?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

December 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

КНИГИ О ЦАРЕ-МУЧЕНИКЕ И О ВЛАДЫКЕ ИОАННЕ

Дорогие братья и сестры!

В ответ на нашу рассылку книг в России о Царе–мученике и о Владыке Иоанне приходят радостные вести.

Вот одна из Симферополя:
«Возлюбленные о Господе братья и сестры! Сердечно благодарю вас за преподанные Таврической Духовной семинарии книги, посвященные памяти последнего Православного Императора святого страстотерпца Николая ІІ, а также Владыки Иоанна (Максимовича) святителя Шанхайского и Сан-Францисского. Глубоко убежден, что эти прекрасные издания займут достойное место в библиотеке нашей духовной школы, а педагогический коллектив и воспитанники нашей семинарии извлекут из них немалую пользу для себя. От всей души желаю всем вам крепости душевных и телесных сил, а также помощи Божией во всех благих трудах и начинаниях. Благословение Божие да пребудет с вами. (Подпись) Лазарь, митрополит Симферопольский и Крымский».

Вот письмо от игуменьи Богородице-Рождественского монастыря в Москве:
«Уважаемые сотрудники Миссионерского фонда! Сердечно благодарю за присланные вами прекрасные книги о святом страстотерпце – Царе Николае и святителе Иоанне Шанхайском и Сан-Францисском, которых чтит наша обитель! В нашем монастыре хранится образ святителя Иоанна Шанхайского с частицей мощей святого. Молим Всеблагого Господа, да вознаградит Вас сторицей за просветительские труды, ибо, читая книги о святых, мы приобщаемся их жизни. И пусть Податель всех благ дарует вам радость о Боге, внутренний мир, благодатную помощь во всех начинаниях, сохраняя всех Вас в добром здравии на многая и благая лета».

Батюшка из Петербурга пишет:
«Очень благодарю Вас за пасхальный подарок – труд о святителе Иоанне. Эта книга – проповедь спасительного Православия. Большое спасибо от лица наших прихожан, почитателей Владыки Иоанна».

Другой батюшка из Карелии пишет:
«Очень здорово, что такое огромное количество материала собрано в одном месте. Возникает «системный эффект»: ощущение среды и присутствия в описываемых событиях. Особенно трогает то, что это не древний святой, а наш современник, прямо-таки – Николай Чудотворец наших дней. Надо сказать, что книга производит впечатление очень сильное… Перед нами образ ИСТИННОГО ПАСТЫРЯ».

Недавно, по окончании Литургии, подошла ко мне одна дама и сказала: «какая теплая церковь».

И я вспомнил, как, будучи еще дьяконом (посвящен я был 50 лет назад), я ощутил такое же чувство, но уже в алтаре, особенно у жертвенника, во время приготовления Божественной Литургии. Я тогда поделился с матушкой Магдалиной, игуменьей Леснинского монастыря, на что она сказала не задумываясь: это Владыка Иоанн.

Откуда такое тепло и как случается, что нам дано его испытать?

Наше сердце способно открыться на духовный мир.

Все те, кто это испытал, знают, насколько это восприятие может быть кратковременным, хотя и запоминающимся навсегда. А подвижники трудятся так, чтобы оно было постоянным.

Наше обычное состояние души определено земными интересами. Однако, когда мы относимся внимательно к благодати Божьей, с нами бывает, пусть в гораздо меньшей степени, то, что испытал Мотовилов, задав вопрос преп. Серафиму о цели жизни. Преподобный указал на стяжание Духа Святого, т.е. расположение сердца к принятию Духа Святого как цель жизни, и при этом засиял, и из него исходило тепло.

В тропарях святым указано свойство духовной теплоты – это любовь.

Так у преп. Серафима: «От юности Христа возлюбил еси, блаженне и тому единому работати пламенне вожделев…».

У св. прав. Иоанна Кронштадтского такой тропарь: «Во Христе во веки живый, чудотворче, любовью милуяй сущия в бедах…».

