?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Oct. 22nd, 2018

Tsar-1998

ВЕКОВАЯ ПОЛИТИКА ВАТИКАНА В БОРЬБЕ С ПРАВОСЛАВИЕМ

О ВОСТОЧНОЙ ПОЛИТИКЕ «СВЯТОГО ПРЕСТОЛА» - ИЗ АРХИВА МИД ФРАНЦИИ - 1917/1921 г.г.

Донесения г-на Дусэ, уполномоченного при Ватикане, в Министерство иностранных дел Франции (Politique Internationale du Saint Siège Volume. 35 – Sous-volume 6 - Saint Siège et Eglise orientale)


68 - 20.10.17. Монсеньёр Шептицкий ведет себя «как решительный агент Центральных империй». Считал Австро-германскую победу решенной.

70-72 10.02.20.
Монсеньёр Ропп, архиепископ Могилевский, уполномочен Св. Престолом вести переговоры относительно Устава Католической церкви в России. Просит неограниченную свободу культа, т.е. основания в России латинских и униатских приходов.
Архимандрит Стоян, глава движения по воссоединению Православной церкви с Католической церковью, назначен архиепископом Оломоуца. Новое доказательство того, что Рим старается сблизиться с Россией (с Советами), с этой целью восточная Галиция станет мостом между Чехословакией и Россией.

73-74 25.03.20.
В 1910 г. Монсеньёр Шептицкий, митрополит Галиции, «агент австро-венгерского консорциума», получил от Пия Х неограниченные полномочия для развития католической пропаганды во всех областях Украины.
Святой Престол приложит все усилия для поддержки украинского движения, так как он этим надеется усилить свое влияние в России, возвращением православных в униатство, и так же заградить Московской патриархии путь к Святой Софии константинопольской.

75-77 12.04.20
Указ от 1905 г. разрешил русским переходить из Православия в католичество латинского обряда, но запретил установление на русской территории общин византийского обряда на славянском языке.
Монсеньёр Шептицкий получил от Пия Х неограниченные полномочия для организации католического покорения Украины. Захват Галиции Россией разрушил все его планы. Революция сокрушила Православную Церковь, Бэнуа XV усматривает возможность реализовать мечту Пия Х. Он посылает своих делегатов в Польшу и в Грузию: Монсеньёра Ратти (будущего Пия ХІ), нунция в Варшаве, и француза Дельпюша, члена ордена «Белых священников», считавших, что признание независимости Украины и легитимности большевицкого правительства в остальной России было бы в интересах Европы.

78 13.04.20. Украинская делегация в Париже.
Граф Тишкевич, большой друг Шептицкого, несмотря на то, что он знает, что прелат является агентом Дома Габсбургов, получившим до войны от Пия Х ставить епископов по своему усмотрению; он завербовал для Римской церкви 65 попов, которые для видимости оставались священниками Православной церкви, в ожидании создания Униатской церкви.

81 17.01.21.
Если поляки не решатся на примирение с русинами, то они столкнутся с папой, который встал на защиту униатизма, думая таким образом завоевать симпатию малороссов

82-84 22.01.21.
Польское духовенство постоянно стремится латинизировать как можно большее количество русин и униатов, тогда как Рим больше чем когда либо стимулирует распространение греко-славянского обряда в надежде на его последующее распространение в России.

177 – 08.08.32. Донесение французского посла при Ватикане Шарля Ру относительно молитвенной недели для изучения восточного христианства:
Уже давнее движение […], имеющее целью привести в Католическую церковь восточных схисматиков, т.е. каких-то 170 миллионов христиан, большая часть которых принадлежит Православной церкви. Момент кажется благоприятным поскольку царизм, традиционно поддерживавший эту церковь, исчез.

