?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Oct. 17th, 2019

Tsar-1998

Еп. Акакий переменил свою практику относительно перекрещивания переходящих от Сербской Церкви.

15-20 лет назад приехал к нам в Париж некий монах, посланный иеромонахом Акакием, строгим зелотом, отделившемся от Сербской Церкви. Мы были подвергнуты испытанию нашего вероисповедания, и, как мы ожидали, был задан кардинальный вопрос: как мы принимаем переходящих к нам из МП, так как для них стоял ребром вопрос о крещении. Наш ответ о том, что принимаем чрез покаяние, разочаровал посетителя, который поспешил нас покинуть, не взяв благословения.

Перейдем в наше время. На совещании в Леснинской обители в ноябре 2018 года, между ищущими сближения т.н. осколками РПЦЗ, был задан вопрос об обстоятельствах архиерейской хиротонии Еп. Акакия, в юрисдикции которого находится теперь Леснинская обитель. Владыка Акакий принял хиротонию от Синода РИПЦ, не имея на это благословения Синода ИПЦ Греции, к которому ранее принадлежал в сане иеромонаха.

На совещании еп. Акакия также спросили, как он теперь относится к перекрещиванию. Вот отчет из протокола по этому вопросу:

«Члены делегации Архиеп. Андроника попросили Вл. Акакия объяснить практику перекрещивания приходящих в его юрисдикцию из Белградской Патриархии. Вл. Акакий рассказал, что в то время, когда он был иеромонахом в составе синода ИПЦ Греции (Архиеп. Хризостома), в соответствии с практикой этого Синода, его обязывали принимать через крещение тех, кто не был крещен в три погружения. В Белградской Патриархии почти нигде не совершают крещение правильно, через троекратное погружение. В настоящее время в юрисдикции Вл. Акакия придерживаются более умеренного пастырского подхода при приеме из официальных церквей».

Еп. Акакия этим признал, что существуют разные практики, и что нельзя судить об истине вероисповедания принимающих в церковное общение по той или иной практике.

Относительно вообще крещения и перекрещивания обратим внимание на недавно опубликованный насыщенный этюд: http://afanasiy.net/myhayl-m.-djega-k-voprosu-o-taynstve-krecshenyia.-ystorycheskoe-obozrenye

На упомянутом совещании в Леснинской обители были приняты послабления применительно и к самой экклесиологии. Так, архиеп. Андроник и иже с ним больше не признают экклесиологию м. Кириана Филийского, от кого они приняли архиерейство: «В силу сложившихся обстоятельств можно считать такое положение допустимым»!

«Обе стороны согласны в том, что Указ № 362 Патр. Тихона является нашим общим каноническим основанием. Хотя творцы Указа № 362 подразумевали территориальный принцип устройства Церковных Округов, но по нынешним обстоятельствам, из-за утраты авторитета епископской власти после унии большинства епископата РПЦЗ с МП, Церковные Округа могут быть выстроены и по принципу личного доверия к епископу. Духовенство и миряне вправе сами определять, как им сорганизоваться, к какому епископу обратиться для устроения своей церковной жизни, и не имеет значения, на какой территории этот епископ осуществляет свое служение».

Не придется ли переписывать книгу правил?!
 ***

Oct. 12th, 2019

Tsar-1998

ПРОТ. ИОАНН ВОСТОРГОВ ОБ УДЕРЖИВАЮЩЕМ

О грядущем испытании России, ставшим следствием отступления русского народа от Истины Православия и увлечения сатанинским учением иудея Карла Маркса и построения рая на земле, предостерегал прот. Иоанн Восторгов еще в 1908 г.:

«Конечно, злобе врагов Божиих не пересилить Божь­его всемогущества; Церковь сохранится и пребудет, как сохранилась во дни Ария и при гонениях в самой Ви­зантии, но государство, отступившее от Церкви, погиб­нет, как погибла Византия, но народ, отошедший от чистоты Православия, будет отдан в рабство другим на­родам, как это случилось с тем же Византийским Цар­ством. Так погибнет и наша Россия. До неба вознесенная за свое Православие и верность Церкви, т. е. Христу, она до ада низринется. Избави нас, Господи, от этого ужаса! - Но вы спросите: как же может так случиться с целым верующим народом? Может это случиться, братие. Тому примеры бывали. Знаем мы, как огромная толпа без­оружная, неупорядоченная, без вождей и правителей, легко подчиняется одной сотне вооруженных и обучен­ных воинов...

Не много нужно иметь ума, чтобы видеть, что у нас в России, едиственно только у нас - Самодержавный Царь. Если не станет этого последнего Христианского Самодержца, если Он будет ограничен и не свободен, то наступит благоприятное время для подготовления и явления антихриста. Как это случится? На это отвечает один из мудрейших наших церковных учителей и тол­кователей Священного Писания: антихрист воспользуется так называемой демократией, т. е. народоправством, именно таким образом правления, в котором все решает не христианский разум, не христианская совесть, а так называемое большинство, которое легко составить искус­ственно, подделать, подкупить, увлечь на время пыш­ными словами и обещаниями. По слову и учению св. апостола, тайна явления антихриста, человека греха, сына погибели, противящегося и превозносящегося выше всего, называемого Богом или святынею, - тайна этого беззакония уже в действии. Но она не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий...

От великих и богомудрых отцов наших и учителей слышали мы, что удерживающий - это и есть Само­держец Христианский. Не будет Его в міре, и тогда пу­тем большинства можно будет провести какие угодно постановления, в том числе и постановления, касающиеся веры».

***

Oct. 9th, 2019

Tsar-1998

Мысли и действия Епископа Агафангела


Вслед за поступившими сведениями о том, что митрополит Агафангел вступил в евхаристическое общение с старостильной румынской церковью, возглавляемой митрополитом Власием, напомним, что он с ней находился в общении с 2007 года, когда создал свой епископат с помощью греческой старостильной церкви митрополита Киприана, находящегося с митрополитом Власием в евхаристическом общении.
Здесь приводится обзор событий того времени, опубликованный в «Письмах» 13.01.2009 г. (https://pisma08.livejournal.com/51404.html)

«Еп. Агафангел в принципе согласен с анализом МП (еп. Евтихия), но не думает, что нам следует давать МП указания от имени нашего Собора. Например: не следует упрекать их в неканонизации Митрополита Иосифа Петроградского, который не признавал МП. Епископ Агафангел считает, что с Горбачевым прекратился период порабощения МП. По приходе Путина, новая социальная концепция — это попытка МП отдистанциироваться от Путина и государства, и застраховаться от будущего захвата Церкви государством. Епископ Агафангел считает, что не экуменизм является теперь главным вопросом в МП, т.к. массы народа отвергают экуменизм, а отсутствие соборности в жизни МП. Арх. Лавр говорит, что нужно установить, кто будет в составе особой комиссии по вопросам единства Русской Церкви... Еп. Агафангел предлагает в состав комиссии: Арх. Марка и Еп. Михаила» (Протоколы Архиерейского Собора 2000 г.).

В своем Обращении к пастве, полученном 22 декабря 2000 г. (редакцией МоР), Епископ Агафангел пишет: «..в истории Церкви иногда выносились несправедливые решения об отдельных праведниках. В качестве таких примеров можно привести соборное осуждение свят. Иоанна Златоуста, когда он был несправедливо отлучён от Церкви и умер в изгнании. Или известна расправа над свят. Арсением (Мациевичем), есть также много и других подобных печальных примеров. Но, хочу подчеркнуть, что ни свят. Иоанну Златоусту, ни Арсению (Мациевичу), ни Григорию Богослову (во времена его гонений), ни множеству других, никогда не приходила мысль или желание отделиться и образовать свой "синод"... Поэтому я никак не могу оправдывать, или, тем более, приветствовать, всякое отделение от нашей Церкви. Сейчас, когда возникли соблазны, некоторые из нас начали смотреть по сторонам, имея в мыслях отделиться и примкнуть к той или иной группе. Некоторые уже поспешили от нас отделиться… Я хочу напомнить сочувствующим подобным группам лже-ревнителей Православия, что раскол благодатным не бывает и указать на то, что те сами уподобляются столь критикуемым ими экуменистам, когда утверждают, что благодать спасения может присутствовать в их раскольничьих сообществах».

Из поступившего материала 18 ноября 2001 г. в редакцию МоР Епископ Агафангел сетует на "односторонность» информации, поступающей с интернета: «Прежде всего, — пишет Епископ Агафангел, — бросается в глаза односторонность и тенденциозность этой информации. Если ей верить, то все архиереи РПЦЗ — это просто какая-то банда преступников, ополчившихся на православие и жестоко преследующая митрополита Виталия. Я хочу заявить, что это не так!... Митрополит Виталий сам, добровольно и без всякого принуждения принял решение уйти на покой... Через некоторое время в интернете появилось письмо, где от имени митрополита Виталия было заявлено, что он передумал идти на покой... Затем последовала архиерейская хиротония и заявление о создании новой церкви, что окончательно делало невозможным урегулирование положения. В этом смысле, попытка медицинского освидетельствования митрополита была последним отчаянным жестом охранить его и Церковь от окончательного разграбления».

Но удивительное впереди!

«Если говорить о нравственной стороне этого дела, пишет Епископ Агафангел, то совершенно ясно, что насилие над стариком-митрополитом совершает его нынешнее окружение, прикрывая учиненный ими раскол именем того, кто всю свою жизнь с расколами боролся, не жалея ни чести, ни доброго имени почтенного старца, так много сделавшего для Церкви. При этом они истерически кричат в сторону других архиереев, обвиняя их в несуществующих преступлениях против Церкви, не приводя при этом никаких убедительных доводов, а указывая только на то, что, возможно, что-то может произойти в будущем... Настоящим я со всей ответственностью заявляю, что я не с этими людьми» (11 ноября 2001 г. +Епископ Агафангел).

Действительно, из сообщения в МоР от 2 апреля 2003 г. стало известно донесение Епископа Агафангела коммунистическим властям Молдовии на тех, кто с иеромонахом Антонием (нынешним Епископом Антонием) последовали за Митрополитом Виталием:

"В государственную службу по проблемам культов при правительстве Республики Молдова. Директору Яцко С.: Ранее обращавшиеся от имени Крымской епархии РИПЦ и Архиерейского Синода РПЦЗ (иером. Антоний (Рудей), иереи Константин Беженару, мирянин Аркадий Ковалев и др.) вышли из состава нашей Церкви. В настоящее время они не представляют ни один из признанных религиозных центров и не могут претендовать на юрисдикционную принадлежность к Православной Церкви. Подпись: Епископ Агафангел"...

В связи с этим, 1 апреля 2003 г. к нам поступило следующее письмо из Молдовии: "Вот мы прочитали клеветническое письмо "Епископа" Агафангела в коммунистическое правительство Молдовы. Слава Богу за всё!!! Да, это реальность сегодняшнего дня, ничего иного от него невозможно было ожидать; это и есть современный
homo-soveticus, который на другое и не горазд. Он привык на своих братьев писать доносы, бывший комсомольский преуспевающий активист. Не понял он Православного Мира. Нам искренне жаль его. Он подумал, что тем самым навредит нам, в чём он глубоко ошибается, дело-то не в нас. Истина Христова не будет поругана никем и никогда. Он показал своё истинное лицо и последователей Арх. Лавра. Их сотрудничество с МП и про-Патриархийными правительствами. С любовью во Христе, Ваш, Аркадий".

Сегодня встает вопрос - знакомы ли составители нового Временного Высшего Церковного Управления (июль 2007 г. – ред.) с вышеприведенными фактами, или же они заняты прежде всего созданием новой структуры Зарубежной Церкви? Нужно отметить, что в нынешних заявлениях Епископа Агафангела доминируют соответствующие и самые «несущие» темы для нового строения: «традиционная РПЦЗ митрополитов Антония, Анастасия, Филарета и Виталия», «борьба с экуменизмом и сергианством», «общее покаяние» и т.д.

В Обращении «Я не ставлю своей целью объединение всех осколков православия» от 27 мая / 9 июня 2007 г. Епископ Агафангел пишет: «Подняться на новую духовную высоту, на действительно положительный уровень общения или даже единства мы можем только через покаяние... я вижу для себя главным, в настоящее время, не объединение разрозненных частей а, в первую очередь, сохранение верности принципам духовной жизни, которые сформировались в Русской Церкви за границей. Для того, чтобы объединяться, пишет далее Епископ Агафангел, следует избрать некий ориентир, или норму, который должен стать центром объединения. Для меня и всех, кто меня окружает и поддерживает, такой нормой и целью есть Русская Зарубежная Церковь в том состоянии, в котором она была при наших приснопамятных Первоиерархах — митрополитах Антонии, Анастасии, Филарете и Виталии».

Встречи 15 июля на Толстовской ферме – момент апофеоза: «Преосвященный Агафангел предложил вернуться к преемственному курсу митрополита Виталия (Устинова)»!

