?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Apr. 22nd, 2019

Tsar-1998

ВЕЛИКІЙ ПОСТ

Святая Православная Церковь еще со времен апостольских совершенно точно и ясно говорит: “кто не постится в св. Четыредесятницу, тот да будет отлучен от Церкви” (Апостоль­ское правило 69).

А между тѣм, кто теперь среди нас соблюдает пост? Даже в религіозных, даже в церковных семьях совсѣм забыли об этой краеугольной заповѣди христіанской.

И это не со вчерашняго дня. С того момента, когда, двѣсти лѣт тому назад, в православную, крѣпко сколоченную, проч­но обоснованную русскую жизнь, ворвались чужія струи, пер­вое что поспѣшили нарушить наши, соблазненные новыми вѣяніями предки, была заповѣдь Церкви о постѣ.

И преподобный Серафим Саровскій сто с лишним лѣт тому назад, видя ясным духовным оком эту червоточину в русской душѣ, несмотря на наружное великолѣпіе, мощь и славу Рус­ской державы тогда, недвусмысленно говорил: “Россія гиб­нет, потому что русскіе люди перестали соблюдать пост”.

“Просвѣщенные люди” XIX вѣка отнеслись к этим словам, как к чудачеству праведнаго старца, как к доказательству его узости и неразвитости. Несмотря на всѣ встряски и пере­оцѣнки, и среди нас многіе к этим словам любимаго святого склонны относиться так же.

А между тѣм они глубочайшим образом серьезны и совер­шенно истинны. Православная Россія не погибла бы, всего кроваваго ужаса наших дней не было бы, если бы русскіе лю­ди не забыли пост.

Вдумаемся в смысл нашей жизни не с привычной земной, тѣлесной точки зрѣнія, а с Божіей — вѣчной. Для чего мы живем? Чтобы наслѣдовать вѣчность. Чтобы мы созрѣли до способности ее наслѣдовать.

Для этого наша душа облечена в тѣло, а тѣлу для жизни дается пища. Все это в планѣ Божіем подчиняется одной цѣ­ли, служит величайшему процессу, для котораго сотворена и существует вся вселенная. Пища служит тѣлу, тѣло служит душѣ, а душа повинуется Богу, Церкви, и тѣм возвращает себѣ богоподобіе, дѣлается сонаслѣдником Небеснаго Цар­ства соцарем с Богом. (Отк. У, 10).

И вот весь этот Божій план, весь этот вселенскій процесс нарушается, если іерархія цѣнностей переставляется, если душа начинает служить тѣлу, тѣло начинает работать толь­ко для пищи, творя из нея кумира, ничѣм не ограничивая ея велѣній.

Пост же бережет правильность іерархіи отношеній. Даже самый грубый, самый примитивный пост с объяденіем гриб­ными пирогами, с осетринами и балыками в дни, когда рыба разрѣшена. Потому что тѣло, пресытившись одним родом пи­щи, начинает требовать другого, а вот я — душа моя не по­винуется этому требованію тѣла, ставит его на подобающее ему подчиненное, мѣсто, не по гигіеническим, не по экономи­ческим соображениям, а по чисто духовным, по послушанію Церкви и Богу, откалываясь от того или другого рода пищи в опредѣленные, Церковью установленные, дни.

Многогранно значеніе поста. В нем нѣкій дар, приноси­мый нами Богу от того, что Он дает нам, и таким образом, постом благословляется, освящается, усваивается Богу вся наша тѣлесная нища. В нем ограниченіе нашего тѣла п под­чиненіе его духу. В нем упражненіе в послушаніи Богу и Церкви.                           

И Сам Христос недаром говорит о темной сатанинской си­лѣ: “сей же род изгоняется только молитвою и постом” (Мф. ХVII, 21 и Мр. IX, 29). Потому в наше время и завладѣли бѣсовскія силы так полно, так безраздѣльно міром, что чело­вѣчество, забыло, оставило пост.

Напрасно возражают нѣкоторые: “сейчас мы и без того го­лодаем. Этот тот, же пост”.
Нѣт, эта скудость пищи, этот голод по всей землѣ — не пост. Это Божіе наказаніе за попраніе поста. Для служенія чреву, соблазненные угожденіем ему, люди попрали заповѣдь Божію, не захотѣли ничего приносить в дар Господу от Его дара, от своей пищи, содѣлали ее кумиром. И Божія рука без жалости сокрушает кумира. Кумиров Господь всегда без­жалостно сокрушает, ибо Он ревнивой любовью любит нас, наши безсмертныя души, сотворенныя Им для Своей безконечной любви и вѣчной радости, а кумиры дѣлают нас неспособными к этой любви и радости.

Посмотрите: когда люди хранили пост, они — примитив­ные, технически слабые, тѣм не менѣе пищу свою имѣли всегда в изобиліи. А теперь, гордые безмѣрным могуществом своей техники и богатством всѣх сил и даров почти до кон­ца покоренной природы, они не имѣют куска хлѣба, чтобы на­сытить свое чрево, поставленное ими во главу угла.

Но эта скудость, эта голодность не замѣняет поста. В по­стѣ самое дорогое и единственно нужное для Бога — его доб­ровольность, свободное желаніе человѣческаго духа исполнить заповѣдь Божію и принести Ему дар, отказавшись во исполне­ніе этой заповѣди от того, к чему стремится его тѣло. А под­невольный пост нравственной цѣнности не имѣет.

Насколько важна заповѣдь о постѣ показывает то, что пер­вой заповѣдью, данной Богом людям, была именно заповѣдь о постѣ Адаму и Евѣ, и все многовидное, многогранное зло, проросшее с тѣх пор в человѣчествѣ, явилось послѣдствіем нарушенія этой именно заповѣди. Потому что, любя людей и желая, чтобы они любили Его, Господь знал, что любовь раз­вивается от дѣл, от выполненія желаній любимаго. Так и мы, когда постимся, оживляем этим свою душу, свои лич­ныя отношенія с Богом, вводя в жизнь свою не теоретически, но практически выполненій Его повелѣній.

Если, мы это хорошенько поймем и осознаем, для пас не будет уже казаться странным ни слово преподобнаго Серафима, ни апостольское правило, отлучающее от Церкви нару­шителей поста.

И если в наше время по малодушію, по боязливости не зву­чит грозным торжественным прещеніем в храмѣ такое отлу­ченіе, которое часто могло бы показаться лицемѣріем в устах архипастыря или пастыря самого согрѣшающаго против за­повѣди о постѣ, то Господень закон остается неизмѣнный и неподкупным. И своими глазами мы видим, как люди, попи­рающіе ту или другую заповѣдь Божію, за попраніе которой уставы церковные полагают отлученіе от Церкви, как буд­то сами отходят от церковной жизни, хотя оффиціально и мол­чит отлученіе. Это Божій Промысл лишает безграничнаго церковнаго счастья, неизмѣримаго церковнаго богатства тѣх, кто это счастье, это богатство не хочет, не умѣет цѣнитъ.

Воспользуемся постом, оживим им наши души.

Постимся постом пріятным, угодным Господеви. Истин­ный пост — удаленіе зла, воздержаніе языка подавленіе в себѣ гнѣва, отлученіе от похотей, от злословія, от лжи, от клятвопреступленія. Воздержаніе от сего есть истинный пост”.

И еще: “Постящеся, братіе, тѣлеснѣ, постимся и духовнѣ, разрѣшим всякій союз неправды, расторгнем стропотная нуждных измѣненій, всякое списаніе неправедное раздерем. Дадим алчущим хлѣб и нищыя безкровныя (безпріютных) введем в домы, да пріимем от Христа Бога велію милость” (стихира на вечерни в среду I недѣли Поста).

Епископ НАФАНАИЛ.
Сборник «Великий пост», 1947 г.

***

Apr. 20th, 2019

Tsar-1998

ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ - свят. Иоанн Шанхайский

Нынѣ со славою грядет Господь, чтобы прославиться: Он грядет на побѣду над смертью!

Ликует народ: осанна Сыну Давидову! Царь Израилев!

Как много ликующаго народа и как мало понимающих что происходит!

А Он видит этот народ Божественным оком, видит сокровенныя их душ, знает глубину их сердец, видит прошлое и будущее, видит и знает всѣх, близких и дальних.

Ему все ясно, Он все знает.

На что Он обращает вниманіе?

Вот приближаются ко Храму, восхищеніе стихает, ликованіе замолкает. Только дѣти продолжают и в Храмѣ пѣть Осанну Сыну Давидову.

Ближайшіе ко Господу обращаются к Нему недовольно и недоумѣнно: «Почему ты не прекратишь эти крики? Слышишь ли что они говорят?»

Спаситель отвѣчает: «Развѣ вы не слышали никогда: из уст младенцев и грудных дѣтей ты устроил хвалу?»

Фарисеям дѣти только мѣшали, а у Него все вниманіе на них! Почему?

Потому, что Он знает с каким чувством люди кричали Осанна! Взрослые хотят земного царства и его славы, силы и богатства. Вот какая жизнь им дорога и ради чего они привѣтствовали Побѣдителя смерти.

От чистаго сердца и безкорыстно славили Спасителя только дѣти: когда нѣт корыстнаго разсчета использованія Его силы, то есть мѣсто для чистой, пусть безсознательной, радости о побѣдѣ над смертью, о побѣдѣ любви и добра!

Сегодня праздник дѣтей и подростков, душою тяготѣющих к великому празднику свѣта и любви.

В той толпѣ Іерусалима были и тѣ, кто отвергся от Христа были и тѣ, кто потом пострадал за Него.

Для Господа Іисуса Христа нѣт времени. Он все знает и видит, и настоящее и будущее и прошлое.

То, что совершилось тогда—совершается и нынѣ.

Среди нас есть искренно, безкорыстно славящіе Христа, Побѣдителя смерти, как славили Его Іерусалимскіе дѣти. А есть и прилѣпившіеся к земной жизни, думающіе как бы использовать для нея Великую силу Побѣдителя и не знающіе безкорыстно воспѣть Осанна!

Да сподобит Господь нам—дѣтям, отрокам и взрослым - с тѣми Іерусалимскими дѣтьми безкорыстно воспѣть «Осанна! Благославен Грядый во Имя Господне».

ЦЕРКОВНЫЙ ГОЛОС, Орган Западно-Европейской епархии Русской Православной Церкви Заграницей, № 15, апрель 1957 г.

***

Apr. 17th, 2019

Tsar-1998

Русскій святой, неизвѣстный Русской Церкви.

Къ числу многихъ Великихъ и Чудотворныхъ Святынь, которыми обладаетъ далекая, маленькая Православная Греція, какъ напр.: Св. Мощи Св. Апостола Андрея Первозваннаго, Св. Спиридона Тримиѳунтскаго, Св. Діонисія, Св. Герасима, Св. Димитрія Солунскаго, Св. Мелетія, Св. Потапія, Св. Филоѳея и другихъ, съ 1924 года прибавилась еще одна Великая и Чудотворная Святыня — Святыя Мощи “Святаго, Пре­подобнаго и Богоноснаго Отца нашего Іоанна-Русскаго, Новаго Испо­вѣдника”, какъ гласитъ объ этомъ Святомъ греческій Синаксарій за 27 мая.