Posted on 23 июн, 2016
****

Oct. 18th, 2018

Tsar-1998

«Неканоничная» Турецкая православная церковь подала в суд на Константинополь

16.10.2018
https://ria.ru/religion/20181016/1530809515.html?referrer_block=index_main_7

АНКАРА, 16 окт — РИА Новости. Турецкая православная церковь подала иск в суд на Константинопольский патриархат и патриарха Варфоломея на фоне их решения приступить к предоставлению автокефалии церкви на Украине, заявила РИА Новости пресс-секретарь патриархата Турецкой православной церкви Севги Эренерол.

"Мы сегодня подали иск в суд, где указали, что это дело политическое и далекое от религии. У Варфоломея нет полномочий отправлять своих экзархов на Украину и давать автокефалию ее церкви. Статус Константинопольского патриарха, согласно Лозаннскому мирному договору 1923 года, ограничивается отправлением богослужений для проживающих в Турции греков", — сказала собеседница агентства.

Она назвала действия Варфоломея "преступлением согласно как турецким законам, так и Лозаннскому договору, который четко прописал его ответственность и круг обязанностей". "Варфоломей превысил свои полномочия и вмешался в отношения между странами, в их внутренние дела. И если он пошел на такое, то ему нельзя будет оставаться в Турции", — добавила Эренерол.

Неканоническая Турецкая православная церковь была образована в 1922 году по решению правительства Турции, которое пыталось создать национальную православную церковь, не связанную с греческим православием. Несмотря на небольшое число прихожан, церковь располагает тремя храмами в Стамбуле. Ее не признает ни одна из 15 поместных православных церквей мира. В настоящее время Турецкую православную церковь возглавляет патриарх Эфтим IV (Эренерол).

Ранее Константинополь решил предоставить автокефалию церкви на Украине. В РПЦ такое решение назвали расколом и объявили о разрыве общения с Константинопольским патриархатом по всей своей канонической территории, включая Украину и Белоруссию.

Синод Русской православной церкви увидел политику в отмене Константинополем акта 1686 года о передаче им Киевской митрополии в юрисдикцию Московского патриархата. Глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион заявил, что Константинополь утратил право называться координирующим центром православия.

При этом в РПЦ надеются, что Константинополь изменит решение дать автокефалию Украинской церкви, а до этого он будет находиться в расколе.


***

Oct. 15th, 2018

Tsar-1998

МИТРОПОЛИТ ВИТАЛИЙ – ПОСЛЕДНЕЕ ОБРАЩЕНИЕ – 2004 г.

Призыв Митрополита Виталия

В 1920 году из Крыма произошел так называемый "Всероссийский Великий Исход". Славная Русская Армия под начальством ген. Врангеля навсегда покинула Россию и с ней 3 миллиона беженцев. Ген. Врангель предполагая заранее эти события, приготовил 160 с лишним кораблей и после молебна, на котором все те, кто уже были на кораблях и те, кто оставались на берегу сделали друг другу земной поклон, мы пустились в скитание. Я тогда был мальчиком, но в глубине своей души чувствовал и сознавал, что смотрю на Родину в последний раз пока она не исчезла из горизонта. Где-то во всей этой человеческой массе находился будущий Первоиерарх Русской Зарубежной Православной Церкви Митрополит Антоний Храповицкий.

В том же году, Патриарх Тихон, сознавая критическое положение России, Православной Церкви и свое личное истребление в любой момент, издал 362-ой Указ о создании нового Синода вне России. Это и было начало Русской Православной Зарубежной Церкви.

В России оставалась ещё одна часть Русской Православной Церкви - Катакомбная Церковь. Она стала ненавистным врагом коммунистической партии. Правительство всеми силами старалось и по сей день старается уничтожить Ее, но это им по милости Божией не удается.

Другой вопрос, который предстал перед Сталиным и его компанией, это, что делать со всеми православными, которые остались на Родине? Коммунисты сознавали, что как они не старались уничтожить Веру в народе, им это не удавалось и наоборот массы верующих увеличивались.

Партия и нашла, по их мнению, выход из положения. Она создала, так называемую, Московскую Патриархию, члены которой были с самого начала и по сей лень партийцами и КГБешниками. Все 80 с лишним лет нашего существования, мы понимали с кем имеем дело и их партия тоже сознавала, что нас не сдвинуть с нашего верного пути.