Неудивительно, что на Всезарубежном собрании в г. Астория один из участников не удержал своего энтузиазма: «Историческое событие, глубину и духовные масштабы которого еще не всякий из нас может охватить своим умом и которое будут анализировать историки будущего и изучать наши потомки, произошло на этом замечательном собрании 10 и 11 июля. Высшая Церковная Власть РПЦЗ, которая канонически и юридически прекратила свое существование 17 мая с.г. в момент подписания митрополитом Лавром предательского Акта канонического единства Зарубежной Церкви с МП, очистившись от еретических струпьев экуменизма и сергианства вновь восстала во всем блеске своего канонического величия! Под председательством Преосвященнейшего Епископа Таврического и Одесского Агафангела, Управляющего Северо-Американским, Европейским и Британским Церковными Округами, Запорожской и Южно-Американской Епархиями, канонично, на основании Указа № 362, было восстановлено законное Временное Высшее Церковное Управление РПЦЗ».

Факт тот, что уж больно вынослив Указ № 362: лазаревцы и суздальцы тоже основали на нем свой Синод. Однако, за последними Епископ Агафангел еще недавно не признавал права им пользоваться: «Епископ Валентин (Русанцов) является прямым нарушителем Указа № 362, учинившим раскол в Церкви» (Обращение к пастве 22 октября 2000 г.). Но сегодня признание каноничности суздальцев уже не под вопросом: «Мы все, включая самого Епископа Агафангела, считаем, что самая каноническая из русских юрисдикций – это Синод "митрополита Валентина Суздальского, известный как РПАЦ» (Интервью «Кредо-Ру» о. Виктора Доброва). Касательно же РИПЦ, Вл. Агафангел заявил, что «РИПЦ не имеет своего традиционного духовного наследия, кроме опыта жизни в расколе, начиная с 2001 года» (Обращение от 27 мая/ 9 июня 2007 г.).


Вероятно вскроются со временем и другие неоднозначные оценки церковных ценностей Вл. Агафангелом, например, в отношении к «церквам-сестрам» Истинно-Православных Христиан Греции. Это замечалось уже на Всезарубежном собрании в вопросе о митрополите Киприане (важнейшем представителе группировки Истинно-Православных Церквей Греции, Румынии и Болгарии).

Верующие, особенно в Америке, по-видимому, сравнительно мало знакомы с историей старостильного движения в Греции. Например, кто знает, что митрополит Киприан ведет свое начало от раскола в старостильной Церкви хризостомовского толка?. За это он был осужден, о чём докладывал в наш Синод Архиепископ Хризостом после принятия нами в общение м. Киприана в 1994 г. Кто знает, что это решение вызвало резкую реакцию со стороны Зап.-Европейских архиереев Арх. Серафима, Еп. Варнавы, Еп. Амвросия?

После Собора 1994 г. в Сан-Франциско брат Иосиф Муньоз, пребывая некоторое время с Митрополитом Виталием, задал ему вопрос: «Почему был принят в общение Митрополит Киприан?» Ответ Митрополита был следующий: «Сначала на повестке ставился вопрос о переговорах с МП, и я поставил вето, и вопрос был снят; следующий пункт касался принятия в общение м. Киприана, и я уже не посмел вторично применять вето».


Отметим, что в отношение к Синоду м. Киприана было уже выражено Временным высшим церковным управлением явное расположение[1]. Так, в послании Собрания от 10 июля 2007 г. отмечается: «В этом плане мы придаем особое значение продолжению и расширению братской связи нашей Церкви со старостильными Церквами Греции, Румынии и Болгарии». А в описании торжеств 10-11 июля 2007 г. значится: «Знаменательным этот день был для нас еще и тем, что неразрывные духовные узы любви между РПЦЗ и старостильными Синодами Греции, Румынии и Болгарии в полном Евхаристическом общении были наглядно подтверждены причастием у Преосвященнейшего Агафангела Святых Даров всечестной Игуменией Сильвестрой из Румынского монастыря Слатиоара».

Для большинства членов РПЦЗ(Л), не принявших унии с МП, срочная организация новой «очищенной» Зарубежной Церкви явилась насущней потребностью. В таких условиях, выявленные несостоятельности в руководстве ВВЦУ вряд ли смогли бы повлиять на ход дела. И в кипучем его развитии вряд ли блеснет сознание, что очищенная Зарубежная Церковь существовала с того момента, когда Её возглавил в ноябре 2001 г. Митрополит Виталий.





[1] Последовавшее формирование епископата ВВЦУ при помощи Синода Митроп. Киприана состоялось в Одессе 7 и 8 декабря 2007 г. – ред.)

Oct. 8th, 2019

Tsar-1998

Патриарх Варфоломей получил награду от епископессы Лютеранской церкви.

Константинопольский патриарх получил награду Лютеранской церкви Швеции – орден святого Эрика – за заслуги в продвижении свободы вероисповедания и прав человека.

1 октября 2019 года, во время визита главы Константинопольского патриархата в Швецию, предстоятель национальной Лютеранской церкви архиепископесса Антье Якелен вручила патриарху Варфоломею церковный орден за его «приверженность религиозной свободе, правам человека и заботе о творении». Об этом сообщает The Lutheran World Federation.

Патриарх Варфоломей стал 25-м обладателем ордена святого Эрика, получив его «за усилия по поощрению религиозной свободы и прав человека, за привлечение внимания всего мира к нуждам беженцев и за то, что он во всем мире демонстрирует, что забота о творении является экуменической и духовной ответственностью». До православного патриарха этой награды удостаивались представители Англиканской, Лютеранской и Католической церквей.

Напомним, Церковь Швеции – крупнейшая христианская деноминация в стране, крупнейшая лютеранская церковь во Всемирной лютеранской федерации и в мире. Членами церкви являются около 6 миллионов человек, или 59,3% населения Швециии, однако только 2% посещает богослужения еженедельно. Предстоятель Церкви – архиепископ Антье Якелен, первая в Швеции женщина-архиепископ. Замужем за Хайнцом Якеленом – священником на пенсии.

В 2007 году Церковь Швеции начала благословлять однополые браки и разрешила ординировать геев и лесбиянок. С 1 ноября 2009 года Церковь начала регистрировать однополые браки, став одной из первых Церквей в мире, отошедших от понятия гетеросексуального брака как традиционного.

8 ноября 2009 года в Церкви Швеции в сан епископа Стокгольма возвели открытую лесбиянку, 55-летнюю Еву Брунне. Брунне, проживающая в однополом браке с Гуниллой Линден (также лютеранским священником), стала пятой женщиной-епископом в Швеции и первой открытой лесбиянкой, занявшей пост епископа в Лютеранской Церкви.

В 2018 году в одном из приходов Церкви шведскую школьницу и экологическую активистку Грету Тунберг объявили преемницей Иисуса Христа. Соответствующее заявление было сделано в Твиттере в конце 2018 года, но после выступления девочки 23 сентября 2019 года в Нью-Йорке на саммите ООН по климату оно снова стало активно обсуждаться.

Как сообщал СПЖ, ранее Церковь Швеции призвала духовенство использовать гендерно-нейтральный язык при обращении к верховному божеству, воздержаться от употребления слов «Господь» и остановиться на менее конкретном варианте «Бог».

https://spzh.news/ru/news/65420-shvedskaja-jepiskopessa-nagradila-patriarkha-varfolomeja-ordenom-svojej-cerkvi
***

Sep. 27th, 2019

Tsar-1998

Преподобный Серафим Саровский о стяжанiи Святаго Духа

Молитва, постъ, бдѣніе и всякія другія дѣла христіанскія, сколь ни хороши они сами по себѣ, однако не въ дѣланіи только ихъ состоитъ цѣль нашей христіанской жиз­ни, хотя они и служатъ необходимыми средствами для достиженія ея. Истинная же цѣль жизни нашей христіанской состоитъ въ стяжаніи Духа Святаго Божьяго. Постъ же, и бдѣніе, и молитва, и милостыня, и всякое Христа ради дѣлаемое доброе дѣло суть средства для стяжаніи Святаго Духа Божьяго. Замѣтьте, что лишь только ради Христа дѣлаемое доброе дѣло приноситъ намъ плоды Святаго Духа. Все же не ради Христа дѣлаемое, хотя и доброе, но мзды въ жизни будущаго вѣка намъ не представляетъ, да и въ здѣшней жизни благодати Божіей тоже не даетъ. . .

Стяжаніе все равно, что пріобрѣтеніе, вѣдь вы разуме­ете, что значитъ стяжаніе денегъ. Такъ все равно и стяжаніе Духа Божія. Вѣдь вы понимаете, что такое въ мірскомъ смыслѣ стяжаніе? Цѣль жизни мірской, обыкновенныхъ людей, есть стяжаніе, или наживаніе денегъ. . . полученіе почестей, отличій и другихъ наградъ. . . Стяжаніе Духа Божія есть тоже капиталъ, но только благодатный и вечный, и онъ, какъ и денежный, чиновный и временный, пріобрѣтается одними и тѣми же путями, очень сходствен­ными другъ съ другомъ. Богъ Слово, Господь нашъ Богочеловѣкъ, Іисусъ Христосъ уподобляетъ жизнь нашу торжищу и дѣло жизни нашей на землѣ именуетъ куплею и говоритъ всѣмъ намъ: «купуйте дондеже пріиду, искупующе время, яко дніе лукави суть», т. е. выгадывайте время для полученія небесныхъ благъ черезъ земные товары. Земные товары это добродѣтели, дѣлаемыя Христа ради, доставляющія намъ благодать Всесвятаго Духа.

Въ притчѣ о мудрыхъ и юродивыхъ дѣвахъ, когда у юродивыхъ не доставало елея, сказано: «шедше купите на торжище». Но когда онѣ купили, двери въ чертогъ брач­ный уже были затворены и онѣ не могли войти въ него. Нѣкоторые говорятъ, что недостатокъ елея у юродивыхъ дѣвъ знаменуетъ недостатокъ у нихъ прижизненныхъ добрыхъ дѣлъ. Такое разумѣніе не вполнѣ правильное. Какой же это у нихъ недостатокъ въ добрыхъ дѣлахъ, когда онѣ хоть юродивыми, но все же дѣвами называются? Вѣдь дев­ство есть наивысочайшая добродѣтель, какъ состояніе равноангельное и могло бы служить замѣной само по себѣ всѣхъ прочихъ добродѣтелей. Я, убогій, думаю, что у нихъ именно благодати Всесвятаго Духа Божьяго не доставало. Творя добродетели, дѣвы эти, по духовному своему не­разумію, полагали, что въ томъ и дѣло лишь христіанское, чтобы однѣ добродѣтели дѣлать. Сдѣлали мы, де, добродѣтель и тѣмъ, де, и дѣло Божіе сотворили, а до того, полу­чена ли была ими благодать Духа Божія, достигли ли онѣ ея, имъ и дѣла не было. Про такіе то образы жизни, опи­рающееся лишь па одно твореніе добродѣтелей безъ тщательнаго испытанія, приносятъ ли онѣ и сколько именно приносятъ благодати Духа Божьяго, и говорится въ отеческихъ книгахъ: «инъ есть путь, мняйся быть благимъ въ началѣ, но конецъ его — во дно адово».

Антоній Великій, въ письмахъ своихъ къ монахамъ, говоритъ про такихъ дѣвъ: «многіе монахи и дѣвы не имѣютъ никакого понятія о различіяхъ въ воляхъ, дѣйствующихъ въ человѣкѣ, и не вѣдаютъ, что въ насъ дѣйствуютъ три воли: 1-я - Божія, всесовершенная и всеспасительная; 2-я - своя собственная, человѣческая, т.е. если не пагубная, то и не спасительная, и 3-я - бѣсовская, вполнѣ пагубная. И вотъ эта-то третья вражеская воля и научаетъ человѣка или не дѣлать никакихъ добродѣтелей, или дѣлать ихъ изъ тщеславія, или для одного добра, а не ради Христа. Вторая - собственная воля наша научаетъ насъ дѣлать все въ услажденіе нашимъ похотямъ, . . . какъ врагъ научаетъ, творить добро ради добра, не обращая внимапія на благодать пріобрѣтаемую. Первая же — воля Божія и всеспасительная — въ томъ только и состоитъ, чтобы дѣлать добро единственно лишь для стяжанія Духа Святаго, какъ сокровища вѣчнаго, не оскудѣваемаго и ничѣмъ вполнѣ и достойно оцѣниться не могущаго. Оно то, это стяжаніе Духа Святаго, собственно и называется тѣмъ елеемъ, котораго недоставало у юродивыхъ дѣвъ. За то онѣ и названы юродивыми, что забыли о необходимомъ плодѣ добродѣтели, о благодати Духа Святаго, безъ Кото­раго и спасенія никому нѣтъ и быть не можетъ, ибо «Святымъ Духомъ всяка душа живится и чистотою возвыша­ется, свѣтлѣетъ же Тройческимъ единствомъ священнотайнѣ».