А у Владыки Иоанна такой: «Попечение твое о пастве в странствии ея, се прообраз и молитв твоих, за весь мир присно возносимых: тако веруем познавше любовь твою, святителю и чудотворче Иоанне…».

В последнем случае мы не только утверждаем, что подвижник возлюбил Господа, но и что мы познали его любовь в попечении его о пастве.

Любовь и есть тот ключ, которым открывается наше сердце к духовному миру и питается им. Это ключ к мгновенному познанию любви Божией.

Любовь есть деятельное состояние души, это не состояние ожидающего неподвижно человека. Любовь начинается с труда с собой, что ясно выражено в словах Херувимской песни: «Всякое ныне житейское отложим попечение…». Это и выражено в тропаре преп. Серафиму: и Тому единому работати пламенне вожделев…».

В любви сопричастны свойства служения, преданности и жертвенности к Богу и сострадания к людям.

И если мы настроим наши души к любви, всякое попечение о житейском отложивши хоть на малое время, мы проникнем в мир святых и, с ними общаясь, будем действовать наподобие им.

Так Владыка Иоанн, возлюбив с детства жития святых, стал разделять их мир, их подвиги и неизреченную сладость любящих Господа (как сказано в молитве: «Зрящих Твоего лица доброту неизреченную»).

При том человек с духом служения может служить Богу в любых условиях, куда он поставлен.

Так Владыка Иоанн был преподавателем в семинарии и все свои дары отдавал служению своим ученикам. В какой-то момент его призывают к епископской хиротонии, он сначала не верит этому зову и оспаривает выбор, так как он косноязычный, но ему отвечают, что и Моисей был таким, и иеромонах Иоанн вступает в новое служение: попечение о множестве народа и народов.

Его деятельность распространяется тогда на все нужды переселенцев и изгнанников и на все народы, нуждающиеся в наставлении, помощи, исцелении, строительстве приютов и церквей.

Владыка любил каждого человека от любой народности. Можно напомнить, как навещая в госпитале больную, он крикнул умирающей за ширмой еврейке: Христос Воскресе! И она вскоре почувствовала возвращение сил и попросила пить.

К тому же Владыка был истинным сыном Святой Руси. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на его проповеди и беседы, приведенные в последней главе о России в книге «Памяти Владыки Иоанна», и также ознакомиться с его попечением о пастве в Шанхае в послевоенные годы, в 1945 г., в той же книге, когда он её предохранил от репатриации в Советский Союз и как он уклонился от подчинения новоизбранному Патриарху Алексию: после изучения всего положения и просмотра фильма об избрании нового патриарха он объявил это действие незаконным.

Любовь Владыки Иоанна к России, к Святой Руси, другой он не мог себе представить в будущем, любовь эта не выразилась нигде больше, как в его словах о Царе-мученике Николае.

Для него Царь Николай был исполнен христианских добродетелей. «Против Царя и России было призвано все грязное и ничтожное и грешное, что может быть в душе человека. Все это, всеми силами, поднималось на борьбу против Царской короны, увенчанной крестом, ибо Царское служение есть крестоношение… Перед нами, перед русским народом, путь восстания есть путь сознания греха и покаяние. Для возрождения России напрасны все политические и программные объединения: России нужно нравственное обновление русского народа».

Своей любовью к Богу и к своему народу Царь был воистину того же духа, что и святые подвижники: образ кротости и смирения, безграничное служение, преданность, жертвенность и сострадание.