Время шло и уносило с собой тех наших архиереев, которые были до гроба верными идеалам РПЦЗ. Пришло время когда я сознал, что я остался совсем одним. У меня был выбор или написать последние строки Зарубежной Церкви или опять пуститься в путь и опять увезти истинную Прав. Церковь с собой на свободу. Наша Церковь стала маленькой, но сохранила свою чистоту, как кристалл. Сейчас уменьшенная Зарубежная Церковь переживает тяжелую и страшную страницу своей истории.

Окончательное падение Синода Митр. Лавра результат уже давно начавшего падения человечества, т.е. последних апокалиптических времен.

Врата ада открылись и полки бесов накинулись на и так уже ослабленное духовно человечество.

Мне хочется обратиться ко всем верным чадам Зарубежной Церкви и еще раз напомнить им о нашем славном, дивном и сравнительно недавнем прошлом и описать как я представляю их будущее. Я совсем спокойно могу утвердить, с чистой совестью, что мы остались верными идеологии и принципам РПЦ и Её свободной, Патриархом Тихоном созданной части Русской Православной Зарубежной Церкви.

Пусть нас осуждают, но мы знаем, что мы со своего пути не сошли и не продались врагам. Оглянитесь кругом себя и посмотрите Правде в глаза. Могут ли ваши теперешние архипастыри и пастыри это тоже сделать? Я думаю, что нет. Как в свое время Американская Юрисдикция прельстилась МП и пошла в рабство Москве, так сейчас это делает Синод Митр. Лавра. Время еще есть покаяться и вернуться на правый путь. Если ваши духовные вожди это не сознают, ваш долг, пока не поздно, показать им всю нелепость их мышлений. Не дайте нескольким гнилым яблокам испортить всю корзину. Что касается вас лично, то знайте, что двери наших храмов широко открыты для вас.


Мне тут вспомнился один момент. Это было в Берлине. Во время службы в храм вошли двое стариков. Они все озирались кругом как будто ища кого-то. В этот момент провозгласили имя Митрополита Анастасия. Старички заулыбались и перекрестились, понимая, что попали именно в свою церковь. И для вас наступит такой момент, когда в ваших храмах начнут поминать Алексея, неужели ваше сердце не сожмется от боли и еще хуже для вас, если вы сможете в этот момент перекреститься. Глава МП как-то раз сказал: "Пока жив Виталий объединения быть не может!" Только в этом одном он был прав. Пока я жив, наша Зарубежная Церковь не будет поглощена Москвой!

Господь дал мне силы вести Его Церковь по правому пути и я уповаю на милость Божию, что Он продлит мою земную жизнь настолько, чтобы я увидел нашу Церковь Единой и Неделимой опять.

Еще раз призываю всех вас к покаянию и взаимной любви.

Митрополит Виталий
29/12 июля 2004 г.
Свв. Первоверховных Апост. Петра и Павла

***

Oct. 9th, 2018

Tsar-1998

МИТРОПОЛИТ ВИТАЛИЙ - УКАЗ ЕПИСКОПУ ТОРОНТСКОМУ МИХАИЛУ (Донскову) – 5 ноября 2001 г.

Довожу до Вашего сведения, что в связи с непризнанием мною всех решений незаконно собравшегося в граде Нью-Йорке разбойничьего собора октября 2001 г. и со Своим возвращением из-за церковных нестроений на пост Первоиерарха Русской Православной Церкви Заграницей (помня подобный пример возвращения Себе прав Главы Русской Церкви со стороны св. Исповедника Патриарха Тихона) и полномочий епархиального архиерея Канадской епархии, Вы по-прежнему являетесь Моим викарием.