Самъ Духъ Святый вселяется въ души наши, и это то самое вселеніе въ души наши Его, Вседержителя, и сопребываніе съ духомъ нашимъ Его Тройческаго Един­ства и даруется намъ лишь черезъ всемирное съ нашей стороны стяжаніе Духа Святаго, которое и предуготовляетъ въ душѣ и плоти нашей престолъ Божіему всетворческому съ духомъ нашимъ сопребыванію, по непреложному слову Божіему: «вселюся въ нихъ и похожду и буду имъ въ Бога, и тіи буд
утъ въ людіе Мои». Вотъ это то и есть тотъ елей въ свѣтильникахъ у мудрыхъ дѣвъ, который могъ свѣтло и продолжительно горѣть, и дѣвы тѣ съ этими горящими светильниками могли дождаться и Жениха, пришедшаго въ полунощи, и войти съ нимъ въ чертогъ радости. Юродивыя же, видѣвшія, что угасаютъ ихъ светильники, хотя и пошли на торжище, да купятъ елея, но не успѣли возвратиться во-время, ибо двери уже были затворены. Торжище — жизнь наша ; двери чертога брачнаго, затворенныя и не допустившія къ Жениху — смерть человѣческая; дѣвы мудрыя и юродивыя — души христіанскія; елей - не дѣла, но получаемая черезъ нихъ благодать Всесвятаго Духа Божія, претворяющая оное отъ сего въ сіе, т. е. отъ тлѣнія въ нетлѣніе, отъ смерти душевной въ жизнь духовную, отъ тьмы въ свѣтъ, отъ вертепа существа на­шего, гдѣ страсти привязаны, какъ скоты и звѣри, — въ храмъ Божества, въ пресвѣтлый чертогъ вѣчнаго радованія о Христѣ Іисусѣ Господе нашемъ, Творцѣ и Избави­телѣ и Вѣчномъ Женихѣ душъ нашихъ.

Конечно, всякая добродѣтель, творимая ради Христа, даетъ благодать Духа Святаго, но болѣе всего даетъ мо­литва, потому что она какъ бы всегда въ рукахъ нашихъ, какъ оружіе для стяжанія благодати Духа. Захотѣли бы вы, напримѣръ, въ церковь сходить, да либо церкви нѣтъ, либо служба отошла ; захотѣли бы нищему подать, да нищаго нѣтъ, либо нечего дать; захотѣли бы дѣвство соблю­сти, да силъ нѣтъ этого исполнить по сложенію вашему или по усиліямъ вражескихъ козней, которымъ вы по не­мощи человеческой противостоять не можете; захотели бы и другую какую-либо добродетель ради Христа сдѣлать, да тоже силъ нѣтъ, или случая сыскать не можно. А до молитвы уже это никакъ не относится: на нее всякому и всегда есть возможность — богатому и бѣдному, и знат­ному и простому, и сильному и слабому, и здоровому и больному, и праведнику и грешнику. . . Велика сила мо­литвы, и она болѣе всего приноситъ Духа Божьяго, и ее удобнее всего всякому исправлять. Блаженны будемъ, ког­да обрящетъ насъ Господь Богъ бдящими, въ полноте даровъ Его Святаго Духа. Тогда мы можемъ благодерзновенно надѣяться быть восхищенными на облацѣхъ, въ срѣтеніе Господа на воздусѣ, грядущаго со славою и силою многою судити живымъ и мертвымъ и воздати коемуждо по дѣдамъ его. . .

Стяжевайте благодать Духа Святаго и всеми другими Христа ради добродетелями, торгуйте ими духовно, тор­гуйте теми изъ нихъ, которыя вамъ большій прибытокъ даютъ. Собирайте капиталъ благодатныхъ избытковъ бла­годати Божіей, кладите ихъ въ ломбардъ вечный Божій изъ процентовъ невещественныхъ, и не по четыре или по шести на сто, но по сту на одинъ рубль духовный, но даже еще того въ безчисленное число разъ больше…     

«Православная Русь», № 14, 28 июля 1979 г.
***

Sep. 26th, 2019

Tsar-1998

СЛОВО КРЕСТНОЕ

Въ дни, когда Церковь совершаетъ торжественное поклоненіе Кресту Господню необходимо каждому христіанину вспомнить, что такое есть крестъ, и не только умомъ, но всѣмъ существомъ ощутить значеніе креста для всей нашей жизни. Не надо забывать, что именно нашимъ отношеніемъ ко кресту опредѣляется наша при­надлежность къ числу послѣдователей Христовыхъ, по слову Господа: «Кто хочетъ идти за Мной, отвергнись себя и возьми крестъ свой и слѣдуй за Мной» (Мр. 8, 34). И поскольку только Христосъ есть путь и истина и жизнь (Ін. 14, 6), поскольку участіе въ Немъ опредѣляется въ первую очередь взятіемъ креста, постольку крест­ный путь есть единственный подлинный путь для всякаго человѣка и единственный, приводящій ко спасенію... Св. апостолъ Павелъ, поясняя эту истину, говоритъ о крестѣ, какъ о пробномъ камнѣ для насъ, ибо, свидѣтельствуетъ онъ, наше внутрен­нее отношеніе ко кресту есть наилучшій показатель того состоянія, въ которомъ мы пребываемъ въ очахъ Божіихъ: будь то состояніе спасаемыхъ или состояніе поги­бающихъ. «Слово крестное, — пишетъ онъ, — для погибающихъ есть юродство, а для насъ, спасаемыхъ, сила Божія» (I Кор. 1,18).

Слово крестное — означаетъ рѣчь о крестѣ и, т. к. всякое высказываніе человѣ­ческое есть исканіе и опредѣленіе смысла, то слово ап. Павла о крестѣ, можетъ быть, въ конечномъ итогѣ, сведено къ слѣдующему пониманію: осмысленіе креста или даже попытка найти для него малѣйшее оправданіе представляется для погибающихъ безуміемъ и нелѣпостью, тогда какъ спасаемыми это понимается какъ откровеніе силы Божіей. Наличіе или отсутствіе у насъ способности понимать смыслъ креста и, главное, соглашаться съ нимъ для самихъ себя и для міра, опредѣляетъ нашу при­надлежность либо къ разряду спасаемыхъ, либо къ разряду погибающихъ.

Крестъ — это, въ первую очередь, Крестъ Господень, т. е. тотъ крестъ, который понесъ и претерпѣлъ за насъ воплотившійся Сынъ Божій. Это и самый фактъ страда­нія и смерти Господа Іисуса Христа, а также и то орудіе, на которомъ завершились страсти Господни, и, наконецъ, изображеніе этого орудія. Крестное древо было освя­щено пролитою на немъ животворящей кровью Христовой и сдѣлалось причастнымъ силы побѣды, одержанной Господомъ надъ грѣхомъ и смертью. Оно стало для Цер­кви орудіемъ славы, и самое начертаніе его оказалось исполненнымъ особой силы, о ниспосланіи которой мы молимся, которой мы себя осѣняемъ и которую мы на­зываемъ силой Честнаго и Животворящаго Креста. Крестнымъ знаменіемъ и крест­ной силой совершаются чудеса, а также всѣ церковныя таинства и освященія, ибо на крестѣ совершилось наше искупленіе отъ проклятія, грѣха и смерти, и крестомъ явилась въ міръ новая жизнь.

Но рядомъ съ крестомъ, понесеннымъ Господомъ, существуетъ еще и крестъ каж­даго отдѣльнаго человѣка. И когда мы говоримъ объ этомъ личномъ крестѣ кажда­го изъ насъ, мы думаемъ о тѣхъ испытаніяхъ, черезъ которыя мы должны пройти въ этой жизни, о лишеніяхъ, разлукахъ, скорбяхъ и болѣзняхъ, постигающихъ насъ, о физическихъ и прочихъ недостаткахъ, которые мы несемъ, причемъ все это посѣ­щаетъ насъ или по попущенію Божію или даже по прямой волѣ Божіей. Но и соз­навая, что всѣ эти смиряющія насъ обстоятельства являются крестомъ, ниспослан­нымъ намъ Богомъ, и даже стараясь склонить предъ нимъ нашу волю, мы не всегда постигаемъ разумомъ и сердцемъ ихъ внутреннюю для насъ необходимость и пото­му никогда по-настоящему не соглашаемся на нихъ.

Тѣмъ не менѣе, и къ личному кресту человѣка-христіанина относятся слова апо­стола: «Слово крестное для погибающихъ безуміе, а для спасаемыхъ сила Божія». Христосъ не миръ пришелъ принести, но мечъ (Мѳ. 10,34). Онъ пришелъ произвести великое раздѣленіе, раздѣленіе, которое, прежде всего, должно сказаться во внут­ренней жизни человѣка. Послѣ смерти, воскресенія и вознесенія Христовыхъ, пос­лѣ сошествія въ міръ Св. Духа, мы продолжаемъ пребывать въ этомъ еще до кон­ца не просвѣтленномъ мірѣ, до времени подчиненномъ закону грѣха и тлѣнія. Съ од­ной стороны, мы еще испытываемъ всю власть грѣха надъ собой, съ другой же — нѣкая часть нашего существа устремлена ко Христу и старается жить по другимъ законамъ, по законамъ Царствія Божія и она силится порвать со всѣмъ тѣмъ, куда ведетъ насъ грѣховная склонность жить «по линіи наименьшаго сопротивленія». Это раздѣленіе вызываетъ въ насъ раздвоеніе, порой очень мучительное. И вотъ, готов­ность постоянно истытывать это мучительное раздѣленіе въ самомъ себѣ и бороться, чтобы избавиться отъ власти грѣха и составляетъ личный крестъ христіанина, ибо борьба эта есть первый шагъ къ отверженію себя, отказъ отъ служенія себѣ черезъ служеніе своему грѣху, проявленіе твердаго желанія служить только одному Богу и жить исключительно по божественнымъ законамъ. Затѣмъ уже слѣдуетъ все даль­нѣйшее — готовность принять и претерпѣть все, что Богу угодно будетъ намъ по­слать для нашего очищенія и спасенія. Взятіе креста есть именно готовность все претерпѣть ради спасенія, все же остальное есть нашъ крестный путь.

Есть люди, которыхъ можно назвать «чисто біологическими существами»: они бо­ятся заглянуть внутрь самихъ себя, не допускаютъ мысли о какихъ бы то ни было духовныхъ подвигахъ и не желаютъ нарушать ни внѣшняго, ни внутренняго свое­го комфорта. Для нихъ, конечно, совершенно чуждой будетъ мысль о необходимо­сти борьбы съ собой ради избавленія отъ грѣха, и слова о спасительности страда­ній, смиряющихъ и очищающихъ человѣка, звучатъ для нихъ какъ сплошное про­тиворѣчіе. Но это обезсмысливаніе креста обличаетъ ожесточеніе человѣкомъ свое­го сердца и незнаніе имъ прикосновенія спасающей благодати... Но есть и другіе люди, у которыхъ мы видимъ полное согласіе вести борьбу съ грѣхомъ и готов­ность проводить ее, сохраняя вѣрностьБогу при всѣхъ обстоятельствахъ, и среди всѣхъ испытаній. То, что сказывается послѣ смерти святыхъ, какъ ихъ слава, въ жизни этой раскрывается, какъ благодатная помощь Божія, какъ сила свыше, из­бавляющая отъ грѣха и подающаяся какъ отвѣтъ на человѣческія усилія ежеднев­наго поднятія и несенія креста.

Подобно тому, какъ Христосъ вошелъ въ славу Свою черезъ крестъ, такъ и люди Христовы входятъ въ свою славу черезъ крестъ и бла­годать, имъ подаваемая, есть благодать, вошедшая въ міръ также черезъ Господень крестъ. И какъ слава Христова, которая нѣкогда преобразитъ весь міръ, уже те­перь его осіяваетъ и просвѣтляетъ, такъ и благодать, подаваемая тѣмъ, кто беретъ свой крестъ, уже въ этомъ вѣкѣ претворяетъ въ радость всѣ ихъ печали и скорби, свидѣтельствуя имъ наглядно о силѣ Божіей, уже дѣйствующей въ мірѣ. Благо­дать Божія, вошедшая въ міръ черезъ крестъ, только черезъ крестъ можетъ быть познана.


