сокровища, приходитъ страданіе.

Не даромъ наша русская народная мудрость называетъ страданіе «посѣщеніемъ Божіемъ».

Страданіе разбиваетъ мѣщанскіе земные расчеты, ил­люзіи счастья сытой жизни, огненнымъ вихремъ, иногда въ бурѣ крови и слезъ, проносится по міру, будя и очищая его.

Не всѣхъ, но только избранниковъ Своихъ въ средѣ отдѣльныхъ людей и цѣлыхъ народовъ посѣщаетъ та­кимъ страданіемъ Господь. Для иныхъ же оно было бы безполезнымъ.

Чтобы страданіе стало очистительнымъ, надо, чтобы человѣкъ или народъ понялъ и принялъ его, чтобы послѣ того, какъ будутъ разбиты связывающіе его узы обман­чиваго довольства, уже свободно, со стороны взглянувъ на безсодержательность плѣнившей его ранѣе жизни, от­вратился онъ отъ нея и сталъ стремится уже къ настоящей, полноцѣнной, вѣрной жизни, къ истинному непреходяще­му счастію.

Христіанинъ знаетъ, что этотъ путь будетъ нелегкимъ что снова и снова много лживыхъ обманчивыхъ тупиковъ встрѣтится человѣку или народу на этомъ пути, снова и снова понадобятся вихри страданій и муки, всяческихъ испытаній, но онъ будетъ знать, что путь всетаки совершается, что тотъ кто отвергъ мишурный обманъ и потянулся къ истинной радости, не стоитъ на мѣстѣ, и что любящая, внимательная, заботливая и всемогущая Рука ведетъ идущаго по этому пути.

Христіанинъ знаетъ, что истинная цѣнность жизни человѣка и народа не здѣсь на землѣ, но въ вѣчности, гдѣ всѣхъ насъ ожидаетъ настоящая, полная совершенная радость, большая всѣхъ мѣръ земныхъ, «ихже око не видѣ, и ухо не слыша и на сердце человѣку не взыдоша, яже уготова Богъ любящимъ Его» (I Кор. ІІ, 9).              


И не соблазнится христіанинъ, видя океанъ страданій вокругъ себя, не возропщетъ на Бога, не усумнится въ томъ, что не мучающая, но любящая рука Божія ведетъ человѣческіе пути и черезъ это море боли не къ горю, но къ радости, что благо тому человѣку, который довѣрчиво покорится этой любящей ведущей рукѣ.                                  

Очертаніе Божіяго вожделѣннаго Царства, гдѣ  не будетъ ни лжи, столь властно царящей на землѣ, ни слезъ, ни муки, но будетъ миръ, правда и любовь, яснѣе и ярче рисуются предъ взоромъ человѣка именно въ годы стра­данія. Земное благополучіе заслоняетъ это видѣніе. Но, «чѣмъ ночь темнѣй, тѣмъ ярче звѣзды, чѣмъ глубже скорбь, тѣмъ ближе Богъ».

И въ годы, когда рушатся кумиры, рушатся создан­ныя нами иллюзорныя цѣнности, когда всѣ призраки зем­ного счастья, славы, богатства изчезаютъ, какъ дымъ, когда снова черныя тучи сгущаются надъ землей, тог­да съ могучей силой врывается въ сердце безпредѣль­ная жажда древней апостольской молитвы: «Ей гряди, Господи Іисусе, ей гряди скоро»!

Только въ Немъ наше упованіе, свершеніе справед­ливости, мира и вѣчной радости.
Ецископъ Нафанаилъ.

«Православная Русь», № 2, 1948 г.

*
 

Comments