Она, то есть эта Великая и Чудотворная Святыня, была привезена въ Грецію изъ мѣстечка “Прокопіонъ”, отстоящаго на 12 часовъ ѣзды отъ большаго города Кесаріи Малой Азіи, бѣженскимъ православнымъ Греческимъ населеніемъ Малой Азіи, послѣ неудачной для Греціи Гре­ко-Турецкой войны 1923 года. Вынужденные, покинуть свою родину — Малую Азію — Греки бѣженцы, по возможности, старались увезти оттуда и свои Святыни какъ то: святыя мощи, святыя иконы, части церков­ныхъ иконостасовъ, царскія врата, священные сосуды и священныя облаченія. Въ настоящее время въ Греціи, въ нѣкоторыхъ храмахъ, можно видѣть святыя иконы съ выколотыми турками глазами Святыхъ, на нихъ изображенныхъ, при оскверненіи турками греческихъ православ­ныхъ храмовъ. Въ числѣ этихъ святынь были привезены изъ Малой Азіи и особенно почитаемыя греческимъ православнымъ населеніемъ Малой Азіи святыя мощи св. Іоанна-Русскаго, какъ особеннаго покровителя угнетаемаго и преслѣдуемаго турками въ Малой Азіи греческаго пра­вославнаго населенія, имѣвшаго среди него всеобщую славу и признаніе Великаго Чудотворца.

По особенному указанію Божіему, св. мощи въ настоящее время по­чиваютъ на островѣ Эвбеѣ, въ мѣстечкѣ, названномъ бѣженцами, тамъ поселившимися, “Неонъ Прокопіонъ”, по имени мѣстечка Малой Азіи, гдѣ раньше почивали мощи до перевезенія ихъ въ Грецію, Халкидской Епархіи, въ алтарѣ храма Святыхъ Равноапостольныхъ Константина и Елены въ спеціально устроенной ихъ почитателями посеребреной ракѣ. Множество православныхъ паломниковъ, особенно бѣженцевъ изъ Ма­лой Азіи и ихъ потомковъ, а также мѣстное греческое населеніе, среди котораго съ каждымъ годомъ распространяется и умножается благо­говѣйное почитаніе и вѣра въ чудотворную помощь св. Іоанна, посѣщаетъ благодатное мѣсто, гдѣ пребываютъ св. мощи, и получаетъ духовное утѣшеніе и многочисленныя исцѣленія душевныхъ и тѣлесныхъ неду­говъ. Особенно многолюдны бываютъ дни его святой памяти.

Въ настоящее время благоговѣйными почитателями святаго создана особая комиссія подъ предсѣдательствомъ и съ благословенія Митрополи­та Халкидонскаго Григорія, которая прилагаетъ усилія построить храмъ имени Святаго и перенести туда его св. мощи.

Этими же благоговѣйными почитателями святой памяти этого Рус­скаго святаго, подвизавшагося и просіявшаго въ Малой Азіи, изданы, по воспоминаніямъ современниковъ, особыя краткія описанія жизни и чу­десъ его, а также и чинъ спеціальнаго богослуженія, утвержденнаго Константинопольскимъ Патріархомъ.
Изъ этихъ краткихъ описаній жизни и страданій святаго, мы узнаемъ, что святой и преподобный Іоаннъ былъ родомъ русскій, родился въ одномъ неизвѣстномъ селѣ Малороссіи отъ благочестивыхъ родителей, которые назвали его при святомъ крещеніи Іоанномъ и воспитали его въ святой Православной вѣрѣ и надлежащемъ благочестіи. Уже съ малыхъ лѣтъ св. Іоаннъ показывалъ любовь и усердіе къ святой православной вѣрѣ, проводя отроческую и юношескую жизнь не какъ прочіе отроки и юноши его возраста, но въ храненіи святыхъ заповѣдей Божіихъ, посѣще­ніяхъ святыхъ храмовъ Божіихъ, богоугодныхъ дѣлахъ и молитвѣ. Такъ онъ и выросъ, охраняемый святымъ Промысломъ Божіимъ и молитвами его благочестивыхъ родителей, и достигъ зрѣлаго возраста. Во время Русско-Турецкой войны, при Государѣ Императорѣ Петрѣ Первомъ, будучи въ то время въ войскахъ, онъ со многими другими Русскими воина­ми былъ взятъ въ плѣнъ татарами и проданъ въ рабство одному бога­тому и знатному турецкому военачальнику, который и привезъ его, какъ раба, къ себѣ домой, въ Малую Азію, въ мѣстечко подъ названіемъ “Прокопіонъ”, отстоящее въ 12 часахъ ѣзды отъ большаго города Ма­лой Кесаріи. Въ этомъ мѣстечкѣ и прожилъ онъ, какъ рабъ, всю свою жизнь. Здѣсь перенесъ онъ великія скорби и страданія, униженія, побои, пытки и мученія за Имя Христово и за принадлежность къ св. Пра­вославной Вѣрѣ и Церкви. Какъ передавалось изъ устъ въ уста современни­ками св. Іоанна и какъ сохранило преданіе до нашихъ дней, записанное благочестивыми почитателями этого угодника Божьяго, турки не щадили своихъ рабовъ и всяческими мученіями, пытками, различными мірскими соблазнами, деньгами и обѣщаніями улучшить ихъ жизнь, принуждали ихъ отречься отъ святой православной вѣры и принять магометанство и, въ большинствѣ случаевъ, успѣвали въ этомъ. Изъ всѣхъ военноплѣн­ныхъ русскихъ воиновъ плѣненныхъ вмѣстѣ со святымъ Іоанномъ, всѣ, за исключеніемъ святаго Іоанна, не имѣя силъ вынести тѣхъ сверхче­ловѣческихъ мукъ, которымъ подвергались турками, или обольщенные лживыми обѣщаніями лучшей участи, приняли религію Ислама. Только лишь неустрашимый святой Іоаннъ, подкрѣпленный святою Божіею бла­годатію, продолжалъ съ истинно христіанскимъ терпѣніемъ переносить великія и сверхчеловѣческія мученія и отвергалъ съ дерзновеніемъ всѣ льстивые и лживые соблазны. Вспоминая крестныя муки Спасителя міра, онъ оставался неколебимымъ столпомъ святой Православной вѣры. На всѣ мученія, нечеловѣческіе побои, а также на всѣ угрозы, обѣщанія, лживую лесть онъ дерзновенно отвѣчалъ своему владѣльцу и мучителю: “Ты владѣлецъ и господинъ моего тѣла, но не души моей; я родомъ — русскій и вѣренъ такъ же моему Небесному Царю, какъ и земному; я упо­ваю на моего Господа Іисуса Христа, Сына Божія, и никто и никогда не сможетъ меня устрашить или соблазнить, чтобы я отказался отъ моей святой вѣры; я буду всегда исполнять твои приказанія и буду вѣр­ный твой рабъ, но не желай и не старайся оторвать меня отъ моей свя­той вѣры, ни мученіями, терзая мою грѣшную и немощную плоть, ни лживыми и льстивыми обѣщаніями богатства, славы земной и плотскихъ наслажденій, и знай, что ничто подобное не сможетъ меня разлучить отъ любви моего Господа и ослабить мою святую вѣру въ Него; я родился христіаниномъ, христіаниномъ же хочу и умереть; какъ христіанинъ, я имѣю всегда передъ своими духовными глазами моего Спасителя, который имѣлъ вмѣсто царской постели — ясли въ Виѳлеемѣ и, радуясь, ложусь на свой одръ на покой въ темномъ углу твоей конюшни, гдѣ ты мнѣ при­казалъ жить: вспоминаю трость, которою римскіе воины били по Святой Его главѣ, я съ удовольствіемъ и радостію принимаю твои побои палками; вспоминая же терновый вѣнецъ, который возложили на Его Святую Главу Его распинатели, я всегда готовъ терпѣть мученія отъ раскаленныхъ желѣзныхъ сосудовъ, которые ты приказываешь класть на головы тѣхъ, кто не повинуется твоимъ приказаніямъ; самыя великія и сверхчело­вѣческія мученія я охотно пріиму, если ты пожелаешь, но отъ Христа никогда не откажусь!”

Послѣ долгихъ и многихъ неудавшихся попытокъ принудить святаго Іоанна отказаться отъ святой православной вѣры и, видя его неустра­шимость и дерзновеніе, подъ дѣйствіемъ Божественней благодати и святыхъ молитвъ святаго исповѣдника, а также вразумленный и чудеснымъ обстоятельствомъ происшедшимъ по святымъ молитвамъ своего раба, смяг­чился сердцемъ жестокій турокъ, и онъ дозволилъ святому Іоанну оставать­ся и впредь христіаниномъ, приказавъ ему продолжать жить въ темномъ углу его конюшни и присматривать за его лошадьми.

Окончились для святаго Іоанна, по милости Божіей, тѣлесныя муки, но кто можетъ передать муки голода, жажды, наготы, презрѣнія, издѣ­вательствъ, ругательствъ, которымъ подвергался святой исповѣдникъ вѣры Православной и которыя охотно и съ радостью, кротко и безропот­но, съ терпѣніемъ первыхъ христіанскихъ мучениковъ, онъ принималъ, будучи всегда услужливымъ и исполнительнымъ къ волѣ своего владѣль­ца, живя на конскомъ навозѣ и дыша конскими испареніями въ конюшнѣ, которая представляла собой темную пещеру, высѣченную въ скалѣ.
Въ ночные часы, какъ тѣнь, худой, полунагой, босой, тайнымъ образомъ, онъ всегда посѣщалъ ночныя богослуженія въ мѣстномъ грече­скомъ храмѣ, стоя въ притворѣ и творя умилительныя и проникновен­ныя молитвы, и еженедѣльно причащался Святыхъ Христовыхъ Таинъ.

Прошло много времени. Заболѣлъ святый. Много дней лежалъ онъ въ своей темной и сырой конюшнѣ совершенно одинокимъ и предалъ свой духъ въ руки Христа. Это было 27-го мая 1730 года.

Владѣлецъ его турокъ, узнавъ о его смерти, по вразумленію Божіему и зная о его любви къ вѣрѣ Православной, извѣстилъ настоятеля мѣст­наго греческаго храма, чтобы предалъ его землѣ по церковнымъ обря­дамъ святой Православной вѣры, и даже накрылъ его гробъ своимъ до­рогимъ ковромъ, по мѣстному обычаю.
Такъ похоронили святое тѣло исповѣдника Божія на греческомъ православномъ кладбищѣ по церковному православному обряду въ томъ же мѣстечкѣ “Прокопіонъ”, гдѣ все время жилъ въ рабствѣ святой Іоаннъ.

Далѣе все совершилось по слову Господню: — “Всякъ убо иже исповѣсть Мя предъ человѣки, исповѣмъ его и Азъ предъ Отцемъ Моимъ иже на небесѣхъ” (Мѳ Х-82), ибо воистину: “не изнеможетъ у Бога всякъ глаголъ” (Лк. 1-37).

Такъ было со святымъ Іоанномъ, уподобившимся своею святою жизнью святому Іову Многострадальному и святому Алексію — Чело­вѣку Божію.

Черезъ три съ половиною года, святой явился во снѣ настоятелю греческой церкви мѣстечка “Прокопіонъ”, прося его перенести его тѣло въ церковь.