Намъ надо учиться брать крестъ и нести его все время, ежедневно. Часто мы только уживаемся съ нашимъ крестомъ, но не беремъ его, ибо несемъ его лишь до того момента, когда намъ удается отъ него освободиться. Въ глубинѣ нашего серд­ца мы часто считаемъ крестъ чѣмъ-то лишнимъ, недолжнымъ и забываемъ, что крестъ не есть исключеніе, но общее правило, исполненное Самимъ Господомъ, законъ хри­стіанскаго бытія. Такъ должно быть. Мы можемъ, конечно, трепетать при наступ­леніи испытаній, какъ нѣкогда трепеталъ въ своей человѣчности Самъ воплотившій­ся Сынъ Божій. Но, какъ Онъ вошелъ въ славу Свою черезъ крестъ, такъ и мы, при­нявъ крестъ, увидимъ поддерживающую и спасающую и прославляющую насъ дес­ницу Божію... Мы знаемъ, что воля человѣческая слаба, что духъ немощенъ, и по­тому бываемъ склонны либо забывать истину о крестѣ, либо изнемогать. Поэтому Церковь въ опредѣленные дни года торжественно выноситъ Крестъ Господень и по­лагаетъ его въ храмахъ для особаго поклоненія, вмѣстѣ съ тѣмъ она испрашиваетъ у Господа особую благодатную помощь для несущихъ крестъ и для хотящихъ взять его. Въ эти крестные дни необходимо усиленно молиться, чтобы Господь просвѣтилъ насъ любовью ко Кресту, научилъ насъ до конца разумѣть слово крестное и при­велъ насъ къ созерцанію силы и славы Своей.

Священникъ Алексій Князевъ.
«Церковный Вѣстникъ», 5, 1950.
***

Sep. 25th, 2019

Tsar-1998

ГОНЕНИЯ В ПОЛЬШЕ - 1596 – Часть ІІ

Часть І : https://pisma08.livejournal.com/466569.html

Настоящее письмо канцлера Льва Сапѣги нисколько не вразумило Іосафата и не остановило его возмутительныхъ дѣйствій противъ Православія. Насилія и жестокости, которыя употреблялъ онъ при совращеніи православныхъ, стали принимать еще большіе размѣры. Зато и право­славные, выведенные изъ терпѣнія, начали заявлять противъ него ропотъ и негодованіе; во многихъ мѣстахъ Полоцкой епархіи стали составляться открытыя возмущенія, и православные нерѣдко съ оружіемъ въ рукахъ отстаивали свои храмы и защищали своихъ пастырей, непреклонныхъ къ уніи. Могилевскіе мѣщане, узнавъ о приближеніи къ городу Іосафата и не желая впустить его, всѣ вышли на городскіе окопы, разставили заряженныя пушки и грозили стрѣлять въ него, если осмѣлится подъѣхать къ городскимъ воротамъ на пушечный выстрѣлъ. Въ Мстиславѣ нѣкто Масальскій, при въѣздѣ Іосафата въ городъ, едва не убилъ его изъ ружья, если бы въ минуту исполненія своего замысла самъ не былъ убитъ однимъ изъ слугъ архіепископа. Въ Оршѣ мѣщане хотѣли утопить его въ Днѣпрѣ. По распоряженію Іосафата, во всѣхъ этихъ мѣстахъ церкви были запечатаны, священники православные разогнаны или разосланы въ заключеніе, а нѣкоторые изъ гражданъ подпали уголовному суду. Въ своемъ дикомъ фанатизмѣ Іосафатъ дошелъ до того, что приказывалъ вырывать изъ могилъ недавно умершихъ православныхъ, злѣйшихъ враговъ своихъ, и отдавать ихъ на съѣденіе собакамъ. Всѣ эти дѣйствія Іосафата такъ живо напоминаютъ намъ разбойническія нападенія іезуитскихъ студен­товъ на православную Свято-Духовскую церковь, о которыхъ говорилось вначалѣ. Такъ и видно, что тотъ и другіе получили одинаково ложное направленіе въ іезуитскомъ коллегіумѣ!

«Понятное дѣло, что ненависть къ Іосафату у православныхъ должна была достигнуть высшей степени. Ею, по словамъ Кояловича, заразились многіе, даже изъ уніатовъ, и отпадали отъ своего епископа, возвращаясь къ Православію».

Между тѣмъ, въ 1620 г. на Полоцкую епархію посвященъ былъ пра­вославный епископъ Мелетій (Смотрицкій). Всѣ православные торжествовали. Новаго своего епископа они превозносили до небесъ. Его краснорѣчивыя посланія очень быстро расходились по Полоцкой епархіи. Жители этой епархіи, оживленные новою силою, толпами бросали унію и соединялись въ плотную массу православнаго народа.

Особое одушевленіе замѣчалось въ Витебскѣ. Его населеніе тогда было чисто русское, православное. Поляковъ и вообще латинянъ почти вовсе не было. Когда здѣсь получены были грамоты епископа Мелетія, ихъ торжественно читали въ ратушѣ и также торжественно составили протестъ противъ Іосафата. Витебскіе граждане отказались отъ повиновенія ему и рѣшили признавать своимъ епископомъ только Мелетія. Послѣ такого рѣшенія, въ Витебскѣ почти не осталось уніатовъ. Составленъ былъ актъ о передачѣ епископу Мелетію всѣхъ церквей съ духовенствомъ.

Примѣру жителей Витебска тотчасъ же послѣдовали жители другихъ городовъ, преимущественно Полоцка, Мстиславля, Орши и Могилева.

Все это сильно раздражало Іосафата. Онъ во что бы то ни стало рѣшилъ возстановить свою власть и окончательно обратить въ унію всю Бѣлоруссію. Явившись въ концѣ октября 1623 г. въ Витебскъ, онъ воздвигъ здѣсь противъ православныхъ такое гоненіе, въ которомъ повторились ужасы первыхъ вѣковъ христіанства. Такъ какъ всѣ церкви у православныхъ были отняты, то они за городомъ построили себѣ 2 шалаша, куда собирались къ богослуженію, и здѣсь находили нѣкоторое удовлетвореніе своимъ духовнымъ нуждамъ. Удерживая за собою всѣ православныя церкви, Іосафатъ, съ помощью вооруженной стражи, поспѣшилъ разо­рить и созданные православными шалаши, разгонялъ собиравшихся къ богослуженію и выгналъ изъ города всѣхъ православныхъ священниковъ. Это переполнило мѣру терпѣнія православныхъ. Тогда они, имѣя во главѣ членовъ городового магистрата и почти всѣхъ почетныхъ гражданъ, на тайномъ совѣщаніи въ ратушѣ положили непремѣнно избавиться отъ гонителя — епископа, лишивъ его жизни.

Удобный случай скоро къ этому представился. 12 нояб. 1623 г., въ во­скресный день, Іосафатъ служилъ заутреню въ витебской Успенской цер­кви. Въ это время его архидіаконъ Дороѳей внезапно напалъ на православнаго священника Илію, который тайно переправлялся черезъ рѣку Западную Двину для поданія требъ православнымъ. Избивъ его до полу­смерти, архидіаконъ Дороѳей связалъ его и заперъ въ архіерейской кухнѣ. Вѣсть объ этомъ поруганіи и насиліи надъ православнымъ священникомъ быстро распространилась по городу и привела жителей въ страш­ную ярость. Съ первымъ ударомъ вѣчевого колокола, всѣ до одного: дѣти, взрослые, жены и старцы, вооружившись чѣмъ попало, напали на архіерейскій домъ. Освободивъ изъ заключенія своего священника, они бросились на архіерейскихъ слутъ, въ томъ числѣ на названнаго архидіакона, и почти всѣхъ ихъ поранили ударами сабель, бердышей и другого оружія. Потомъ ворвались въ келлію только что возвратившагося отъ за­утрени архіепископа и, бросившись на него съ крикомъ: «бей папежника, душехвата»... разсѣкли у него бердышемъ голову и добили выстрѣломъ изъ ружья. Убитаго Іосафата поволокли изъ дворца на высокій берегъ Двины и, привязавъ къ шеѣ и ногамъ камни, бросили въ рѣку. Только на третій день, когда народное смятеніе нѣсколько утихло, тѣло Іосафата было вытащено изъ воды, освидѣтельствовано въ замкѣ и на лодкѣ ото­слано въ Полоцкъ для погребенія въ Софійскомъ соборѣ. Здѣсь находил­ся гробъ его до взятія Полоцка войсками царя Алексѣя Михайловича. Хотя тѣло Іосафата истлѣло, но гробъ его долго переносился изъ одного мѣста въ другое. Онъ былъ въ Жировицахъ, Бѣлой, Замостьѣ и, наконецъ, опять въ Полоцкѣ. По осмотрѣ гроба, въ немъ оказался только не­большой клокъ волосъ и нѣкоторыя архіерейскія облаченія, принадлежавшія, очевидно, Іосафату.
Жестоко были наказаны православные жители Витебска за самочин­ную расправу съ Кунцевичемъ. Болѣе 100 человѣкъ были приговорены къ смерти, многихъ наказали кнутомъ, темницею, изгнаніемъ; имѣнія всѣхъ виновныхъ конфискованы; городъ лишенъ магдебургскаго права; снятъ вѣчевой колоколъ — знакъ преимущества города и свободы; ратуша, въ которой составился заговоръ на жизнь Кунцевича, разрушена. Сломана и соборная Пречистенская церковь, при которой совершенно было преступленіе; вмѣсто нея поставлено было построить на счетъ гражданъ болѣе великолѣпную и большихъ размѣровъ; всѣ жители Витебска должны были принять унію, такъ, чтобы въ немъ не осталось никакихъ слѣдовъ Православія.

Въ Полоцкѣ, Могилевѣ, Оршѣ и Мстиславѣ запрещена, по примѣру Витебска, православная вѣра, не дозволено строить вновь и починять православныя церкви, всѣмъ жителямъ Бѣлоруссіи велѣно принять унію и по дѣламъ вѣры быть въ полномъ послушаніи полоцкаго уніатскаго архіепископа.
Когда донесено было папѣ Урбану VIII о наказаніи убійцъ Іосафата, онъ въ посланіи къ королю Сигизмунду III благодарилъ его и восхвалялъ его ревность къ истребленію Православія. Послѣ усиленныхъ домогательствъ уніатско-іезуитской партіи и короля, которымъ руководили Фабрицій и Грушевскій, іезуитскіе придворные проповѣдники, бывшіе на­ставники Іосафата и папа признали Іосафата «блаженнымъ». Онъ не назвалъ его святымъ, т.к. зналъ о его жестокостяхъ, безпокойномъ нравѣ и корыстолюбіи и постоянномъ сутяжничествѣ. Объ этомъ свидѣтельствуетъ приведенное выше письмо канцлера Льва — латинянина. Въ Іосафатѣ Кунцевичѣ онъ видѣлъ отъявленнаго врага и нарушителя общественнаго спокойствія, совершенно чуждаго христіанскаго мира и любви къ ближ­нему. Даже переписку съ нимъ онъ считалъ для себя позорною. Только папа, желая оскорблять и унижать Православіе, могъ согласиться при­знать Іосафата мученикомъ и чрезъ это вводить въ заблужденіе и обманъ довѣрчивый народъ. Іезуиты и уніаты выдумали даже различныя чудеса, совершившіяся якобы у гроба Іосафатова. Нѣкоторыя изъ нихъ сочинены ужъ очень неумѣло и могутъ свидѣтельствовать о своей лживости. Говорятъ, напримѣръ, что тѣло Іосафата, брошенное въ Двину въ Витебскѣ, отсюда само приплыло въ Полоцкъ, «вверхъ противъ теченія Двины». Но мы знаемъ, что тѣло Кунцевича было вынуто изъ воды и отправлено въ Полоцкъ на лодкѣ, — это одно; а другое — то, что Полоцкъ по отноше- нію къ Витебску, лежитъ не вверхъ, а внизъ по теченію рѣки.

Такъ «ложь солга себѣ», а православная истина и «во тьмѣ свѣтится». На ложномъ, шаткомъ основаніи унія не могла существовать, если еще и существуютъ чахлые ея остатки, то дни ихъ сочтены. Ей не помогутъ лож­ные мученики, вродѣ Іосафата.

Изданіе Виленскаго Свято-Духовскаго братства, Вильна, 1896 г.; переиздано Православнымъ братствомъ во имя Архистратига Михаила,
Минскъ, 1993 г.

***
Tsar-1998

ГОНЕНИЯ В ПОЛЬШЕ - 1596 – Часть І

Въ 1596 г. послѣ объявленія Брестской уніи, для западнорусскихъ православныхъ людей насту­пили тяжелыя времена. У нихъ стали отнимать церкви, начали преслѣдовать ихъ за вѣру, ли­шать правъ гражданства. Главными гонителя­ми православныхъ явились уніаты и особенно пособники ихъ въ этомъ дѣлѣ — іезуиты съ учащимися іезуитскихъ школъ. Даже въ Вильнѣ, главномъ городѣ бывшаго
Литовскаго княжества, іезуиты творили невообразимыя вещи.


Въ концѣ 1597 г. было окончено строительство деревяннаго Свято- Духовскаго храма. Тѣснимое въ Троицкомъ монастырѣ уніатскими и іезуитскими властями, мѣстное православное братство стало группироваться около вновь созданнаго православнаго Свято-Духовскаго храма. Въ 1598 г. оно впервые праздновало въ новой церкви великій христіанскій праздникь — свѣтлое Христово Воскресеніе. Но сколько страданій и мученій пришлось вынести православнымъ въ этомъ храмѣ въ Великую субботу и въ первые два дня Свѣтлаго праздника!