По причине Вашей деятельности, явно направленной на разрушение Церкви Христовой, а именно:

  1. Поддержка архиереев, изменивших православный курс РПЦЗ;

  2. Соучастие в изгнании из синодального здания Моего личного секретаря без Моего ведома и благословения;

  3. Разорение церковной жизни в Св.-Николаевском приходе г. Монреаля и сеяние смуты и неспокойствия по всей епархии;

  4. Незаконное присвоение себе титула епископа «Монреальского и Канадского»;

  5. Высокомерное и заносчивое отношение к клиру и пастве; настраивание друг против друга священнослужителей и пасомых, неуравновешенное поведение с подчиненными (о чём я несколько раз указывал Вам на вид) и употребление в присутствии их бранных слов;

  6. Антихристианское и антицерковное досаждение Первоиерарху РПЦЗ через насильственное привлечение Его против Его воли к унизительному психиатрическому обследованию. Заключение Доктора о Моем добром здравии еще более усугубляет характеристику Ваших действий как надругательство над личностью;

  7. Активное способствование с Вашей стороны осквернению святыни — св. алтаря через привод в него женщины и вооруженных людей;

  8. Не нравственное требование от Меня переписи записанного на Мое имя имущества —

ПРЕДПИСЫВАЮ И НАСТОЯТЕЛЬНО СОВЕТУЮ Вам отныне воздержаться от дальнейшего совершения богослужений, а особенно Божественной Литургии.

Ваше раскаяние может быть принято только через слезное и письменное признание себя виновным в совершении действий, перечисленных выше в восьми пунктах и готовностью перейти в чин послушника.

Настоящим письменно удостоверяю наложение на Вас, властью данной Мне от Бога, троекратной анафемы.

Пастырски советую Вам для Вашего же спасения покориться воле Божией и прислушаться к Моему Вам пожеланию — добровольно снять с себя епископский сан и монашество, которые Вы так явно компрометируете своим поведением.

Во избежание новой и еще большей смуты в нашей Церкви ЗАПРЕЩАЮ Вам (и Вашим сторонникам и посыльным) за послушание о Господе нашем Иисусе Христе посещать Свято-Преображенский скит в г. Мансонвилле.

Все вопросы, связанные с Вашим делом, указываю Вам решать с Преосвященным Сергием (Киндяковым), Епископом Мансонвилльским.

+Митрополит Виталий
23 октября/5 ноября 2001 г.
Св. Апостола Иакова, брата Господня

***
                       

Oct. 6th, 2018

Tsar-1998

ЗАЯВЛЕНИЕ ОТ КАНЦЕЛЯРИИ СИНОДА РПЦЗ (М. Виталия) под председательством Архиепископа Антония

В связи с распространяемым по э-сети письмом Еп. Серафима, Бирмингемского и Великобританского, от 19 сент./ 2 окт. 2018 года, под заглавием «Я покинул Архиепископа Антония Кишиневского и Молдавского» необходимо сделать, в свидетельство правды, одно, по крайней мере, но очень важное разъяснение.

В письме, составленном не без очевидного участия запрещенного в священнослужении о. Николая Семенова, безусловное влияние которого на епископа является секретом полишинеля, допущено столь множество искажений действительности, передёргиваний и клеветнических измышлений, что потребовалось бы немалого времени и труда, отвечая по каждому пункту нелепых и вымышленных обвинений для восстановления правды. Можно лишь на данный момент сказать, что большинство претензий и упрёков епископа Серафима надуманы и не выдерживают никакой критики для людей, знающих истинное положение вещей. Рассчитано же это письмо исключительно на тех, кто не знаком с ним, и кого легко ввести в заблуждение голословными обвинениями. Но это уже сугубая ответственность епископа перед Богом за содеянное. Хотелось бы напомнить Владыке Серафиму непреложную евангельскую Истину, что “всё тайное становится явным” (Лк. 8, 17).

Кроме этого, невозможно было не отозваться на это письмо, особенно из-за того, что помимо нападок на деяния Архиепископа Антония и Секретаря Синода, действия ещё одного лица были подвержены столь жестоким определением, что общественное положение его и всей его семьи может оказаться под угрозой. Во избежание для них непредвиденных последствий приводится это разъяснение.