Священникъ не придалъ сну никакого значенія, зная покойнаго за простого, хотя и благочестиваго раба, и не вѣдая о тайныхъ подвигахъ святаго исповѣдника и о томъ вѣнцѣ, который онъ получилъ отъ Господа. Черезъ нѣкоторое время, надъ могилою святаго Іоанна, на кладбищѣ, по ночамъ, сталъ виденъ сходящій съ неба свѣтъ, который былъ ви­димъ многими. Когда это явленіе сдѣлалось достояніемъ почти всѣхъ жителей мѣстечка, видѣвшихъ это небесное явленіе, священникъ вспом­нилъ о своемъ снѣ. Онъ пригласилъ многихъ православныхъ жителей мѣстечка, видѣвшихъ небесное знаменіе, въ свидѣтели, пошелъ съ ними на кладбище въ сопровожденіи многихъ лицъ. Съ молитвами и кажденіемъ открыли гробъ святаго. Когда была раскопана могила и открытъ гробъ святаго, всѣ присутствовашіе были поражены священнымъ благоуханіемъ, исходящимъ отъ тѣла святаго, которое было нетлѣнно и цѣло. Тогда всѣ узнали и увѣровали, что сходившій свѣтъ на могилу святаго Іоанна былъ не что иное, какъ небесное знаменіе къ прославле­нію святаго.

Въ духовной радости благоговѣйно, съ пѣніемъ церковныхъ пѣсно­пѣній и кажденіемъ, было перенесено нетлѣнное тѣло святаго исповѣд­ника и погребено подъ Святымъ Престоломъ въ мѣстномъ храмѣ святаго Великомученика и Побѣдоносца Георгія, въ которомъ такъ любилъ свя­той, при жизни, тайно молиться.
Распространилась молва о святомъ исповѣдникѣ и о нетлѣнности святыхъ мощей его. Множество православныхъ христіанъ стали прихо­дить, чтобы помолиться передъ его святыми мощами, приложиться къ нимъ и вымолить для себя исцѣленіе душевныхъ и тѣлесныхъ недуговъ, что, по дѣйствующей черезъ св. мощи благодати Божіей, чудеснымъ об­разомъ, и получали.

Это продолжается и въ настоящее время, когда святыя мощи почиваютъ въ мѣстечкѣ “Нео Прокопіонъ” Халкидонской епархіи на остро­вѣ Эвбеѣ, въ Греціи. Святой, преподобный и богоносный отецъ нашъ Іоаннъ-Русскій, новый исповѣдникъ, не перестаетъ подавать благодат­ную помощь и исцѣленіе каждому, кто съ горячею вѣрою и благоговѣ­ніемъ прибѣгаетъ молитвенно къ нему, источая множество чудесъ, мно­гія изъ которыхъ уже и записаны въ его жизнеописаніи изданномъ въ Греціи и Соединенныхъ Штатахъ на греческомъ языкѣ.

Сіи краткія свѣдѣнія почерпнуты изъ этихъ изданныхъ краткихъ жизнеописаній и были использованы мною при написаніи сей статьи во славу Божію и святаго преподобнаго и богоноснаго отца нашего Іоанна- Русскаго, новаго исповѣдника, его же святымъ житіемъ и примѣромъ исповѣдничества да укрѣпимся и мы, грѣшніи, въ святой вѣрѣ нашей и его святыми молитвами да спасемъ души наша. Аминь

Архимандритъ Николай.
Вашингтонъ 10/23 іюня 1955 г.
***

Apr. 15th, 2019

Tsar-1998

ЗАЯВЛЕНІЕ КАНЦЕЛЯРІИ АРХІЕРЕЙСКАГО СИНОДА относительно архим. Антонія (Граббе) – 1986 г.

Архіерейскій Синодъ Русской Православной Церкви Загра­ницей со скорбью наблюдаетъ все учащающіеся нападки на законную церковную власть на страницахъ печати въ связи съ нѣкоторыми мѣрами, принятыми Церковью касательно ея клири­ка архимандрита Антонія (Граббе), и относительно нѣкоторыхъ учрежденій, съ которыми онъ былъ связанъ.

Не желая вызывать въ не церковной печати полемику по своимъ чисто церковно-административнымъ дѣламъ, Церковь до сихъ поръ избѣгала преданію огласкѣ имѣющіеся матеріалы и факты по дѣлу архим. Антонія. Однако, сейчасъ, ввиду все шире и шире распространяющихся толковъ среди нашихъ пасомыхъ, вызванныхъ, повидимому, кругами враждебными Св. Церкви, и желая оградить нашу боголюбивую паству отъ душевредной дезинформаціи, Синодальная Канцелярія вынуждена довести до свѣдѣнія клира и вѣрныхъ чадъ Русской Зарубежной Церкви слѣдующее:

  1. Архіерейскій Соборъ въ сентябрѣ 1985 года, созванный въ Мансонвиллѣ, Квебекъ (Канада), послѣ доклада Начальника Русской Духовной Миссіи въ Іерусалимѣ архим. Антонія (Граббе), назначилъ Комиссію, состоящую изъ преосвященныхъ Антонія, архіепископа Лосъ Анжелосскаго и Южно-Калифорнійскаго, архіепископа Лавра, Сиракузскаго и Троицкаго, и епископа Иларіона Манхеттенскаго, для ревизіи денежныхъ и административ­ныхъ дѣлъ Начальника Миссіи архим. Антонія.

  2. Въ концѣ октября 1985 года, въ теченіе трехъ недѣль, члены Комиссіи посѣтили Іерусалимъ и приступили къ ревизіи финансовой отчетности Русской Духовной Миссіи, провѣрили имѣющіеся документы и допросили лично архим. Антонія по разнымъ вопросамъ, связаннымъ съ ревизіей.

  3. Комиссія обнаружила, что денежная отчетность Русской Духовной Миссіи въ Іерусалимѣ находится въ хаотическомъ состояніи, несмотря на то, что Ревизіонная Комиссія 1973 года дала архим. Антонію точныя указанія, какъ исправить отчет­ность. Какъ примѣръ, можно указать на то, что приходо-расход­ная книга вообще отсутствовала. Нѣкоторыя очень крупныя суммы церковныхъ денегъ шли непосредственно на личный счетъ о. Антонія. Также было много недочетовъ и въ связи съ разными финансовыми вопросами и съ продажей земельныхъ участковъ Миссіи. Докладъ Комиссіи по дѣлу о. Антонія, изла­гающій подробно явныя нарушенія обязанностей опекунства рус­скаго церковнаго имущества архим. Антоніемъ (въ американ­скомъ судопроизводствѣ называемыхъ fiduciary responsibilities), былъ представленъ Архіерейскому Собору Русской Православ­ной Церкви Заграницей, состоявшемуся въ г. Нью-Іоркѣ во вто­рой половинѣ января 1986 года. На основаніи этого доклада и послѣ продолжительнаго обсужденія этого вопроса, Соборъ предложилъ о. Антонію подать въ отставку отъ своихъ обязан­ностей въ Русской Духовной Миссіи въ Іерусалимѣ и въ Право­славномъ Палестинскомъ Обществѣ, и постановленіемъ отъ 21 янв./З февр. отстранилъ его отъ вышеуказанныхъ обязанно­стей.


  1. На своемъ засѣданіи 14/27 марта с. г., состоявшемся въ г. Монреалѣ, Архіерейскій Синодъ продолжилъ разборъ дѣла архим. Антонія и издалъ резолюцію, содержащую подробное перечисленіе нарушеній архим. Антоніемъ ряда каноновъ и цер­ковныхъ правилъ. Въ этой резолюціи Синодъ проситъ Предсѣда­теля Архіерейскаго Синода, Высокопреосвященнаго Митрополи­та Виталія, въ чьемъ вѣдѣніи находится архим. Антоній, запре­тить послѣдняго въ священнослуженіи до полнаго урегулирова­нія о. Антоніемъ всѣхъ вопросовъ, представленныхъ ему въ резолюціи Синода.

  2. Послѣ Свѣтлой Пасхальной недѣли с. г., Митрополитъ Виталій запретилъ архим. Антонія въ священнослуженіи впредъ до рѣшенія его дѣла церковнымъ судомъ.

  3. Между тѣмъ, архим. Антоній, безъ благословенія на то своей церковной власти, полетѣлъ въ Бѣлградъ къ Сербскому Патріарху Герману, прося принять его въ юрисдикцію Сербско- Православной Церкви. Представитель Сербской Церкви въ США, епископъ Христофоръ, въ письмѣ Митрополиту Виталію отъ 7-го мая с. г., выразилъ согласіе принять архим. Антонія въ свою епархію, если послѣдній получитъ каноническій отпускъ отъ своего церковнаго начальства. Въ письмѣ отъ 23 мая/5 іюля с. г., Митрополитъ Виталій отвѣтилъ епископу Христофору, что пока архим. Антоній находится подъ запрещеніемъ и подъ цер­ковнымъ слѣдствіемъ, то Синодъ не можетъ выдать ему отпуск­ную грамату.


  1. Одновременно, архим. Антоній подалъ прошеніе Высоко­преосвященнѣйшему Митрополиту Виталію о переводѣ его въ Сербскую Православную Церковь. Прошеніе это обсуждалось на засѣданіи Архіерейскаго Синода въ Мансонвиллѣ 16/29 мая с. г. и архим. Антонію были даны слѣдующія указанія:

«а) Пока Вы находитесь подъ запрещеніемъ, не можетъ быть и вопроса о Вашемъ отпускѣ въ другую Православную помѣстную Церковь.
б)  Объясненія, представленныя Вами отъ 9/22 мая 1986 года, Архіерейскій Синодъ считаетъ не удовлетворительными, потому что они не являются ни отвѣтомъ по существу Резолюціи Архіерейскаго Синода отъ 14/27 марта 1986 года, ни урегулиро­ваніемъ нарушеній, перечисленныхъ въ той же резолюціи.
в)   Вамъ, какъ монаху и клирику, обязанному послушаніемъ своей церковной власти, предписывается снять съ себя обя­занности директора Свято-Сергіевской Гимназіи по окончаніи учебнаго года (въ іюнѣ 1986 г.).
г)   Вы временно командируетесь въ вѣдѣніе преосвященна­го епископа Марка, какъ хранитель церковнаго имущества въ Висбаденѣ, съ мѣстомъ жительства въ церковномъ домѣ, куда предписывается Вамъ выѣхать въ теченіе мѣсяца послѣ оконча­нія текущаго учебнаго года.
д)   Архіерейскій Синодъ вмѣняетъ Вамъ въ обязанность немедленно прекратить всякую дѣятельность, прямую или кос­венную, въ связи съ дѣлами Православнаго Палестинскаго Обще­ства.
е)   Для отвѣта по существу и урегулированіи вопросовъ, перечисленныхъ въ резолюціи отъ 14/27 марта с. г., Вамъ дает­ся срокъ до начала сентября мѣсяца, по новому стилю, 1986 года».