Ксендзъ Еліашевичъ съ іезуитскими студенты въ Страстную субботу ворвались черезъ притворъ въ алтарь, «всѣ ходячи гордо по олтареви и по всей церкви, гдѣ простому человѣку не годится входити. Тамъ же, на великомъ престолѣ Евангеліе и Крестъ и иныя святости шарпали, кидали, за нихъ ся насмѣхаючи, и до Гробу Господня, который стоялъ посрединѣ церкви, приступивши, срамотныя слова мовячи, Плащанину, въ Гробѣ положенную, шарпали, на сію и на ту сторону кидали». На просьбы церковниковъ — не производить такихъ безобразій, ксендзъ Еліашевичъ со своими сообщниками — студентами отвѣчали бранью, угрозами и побоя­ми. Одного изъ священниковъ они схватили за бороду и за носъ, таскали, рвали, и только наступившіе сумерки заставили безобразниковъ удалить­ся изъ храма.

Но на слѣдующій день, день свѣтлаго Воскресенія Христова, іезуитскіе студенты, числомъ нѣсколькихъ десятковъ, возобновили свои нападенія.

Ворвавшись въ храмъ во время совершенія литургіи, они «людей въ церк­ви попихали, Гробъ Господень обступивши, трясли, перли, пхали, на люди обваливати хотѣли; а иные на немъ сидѣли и съ иныхъ церемоній шидили (насмѣхались), паней и паненъ потручали (толкали), шпильками кололи, въ набоженствѣ и въ молитвѣ всѣмъ прешкоду чинили, что всѣ христіане съ покорою терпѣли». Во время вечерни нѣсколько десятковъ іезуитскихъ студентовъ съ оружіемъ въ рукахъ протиснулись въ церковь и «ста­ли въ различныхъ мѣстахъ купами межи людьми, одинъ у однихъ дверей, другіе — у другихъ, третьи — у спѣваковъ на клиросѣ, иные посреди церкви, а иные въ притворѣ; тамъ же людей попихали, шпильками коло­ли, панямъ и паннамъ по устамъ, по носу, но ухамъ пальцами, руками по­тирали, слова невстыдныя мовили; Михайлу діакону, который ходилъ кадячи по церкви, по шыи колькократъ дали, ижъ мусялъ, оповѣдшися предъ людьми и не докадивши, вернутися до алтаря»; другихъ тоже били по губамъ, по лицу, мѣшали пѣть, читать.

Въ то же время новая толпа іезуитскихъ студентовъ въ нѣсколько сотъ человѣкъ, со многими сообщниками изъ мастеровъ-латинянъ, напа­ли на братскій домъ, грабили его, штурмовали, «ворота и форты бревеньями разводячися выбивали, сѣкерами рубали, краты (желѣзныя рѣшетки) у оконъ ломали, окна каменьями до щенту (совершенно) подрузготали, дахи побили, зъ ручницъ и зъ луковъ стрѣляли, челядь школьную (брат­скую) и слугъ церковныхъ поранили».

Въ Свѣтлый понедѣльникъ снова повторилось нападеніе. Іезуитскіе студенты «въ часъ святой литургіи, збройно зобравшисе зъ многимъ оружіемъ, впали въ домы братскіе и на цвинтаръ (погостъ) церковный... мѣгцанъ виленскихъ — братство, людей до церкви приходячихъ, гонили, били и, въ церковь съ оружіемъ голымъ впавши, великую тревогу, замѣшаніе и розрухъ въ церкви учинили» и нѣкоторыхъ ранили.

Среди такихъ тяжелыхъ обстоятельствъ праздновали въ 1598 г. пра­вославные вильняне первое свѣтлое Христово Воскресеніе въ новосозданномъ Свято-Духовскомъ храмѣ. Богъ даровалъ имъ великое терпѣніе и нравственную крѣпость. Съ полною преданностью волѣ Божіей, миромъ и любовью отвѣчали они на нападки своихъ злѣйшихъ враговъ. Не толь­ко какимъ-нибудь насильственнымъ дѣйствіемъ не отвѣчали они на нападенія враговъ, но даже слово упрека не сорвалось съ ихъ устъ: «все терпѣли съ покорою».

Зато для всѣхъ очевидно, до какой степени дикаго произвола и насилія дошли въ это время іезуитскіе студенты, какой безпорядокъ и без­нравственность царили въ ихъ школахъ. А между тѣмъ, въ это именно время и въ этихъ же школахъ учился и подготовлялся для будущей своей дѣятельности получившій впослѣдствіи такую печальную извѣстность Іосафатъ Кунцевичъ.

Іосафатъ Кунцевичъ родился въ 1580 г. во Владимірѣ Волынскомъ отъ православныхъ родителей и въ крещеніи названъ Іоаномъ. Отецъ его былъ сапожникъ, хотя впослѣдствіи жизнеописатели Кунцевича причис­ляли уже его къ шляхтѣ и выдумали для него родовой гербъ. Научившись дома польской и русской грамотѣ, Кунцевичъ поступилъ въ Вильну къ одному купцу въ приказчики. Молодой приказчикъ Кунцевичъ, познако­мившись съ монашествующими Свято-Троицкаго монастыря, часто ходилъ въ церковь къ богослуженію, пѣлъ въ церкви, читалъ на клиросѣ, иногда исправлялъ должность звонаря. Увлекшись по примѣру многихъ монашествующихъ изъ Троицкаго монастыря уніею, онъ сдѣлался горячимъ ея послѣдователемъ и проповѣдникомъ. Въ своемъ стремленіи къ распространенно уніи, онъ долженъ былъ оставить мѣсто приказчика и поселился, въ званіи послушника, въ Троицкомъ монастырѣ. Въ это вре­мя Кунцевичъ посѣщалъ іезуитскій коллегіумъ, и іезуиты Фабрицій и Грушевскій были главными его руководителями и наставниками. Понятно, какія чувства непримиримой ненависти къ Православію внушили ему его наставники. Около 1604 г. Кунцевичъ постриженъ былъ въ монашество, подъ именемъ Іосафата, а въ 1609 г. сталъ іеромонахомъ.
Настроеніе Кунцевича, говоритъ Кояловичъ, выразилось въ одной его особенности, о которой разсказываютъ уніатскіе писатели и которая составляетъ чистѣйшую копію іезуитства того времени. Онъ имѣлъ обычай ходить по улицамъ Вильны и когда бы то ни было убѣждать попадавших­ся ему ремесленниковъ, нищихъ, стариковъ и старухъ, праздношатавшихся большихъ и малыхъ, итти за нимъ въ Троицкій монастырь и сейчасъ же исповѣдываться. Подобное усердіе встрѣчало не разъ, особенно вначалѣ, когда Кунцевичъ былъ еще діакономъ, между прочимъ, слѣдующее затрудненіе. Собравъ толпу людей, готовыхъ исповѣдываться, Кунце­вичъ долженъ былъ еще упрашивать кого-либо изъ іеромонаховъ итти исповѣдывать собравшихся; но это часто не обходилось безъ усиленныхъ просьбъ. Затрудненіе исчезло, когда Кунцевичъ былъ посвященъ въ іерейскій санъ. Усердіе его удвоилось. Онъ поспѣшилъ написать сочиненіе съ богопротивными нападками на Православіе, въ защиту уніи и самъ на дѣлѣ обнаружилъ къ ней такую ревность, что сталъ проповѣдывать ее повсюду: на улицахъ, площадяхъ, въ церкви и частныхъ домахъ. Въ Вильнѣ, въ непродолжительное время, онъ успѣлъ разными мѣрами со­вратить въ унію многихъ православныхъ, за что прозвали его даже «душехватомъ». На появившейся въ то время картинкѣ Іосафатъ изображенъ былъ въ видѣ діавола, съ рогами на головѣ, страшнымъ лицомъ и крюкомъ въ правой рукѣ, которымъ тащилъ къ себѣ души православ­ныхъ, а надъ его головою сдѣлана была надпись: «душехватъ».

Съ такимъ фальшивымъ душевнымъ настроеніемъ, съ такою пламен­ною ревностію не по разуму спасать всѣхъ только черезъ унію, Кунцевичъ поступилъ сначала на Бытеньскую архимандрію (недалеко отъ м. Жировицъ, Слонимскаго уѣзда, Гродненской губ.), потомъ на Жировицкую и въ 1614 г. — на Троицкую въ Вильнѣ. Первые уніатскіе митрополиты, Ипатій Потѣй и Іосифъ Рутскій, высоко цѣнили дѣятельность Кунцевича и быстро продвигали его по іерархической лѣстницѣ. Когда митрополитъ Рутскій отправлялся около 1615 г. въ Кіевъ, то взялъ съ собою и Кунцеви­ча, какъ орудіе совращенія въ унію стойкихъ въ православіи кіевлянъ. Пользуясь въ дѣлѣ совращенія всѣми незаконными и непозволительны­ми средствами, Кунцевичъ забрался однажды въ Кіевѣ въ Печерскій мо­настырь и вызвалъ на публичное разсужденіе о вѣрѣ мѣстнаго настояте­ля, архимандрита Іосифа. Употребленные при этомъ пріемы со стороны Кунцевича состояли въ глумленіи надъ Православіемъ, злыми и кощун­ственными надъ нимъ насмѣшками и наглыми выходками какъ противъ самой святой вѣры, такъ и достойныхъ ея представителей. Все это вмѣстѣ до того раздражило православныхъ иноковъ, что между ними произошло возмущеніе противъ Кунцевича; его схватили, сильно избили, и только торопливое бѣгство спасло его отъ смерти.

Не вразумило это Кунцевича, и онъ сильнѣе прежняго сталъ издѣ- ваться надъ православными и преслѣдовать ихъ, особенно съ 1617 г., когда открылось болѣе широкое поприще для его дѣятельности: въ это время онъ посвященъ былъ въ викарные епископы полоцкаго архіепископа, а съ конца 1618 г., по кончинѣ архіепископа Гедеона Брольницкаго, назначенъ полоцкимъ архіепископомъ.
Извѣстіе о назначеніи полоцкимъ архіереемъ виленскаго архиман­дрита, прозваннаго «душехватомъ», повергло въ страшное уныніе всѣхъ православныхъ жителей Бѣлоруссіи, этого искони русскаго и православнаго края; особенно смущались и тревожились полочане, хорошо знавшіе неистовый фанатизмъ и злобную ненависть Іосафата къ Православію.

Замѣчателенъ былъ въѣздъ Іосафата въ Полоцкъ 9 янв. 1618 г. Уша­ты и латиняне, во главѣ съ іезуитами, встрѣтили новаго епископа у город­ской заставы привѣтственными рѣчами. Для православныхъ русскихъ людей показалось очень подозрительнымъ никогда не бывалое участіе латинскаго духовенства, особенно іезуитовъ, во встрѣчѣ епископа. Іосафату потому не трудно было замѣтить у многихъ встрѣчавшихъ его православ­ныхъ мрачныя лица, а до ушей его доносился народный ропотъ по поводу участія латинянъ во встрѣчѣ. Тутъ же одинъ изъ городскихъ бурмистровъ, въ привѣтственной рѣчи Кунцевичу, выразилъ громкое сомнѣніе полочанъ насчетъ вѣрности Православію новаго епископа: «если вступа­ешь въ градъ сей съ благими намѣреніями, — говорилъ бурмистръ, — гряди во имя Господне; если же замышляешь противное, лучше бы тебѣ не входить въ него».

Такой христіанскій, благоразумный совѣтъ не возымѣлъ для Іосафата никакого значенія. На первыхъ же порахъ въ Полоцкѣ онъ сталъ открыто призывать всѣхъ къ измѣнѣ Православію. Для обращенія жителей въ унію онъ употреблялъ относительно однихъ различныя обманныя обѣщанія, прельщенія, другихъ понуждалъ къ тому же угрозами, наказаніями, судомъ, узами и темницею.

Сдѣлавшись полоцкимъ архіепископомъ, Кунцевичъ въ 1619 г. вы- хлопоталъ у короля грамоту на подчиненіе ему всѣхъ православныхъ цер­квей и монастырей въ Полоцкѣ, Витебскѣ, Могилевѣ, Мстиславѣ, Оршѣ и другихъ мѣстахъ. Съ этихъ поръ, ослѣпленный властію, Кунцевичъ далъ полную волю своей ненависти къ Православію. Онъ задался мыслію по­всюду истребить его. На основаніи полученной королевской грамоты, Кунцевичъ во всѣ предѣлы своей епархіи разослалъ циркуляры, возвѣщавшіе объ уніи, и требовалъ отъ православныхъ приходскихъ священниковъ, чтобы они съ своими прихожанами немедленно изъявили согласіе на ея принятіе; у непокорныхъ отнималъ приходы и передавалъ ихъ уніатамъ. Какъ въ самомъ Полоцкѣ, такъ и во всѣхъ другихъ городахъ Полоцкаго воеводства, приказалъ запечатать всѣ православныя церкви и даже въ шалашахъ воспретилъ богослуженіе. Священниковъ, оставав­шихся твердыми въ Православіи, силою изгонялъ изъ приходовъ, зако- вывалъ въ желѣзо, заключалъ въ темницы и не только самъ повсемѣстно угнеталъ православныхъ, но всячески побуждалъ къ тому польскихъ вельможъ и разныя городскія власти. Между прочимъ, онъ писалъ и къ канцлеру Великаго княжества Литовскаго, Льву Сапѣгѣ, упрекая его и правительство въ недѣятельности и нерѣшительности принять болѣе энергичныя мѣры къ полному истребленію Православія и утвержденію уніи въ подвластныхъ Польшѣ русскихъ областяхъ. Замѣчательный отвѣтъ Сапѣги — латинянина прекрасно характеризуетъ Кунцевича, унію и несчастное положеніе православныхъ.