Дело касается иерея Димитрия Гритусева, бывшего священнослужителя при еп. Серафиме, им же рукоположенного в иерея в 2013 г. (следующим рукоположенным в иерея был Цветков Геннадий в 2016 г.).

Вот абзац из распространяемого письма за подписью Еп. Серафима относительно о. Димитрия:
«В 2016 году, священник моей епархии, о Димитрий Гритусев, про-московского настроения, о чём о. Вениамин был мною письменно поставлен в известность, подал мне свою отставку, которую я принял. Каково же было мое удивление, когда я узнал от него, что он, находящийся на территории моей епархии, принят вл-кой Антонием под его непосредственное подчинение, с правом открыть свой приход, что тот и сделал вблизи от моего. Какое бесцеремонное презрение к правящему архиерею, которого ни вл. Антоний ни Секретарь Синода, о. Вениамин, даже не проконсультировали! Только прислали Указ о совершившемся факте. Кроме того, о. Димитрий не имеет легальной прописки в стране и, главное, официальной регистрации в Британском Министерстве для открытия своего прихода. Следовательно, вл. Антоний, как и в деле Арнхема, покрывает нелегальщину».

Не удаляясь от темы, касающейся о. Димитрия, отметим лишь, что приход в голландском Арнхеме вполне легален и продолжает успешно функционировать в соответсвии с законами страны (О легальном функционировании арнхемского прихода: https://orthodox-arnhem.nl/?page_id=2&lang=ru).

Прослеживая дело о. Димитрия, находим, что по появлению второго священника, также как и о. Димитрий обладающего э-адресом, Еп. Серафим просил Секретаря Синода впредь адресовать ему э-почту через о. Геннадия.

Об этом его письмо от 15/28.10.2016 г.: «Ваше Высокоблагословение, отец Протопресвитер Вениамин! Прошу Вас принять к сведению мою просьбу, при электронной переписке со мной, направлять её теперь на имя отца Геннадия Цветкова, по адресу: george.cvetkovs@nationalgrid.com. Заранее благодарю. С Божиим благословением. Епископ СЕРАФИМ".

Отметим, что здесь ничего не сказано о про-московском настроении о. Димитрия.

Далее, Еп. Серафим напомнил о своей просьбе в письме от 23.04/06.05.2017 г.: «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ! Ваше Высокоблагословение, Досточтимый отец Протопресвитер ВЕНИАМИН! Ввиду того, что о. иерей Димитрий Гритусев покинул нашу Церковь, 13 октября 2016 г., я позволяю себе напомнить Вам, уже выраженную Вам прежде, свою просьбу направлять Ваше э-почту для меня по адресу о. иерея Геннадия Цветкова и снять э-адрес о. Димитрия со списка Ваших отправок мне. Да благословит Вас Господь! Епископ СЕРАФИМ».

Отметим, что и здесь нет ничего о про-московском настроении о. Димитрия.

Никакой иной характеристики об о. Димитрии не поступало в Синод. Так что с большим недоумением читается в письме Еп. Серафима о московском настроении о. Димитрия, «о чем о. Вениамин был мною письменно поставлен в известность».

С временем о. Димитрий с семьей почувствовали себя лишними в приходе, что привело о. Димитрия после долгого размышления просить у своего архиерея отпустить его с миром.

Что потом стало с о. Димитрием оставалось полной неизвестностью, пока Секретарь Синода по истечению значительного времени не поинтересовался его судьбой. Ответ о. Димитрия был примерно такой: «Я никуда не уходил, я никогда не покидал Русскую Зарубежную Церковь». Такое положение и выраженное желание оставаться при РПЦЗ навело на применение к нему статуса общепринятого в РПЦЗ о подчинении отдельного священнослужителя или прихода непосредственно Председателю Синода. В этой практике не трудно убедиться, взяв в руки «СПИСОКЪ архiереевъ, священнослужителей и приходовъ Русской Зарубежной Церкви с ихъ адресами», издаваемый ежегодно в Джорданвилле. Там есть отдел: «Церкви, подчиненные непосредственно Председателю Архiерейскаго Синода». Такая практика установилась естественно для разрешения конфликтов, имевших быть с местной архиерейской властью.