  1. Вмѣсто того, чтобы подчиниться, какъ монахъ и священ­нослужитель, своему церковному начальству, и смиренно при­нять новое свое назначеніе и другія указанія, архим. Антоній самочинно и незаконно ушелъ изъ подчиненія Русской Зарубеж­ной Церкви и былъ такъ же незаконно принятъ старостильнымъ греческимъ митрополитомъ въ Асторіи (Нью-Іоркъ) Паисіемъ. Русская Православная Церковь Заграницей по ряду причинъ съ 1974 года не находится въ евхаристическомъ общеніи съ этой вѣтвью грековъ-старостильниковъ. Опубликованный въ «Новомъ Русскомъ Словѣ» (29 іюня с. г.) указъ отъ 1969 года о признаніи старостильниковъ, потерялъ свою силу послѣ нарушенія ими въ 1974 году условій соглашенія. Самочинный переходъ архим. Антонія и незаконное принятіе его митр. Паисіемъ нарушаютъ слѣдующіе церковные каноны, которые гласятъ: «Аще кто пре­свитеръ, или діаконъ, или вообще находящійся въ спискѣ клира, оставивъ свой предѣлъ, во иный отыдетъ, и совсѣмъ премѣстяся, въ другомъ жити будетъ безъ воли епископа своего: таково­му повелѣваемъ не служити болѣе, и наипаче, аще своего епис­копа, призывающаго его къ возвращенію, не послушалъ. Аще же останется въ семъ безчиніи: тамо, яко мірянинъ, въ общеніи да будетъ» (Апост. пр. 15). «Аще же епископъ, у котораго таковымъ быти случится, въ ничто вмѣнивъ опредѣленное имъ запрещеніе служенія, пріиметъ ихъ яко членовъ клира: да будетъ отлученъ, яко учитель безчинія» (Апост. пр. 16). «Аще кто изъ клира, или мірянинъ, отлученный отъ общенія церковнаго, или недостойны пріятія въ клиръ, отшедъ, въ иномъ градѣ будетъ безъ предста­вительной граматы: да будетъ отлученъ и пріявшій и пріятый» (Апост. пр. 12).

Заявленія митр. Паисія и архим. Антонія о томъ, что надъ послѣднимъ былъ несправедливый судъ — не соотвѣтствуютъ дѣйствительности, такъ какъ церковнаго суда надъ архим. Анто­ніемъ до сего дня еще не было, а было только предварительное разслѣдованіе.

9. Секретарь Архіерейскаго Синода, преосвященный архіепископъ Лавръ, послалъ письменный протестъ Первоіерерху грековъ-старостильниковъ въ Аѳинахъ, архіепископу Хризосто­му, о незаконномъ вмѣшательствѣ члена его Синода въ дѣло Русской Зарубежной Церкви. 19-го іюня (по ст. ст.) греческіе архіепископъ Хризостомъ и епископъ Каллиникъ прислали сек­ретарю нашего Синода копію ихъ письма митр. Паисію, въ кото­ромъ они даютъ ему слѣдующее распоряженіе: «Имѣя въ виду желаніе для возстановленія каноническихъ отношеній съ Сино­домъ (Русской Зарубежной Церкви), которыя были прерваны неразумными дѣйствіями бывшаго архіепископа, теперь монаха о. Авксентія Пастрасъ, Священный Синодъ (грековъ-старостиль­никовъ) на своемъ засѣданіи 18 іюля/1 іюля с. г. единогласно издалъ заявленіе противъ принятія въ общеніе архим. о. Антонія Граббе. Вамъ слѣдуетъ принять во вниманіе, что каждое Ваше отрицательное дѣйствіе будетъ препятствовать попыткамъ къ возстановленію добрыхъ отношеній нашей Церкви съ сестрой Русской Церковью Заграницей». Такимъ образомъ, даже церковная власть самого митр. Паисія признала незаконность его дѣйствій.

  1. По достовѣрнымъ свѣдѣніямъ, архим. Антоній, будучи подъ церковнымъ запрещеніемъ, началъ священнодѣйствовать и собирается создавать новый раскольничій приходъ подъ юрис­дикціей митр. Паисія. По понятіямъ Православной Церкви, такое богослуженіе и таинства, совершенныя клириками подъ запре­щеніемъ, являются безблагодатными и святотатствомъ. Такой поступокъ архим. Антонія, въ случаѣ его нераскаянія, непремѣн­но повлечетъ за собой строжайшія церковно-дисциплинарныя мѣры, вплоть до лишенія сана.

Архіерейскій Синодъ предупреждаетъ своихъ вѣрныхъ чадъ не имѣть никакого молитвеннаго или богослужебнаго общенія съ архим. Антоніемъ (Граббе) пока онъ находится въ расколѣ со своимъ законнымъ священноначаліемъ. Согласно 10-му правилу Св. Апостолъ: «Аще кто съ отлученнымъ отъ общенія церковна­го помолится, хотя бы то было въ домѣ: таковый да будетъ отлученъ».

  1. Это краткое сообщеніе всѣхъ фактовъ и обстоятельствъ по дѣлу архим. Антонія (Граббе) сообщается нашимъ вѣрую­щимъ для разъясненія этого вопроса, съ просьбой святыхъ молитвъ о вразумленіи заблудшаго.


Канцелярія Архіерейскаго Синода
Церковная Жизнь, №№ 5-6, 7-8, Май-Іюнь, Іюль-Августъ, 1986 г.

Apr. 11th, 2019

Tsar-1998

Св. Тихон Задонский (1724-1783 г.)

Въ мірѣ Тимоѳей, Соколовъ родился въ семьѣ бѣднаго дьячка Валдайскаго уѣзда Новогородской губ. Мать-вдова (отца онъ не помнилъ) въ такой нуждѣ жила, что рѣшила, было, отдать сына въ дѣти сосѣдку-ямщику. Вымолилъ Тимоѳея братъ старшій. Предъ смертію удалось матери отдать Тимоѳея въ новгородскую семинарію на «ка­зенный коштъ». Великую терпѣлъ онъ нужду. Однако, половину «казеннаго хлѣба» продавалъ, чтобы купить книгъ. Соученики смѣялись надъ нимъ, махали на него ошметками лаптей: «величаемъ тя...» Впослѣдствіи, вернувшись въ Новгородъ епископомъ, добродушно напомнилъ о томъ встрѣчавшему его духовенству Владыка. Онъ не искалъ епископства: душа его прилежала монашескому подвигу. Богъ судилъ иначе. Въ бытность его архимандритомъ и ректоромъ Твер­ской семинаріи шелъ вопросъ о новомъ епископѣ въ Синодѣ, и ме­тали жребій. Семь написано было именъ — и три раза вышло имя Тихона. Такъ и сталъ онъ архіереемъ. Проявивъ большую заботу о просвѣщеніи паствы и добромъ воспитаніи духовенства, на каѳедрахъ сначала Ладожской, а потомъ Воронежской, св. Тихонъ вернулся къ исходному своему намѣренію и удалился на покой; въ Задонскомъ монастырѣ провелъ онъ послѣдніе 16 лѣтъ жизни. Его образъ стоялъ передъ глазами Достоевскаго, когда онъ обдумывалъ старца Зосиму.

Тихонъ далеко выходитъ за предѣлы своего вѣка, принадлежа къ узкому кругу тѣхъ, кого можно именовать нашими отечественными «святыми отцами». Въ отличіе отъ св. Димитрія Ростовскаго, онъ не былъ не только изслѣдователемъ, но даже и просто «книжным». Библіотека его исчерпывалась семинарскими учебными пособіями, въ значительной мѣрѣ принадлежавшими школамъ или схоластической или протестантской, и немногими святыми отцами. Схоластика дала св. Тихону формальную выправку, никакого внутренняго слѣда не оставивъ; протестантская обращенность къ сердцу утонула въ «умномъ дѣланіи». Живымъ оставалось общеніе съ Іоанномъ Златоустомъ (преимущественно), съ Макаріеыъ Египетскимъ, съ блаженньшъ Августиномъ. Но основной источникъ вдохновенія былъ иной. О томъ, какъ писалъ свои творенія св. Тихонъ, повѣдали намъ просто и ясно келейники его, по счастію оставившіе записки: Иванъ Еѳииовъ и Чеботаревъ.

«Какъ я изъ устъ его слыхалъ, сообщаетъ первый, да и по моему замѣчанію, когда я что писывалъ у него, слово его столь иногда ско­ротечно изъ устъ его проистекало, что я не успѣвалъ писать. А когда не столь Духъ Святый въ немъ дѣйствовалъ, то отъ непространныхъ его мыслей или малой задумчивости, отсылалъ онъ меня въ свою ке­лью, а самъ, вставъ на колѣна, а иногда крестообразно распростертъ, маливался со слезами Богу о ниспосланіи Вседѣйствующаго. Призвавъ же паки меня, начнетъ говорить такъ пространно, что я не успѣвалъ иногда рукою водить пера». Однажды «во время сочиненія» своей шеститомной книги объ Истинномъ Христіанствѣ, «лежа на кровати и какъ бы въ нѣкоемъ восторгѣ бывши, слышитъ онъ надъ собою ан­гельское пѣніе, котораго пріятность онъ не въ состояніи былъ изъяс­нить языкомъ, и, что было пѣто, кромѣ множества голосовъ согласныхъ, не понималъ. Это продолжалось болѣе 10 мииутъ; потомъ какъ бы по удару въ небольшой колокольчикъ, пѣніе тое тотчасъ окончилось, и онъ очувствовавшись всталъ въ великомъ прискорбіи, что малое вре­мя продолжалось тое пѣніе». Были и другія видѣнія, которыя «были ему немалымъ побужденіемъ къ лучшему выраженію сочиненій своихъ». Было видѣніе ему съ самого креста идущаго Христа, когда св. Тихонъ размышлялъ о страстяхъ Господнихъ—для «сочиненія». Бро­сился онъ къ ногамъ Христовымъ, лобызая ихъ, и воскликнулъ: «И Ты ли Спасителю мой, ко мнѣ идеши?» «Отъ того часа онъ еще болѣе сталъ углубляться въ размышленіе о страданіяхъ Его и объ искупленіи рода человѣческаго».

Чтеніе св. Писанія занимало всѣ досуги св. Тихона, вызывая сле­зы умиленія. Особенно, сообщаетъ Чеботаревъ, умиляло его чтеніе прор. Исаіи. За трапезой, бывало, прикажетъ: «паки читай сію главу; самъ же, положа ложку, начнетъ плакать». Даръ слезный былъ ему данъ. Отдавался онъ молитвѣ нерѣдко и на свѣжемъ воздухѣ, причемъ приказывалъ: «когда тебѣ необходимая надобность ко мнѣ, не доходя покашляй, чтобы я оглянулся». Однажды Чеботаревъ «много кашлялъ, но онъ въ такомъ глубокомысліи былъ, что ничего не чувствовалъ, самъ же на колѣняхъ стоялъ лицомъ на востокъ, руки подняв­ши къ небесамъ». Такъ былъ напуганъ Владыка, когда подошелъ все же к нему келейникъ, что «даже потъ пошелъ отъ него», и онъ сказалъ: «вотъ сердце у меня какъ голубь дрожитъ». «Когда на него на­ходило искушеніе, то онъ говаривалъ: «не знаю, куда себя дѣвать, братецъ; или ты не чувствуешь, что въ келліи смрадъ?» Скажешь: я не чувствую. Онъ скажетъ: «возьми дегтю и налей на полъ», ибо дегтяной запахъ любилъ».