«Преосвященный архипастырь полоцкій! — писалъ въ 1622 г. литовскій канцлеръ къ Іосафату Кунцевичу, — не хотѣлъ бы я вступать съ вашимъ преосвященствомъ въ переписку и споры; но, видя упорство, съ какимъ вы отстаиваете свои убѣжденія не внимая никакимъ резонамъ, на­хожу себя вынужденнымъ отвѣчать, вопреки моему желанію, на неосно­вательное письмо ваше. Признаюсь, что и я заботился о дѣлѣ уніи и что было бы неблагоразумно оставить это дѣло; но мнѣ никогда и на умъ не приходило того, что ваше преосвященство будетъ присоединять къ ней столь насильственными мѣрами. Всевышній зоветъ къ Себѣ кротко: пріидите ко мнѣ вси труждающіися и обремененіи..., а не хочетъ и не пріемлетъ рабовъ, влекомыхъ насильно. А вы своимъ неосмотрительнымъ насиліемъ подстрекнули и, такъ сказать, принудили народъ русскій къ со- противленію и нарушенію присяги, данной его королевскому величеству (разумѣемъ здѣсь отпаденіе Москвы отъ избраннаго ею въ короли Вла­дислава королевича). Вамъ трудно въ этомъ запираться, когда васъ уличаютъ въ этомъ жалобы, поданныя русскими польскимъ и литовскимъ начальникамъ. Развѣ вамъ не извѣстенъ ропотъ неразсудительнаго народа, выражавшійся желаніемъ его скорѣе принять турецкое подданство, чѣмъ терпѣть такое притѣсненіе своей вѣры и благочестія? По вашимъ словамъ, противятся уніи нѣкоторые только монахи изъ епархій Борецкаго (митрополитъ кіевскій) и Смотрицкаго (полоцкаго архіепископа) и нѣсколько лицъ изъ кіевской шляхты; но прошеніе королю о томъ, чтобы онъ васъ съ прочими удалилъ оттуда, подано не нѣсколькими монахами, а всѣмъ запорожскимъ войскомъ.
Горе тому, кто легковѣренъ! Въ этомъ прошеніи обстоятельства уніи являются совсѣмъ въ новомъ видѣ. А мало ли получаемъ мы жалобъ на сеймахъ не отъ монаховъ только, но отъ всей Украйны и Руси? Мало того, что казаки ожидаютъ рѣшенія назначенной по этому предмету комиссіи: дѣло въ томъ — принесетъ ли она пользу! Результатъ засѣданій этой комиссіи сулитъ намъ только надежду неизвѣстнаго блага, а потому безразсудно было бы пагубнымъ насиліемъ нарушать вожделѣнное согласіе и подобающее королю повиновеніе. Руководясь не столько любовію къ ближнему, сколько суетою и личными выгодами, вы, злоупотребленіемъ своей власти, своими поступками, противными священной волѣ и приказаніямъ Рѣчи посполитой, зажгли тѣ опасныя искры, которыя всѣмъ намъ угрожаютъ пагубнымъ и всеистребляющимъ пожаромъ. Вы пишете, что «и политика обращаетъ на нихъ (православныхъ) вниманіе», а я при­бавлю: не только политика, но и правительство; ибо отъ повиновенія ихъ (православныхъ) больше пользы для края, нежели отъ вашей уніи. Поэто­му вы должны соображать власть свою и обязанности пастыря съ волею короля и намѣреніями правительства, — помня, что власть ваша ограни­чена и что затѣи ваши, противныя спокойствію и общей пользѣ, будутъ сочтены оскорбленіемъ величества. Если бы вы осмѣлились сдѣлать что-нибудь подобное въ Римѣ или Венеціи, васъ бы тамъ научили уваженію къ постановленіямъ и политическимъ намѣреніямъ правительства. Вы пишете: «объ обращеніи отщепенцевъ» и проч. Нужно заботиться объ ихъ обращеніи и о томъ, чтобы было едино стадо и единъ пастырь; но нужно это дѣлать благоразумно и сообразно съ обстоятельствами време­ни, какъ дѣло, зависящее отъ свободнаго согласія, — особенно въ нашемъ отечествѣ, въ которомъ рѣшительно не примѣнима сентенція «понуди внити». Согласно ученію св. Писанія, нужно заботиться, чтобы наша рев­ность и желаніе единовѣрія основывались на правилахъ любви; но вы уклонились отъ наставленія сего апостола, а потому не удивительно, что подвластные вамъ вышли изъ повиновенія. Что касается опасностей, утрожающихъ вашей жизни, на это можно сказать: каждый самъ бываетъ причиною своего несчастія. Нужно умѣть пользоваться благопріятными обстоятельствами, а не предаваться безразсуднымъ увлеченіямъ, — осо­бенно, когда дѣло касается перемѣны вѣры, начальники подвергаются безчисленнымъ опасностямъ. «Я обязанъ, — говорите вы, — подражать епископамъ» и проч. Подражать св. епископамъ въ терпѣніи, славословіи Бога, подражать, напримѣръ, Златоустому и другимъ великимъ іерархамъ — дѣло похвальное; но нужно подражать имъ и въ благочестіи, учительствѣ, долготерпѣніи и примѣрной жизни. Прочитайте житіе всѣхъ благочестивыхъ епископовъ, прочитайте творенія Златоустаго, — вы не найде­те въ нихъ ни жалобъ, ни протестовъ, ни процессовъ, ни затѣй, ни судебныхъ объявленій, ни позывовъ къ суду антіохійскому или константино­польскому — о гоненіяхъ, низверженіи, о казни благочестивыхъ священниковъ, — а найдете только то, что способствуетъ къ умноженію славы Божіей и назиданію душъ человѣческихъ. Теперь обратимся къ дѣяніямъ вашего преосвященства: вы наполнили земскіе суды, магистраты, трибу­налы, ратуши, епископскія канцеляріи позывами, тяжбами, доносами, чѣмъ не только нельзя распространить уніи, но можно расторгнуть и по- слѣдній союзъ любви въ обществѣ и наполнить сеймы и управы разладомъ и ссорами. Пишете, что «они (т.е. апостолы и другіе ревнители Божіи) не взирали ни на царя, ни на кесаря» и проч. Нѣтъ! Всемогущій Богъ велитъ уважать ихъ: «противляяйся власти, Божію велѣнію противляется; нѣсть власть, аще не отъ Бога»,— говорить Онъ. Для того и Христосъ сказалъ: «воздайте Божія Богови, и кесарева кесареви». Поэтому вы и каждый должны помнить, что всѣ люди, исполняющіе законъ Божій, должны повиноваться волѣ своего повелителя. Снова пишете: «если не-правовѣрные нападаютъ на меня, то я поневолѣ долженъ защищаться» и проч. Не такъ (поступать) учитъ насъ Христосъ! Вѣдомый, яко овча, на заколеніе, имѣвшій для своей защиты легіоны ангеловъ, Онъ молился за враговъ Своихъ; такъ нужно поступать и вамъ. Мудрый человѣкъ дол­женъ употребить всѣ мѣры благоразумія, прежде чѣмъ возьмется за оружіе, — не писать колкихъ писемъ къ начальству его королевскаго величе­ства, не отвѣчать ему угрозами, какъ это дѣлаете вы. Апостолы и другіе святые никогда такъ не поступали. Продолжаете, что «вамъ вольно топитъ неправовѣрныхъ, рубить имъ головы» и прочее. Нѣтъ! не должно такъ поступать съ ними; потому что божественное Евангеліе строго внушаетъ всѣмъ мстителямъ, въ томъ числѣ и вамъ: Мнѣ отмщеніе, Азъ воздамъ. Сколько апостоловъ, учениковъ Господнихъ, сколько христіанъ запечатлѣло своею жизнью славу распятаго Господа, претерпѣло ради Его жесточайшія муки! И однако нигдѣ нѣтъ въ св. Писаніяхъ ни одной ихъ жалобы или протестовъ на Нероновъ, Тиверіевъ, Діоклетіановъ, но «идяху радующеся отъ лица собора, яко за имя Господа Іисуса сподобишися безчестіе пріяти». «На сеймахъ,— продолжаете вы, — поднимаются голо­са не только вредные для уніи, но для всего правовѣрнаго духовенства римскаго» и прочее. Кто же тому причиною? Одна унія — виновница всѣхъ этихъ несчастій! Когда вы дѣлали насиліе совѣсти человѣческой, за­пирали церкви, для того, чтобы люди погибали безъ богослуженія, безъ христіанскихъ обрядовъ и таинствъ, какъ невѣрные; когда злоупотребля­ли милостями и преимуществами королевскими, — вы обходились безъ насъ; а когда нужно усмирять смуты, возбужденныя въ народѣ вашимъ безпутствомъ, вы хотите нами запирать дыры. Оттого-то противная сто­рона думаетъ, что мы съ вами составили заговоръ, направленный къ насилію совѣсти и нарушенію всеобщаго спокойствія, чего, конечно, не бы­вало. Довольно и того, что ваше преосвященство съ нами въ уніи, такъ и берегли бы эту унію про себя, оставайтесь себѣ спокойно, не подвергайте насъ общенародной ненависти, а себя явной опасности и всеобщему нареканію. «Не принимающихъ уніи, — пишете дальше, — нужно изгнать изъ государства» и прочее. Избави Богъ нашу отчизну отъ этого безразсудства! Давно уже въ нашихъ странахъ водворилась римо-католическая вѣра, и пока она не имѣла подражательницы себѣ въ дѣлѣ благочестія и подчиненія святому отцу (папѣ), до тѣхъ поръ славилась своею любовію къ спокойствію, могуществомъ внутри и внѣ государства; но какъ только связалась съ какою-то сварливою и безпокойною подругой, терпитъ, по ея милости, при всякомъ собраніи народномъ, при всякомъ уѣздномъ засѣданіи разные раздоры и нареканія. Лучше бы, кажется, было сдѣлать разрывъ съ этою неугомонною союзницей; потому что мы никогда не ви­дали въ нашей отчизнѣ такихъ нестроеній, какія посѣяла среди насъ эта благовидная унія. Христосъ не запечатывалъ и не запиралъ церквей... «Имѣютъ они, — говорите, — достойныхъ священниковъ» и проч. Дай Богъ, чтобъ ихъ было довольно! Этого мало, что вы сами хвалите ихъ; собственная похвала всегда подозрительна. Нужно, чтобъ иновѣрные «видѣли добрыя дѣла ихъ и, прославляя Отца, иже есть на небесѣхъ, послѣдовали бы стезямъ ихъ». Но я знаю, какихъ вы рукополагаете священни­ковъ, — такихъ, т.е., которые способны скорѣе разорить, нежели создать церковь (Христову). Отовсюду слышится ропотъ, что у васъ нѣтъ достой­ныхъ священниковъ, — а больше слѣпыхъ. Невѣжественные ваши попы вводятъ въ пагубу народъ. «Отдавать, — говорите, — православнымъ церкви на поруганіе» и проч. Но печатать и запирать церкви, глумиться надъ кѣмъ-либо есть такой же пагубный разрывъ братскаго единомыслія и взаимнаго согласія... Но укажите, ваше преосвященство, кого вы пріобрѣли, кого уловили такою суровостію вашею, строгостію, печатаніемъ и запираніемъ церквей? Окажется, что въ (самомъ) Полоцкѣ вы потеряли и тѣхъ, которые (доселѣ) были вамъ послушны. Изъ овецъ вы превратили ихъ въ козлищъ, повергли въ опасность государство, а можетъ быть, въ погибель и всѣхъ насъ, католиковъ. Вмѣсто радости, пресловутая ваша унія надѣлала намъ только хлопотъ, раздоровъ, и такъ намъ опротивѣла, что мы желали бы лучше остаться безъ нея; такъ много, по ея милости, мы терпимъ безпокойствъ, огорченій и докукъ. Вот плодъ вашей пресло­вутой уніи! Сказать правду, она пріобрѣла извѣстность только смутами и раздорами, которые произвела она въ народѣ и въ цѣломъ краѣ! Если — избави Богъ — отчизна наша потрясется (вы своею суровостію пролагаете къ тому торную дорогу), что тогда будетъ съ вашею уніею? «По крайней мѣрѣ, — пишете вы, — я получилъ въ этомъ дѣлѣ предписаніе верховнаго пастыря или его намѣстника» и проч. Противиться верховному пастырю есть проклятое покушеніе; но я увѣренъ, что если бы св. отецъ (папа) зналъ всѣ тѣ смуты, какія породила ваша унія въ нашей отчизнѣ, онъ позволилъ бы все, чему вы такъ упорно противитесь. Мы знаемъ изъ опыта снисхожденіе св. отца, который, будучи отцомъ, а не отчимомъ церкви Христовой, такъ мудро управляетъ ею, что весьма многое разрѣшилъ въ нѣкоторыхъ странахъ для ихъ общественнаго блага, что у насъ запреще­но, какъ грѣхъ смертный. Въ силу этого король приказалъ вамъ распеча­тать и отпереть церкви въ Могилевѣ, о чемъ и извѣщаю васъ по его приказанію. Если же и послѣ настоящаго напоминанія вы этого не сдѣлаете, то, по повелѣнію его величества, я самъ прикажу распечатать и отдать церкви (православнымъ), дабы они въ тѣхъ церквахъ отправляли свое богослуженіе согласно съ уставами своими. Жидамъ и татарамъ позволено въ областяхъ королевства имѣть свои синагоги и мечети; а вы печатаете христіанскія церкви! Оттого и ходитъ вездѣ молва, что они (православ­ные) лучше хотятъ быть въ подданствѣ невѣрныхъ турокъ, чѣмъ терпѣть такое насиліе своей совѣсти. Быть можетъ, вы скажете: «было бы неспра­ведливо дѣлать это снисхожденіе подъ предлогомъ сомнительнаго спокойствія въ будущемъ?» Не только справедливо, но и необходимо! Пото­му что, если мы станемъ еще болѣе стѣснять ихъ религію, то произойдутъ неизбѣжные раздоры въ обществѣ. Повсюду уже раздается молва, что они навсегда желаютъ разорвать всякую съ нами связь. Что касается до полочанъ и иныхъ противъ васъ возмутителей; то, можетъ статься, они и въ самомъ дѣлѣ таковы, а все-таки скажу, что вы сами расположили ихъ къ возмущенію. Они были вамъ послушны, не оставляли вашей церкви, а вы сами отъ себя оттолкнули ихъ. Уже ваша унія отторгла отъ насъ Новгородъ Сѣверскій, Стародубъ, Козелецъ и многія другія крѣпости. Она и теперь главною причиною того, что народъ московскій устраняется отъ королевича (Владислава), какъ это видно изъ писемъ русскихъ къ вельможамъ государственнымъ и начальникамъ великаго княжества литовскаго. И поэтому-то, мы не хотимъ, чтобъ эта, столь пагубная для насъ, унія до конца погубила насъ. Вотъ отвѣтъ на письмо ваше! Желалъ бы я на буду­щее время быть свободнымъ отъ состязанія съ вами. Прошу только Всевышняго о ниспосланіи вамъ вожделѣнныхъ для васъ благъ и, вмѣстѣ съ тѣмъ, о ниспосланіи вамъ духа кротости и любви къ ближнему».