И в надежде на решение своего печального состояния священника без пристанища, о. Димитрий обратился к Председателю Синода следующим письмом от 10/23 Августа 2017 г.:
«Высокопреосвященнейшему Антонию, Архиепископу Кишиневскому и Молдовскому, Председателю Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей (М. Виталия) от иерея Димитрия Гритусева. ПРОШЕНИЕ. Ваше Высокопреосвященство, благословите! Обращаюсь к Вам с просьбой благосклонно рассмотреть мое положение и принять меня, по примеру многих приходов в РПЦЗ, непосредственно под Ваше ведение как Председателя Синода нашей Церкви. После длительного недопонимания с правящим архиереем, Епископом Серафимом Бирмингемским и Великобританским, я был вынужден с ним расстаться, о чем я ему доложил в письме от 30 сентября/13 октября 2016 года. Владыка Серафим принял мое прошение об уходе великодушно, письмом от 15/28 октября 2016 года. В заключение он писал: «Да благословит Вас Господь продолжать служить Ему в смирении и послушании – основных добродетелях для спасения во Христе! Бог в помощь». Таким образом я получил от него канонический отпуск с возможностью служить далее не под его омофором. В моей переписке с о. Вениамином, спросившим меня «куда» я ушел, я ему ответил, что я не покидал РПЦЗ. Мне о. Вениамин объяснил, что по канонам священник не может не служить такое продолжительное время, и что было и есть много случаев, когда по тем или иным причинам священник и приход подводится под непосредственное ведение Председателя Архиерейского Синода. В силу этого, и представленного мною документа о моем каноническом отпуске, я прошу Вас, Владыка, принять меня под непосредственное Ваше ведение. Я намерен преобразовать одно помещение нашего жилья, и прошу на то Ваше благословение, для устройства домашней церкви во имя Архистратига Божия Михаила. Испрашиваю Ваших молитв, Иерей Дмитрий Гритусев».

В ответ был получен о. Димитрием УКАЗ от 12/25 августа 2017 г. с копией «Преосвященному Серафиму, Епископу Бирмингемскому и Великобританскому:
«На основании поступившего к нам прошения от иерея Димитрия ГРИТУСЕВА от 10/23 августа 2017 года, и приложенного им отпускного письма от Преосвященного Серафима, Епископа Бирмингемского и Великобританского от 15/28 октября 2016 года, и также существующей практике в Русской Православной Церкви Заграницей о причислении священнослужителей и приходов, находящихся на территории одной епархии, непосредственно под ведение Председателя Архиерейского Синода, Иерей Димитрий Гритусев, проживающий в г. Бирмингеме (Великобритания), принимается в непосредственное ведение Высокопреосвященного Антония, Архиепископа Кишиневского и Молдовского, Председателя Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей (М. Виталия). Иерей Димитрий Гритусев благословляется на создание домовой церкви во имя Архистратига Божия Михаила. В положенные моменты богослужения надлежит поминать Высокопреосвященнейшего Антония, Архиепископа Кишиневского и Молдовского. Да благословит Господь Бог отца Димитрия на плодотворное служение Церкви Христовой. Антоний, Архиепископ Кишиневский и Молдовский, Председатель Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей (В)».

В свете вышеприведенного, как следует оценить фразу из указанного распространяемого письма, что якобы Архиепископ Антоний дал о. Димитрию право «открыть свой приход», когда в Указе говориться о «домовой церкви» ?!

Но став на этом своем ложном определении, пишущий выводит заключение, могущее отразиться опасными последствиями для о. Димитрия: «Кроме того, о. Димитрий не имеет легальной прописки в стране и, главное, официальной регистрации в Британском Министерстве для открытия своего прихода…»

Иными словами, донесения в Министерство внутренних дел на о. Димитрия пока ещё не было, но вполне может быть!