Творенія св. Тихона сплошное духовное поученіе, отъ сердца идущее. Слово Божіе изъясняется житейскими образами и подобіями и становится доступнымъ самому простому сознанію. Это достигает­ся не «упростительствомъ», низводящимъ великое до уровня обыден­ности, а той небесной простотой, которой овѣяно Евангеліе. Свою спо­собность эту, или, какъ говорилъ архіеп. Филаретъ «свой небесный даръ объяснять невидимое видимымъ», самъ св. Тихонъ, въ своемъ главномъ сочиненіи «О истинномъ христіанствѣ» изъяснялъ такъ, примѣнительно къ 146 «пунктамъ» на тему: «Случай и духовное отъ того разсужденіе»:

«Примѣчай здѣ, христіанине: 1) Сіи пункты служатъ къ изъясненію слѣдующихъ моихъ предложеній и разсужденій.. 2) Сіи пун­кты, взятыя отъ различныхъ вещей, чувствамъ подлежащихъ, и приложенныя къ невидимымъ, наипаче полагаются ради простаго народа, который не можетъ понять ученія о духовныхъ вещахъ. Ничимъ бо такъ не изъясняется и понятнымъ дѣлается и въ память углубляется чтеніе, какъ подобіями тѣхъ вещей, которыя чувствамъ нашимъ подлежатъ и передъ глазами нашими обра­щаются. Откуду видимъ, что и въ священныхъ книгахъ премного таковыхъ подобій имѣется, которыми спасительное ученіе изъясняется и небесныя и духовныя вещи земными и видимыми доказываются, какъ-то: слово Божіе — сѣмени, грѣшники — болящимъ, непросвѣщенные благодатію Божіею — слѣпымъ, неизвѣстный втораго Хри­стова пришествія день татю, въ нощи приходящему, уподобляются и проч. 3) Вещь едина другой подобна бываетъ не во всемъ, но въ нѣкоторыхъ только свойствахъ: того ради и о подобіяхъ, какъ здѣ, въ семъ параграфѣ, такъ и въ прочихъ мѣстахъ приведенныхъ, разумѣть должно тоежде, что они въ нѣкіихъ только свойствахъ сходны съ тѣми вещами, которыя изъясняютъ. 4) Чтобы отъ видимыхъ къ неви­димымъ разсужденіе обращать и тако духовно пользоваться, требуется размышленіе вѣрою, которое за основаніе свое имѣетъ Божіе сло­во, управляемое и утверждаемое, безъ которой удобно погрѣшить мо­жно».
Желаніе приблизить Слово Божіе елико возможно народу побу­дило св. Тихона думать о переводѣ Новаго Завѣта на русскій языкъ — «на нынѣшній штиль, дабы простолюдинамъ было внятно и чтобы для полезнаго чтенія многихъ было напечатано на одной сторонѣ, какъ нынѣ есть, славянскъ, а на другой внятнымъ переводомъ». Самъ святитель задумывалъ исполнить этотъ переводъ, но за слабостію здоровья долженъ былъ отказаться отъ этого намѣренія.

Самой большой извѣстностію пользуется изъ твореній св. Тихона сочиненіе его, написанное на склонѣ лѣтъ, подготовленное имъ къ печати, но вышедшее уже послѣ его смерти (1784 г.), а потомъ много­кратно переиздаваемое: «Сокровище духовное, отъ міра собираемое. Какъ купецъ отъ различныхъ странъ собираетъ различные товары, и въ домъ свой привозитъ, и скрываетъ ихъ; такъ христианину мо­жно отъ міра сего собирать душеполезныя мысли и слагать ихъ въ клѣти сердца своего, и тѣмъ душу свою созидать». Чего только не найдемъ мы въ заглавіяхъ! Міръ; солнце; отецъ и дѣти ; лоза и розги ; брань; путникъ; завѣса, или покрывало; воротись, не туда пошелъ! плачъ; свѣща горящая; тина или грязь на днѣ ключа; зеркало; вода мимотекущая и т. д. Больше всего къ этому исполненному Христовой благодати сочиненію подходятъ выразительныя слова, сказанныя вообще по поводу св. Тихона авторомъ монографіи, ему посвященной, священникомъ Тихономъ Поповымъ: «Христосъ Спаситель у св. Ти­хона ходитъ по русской территоріи, мыслитъ русскими понятіями, говорить русскимъ языкомъ».

Остались отъ св. Тихона наставленія его по отдѣльнымъ случаямъ. Остались нѣкоторыя письма: то, что не успѣлъ при свиданіи ска­зать поучительнаго святитель — въ догонку пишетъ порою онъ. Въ каждой строчкѣ, вышедшей изъ подъ его пера, сіяетъ духъ его свѣтлый, неся утѣшеніе, радость, назиданіе, возбуждая къ духовной жизни, вводя въ духовную жизнь. «Возстани спяй» — не случайно такъ наименовалъ Ѳеофанъ Затворникъ выпущенный имъ сборникъ поученій св. Тихона. И если учительство было особенно дѣйственно въ устахъ св. Тихона, то потому, что неизреченно было его смиреніе. Оно слышится въ тонѣ его голоса неизмѣнно. Оно проявлялось и въ его жизни въ формахъ изумительныхъ.

Сидѣлъ однажды святитель на крылечкѣ своей кельи. Подбѣгаетъ юродивый, тутъ же игравшій съ дѣтьми — и ударяетъ святителя по щекѣ. И говоритъ при этомъ: «не высокоумь!» А дѣйствительно — налетѣлъ на святаго соблазнъ высокоумія въ это время, и боролся онъ съ нимъ. Всталъ владыка, поблагодарилъ юродиваго за урокъ, и до конца дней помогалъ ему. . . Но малымъ, слишкомъ малымъ считалъ себя св. Тихонъ въ своемъ смиреніи. Началъ онъ молить Бога, чтобы посѣтила его болѣзнь, и тогда удобнѣе стало бы ему бороться съ горячностью своей и обучиться дѣйствительному смиренномудрію и кротости. Сонное видѣніе было отвѣтомъ. Священникъ выходитъ изъ царскихъ вратъ съ младенцемъ на рукахъ. Спрашиваетъ очень любившій дѣтей святитель младенца, прекраснаго собою, какъ имя его. Отвѣтъ - Василій (Царь). Цѣлуетъ младенца святой въ правую щеку, а тотъ ударяетъ его въ лѣвую. Отъ боли просыпается св. Ти­хонъ — «вставъ чувствуетъ и видитъ у себя лѣвую руку трясущеюся и ослабленіе лѣвой ноги». И такъ онъ съ той поры преуспѣлъ въ кротости и смиреніи, что «и за правильный выговоръ послѣднему келейнику изъ простыхъ и грубыхъ мужиковъ, повару, если увидитъ его оскорбившагося на него, кланялся объ-руку, испрашивая проще­нія». Передъ уходомъ изъ этой жизни были вновь свѣтлыя видѣнія...

Митрополитъ Филаретъ сказалъ о твореніяхъ св. Тихона: «жи­вая проточная рѣка съ золотымъ пескомъ». Самъ святитель тайну доходчивости своихъ твореній до сердецъ простыхъ раскрылъ въ слѣдующихъ простыхъ словахъ, сказанныхъ имъ о собственныхъ своихъ сочиненіяхъ: «Здѣ ищется польза, а не услажденіе; спасеніе, а не человѣкоугодіе ... разсужденіе полагается просто и кратко, просто ра­ди лучшаго понятія простѣйшему народу, кратко, чтобы не скучно было чаще прочитывать читателю». Еп. Ѳеофанъ и мірянамъ и священникамъ совѣтовалъ чаще и больше читать творенія св. Тихона.

Архимандритъ Константинъ.
Православная Жизнь, 1965, 9.
***

Apr. 6th, 2019

Tsar-1998

ВЪ ДЕНЬ БЛАГОВѢЩЕНІЯ ПРЕСВЯТЫЯ БОГОРОДИЦЫ.

Благовѣстите день отъ дне
спасеніе Бога нашею.


Въ день Благовѣщенія Пресвятыя Богородицы, я, какъ пастырь Церкви, отъ лица Бога вамъ, хри­стіанамъ, чадамъ Церкви православной, благовѣствую - что вы чрезъ Іисуса Христа спасетесь, наслѣдуете Царствіе Небесное, будете въ раю радоваться съ Ангелами, блаженствовать со святыми. Еще послушайте внимательнѣе сіе благовѣстіе Божіе: вы всѣ чрезъ Іисуса Христа непре­мѣнно спасетесь, непремѣнно наслѣдуете Царствіе Небесное, непремѣнно будете въ раю радоваться съ Ангелами, блажен­ствовать со святыми. О, я радъ каждый день, каждый часъ твердить вамъ о семъ благовѣстіи.

Радуется ли сердце твое, слушатель-христіанинъ, при семъ благовѣстіи? Или ты еще недоумѣваешь и, размышляя самъ съ собою, говоришь: какъ это можетъ быть? Какъ я — слабый могу спастись? Какъ я — грѣшный могу наслѣдо­вать Царствіе Небесное? Какъ я — нечистый могу быть въ раю, радоваться съ Ангелами, блаженствовать со святыми? Что же тебѣ смущаться, что недоумѣвать? Іисусъ Христосъ благо­датію Своею спасетъ тебя; Іисусъ Христосъ, по любви Своей, содѣлаетъ тебя наслѣдникомъ Царствія Своего Небеснаго; Іисусъ Христосъ, по милости Своей, введетъ тебя въ рай радо­ваться съ Ангелами, блаженствовать со святыми. Что же тебѣ смущаться, что недоумѣвать? Отвѣчай отъ всего сердца, какъ нѣкогда Пресвятая Дѣва отвѣчала на благовѣстіе Ангела, отвѣчай: буди мнѣ по сему благовѣстію; вѣрую отъ всего моего сердца, что спасусь чрезъ Іисуса Христа, наслѣдую чрезъ Него Царствіе Небесное; войду съ нимъ въ рай радо­ваться съ Ангелами, блаженствовать со святыми. Ты, видно, еще не понимаешь, не знаешь, какую силу имѣетъ вѣра? Вѣдь какъ только ты скажешь: отъ души вѣрую, что спасусь чрезъ Іисуса Христа, — тотчасъ сойдетъ на тебя благодать Св. Духа, и ты почувствуешь въ себѣ перемѣну, въ душѣ, твоей начнется уже спасеніе твое; ты ужъ такъ и начнешь себя вести, такъ станешь и мыслить, и желать, и чувствовать, какъ слѣдуетъ спасающимся, какъ прилично наслѣдникамъ Цар­ствія Небеснаго, какъ должно всѣмъ тѣмъ, которые готовятся въ раю радоваться съ Ангелами, блаженствовать со святыми.

Ты, видно, еще не знаешь, какую силу имѣетъ вѣра? Пре­святая Дѣва Марія, до благовѣстія Ангельскаго, не только не могла подумать, что можетъ родить Спасителя, — но и желать этого не смѣла. Она, какъ говоритъ преданіе, за ве­личайшее блаженство считала для себя быть рабынею той Дѣвы, которая имѣла родить Спасителя; но когда явился къ Ней Ангелъ и сказалъ, что Она зачнетъ и родитъ Спаси­теля, и когда Она приняла съ вѣрою сіе благовѣстіе Ангела,— тотчасъ, въ эту самую минуту Духъ Святый сошелъ на Нее, сила Вышняго осѣнила Ее, и Она зачала въ утробѣ Своей.