См. Часть II :
https://pisma08.livejournal.com/466881.html

***

Sep. 17th, 2019

Tsar-1998

МОЛИТВА О УСОПШИХ

Несчастные умники нынѣшняго времени иногда отвергаютъ рѣшительно, а то остаются въ сомнѣніи: нужно ли молиться за усопшихъ? И ихъ крайне жаль. Кромѣ ученія Церкви о благотворности и чрезвычай­ной силѣ поминовенія усопшихъ, многія откровенія подтверждали это прежде и подтверждаютъ нынѣ. Въ числѣ русскаго нашего братства былъ схимникъ, ко­торый пошелъ въ монахи по слѣдующему случаю: жившій въ молодости безпечно, онъ любилъ увеселе­нія, но при всемъ томъ былъ набоженъ. Онъ замѣ­чателенъ тѣмъ, что, когда давали въ Петербургѣ театральное представленіе: Страшный судъ (это было въ 1836 г., на масвянице). где он находился, то, увидѣвъ священную сцену въ неприличномъ мѣстѣ, вознегодовалъ на глупость театра и выскочилъ изъ него. Чрезъ нѣсколько минутъ послѣ его выхода те­атръ вспыхнулъ. Вслѣдъ за тѣмъ онъ сильно захво­ралъ и два мѣсяца былъ въ крайнемъ изнеможеніи. Въ одинъ день, когда болѣзнь была въ высшей сте­пени, онъ видитъ, что два юноши вошли къ нему, взяли его за руки и сказали: слѣдуй за нами! Боль­ному представилось, что онъ, не чувствуя никакой болѣзни, всталъ, оглянулся на свою постель и видитъ, что тѣло его осталось на ней... Тогда только понялъ онъ, что оставилъ земную жизнь и долженъ явиться въ иной міръ. Въ лицѣ юношей онъ узналъ Ангеловъ, и въ сопровожденіи ихъ долго шелъ по чрезвычайно труднымъ и мрачнымъ мѣстамъ. Нако­нецъ, ему послышался шумъ какъ будто огненной лавы, визгъ и вопль людей... Въ страхѣ и трепетѣ онъ увидѣлъ что-то въ родѣ печей, въ которыхъ бу­шевалъ огненный вихрь, крутилось пламя, и среди него раздавались страдальческіе стоны людей; но печи были наглухо закрыты, и только легкій огонь про­низывалъ сквозь трещины ихъ. Тогда юноши начали объяснять, за какой грѣхъ уготовано то или другое огненное мѣсто, наконецъ показали ему страшное на­казаніе, тоже пламень и различные виды мученій за народныя безчинныя увеселенія, и сказали трепе­тавшему нашему брату: „если ты не отстанешь отъ твоихъ грѣховъ и привычекъ прежней жизни, - вотъ твое мѣсто "...

Несчастный, видя огненное свое жи­лище на цѣлую вѣчность, дрожалъ, какъ листъ, и ни слова не могъ выговорить. Вслѣдъ затѣмъ одинъ изъ Ангеловъ выхватилъ одного человѣка изъ среды пламени, и братъ нашъ видитъ, что этотъ несчаст­ный черенъ, какъ уголь, весь обгорѣлъ и вдобавокъ окованъ съ ногъ до головы, такъ что ужасно было смотрѣть на его положеніе. Тогда уже оба Ангела сня­ли съ мучившагося оковы и, какъ будто мрачная шелуха, слетѣла съ него чернота: этотъ человѣкъ сдѣлался чистъ и свѣтелъ, какъ Ангелъ, вышелъ пре­красенъ и съ неописанной райской веселостію въ очахъ. Богъ вѣсть, откуда Ангелы взяли одѣяніе въ родѣ царской порфиры, блиставшее, какъ снѣгъ, и одѣли ею страдальца... Братъ нашъ между тѣмъ, смо­тря на все это, недоумѣвалъ, восхищался и благого­вѣлъ предъ тайною совершившагося чуда и видоиз­мѣненія въ человѣкѣ, дотолѣ страшномъ и обгорѣ­ломъ, какъ головня.

Что это значитъ? наконецъ смиренно спросилъ онъ Ангеловъ... Ради Господа, объясните и скажите мнѣ.

— Эта душа, отвѣчалъ одинъ изъ Ангеловъ, была очень грѣшна, и потому, отлученная отъ Бога, долж­на была, по дѣламъ своимъ, вѣчно горѣть въ этомъ пламени. Между тѣмъ родители этого грѣшника, по смерти его, много подавали за него милостыни, мно­го дѣлали поминовенія при литургіи и панихидахъ, и вотъ ради поминовенія и молитвъ родительскихъ и ходатайства Церкви, Богъ умилостивился: душа эта избавлена вѣчнаго мученія и теперь пойдетъ пред­стать предъ лице своего Господа и радоваться со свя­тыми Его во вѣки. А ты, продолжалъ нашему брату Ангелъ, иди еще въ свое мѣсто и ежели хочешь из­бавиться этой гееннской муки, исправься и перестань грѣшить.

При этихъ словахъ видѣніе кончилось. Братъ нашъ, очнувшись отъ сна, видитъ, что домашніе плачутъ по немъ и распоряжаются приготовленіемъ тѣла его къ погребенію. Съ того времени бросилъ онъ свои привычки и пошелъ въ монастырь, гдѣ и скончался, принявъ св. схиму. Онъ съ ужасомъ разсказывалъ, что видѣлъ своими очами за гробомъ. А мы, между тѣмъ, не можемъ не радоваться, благодаря отъ всей души Господа, что Онъ, ради поминовенія церковнаго и молитвъ о насъ, не оставляетъ насъ щедротами и по смерти.

Судите послѣ сего, какъ важно и необходимо по­миновеніе усопшихъ въ церкви и дома. Отвергающіе церковное поминовеніе и молитвы за усопшихъ лишаютъ ихъ небеснаго милосердія.

Если бы отверзлись предъ нами бездны вѣчности, если бы мы увидѣли умершихъ собратій нашихъ, то вѣрно бы первое ихъ слово, первое ихъ прошеніе было къ намъ о поминовеніи ихъ. Вѣрно бы они сказали намъ: братія! вы не можете вполнѣ предста­вить себѣ, сколько нужно и отрадно намъ поминовеніе, вы не можете вообразить, какую пользу, какія блага доставляетъ намъ поминовеніе! Скажемъ вамъ одно: вы чрезъ поминовеніе отверзаете таинственную дверь, сквозь которую входятъ къ намъ и свѣтъ, и жизнь, и спокойствіе, и радость. Не останемся же глухими на просьбы собратій нашихъ усопшихъ. Будемъ съ вѣрою и любовію молиться о упокоеніи душъ ихъ во всю нашу жизнь. Небесный Отецъ люб­ви, видя нашу любовь къ усопшимъ, не откажетъ имъ въ любви своей, какъ Милосердый и Всеблагій. Аще убо вы, лукави суще, сказалъ Онъ, умѣете даянія блага даяти чадомъ вашимъ: кольми паче Отецъ вашъ небесный датъ блага просящим у Него (Матф. 7, 11).

Изъ сочиненій преосвященнаго Ѳеофана.

„Поминать надо не только своихъ родныхъ, но и всѣхъ православныхъ христіанъ, во всякое время и на всякой молитвѣ. Сами тамъ будемъ, и понуждаем­ся въ молитвѣ этой, какъ бѣдный въ кускѣ хлѣба и чашѣ воды. Помни, что молитва объ усопшихъ и сильна общностію, тѣмъ, что идетъ отъ лица всей Церкви. Церковь дышетъ молитвою. Но какъ въ есте­ственномъ порядкѣ при беременности, мать дышетъ, а сила дыханія переходитъ и на дитя: такъ и въ благодатномъ порядкѣ Церковь дышетъ общею всѣхъ молитвою, а сила молитвы переходитъ и на усоп­шихъ, содержимыхъ въ лонѣ Церкви, которая сла­гается изъ живыхъ и умершихъ, воюющихъ и тор­жествующихъ. Не полѣнись же на всякой молитвѣ поминать всѣхъ отшедшихъ отецъ и братій нашихъ. Это будетъ отъ тебя имъ милостыня".
"Из писем святогоца"
***

Sep. 14th, 2019

Tsar-1998

Что есть на потребу для нашего спасе­нія

Докладъ Архіепископа Виталія
на съѣздѣ молодежи въ Торонто, лѣтомъ 1984 г.


Весь девятнадцатый вѣкъ былъ послѣднимъ этапомъ идеологическаго штурма противъ православной русской державы. Всякая же интенсивная мысль имѣетъ свою нравственную си­лу, а потому всѣ главныя мысли, которыми жила въ большин­ствѣ своемъ отшедшая отъ Церкви мыслящая интеллигенція, не могла не выразиться въ жизнь. И она выразилась въ страшную Русскую революцію, въ уничтоженіи благодатнаго русскаго государства, а за нимъ и въ сокрушеніи большинства христіанскихъ монархій Европы. Такъ какъ Русская монархія несомнѣнно стоитъ въ центрѣ вниманія всѣхъ разрушитель­ныхъ силъ міра, то мы и хотимъ очень бѣгло обратить ваше вниманіе на духовные процессы въ нашей странѣ въ періодъ XIX вѣка.