Вот что о нем говорил митрополит Антоний Храповицкий в своей проповеди в 1905 г.:
«Наш Государь начал царствовать в сегодняш­ний день 21 октября, причастившись в храме Св. Тайн Тела и Крови Христовой. Вторично причас­тился он Божественных Тайн через три недели в день своего бракосочетания. Сие необычно земным ца­рям, которые хотя и стараются всегда показать, что они не чужды веры в Бога, но весьма опасаются прослыть слишком благочестивыми, ибо это не очень нравится европейским народам… Такая раздво­енность совершенно чужда нашему Монарху: сла­ва Божия являлась главным направляющим нача­лом его деятельности. Ревнуя о прославлении свя­тых угодников с тем же безкорыстным упованием, с каким относится к ним народное сердце, он с ра­достью разрешил открытие мощей св. Феодосия Чер­ниговского в год своей коронации, а затем сам при­ложил старания к тому, чтобы провозглашена была Церковью святость другого угодника Божия - преп. Серафима Саровского. Но и на сем не успо­коилось сердце Царево: оно повлекло его с Цари­цей Супругой и Царицей Матерью в далекую Саровскую пустынь и понудило его собственными руками поднять священный гроб Чудотворца и вместе со своим народом, собравшимся туда в ко­личестве трехсот тысяч, проливать слезы умиления, открывать свою совесть смиренному духовнику монаху и причащаться Святых Тайн у одной чаши с простолюдинами.
Слышал ли ты что-либо подобное, о русский народ, за последнее столетие и более? Часто ли встречал такую силу веры среди людей знатных и богатых и укажешь ли мне во всей вселенной нечто подобное в жизни царей, именующих себя христи­анскими? Учись же у своего Царя вере и умилению, и молитве… Смотри же, русский народ, скольким доброде­телям мог бы ты научиться у своего Государя - и сколь далеко ты отступил от них».

Да, это не тот Царь, о котором ныне боятся говорить в России. Он якобы был двойственным, хорошим христианином, но внутренне он был похож на князя Мышкина. А говорит это выдающийся архиерей и заявляет, что Царь якобы не был мучеником, а лишь страстотерпцем, наподобие Бориса и Глеба, которых убили, но не мучили...

Достаточно взглянуть в церковные словари, чтобы убедиться, что термин «мученик» имеет общее значение, а преподобномученик, священномученик и страстотерпец суть подразделения мученичества, его разновидности, а не чуждое одно другому или исключающее одно другое!

Итак:
- «Полный Православный Богословский Энциклопедический словарь» СПБ, 1913г.: Страстотерпцы – «название всех христианских мучеников, особенно тех, которые потерпели за Христа по клевете и коварству своих единоверцев».
- «Полный церковно-славянский словарь» М., 1899 г.: Страстотерпец - «мученик (I. 18 п. 4,2. 9, 3, 26 п. 9, 3); именем страстотерпцев в православной церкви называются вообще все христианские мученики, - но в частности это имя прилагается к тем из них, которые претерпели страдания во имя Господа по коварству и клевете ближних своих – единоверцев. Напр. Преподобный Дула (V в.), Димитрий царевич (1591)».

Нельзя ожидать духовного возрождения России без учета и применения того, что так выразительно сказал Владыка Иоанн о Царе-Мученике, а именно, что нужно понять совершившийся грех. А заглушение правды и истины не возбудит и не укрепит нравственное начало в народе, а наоборот, оставит его в беде.

Если кто еще сомневается в христианском добродетельном житие Царя Николая Александровича, пусть почитает слова, сказанные о нем Митрополитом Анастасием в книге «Николай ІІ, последний православный император». Тогда станет ясно, что Царь-мученик прошел все стадии христианского восхождения по заповедям Нагорной проповеди.

А если к тому еще добавить, что он был готов принять монашество и стать Всероссийским Патриархом для духовного водительства своего народа, то перед нами человек, посвятивший себя полностью служению во исполнение любви к Богу и людям.

В начале двухтысячных годов наш храм сохранил свою духовную свободу милостью Божией и, несомненно, содействием Царя. В решающий момент явилась к нам его икона мироточивая с её хранителем московским хирургом Олегом Ивановичем Бельченко, и здесь на аналое на ней потекло миро.

Храм Всех Святых в Земле Российской Просиявших, Париж, 11/24 сентября 2017 г.
*

Comments