Что же смущаешься, что недоумѣваешь о своемъ спасеніи ты, христіанинъ? Скажешь: да это невозможно: я и подумать не смѣю, что я наслѣдую Небесное Царствіе, что я буду въ раю, буду съ Ангелами радоваться, буду со святыми бла­женствовать? Невозможно? Оттого и невозможнымъ тебѣ представляется, оттого ты и не смѣешь подумать, что ты не имѣешь вѣры во Іисуса Христа, Спасителя твоего. Да, вѣры въ Іисуса Христа, Спасителя, въ тебѣ нѣтъ, оттого невозможнымъ тебѣ и представляется, что ты чрезъ Іисуса Христа, твоего Спасителя, спасешься. Безъ вѣры въ Іисуса Христа, дѣйствительно, спастись невозможно; кто не имѣетъ вѣры въ Іисуса Христа, тотъ не наслѣдуетъ Царствія Небеснаго, тотъ не будетъ въ раю радоваться съ Ангелами, блаженствовать со святыми. Начни же вѣровать, и ты зачнешь спасеніе, и тебѣ возможнымъ покажется быть наслѣдникомъ Царствія Не­беснаго, и ты будешь проливать слезы радости о томъ, что ты можешь въ раю радоваться съ Ангелами и блаженство­вать со святыми. Иже вѣру иметь и крестится, той спасенъ будетъ, сказалъ Самъ Спаситель нашъ. Спасенъ будетъ, т. е. наслѣдуетъ Царствіе Небесное, съ Ангелами будетъ радоваться, со святыми будетъ блаженствовать.

Что же ты смущаешься, что же ты недоумѣваешь? По­дойди поближе къ иконѣ Спасителя; взгляни на святое лице Его и скажи, скажи только: я отъ грѣховъ моихъ спасусь чрезъ Тебя, мой сладчайшій Іисусе, — скажи, и у тебя польются тѣ слезы, которыми омываются грѣхи наши; и ты въ радости воскликнешь; вѣрую, Господи, помози моему невѣрію.

Итакъ, слушатели христіане, вѣруйте, отъ всей души вѣ­руйте тому, что мы спасемся чрезъ Іисуса Христа, что мы наслѣдуемъ чрезъ Него Царствіе Небесное, что мы войдемъ за Нимъ въ рай, и будемъ тамъ, по любви Его къ намъ, радоваться съ Ангелами и блаженствовать со святыми; вѣ­руйте сему благовѣстію сами, благовѣствуйте и другимъ о семъ.

Можетъ быть, спроситъ кто нибудь: гдѣ мнѣ взять эту вѣру, если у меня ея нѣтъ? Какъ увѣрую я отъ всей души, когда не могу вѣровать такъ, и что мнѣ дѣлать, когда у меня очень часто слабѣетъ моя вѣра?

Какъ увѣровала Пресвятая Дѣва Марія, что Она зачнетъ и родитъ Спасителя? Чрезъ благовѣстіе Ангела. Какъ только выслушала Она благовѣстіе Ангела, — тотчасъ и увѣровала.

И у тебя, слушатель, есть Ангелъ благовѣстникъ — св. право­славная Церковь.
Слушай же благовѣстіе св. Церкви о твоемъ спасеніи, — и въ тебѣ вѣра родится, и день ото дня будетъ возрастать, укрѣпляться. У тебя оттого и нѣтъ вѣры или слаба вѣра, что ты или не слушаешь, или рѣдко слушаешь глаголы о твоемъ спасеніи, благовѣствуемые св. Церковію, или, мо­жетъ быть, и оттого, что еще время не пришло зачаться въ твоей душѣ спасенію. Не переставай же слушать благовѣ­стіе св. Церкви: и рано ли, поздно ли, родится въ тебѣ вѣра, и ты непремѣнно спасешься. Въ благовѣстіи св. Церкви всегда заключается сила спасительная, сила благодатная; но эта сила, не всегда и не всякимъ вдругъ усвояется.

Такъ, слушатели, будемъ слушать благовѣстіе св. Церкви и слушаться Ея св. благовѣствованія, — и мы услышимъ о на­шемъ спасеніи, и мы увѣруемъ въ нашего Спасителя, и мы научимся спасенію, и мы спасемся, наслѣдуемъ Царствіе Не­бесное, будемъ радоваться съ Ангелами, блаженствовать со святыми: мы и здѣсь на землѣ будемъ много имѣть случаевъ радоваться и веселиться.
Внимая нынѣ благовѣствованію св. Церѣви о Тебѣ, Матерь Божія, Матерь нашего Спасителя, мы радуемся; услыши наше радованіе; Архангельскій гласъ вопіетъ Чистая: Радуйся, благодатная, Господь съ Тобою. Аминь.

Прот. Родіонъ Путятинъ
***

Apr. 2nd, 2019

Tsar-1998

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СОБОРА ЕПИСКОПОВ РПЦЗ О СТАРОМ ОБРЯДЕ – 1974 г.

Собор Епископов Русской Православной Церкви Заграницей рассмот­рел вопрос об отношении Русской Церкви к содержавшимся ею некогда церковным обычаям и обрядам, известным под общим названием СТА­РОГО ОБРЯДА, содержащихся в богослужебных книгах, изданных до середины XVII столетия, а также о запрещениях и клятвах, которые бы­ли наложены московскими соборами 1656 и 1667 года и отдельными ли­цами на соблюдающих эти обычаи.
Ввиду того, что:
1.  Православная Христова Церковь издревле допускала разнообра­зие местных обычаев при условии единства в истинах веры;

  1. Что старые обряды не выражают какого-либо неправославного мудрования, в котором их обвиняли участники помянутых соборов;

  2. Что наложенные этими соборами клятвы были причиной многих бедствий для Русской Церкви, и привели не к умиротворению Церкви, чего хотели их составители, а к церковному расколу и отпадению от Цер­кви многих приверженцев старых обрядов, к бесплодной полемике по обрядовым вопросам, в пылу которых обеими сторонами применялись недопустимые «поносительные выражения», а также к гонениям на инакомыслящих, отчего пострадали многие ревнители старых обрядов;

  3. Что старые обряды составляют часть нашего общего церковно­исторического наследия, которое не следует искоренять;

  4. Что с тех пор, как в 1800 году Русской Церковью было позволено употребление старых обрядов, запрещение их перестало быть действующим и подлежит отмене;

  5. Что в прошлом веке Русской Церковью, во главе с митрополитом Филаретом Московским, предпринимались шаги для отмены клятв на старые обряды, что не осуществилось лишь по недоразумению;

  6. Что Предсоборное Присутствие 1906 года, при деятельном участии митрополита Антония, постановило ходатайствовать перед будущим Поместным Собором «отложить клятвы на двуперстно молящихся, как положенные по недоброму разумению» и «разрушить их подобно тому, как собор 1667 года разрушил клятву Стоглавого Собора на немолящихся двуперстно»;

  7. Что Собор 1917 — 1918 годов, хотя и не оставил по этому вопросу соборного деяния (так как не имел возможности спокойно закончить свои занятия), однако решил, по свидетельству митрополита Антония, отменить эти клятвы, принимать в нашу Церковь старообрядческих епископов в сущем сане и поставить старообрядческих епископов для единоверцев, а патриарх Тихон, вскоре по своем восшествии на патриарший престол, поставил перваго православного старообрядческого епископа (умученно­го впоследствии), епископа Охтенского Симона (Шлеева), защитника старых обрядов и сторонника отмены клятв;

  8. Что блаженнейшие митрополиты Антоний и Анастасий сами неоднократно служили по старым книгам в единоверческих церквах;

  9. Что Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей указом от 26 августа (8 сентября 1964 года) признал старые обря­ды православными и благословил употребление их для желающих;

  10. Что 3-ий Всезарубежный Собор с участием клира и мирян настоятельно просил Собор Епископов отменить эти клятвы;


СОБОР ЕПИСКОПОВ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ
ЦЕРКВИ ЗАГРАНИЦЕЙ ОПРЕДЕЛЯЕТ:


  1. Почитать древние богослужебные обычаи и обряды, содержащиеся в богослужебных книгах Русской Церкви до середины ХѴІІ столетия, православными и спасительными;

  2. Запрещение и клятвы, наложенные в прошлом на содержащих эти обычаи соборами 1656 и 1667 годов, а также отдельными лицами, как положенные по недоброму разумению участниками этих соборов, считать НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ, ОТМЕНЕННЫМИ И ЯКО НЕ БЫВШИМИ;

  3. Разрешить употребление старых обрядов для желающих соблюдать их и находящихся в общении с Православной Церковью, с тем, од­нако, чтобы от этого не происходило замешательства в церковной жиз­ни существующих приходов Русской Православной Церкви Заграницей;

  4. От желающих быть принятыми в церковное общение старообряд­цев не требовать отречения от старых обрядов и принятия ими современ­ных. Поставлять им священников, а если нужно, и епископов, которых обязать в точности исполнять древний чин;

  5. Призывать старообрядцев с их стороны почитать наши обряды равночестными со старыми;

  6. Скорбя о происшедшем разделении, в особенности о бывших гонениях на приверженцев старых обрядов, Собор Епископов, однако, не считает себя в праве судить об ответственности отдельных лиц за про­исшедшее, так как участники этих событий все давно предстали пред су­дом Божиим, которому и должны дать ответ за свои дела. Русская Пра­вославная Церковь Заграницей никогда не участвовала во враждебных действиях против старообрядцев. Поэтому Собор Епископов обращается к старообрядцам с призывом забыть прежние обиды и несправедливости, и вместо того, чтобы помнить зло, подумать о том, как устроить наилуч­шим образом свою церковную жизнь в изгнании, для спасения христиан­ских душ;

  7. Собор Епископов призывает всех православных христиан не возобновлять, по мнимой ревности о Православии, ненужных обрядовых споров, а в особенности не повторять недопустимых порицательных выражений, так как и те и другие обряды священны. Такие выражения, где бы и кем бы они не были употреблены в прошлом, Собор Епископов отметает и вменяет, яко не бывшие.


12/25 сентября 1974 г.                    
г. Нью Йорк
Председатель Собора: + Митрополит ФИЛАРЕТ

***

Mar. 30th, 2019

Tsar-1998

КРЕСТНОЕ ЗНАМЕНИЕ


Начиная мое слово к вам, я сделал на себе крестное знамение. Так и вы, слушатели христиане, при различных случаях делаете.

Мы так привыкли с детства к этому обычаю, что редко когда обращаем на него должное внимание. И потому рассмотрим теперь, что это значит, что мы делаем на себе крестное знамение и для чего его делаем?

Крест, с того времени, когда Иисус Христос был распят за нас на кресте, сделался неотъемлемой принадлежностью Иисуса Христа. Посему, когда мы делаем на себе знамение крестное, то этим показываем и как бы говорим о себе: я христианин, я Христов, я во Христа верую, я на Христа надеюсь и уповаю, я Христу служу, последую, я Христом себя украшаю, я во Христа облекаюсь.

Таким образом, по знамению крестному, которое мы на себя делаем, всякий может узнать, что мы христиане. Знамение крестное есть внешний отличительный знак христианина.