Въ Россіи, какъ и въ другихъ странахъ Европы, про­грессъ въ области науки, техникѣ и зарождающейся техноло­гіи, настолько закружили головы всей интеллигенціи, что всѣ себя почувствовали нѣкіими богами, для которыхъ нѣтъ гра­ницъ для ихъ умственныхъ силъ. Вопросъ для нихъ былъ только во времени. Они претендовали, что абсолютно все можно понять, все объяснить, всякія тайны, да и Самого Бо­га, если таковой существуетъ, временно остается тайной то, до чего наука еще не успѣла коснуться; а это все значитъ, что вообще никакой тайны нѣтъ и не было. Фактически Ленинъ былъ только устами всей этой богоотступнической интелли­генціи, ея выразителемъ, когда провозгласилъ на весь міръ свой дерзкій девизъ, который и до сего дня исповѣдуетъ ком­мунизмъ: «Религія есть опіумъ для народа». Существуетъ только то, что можно провѣрить, видѣть, слышать, обонять, осязать. Такое ученіе матеріализма и атеизма выразилось въ коммунистическій догматъ — «бытіе опредѣляетъ сознаніе». Противъ такой лавины лжи и пошлости этой полунауки, кото­рую Достоевскій называлъ самымъ большимъ бѣдствіемъ для человѣчества, многіе настоящіе ученые возвысили свои голоса протеста противъ этой примитивной постановки вопроса о ду­ховной сущности человѣчества. Однако, вскорѣ и они оробѣ­ли, въ СССР — отъ страха имѣть дѣло съ органами КГБ, а въ свободномъ мірѣ — передъ опасностью потерять доходныя каѳедры университетовъ, и всѣ, даже не сговорившись, мало­душно замолкли.

Но Церковь Христова не могла молчать и она приняла вызовъ. Надо сказать, что во всемъ православномъ мірѣ и въ тѣ времена, будь то въ Россіи, Греціи, Болгаріи и Сербіи и въ другихъ православныхъ церквахъ, было множество мѣстныхъ праведниковъ, монаховъ, архіереевъ или просто мірянъ, которые утѣшали свой народъ, ограждая его отъ этихъ волнъ разнузданнаго безбожія. Всѣ они ждутъ свое­го будущаго прославленія. Но грядущему Антихристу и его предтечамъ необходимо было противопоставить великаго свя­того, который бы стоялъ какъ духовный гигантъ, подобный пророку Иліи, передъ глазами всего народа, а теперь уже и предъ лицомъ всего міра. И такового воздвигъ Господь — преп. Серафима Саровскаго. Голосъ его прозвучалъ не черезъ міровую прессу, не съ каѳедры великихъ соборовъ, а изъ глу­хихъ лѣсовъ средней Россіи, куда не всегда можно было про­ѣхать въ весеннее и осеннее время разливовъ, непролазной грязи и часто по непроходимымъ дорогамъ. Но свойство Бо­жіяго благодатнаго слова таково, что оно проходитъ глубины морскія, пустыни и бездны. Передъ нимъ смолкаютъ всѣ сти­хіи, ему покоряется земля и вея яже на ней, и оно достигаетъ слуха всѣхъ земнородныхъ. Простая бесѣда великаго старца съ Мотовиловымъ была прямымъ отвѣтомъ всему богоборче­скому міру:

«Господь открылъ мнѣ, — сказалъ великій старецъ, — что въ ребячествѣ вашемъ вы усердно желали знать, въ чемъ состоитъ цѣль жизни нашей христіанской, и у мно­гихъ великихъ духовныхъ особъ вы о томъ неоднократно спрашивали... но никто не сказалъ вамъ о томъ опредѣлительно. Говорили вамъ: ходи въ церковь, молись Богу, тво­ри заповѣди Божіи, твори добро — вотъ тебѣ и цѣль жиз­ни христіанской. А нѣкоторые даже негодовали на васъ за то, что вы заняты не богоугоднымъ любопытствомъ и гово­рили вамъ: высшихъ себя не ищи. Но они не такъ говори­ли, какъ бы слѣдовало. Вотъ я, убогій Серафимъ, растол­кую вамъ теперь, въ чемъ дѣйствительно эта цель состоитъ.

Молитва, постъ, бдѣніе и всякія другія дѣла христіан­скія, сколько ни хороши они сами по себѣ, однако не въ дѣланіи только ихъ состоитъ цѣль нашей христіанской жизни, хотя они и служатъ необходимыми средствами для достиженія ея. Истинная же цѣль жизни нашей христіан­ской состоитъ въ стяжаніи Духа Святаго Божіяго».

Добавимъ отъ себя безъ малѣйшаго сомнѣнія въ духѣ словъ преп. Серафима, что и вся богослужебная, обрядовая часть святого православія отъ храмоздательства, иконописи, облаченія, великихъ и малыхъ поклоновъ, клироса, церковна­го пѣнія, до копеечной свѣчечки, имѣютъ ту же единственную цѣль — стяжаніе Святаго Духа Божія. Православный христі­анинъ никогда не долженъ забывать этой главной цѣли въ любыхъ обстоятельствахъ своей духовной, церковной, обще­ственной жизни. Какъ корабль движется по морской стихіи, неуклонно придерживаясь магнитной стрѣлки — компаса, такъ и православный христіанинъ, подвигомъ внутренняго постояннаго вниманія, ни на іоту не долженъ отклоняться отъ этой единственной спасительной цѣли. Ставимъ ли мы свѣч­ку, будемъ одновременно просить Господа зажечь вмѣстѣ съ этимъ видимымъ огонькомъ искру свѣта Божіей благодати въ нашей душѣ. Дѣлаемъ ли мы поклонъ, будемъ просить Госпо­да такъ: кланяюсь Тебѣ, Господи, тѣломъ и въ немъ всѣми си­лами моей убогой души, и умоляю Тебя удѣлить и мнѣ недостойному кроху благодати отъ Твоей богатой трапезы. Стро­имъ ли мы храмъ Божій, наша внутренняя молитва должна быть о томъ, чтобы Господь насъ положилъ самымъ невзрачнымъ камнемъ хотя бы на порогъ Своего великаго строящагося небеснаго храма, вѣчнаго Іерусалима. Внутренній молитвенный подвигъ долженъ всегда сопровождать, наполнять всѣ наши дѣла, чтобы они не были бы пустой, сухой, никому не нужной шелухой. Мотовиловъ слушалъ великаго старца и все новые и новые вопросы тѣснились въ его груди: какъ мы зна­емъ, что въ насъ есть благодать Святаго Духа? Если мы назы­ваемъ благодать свѣтомъ, которымъ мы именуемъ Самого Христа, когда слышимъ въ храмѣ — Свѣтъ Христовъ просвѣ­щаетъ всѣхъ, то гдѣ же этотъ свѣтъ?

«Тогда о. Серафимъ взялъ меня, — говоритъ Мотови­ловъ, — весьма крѣпко за плечи и сказалъ мнѣ:

  • Мы оба теперь, батюшка, въ Духѣ Божіемъ съ тобою!.. Что же ты не смотришь на меня?

Я отвѣтилъ:

  • Не могу, батюшка, смотрѣть, потому что изъ глазъ вашихъ молніи сыплются. Лицо ваше сдѣлалось свѣтлѣе солнца, и у меня глаза ломитъ отъ боли!

О. Серафимъ сказалъ:

  • Не устрашайтесь, ваше боголюбіе, и вы теперь сами также свѣтлы стали, какъ и я самъ. Вы сами теперь въ полнотѣ Духа Божіяго...

  • Что же чувствуете вы теперь? — спросилъ меня о. Серафимъ.

  • Необыкновенно хорошо! — сказалъ я.

  • Да какъ же хорошо? Что именно?

Я отвѣчалъ:

  • Чувствую я такую тишину и миръ въ душѣ моей, что никакими словами выразить не могу!

Прошло приблизительно 160 лѣтъ со дня этой духовной бесѣды, въ которой преп. Серафимъ указалъ намъ на настоя­щую цѣль христіанской жизни, просто, сильно, наглядно, ощутительно. Послѣ блаженной кончины преп. Серафима прошло намного лѣтъ и Господь явилъ намъ другого Своего угодника - св. праведнаго Іоанна Кронштадтскаго, который, продолжая какъ бы ученіе преп. Серафима, отвѣчаетъ намъ на нашъ естественный слѣдующій вопросъ, тѣснящійся въ на­шей груди: а какъ стяжать благодать Святаго Духа? Вся кни­га «Моя жизнь во Христѣ» кажется многимъ поверхностнымъ читателямъ сборникомъ благочестивыхъ размышленій. Одна­ко во всей этой книгѣ въ восемьсотъ страницъ нѣтъ трехъ страницъ, чтобы не было бы указанія на сердечную молитву. «Моя жизнь во Христѣ» это ученіе о сердцѣ и о сердечной молитвѣ. Это крикъ души праведника, великаго пастыря Зем­ли русской, который говоритъ намъ, что только сердечная мо­литва и есть настоящая молитва. О. Іоаннъ изощряетъ свое перо, чтобы всесторонне указать намъ на исключительность, силу, такой молитвы. «Не жалѣй себя для сердечной молит­вы, когда ты весь день провелъ въ трудахъ. Церковь насъ приглашаетъ къ такой молитвѣ, когда говорится: «Рцемъ вси отъ всея души, и отъ всего помышленія нашего рцемъ». Въ другомъ мѣстѣ о. Іоаннъ насъ учитъ, что молитва имѣетъ свое тѣло, свою душу и свой духъ. Тѣло молитвы это во-первыхъ, встать на молитву тѣломъ, произносить или читать молитвен­ныя слова; душа молитвы есть смыслъ словъ молитвы, а духъ молитвы сердечныя воздыханія къ Богу. Дѣйствіями стоянія, чтенія, пониманія молитвы мы какъ кулакомъ стучимся въ двери нашего сердца. Господь, видя наши усилія, нашъ под­вигъ, касается перстомъ Своимъ нашего сердца и оно немед­ленно воспламеняется, зажигается огнемъ молитвы. Надо молиться Богу о сердечной молитвѣ. Мы можемъ въ любое вре­мя поднять или опустить нашу руку, перенестись въ любой конецъ міра, гдѣ когда-то мы были, подумать о любомъ про­исшествіи, вспомнить о любомъ лицѣ, но мы не можемъ когда хотимъ молиться сердечно. По слову Евангелія: «изъ (наше­го) сердца исходятъ злые помыслы, убійства, прелюбодѣянія, любодѣянія, кражи, лжесвидѣтельства, хуленія» (Мѳ. XV, 19). Такимъ образомъ наше сердце бываетъ часто гнѣздомъ демоновъ. А когда мы молимся сердцемъ, то въ насъ происхо­дитъ чудо изгнанія бѣсовъ. Всякая мысль въ которой не участвуетъ наше сердце — пустая скучная мысль. Сердце является динамикой души. Пока мысль не прошла черезъ сердце, она не имѣетъ никакой силы. Но сердце можетъ быть и средоточіемъ злой силы, и тогда брошенныя слова съ участіемъ та­кого порочнаго сердца увлекаютъ людей на бунты, революціи и убійства. Съ точки зрѣнія мысли, философіи — рѣчи Лени­на убоги и не должны были бы обратить вниманія ни одного серьезнаго мыслящаго человѣка, но Ленинъ былъ одержимъ демономъ, въ его сердцѣ горѣлъ огонь геенскій, который за­жигалъ сердца русской толпы, въ то время опустошенной отъ благодати Святаго Духа. Вотъ настоящая причина лютой не­нависти коммунистовъ къ вѣрующимъ людямъ. Вѣрующаго человѣка не убѣдишь, не увлечешь дешевыми доводами, у вѣ­рующаго въ сердцѣ огонь благодати Святаго Духа, охраняю­щій его отъ заблужденій и преподающій его душѣ глубокій миръ.

Въ мірѣ существуютъ всякія школы: школы азбуки, на­чальныя школы, среднія, университеты и академіи, гдѣ учатъ наукамъ, развиваютъ умственныя способности, память, вооб­раженіе, вкусъ, критику, но нѣтъ во всемъ мірѣ ни одной школы, гдѣ бы воспитывали сердце. Человѣкъ же съ разви­тымъ умомъ, съ большимъ знаніемъ, но съ холоднымъ камен­нымъ сердцемъ, является духовнымъ калѣкой.

О. Іоаннъ со всѣхъ возможныхъ сторонъ подходилъ къ вопросу о сердечной молитвѣ; не жалѣетъ словъ, выраженій, примѣровъ, сравненій, символовъ, только бы ему убѣдить насъ въ совершенной необходимости стяжать сердечную молитву, этотъ ключъ къ духовной жизни, къ общенію съ Госпо­домъ, Матерью Божіей, съ ангелами и всѣми святыми.

Въ наше время апостасіи, когда рѣдчайшіе люди, даже среди православныхъ, читаютъ Добротолюбіе, житія святыхъ и другія духовныя книги, и такъ мало знаютъ о Церкви Хри­стовой, мы постарались въ самой сжатой формѣ преподать нѣкую квинтэссенцію, что есть на потребу для нашего спасе­нія. Для православнаго человѣка, погрязшаго въ суетѣ совре­менной жизни, духовно задыхающагося среди сорной травы модерной жизни, знаніе и пониманіе цѣли всей христіанской жизни — стяжаніе благодати Святаго Духа — и какъ ее обрѣсти — сердечной молитвой — пусть будутъ путеводной звѣздой и началомъ его духовнаго прозрѣнія.

Архіепископъ Виталій.

***

Previous 10