Бог видит, когда мы крестимся, когда делаем на себе знамение крестное. А из вас некоторые крестятся кое-как, поспешно, небрежно, без всякого внимания. Грешно так креститься; надобно креститься со вниманием, с мыслию, с благоговением; клади крест, как святыню, как Христа Самого. Скажешь: сила не в кресте? Нет, в кресте сила, и сила большая, когда ты крестишься надлежащим образом, с верою, с мыслию, с благоговением. Крестное знамение есть тот знак, по которому Бог обращает Свое милостивое внимание к нам, за который Он изливает спасительную благодать Свою на нас. Крестное знамение есть та печать, с которой Бог принимает прошение от нас. По крестному знамению Бог узнает, чью молитву слушать и исполнить. Молиться с крестным знамением, значит молиться, просить от имени, от лица Иисуса Христа. Я не сам пришел, меня Иисус Христос послал к Тебе, Господи; и что действительно так, вот на мне печать Его – крестное знамение.

Если же, по твоему понятию, сила не в кресте, - то для чего же ты крестишься, если сила не в нем? Или уж вовсе ты не делай на себе крестного знамения, - тогда все будут знать, что ты не христианин; или делай, как должно, без поспешности, с благоговением, с вниманием, с мыслью.

Итак, мы крестное знамение делаем для того, чтобы привлечь к себе внимание Божие, благодать Божию. Мы делаем крестное знамение еще и для того, чтобы видел это лукавый, враг наш диавол. Да, слушатели, и лукавый пусть видит, когда мы делаем на себе крестное знамение, потому что он не любит этого знамения. Как боится лукавый Иисуса Христа, так он боится и знамения Христова – креста. Крест – самое верное орудие против врага, самая крепкая защита от него, самый острый меч для него. Оградить себя крестным знамением значит охранить себя силою Христовою от всех нападений лукавого. И не лукавый только бегает от крестного знамения; крестное знамение от всего нам враждебного, неприязненного охраняет, защищает нас. Где знамение крестное полагается, там Ангел Христов защитником остается, хранителем. Бес бежит от крестного знамения, а Ангел притекает на крестное знамение. Да, знамение крестное есть знак, по которому Ангелы видят, кого им защищать, охранять; злые духи видят, от кого им надобно бежать, отступать. И потому твори крестное знамение с мыслию, со вниманием, как щит какой, охраняющий тебя, как меч какой, поражающий врага твоего.

Наконец, мы делаем на себе знамение крестное и для того, чтобы перед другими исповедывать Иисуса Христа, распятого на кресте. Да, пусть и люди видят, кого мы исповедуем, в кого мы веруем, на кого мы надеемся, кого любим, кого почитаем. А ты иногда стыдишься сделать крестное знамение! Знаешь ли, какой ты через это грех делаешь? Стыдясь креститься, ты стыдишься, что ты христианин; стыдишься, что ты Христу принадлежишь, во Христа веруешь, на Христа надеешься, Христа почитаешь, любишь! Нет, бойся стыдиться при людях делать крестное знамение; не стыдись признаваться, что ты Христов, иначе Иисус Христос постыдиться признать тебя Своим на страшном суде и откажется принять в Царство Небесное.

Итак, вот для чего мы крестимся: чтобы показать, что мы христиане, и чтобы его видел Бог, видел бы Ангел хранитель, видел бы и лукавый, и чтобы люди видели, что мы христиане.

Заключу слово мое о кресте словами св. Кирилла Иерусалимского: да не стыдимся исповедывать Распятого, с дерзновением да изображаем рукою знамение креста на челе и на всем: на хлебе, который вкушаем, на чаше, из которой пием; да изображаем его при входах, при выходах, когда ложимся спать и встаем, когда находимся в пути и отдыхаем. Он – великое предохранение, данное бедным в дар и слабым без труда. Ибо это благодать Божия: знамение для верных и страх для злых духов. Аминь.

Из проповедей о. Родиона Путятина – 19 век.
***

Mar. 28th, 2019

Tsar-1998

Мученикъ АѲАНАСІЙ БРЕСТСКІЙ

Православная Жизнь, № 1 (553), январь 1996

Въ 1596 г. на соборѣ въ Брестѣ было объявлено единеніе (унія) православной Юго-Западной Русской Церкви съ Римско-католической церковью. Подго­товленная недостойными людьми, вызванная низ­менными разсчетами, унія привела къ попранію пра­вославной вѣры и русской народности въ Юго-Западной Руси, которая въ XVI в. входила въ составъ Польско-Литовскаго государства.

Принявшіе унію не пожелали даже выслушать православныхъ; а не желавшіе насильственнаго единенія были преданы анаѳемѣ со всѣми ихъ еди­номышленниками. На это проклятіе Брестскій право­славный соборъ отвѣтилъ осужденіемъ митрополита и владыкъ, принявшихъ унію, и двумя слѣдующими постановленіями:

1) «Мы даемъ обѣтъ вѣры, совѣсти и чести, за себя и за нашихъ потомковъ, не слушать этихъ осужденныхъ соборнымъ приговоромъ митрополита и владыкъ, не повиноваться имъ, не допускать ихъ власти надъ нами; напротивъ, сколько возможно, противиться ихъ распоряженіямъ, стоять твердо въ нашей святой вѣрѣ и при нашихъ восточныхъ патріархахъ, не оставляя стараго календаря, тщательно сохраняя огражденное законами общее спокойствіе и сопротивляясь всѣмъ насиліямъ и новизнамъ, которыя будутъ пре­пятствовать свободѣ нашего богослуженія, совершаемаго по древнему обы­чаю...

Read more...Collapse )

Mar. 26th, 2019

Tsar-1998

Митрополит Петр Крутицкий + 1937

http://www.rusidea.org/?a=25101008

Митрополит Петр (в мiру Петр Федорович Полянский; 28.6.1862–10.10.1937) как преемник церковной власти от Патриарха Тихона был последним законным возглавителем Церкви в СССР, не пошедшим на сделку с богоборческой властью.
Родился он в семье священника в селе Сторожевое, Коротоякского уезда Воронежской губернии. Учился Воронежской Духовной семинарии, которую окончил в 1885 г. по первому разряду. Был определен на должность псаломщика при храме села Девицы в Коротоякском уезде.

В 1887 г. Петр стал студентом Московской духовной академии, которую окончил в 1892 г. со степенью кандидата богословия. В студенческие годы отличался благодушием, скромностью, доброжелательностью, – как писал в воспоминаниях его друг тех времен, будущий советский первоиерарх Сергий (Страгородский). В 1897 г. получил степень магистра богословия.

С 1892 г. – помощник инспектора Московской духовной академии, преподавал Закон Божий в частном женском училище Сергиева Посада, был секретарем Общества спасения на водах. В 1895 г. был церковным старостой у себя на родине, в селе Сторожевом Воронежской епархии. За особое усердие в благоукрашении приходского храма Богоявления он был удостоен архипастырской признательности.

В декабре 1896 г. был назначен смотрителем Жировицкого духовного училища. Привел училище, по отзыву ревизора Нечаева, в блестящее состояние. Участвовал в первой всероссийской переписи населения, исполнял обязанности члена-соревнователя Попечительства о народной трезвости, почетного мирового судьи Слонимского округа. За время службы был награжден орденами св. Станислава 3-й и 2-й степеней. В этот период познакомился с епископом Тихоном (Беллавиным), будущим Патриархом.

С 1906 г. – младший помощник правителя дел Учебного Комитета при Святейшем Синоде в С.-Петербурге; впоследствии стал членом Учебного Комитета, исполняя главным образом обязанности ревизора духовных учебных заведений. За время служения в Учебном Комитете обследовал состояние духовных семинарий, епархиальных женских училищ в Курской, Новгородской, Вологодской, Костромской, Минской и в ряде других епархий, побывал в Сибири, на Урале, в Закавказье. После каждой такой поездки им собственноручно составлялся обстоятельный отчет, в котором предлагались возможные меры по улучшению состояния обследованной школы. С 1916 г. – действительный статский советник. Был награжден орденом св. Владимiра.

Итак, Петр успешно избрал себе в Церкви научно-административную деятельность без принятия духовного сана. Революция внесла в его биографию новое измерение, связанное с возложенной на него духовной ответственностью за Церковь, от чего он не мог отказаться.

В 1918 г., после закрытия большевиками Учебного комитета, Петр Федорович состоял в секретариате Поместного собора. Для этого переехал в Москву. Работал главным бухгалтером в кооперативной артели "Богатырь". Жил в доме своего брата, священника церкви Николы-на-Столпах Василия Полянского.

После декрета об отделении Церкви от государства и ее ограблении (23 января/5 февраля 1918 г.) репрессии большевиков набирали обороты, давление шло с двух сторон: прямое насилие сверху и поощрение просоветского "обновленчества" в рядах самого духовенства. Патриарх Тихон очень нуждался в верных людях и предложил Петру Федоровичу принять постриг, священство, епископство и стать его помощником в делах церковного управления в условиях репрессий. Петр предложение принял, сказав при этом своим родственникам: «Я не могу отказаться. Если я откажусь, то я буду предателем Церкви, но когда соглашусь, – я знаю, я подпишу сам себе смертный приговор». В возрасте 58 лет был пострижен в монашество митрополитом Сергием (Страгородским). 8 октября 1920 г. хиротонисан (патриархом Тихоном) и другими архиереями во епископа Подольского, викария Московской епархии. Сразу после хиротонии епископ Петр был арестован и сослан в Великий Устюг. Там он жил вначале у знакомого священника, потом в сторожке при городском соборе.

Возвратившись в Москву, стал ближайшим помощником Патриарха, был возведен в сан архиепископа (1923) потом митрополита (1924) Крутицкого и включен в состав Временного Патриаршего Синода. На совещании епископов, состоявшемся в Свято-Даниловом монастыре в конце сентября 1923 г., высказывался против компромисса с обновленцами.

25 декабря 1924 (7 января 1925) г. патриарх Тихон составил завещательное распоряжение, в котором говорилось: «В случае нашей кончины наши Патриаршие права и обязанности, до законного выбора нового Патриарха, представляем временно Высокопреосв. Митрополиту Кириллу. В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить ему в отправление означенных прав и обязанностей, таковые переходят к Высокопреосв. Митрополиту Агафангелу. Если же и сему Митрополиту не представится возможность осуществить это, то наши Патриаршие права и обязанности переходят к Высокопреосвященнейшему Петру Митрополиту Крутицкому».

Патриарх Тихон скончался 25 марта (7 апреля) 1925 года. Поскольку митрополиты Кирилл и Агафангел тогда находились в ссылке, местоблюстительские обязанности по кончине Патриарха Тихона немедленно взял на себя митрополит Петр. 9 апреля он направил председателю ВЦИК Калинину следующую записку:

«Вступая в управление Православной Русской Церковью долгом почитаю, как гражданин СССР, препроводить Вам прилагаемую при сем копию акта от 7 января 1925 г., собственноручно написанного почившим первоиерархом Русской Православной Церкви Патриархом Тихоном, коим на случай его кончины Патриаршие права и обязанности переданы мне как Местоблюстителю Патриаршего места. Патриарший Местоблюститель Петр, митрополит Крутицкий».

В день погребения Патриарха Тихона состоялось совещание собравшихся на его отпевание 58 архипастырей, утвердившее полномочия митрополита Крутицкого Петра. Он как патриарший Местоблюститель первым делом наладил помощь повсеместную заключенным и сосланным. Получая после службы пожертвованные деньги, обычно сразу отдавал их для пересылки в тюрьмы, лагеря и места ссылки.

Большевицкая власть всеми мерами административнаго воздействия старалась склонить православных епископов на соединение с просоветским обновленчеством: упорствующие арестовывались и высылались, колеблющимся сулили всякия блага при условии перехода их в обновленчество. Митрополит Петр решительно выступил против любых компромиссов с обновленцами. Он обратился к архипастырям, пастырям и всем чадам церкви с посланием, в котором говорилось:

«Должно твердо помнить, что по каноническим правилам Вселенской Церкви все… самочинно устраиваемые собрания, как и бывшее в 1923 году живоцерковное собрание, незаконны. Поэтому на них присутствовать православным христианам, а тем более выбирать от себя представителей на предстоящие собрания канонические правила воспрещают».

Это послание митрополита Петра сразу же восстановило твердый дух в Церкви и обрекло на полный крах столь долго осуществлявшийся проект обновленцев. Богоборческая власть, убедившись, что в лице нового предстоятеля Православная Церковь имеет неподкупного и безстрашного вождя, стала готовить его устранение.

В газетах появились статьи о якобы контрреволюционной деятельности митрополита Петра и его связях с заграницей. Одновременно с этим, перед лицом уже очевидной угрозы ареста – ГПУ начало вести с Митрополитом Петром переговоры о "легализации" Церкви на условиях: 1) издание подготовленной ГПУ декларации о признании советской власти, 2) отстранение от служения несогласных с этим епископов, 3) осуждение заграничных епископов и 4) сотрудничество с советским правительством в лице представителя ГПУ. За это обещалось официальное оформление церковного управления и неприкосновенность тех епископов, кои будут назначены на епархии по соглашению с властью. Однако митрополит Петр решительно отказался от этих условий. И в дальнейшем все подобные предложения сотрудника ГПУ Тучкова митрополит резко отвергал и даже выпроваживал его из своих покоев с такими словами: «Вы все лжете; ничего не дадите, а только обещаете; а теперь потрудитесь оставить комнату, у нас будет заседание». Этого большевики стерпеть не могли.

В ноябре–декабре 1925 г. были арестованы епископы, принадлежащие к числу сторонников митрополита Петра. 9 декабря был арестован и он сам. Согласно завещанию, оставленному митрополитом Петром, – въ случае его ареста в управление Церковью долженъ был вступить в качестве заместителя Местоблюстителя сперва митрополит Сергий Нижегородский, затем митрополит Михаил, экзарх Украины, и, наконец, митрополит Иосиф Петроградскиий (находившийся в Ростове).

Во время следствия митрополит Петр содержался во внутренней тюрьме на Лубянке, в 1926 г. был переведен в крепость закрытого Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале, превращенного в тюрьму. На допросе 18 декабря 1925 г. он заявил, что Церковь не может одобрить революцию: «Социальная революция строится на крови и братоубийстве, чего Церковь признать не может. Лишь война еще может быть благословлена Церковью, поскольку в ней защищается отечество от иноплеменников и православная вера».

Сразу же после ареста митрополита Петра подобранная ГПУ группа из девяти лояльных властям архиереев (во главе с архиепископом Григорием Екатеринбургским и епископом Борисом Можайским) попыталась захватить власть в Церкви. Они объявили, что деятельность митрополита Петра была контрреволюционна и что они организуют из себя "Временный Высший Церковный Совет" для управления Церковью.

Находясь в одиночном заключении и будучи совершенно оторванным от мiра митрополит Петр не имел информации о действительном положении церковных дел. Воспользовавшись этим, архиепископ Григорий и другие, получив 1 ноября 1926 г. свидание с митрополитом Петром – передают ему доклад о положении Церкви, в котором сообщают, что митрополит Сергий не может управлять Церковью, что митрополиты Михаил и Иосиф отказались, а церковныя дела требуют новаго распоряжения от Митрополита Петра, дабы избегнуть полной анархии.

Митрополит Петр, не подозревая предательства, положил на этом докладе резолюцию "О сдаче управления Церковью коллегии из архиепископа Николая Владимiрского, Дмитрия Томского и Григория Екатеринбургского". В это время архиепископ Николай сидел в тюрьме, а архиепископ Дмитрий былъ в Томске и в Москву приехать не мог. Архиепископ Григорий, зная все это, умолчал, чтобы самому стать хозяином положения. Однако резолюцию свою митрополит Петр обусловил невозможностью для митрополита Сергия управлять Церковью. И это дало Сергию и всей Церкви право отвергнуть предательство архиепископа Григория.

Одновременно ГПУ предприняло еще множество интриг, угроз, дезинформировало митрополита Агафангела и других архиереев, пытаясь расшатать церковное руководство и добиться выпуска декларации о лояльности. Митрополит Петр из Суздаля был переведен в Москву в тюрьму ГПУ, где Тучков предложилъ ему отказаться от Местоблюстительства. Петр решительно не согласился на это и тогда же через сокамерников передал на волю, что «никогда и ни при какихъ обстоятельствах не оставит своего служения и будет до самой смерти верен Православной Церкви».

5 ноября 1926 г. он был приговорен к 3 годам ссылки. В декабре этапирован через пересыльные тюрьмы в Тобольск, в феврале 1927 г. доставлен в село Абалак, где содержался в контролируемом обновленцами Абалакском монастыре. В начале апреля вновь арестован и доставлен в Тобольскую тюрьму. Затем был выслан за Полярный круг, на берег Обской губы в поселок Хэ, где был лишен медицинской помощи. Петр с трудом переносил северный климат, особенно полярную ночь. В ответ на его просьбы о врачебной помощи 11 мая 1928 г. постановлением Особого совещания ОГПУ срок ссылки был продлен на два года.

За это время, 12 декабря 1926 г., был арестован заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский). После его ареста обязанности Заместителя кратковременно исполняли митрополит Иосиф (Петровых), а после вскоре последовавшего ареста митрополита Иосифа – архиепископ Серафим (Самойлович). Но чекистам в заключении удалось сломить Сергия, который был выпущен и 16/29 июля 1927 г. выпустил Декларацию о лояльности богоборческой власти, потребовав от духовенства соответствующих подписок. Митрополит Петр отказался принять эту Декларацию и затем в декабре 1929 г. смог направить Сергию письмо, в котором, в частности, писал: «Мне сообщают о тяжелых обстоятельствах, складывающихся для Церкви в связи с переходом границ доверенной Вам церковной власти. Очень скорблю, что Вы не потрудились посвятить меня в свои планы по управлению Церковью».

В конце срока ссылки 17 августа 1930 г. митрополит Петр был вновь арестован. Содержался в тюрьмах Тобольска и Екатеринбурга. Он вновь отказался от снятия с себя звания патриаршего Местоблюстителя, несмотря на угрозы продлить тюремное заключение. В ноябре 1930 г. против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в том, что, находясь в ссылке, он «вел среди окружающего населения пораженческую агитацию, говоря о близкой войне и падении сов. власти и необходимости борьбы с последней, а также пытался использовать Церковь для постановки борьбы с сов. властью».

Заключенному и очень ослабевшему здоровьем законному первоиерарху ГПУ всячески стремилось ухудшить условия содержания, надеясь на его "естественную" смерть. Ему были запрещены прогулки в общем дворе – они были заменены на краткий выход в маленький сырой дворик, где воздух был наполнен испарениями отхожих мест. Мучительные боли наступали после каждого приема пищи. Ночами мучали приступы астмы. От духоты тюремной камеры часто случались обмороки, во время которых узник часами лежал на холодном тюремном полу. Его парализовало: отнялись правая рука и нога. Рука впоследствии поправилась, а нога так и не выздоровела, что вызывало затруднения при ходьбе. Несмотря на это, предстоятель Церкви продолжал отказываться от сложения своих полномочий.

Митрополит Петр писал: «В сущности Местоблюстительство лично для меня не представляет интерес, наоборот, оно все время держит меня в оковах гнета... Но я должен считаться с тем обстоятельством, что решение данного вопроса не зависит от моей инициативы и не может быть актом моей единоличной воли. Своим званием я неразрывно связан с духовными интересами и волей всей Поместной Церкви. Таким образом, вопрос о распоряжении Местоблюстительством, как не являющийся личным вопросом, не подлежит и личному усмотрению, в противном случае я оказался бы изменником Святой Церкви».

23 июля 1931 г. Особым совещанием ОГПУ митрополит Петр был приговорен к 5 годам лишения свободы в концлагере, однако был оставлен в тюрьме во внутреннем изоляторе. Никаких ответов на запросы о его местопребывании не выдавалось. Верующие при этом пребывали в уверенности, что он продолжает жить в заполярной ссылке. Петр был в качестве секретного узника (вместо имени он фигурировал под № 114) переведен в Верхнеуральскую тюрьму. Надзирателям было запрещено выводить его в такие места, где бы он мог встретить других узников. Срок его заключения заканчивался 23 июля 1936 г., но за две недели до этого Особым совещанием при НКВД СССР было решено продлить заключение Митрополита Петра еще на 3 года. Было очевидно, что жить митрополиту Петру оставалось недолго.

В конце 1936 г. в Москве распространились ложные сведения о смерти патриаршего Местоблюстителя, вследствие чего 27 декабря 1936 г. митрополит Сергий (Страгородский) принял на себя титул патриаршего Местоблюстителя. По митрополиту Петру была отслужена панихида.

В это время репрессии против Церкви ужесточились и перешли даже на лояльное сергианское духовенство: оно выполнило свою роль, выдав своих нелояльных собратий на уничтожение, и больше было власти не нужно. Шла так называемая "безбожная пятилетка" с целью полного уничтожения Церкви. В июле 1937 г. Сталин распорядился о расстреле всех находившихся в тюрьмах и лагерях исповедников. В соответствии с этим против митрополита Петра было возбуждено новое уголовное дело по следующему обвинению: «Отбывая заключение в Верхнеуральской тюрьме, проявляет себя непримиримым врагом Советского государства, клевещет на существующий государственный строй … обвиняя в "гонении на Церковь", "ее деятелей". Клеветнически обвиняет органы НКВД в пристрастном к нему отношении, в результате чего якобы явилось его заключение, так как он не принял к исполнению требование НКВД отказаться от сана Местоблюстителя Патриаршего престола».

2 октября 1937 г. тройкой НКВД по Челябинской области патриарший Местоблюститель был приговорен к расстрелу. 10 октября в 4 часа дня он был расстрелян – по разным версиям в тюрьме НКВД в Магнитогорске или на станции Куйбас. Место погребения остается неизвестным.

Русская Православная Церковь за границей отказалась признать митрополита Сергия (Страгородского) законным предстоятелем Церкви при еще живом Местоблюстителе Петре. После выпуска Сергием Декларации от 29.07.1927 с требованием подписок о лояльности, РПЦЗ перешла на автономное существование на основании патриаршего указа № 362 от 7/20 ноября 1920 г. Все последующие годы в РПЦЗ поминали заключенного митрополита Петра как законного первоиерарха вплоть до его кончины, даже точно не зная о его судьбе. (Лишь в годы т.н. "перестройки" стала известна точная дата его смерти.)

В 1981 г. митрополит Петр был причислен Русской Зарубежной Церковью к лику святых в целом сонме Новомучеников и исповедников Российских. В Московской Патриархии его прославление произошло в 2000 г. с составлением отдельного патриархийного жития, в котором подчеркивается законность передачи им полномочий митрополиту Сергию. Митрополита Иосифа (Петровых) и многих катакомбников, не признавших митрополита Сергия, в МП до сих пор отказываются прославить и считают "раскольниками".

***

Previous 10