Как тут не вспомнить еп. Агфангела (Пашковского), подавшего в 2003 г. жалобу в правительство Молдовии на отделившееся от него благочиние во главе с иеромонахом Антонием (Рудей), присоединившееся к Митрополиту Виталию?

***

Oct. 3rd, 2018

Tsar-1998

О смысле насилий над Митрополитом Виталием. Ноябрь 2001 г.

Читая "Заявление из канцелярии архиерейского синода Русской Православной Церкви Заграницей" от 10/23 ноября 2001 г. за подписью еп. Гавриила, невольно приходит на ум, что суть дела не в каких-то "ошибках", совершённых еп. Михаилом (Донсковым) во время очередного наезда на Митрополита Виталия.

Заявление это напоминает статью тов. Сталина "Головокружение от успехов", когда рьяные чекисты "на местах", действуя по сталинским директивам, бросились проводить "коллективизацию" русской деревни и отправили на тот свет несколько миллионов русских мужиков, а миллионы оставшихся в живых превратили в бесправных рабов. И тогда тов. Сталин, чтобы отмежеваться от своих исполнителей, обвинил их в этой статье в чрезмерном старании - но результаты их "работы" не отменял.

В "Заявлении" еп. Гавриила даже прямо говорится, что синод, дескать, "отмежёвывается от всех действий, носящих насильственный или принудительный характер по отношению к отошедшему на покой Митрополиту Виталию и считает их совершенно недопустимыми"... Но где же были лавровцы-правдолюбцы во время предыдущих таких злодеяний против Митрополита?!

Но это так, мимоходом. Главное во всех безобразиях, производимых над Митрополитом Виталием и над всей нашей церковью, РПЦЗ, не в каких-то недосмотрах, промахах, или "ошибках". Главное - в совершенно очевидной утрате ПРАВОМЫСЛИЯ. Ведь все наши действия отражают наше душевное состояние. Все наши действия направляются нашими мыслями, а те, в свою очередь, направляются нашими душами. Всё это было в своё время прекрасно изложено Митрополитом Виталием в одной из его проповедей о ПРАВОМЫСЛИИ и значении его утраты.

Итак, с точки зрения осмысления глубинных, духовных процессов, приведших РПЦЗ к фактическому самоуничтожению, происшедшее до и, особенно, после Архиерейского Собора РПЦЗ в октябре 2000 г. и происходящее в данный момент - не случайно, а есть результат утраты правомыслия большинством епископата РПЦЗ. С этой точки зрения вышеупомянутое Заявление еп. Гавриила понятно и закономерно. Ему даже в голову не может придти дикая мысль, что, после содеянных по их приказам безобразий, как недавних в Мансонвилле, так и многих других в течение ряда последних лет, всему лавровскому синоду следовало бы ПОКАЯННО обратиться к Владыке и просить у него прощения, немедленно прекратить все противоцерковные тяжбы в гражданских судах, предложить возместить ему все убытки, понесенные им по их вине, отдать ему то, что им, по слухам, удалось вымогательски выцарапать у него, предложить ему занять незаконно отнятый у него пост Митрополита РПЦЗ, восстановить утерянную законность... и многое ещё.

Но нет, на это надежд мало. Утеряно правомыслие — и невозможны правые дела. Как древние фарисеи, обвинившие Пилата в своём злодеянии, так и они, тычут пальцем на еп. Михаила, пытаясь обелить себя за его счёт. Однако и тут, рассчитывая, что тот ещё может им пригодиться в будущем, они отправляют его в... монастырь! По известной поговорке наказывают щуку, бросив её в море.

То же показывает и заявление иерея Павла Ивашевича, бывшего келейника Владыки Митрополита, откомандированного лавровцами для оказания помощи при налёте на Митрополита (оно было прислано редакции 23 ноября 2001 г., около полуночи, на английском языке). Полностью упуская из вида, что его бездеятельное присутствие во время вопиющего насилия над Владыкой САМО ПО СЕБЕ является страшным грехом, он пытается что-то лепетать в своё оправдание, сваливать всё на главаря, еп. Михаила - точь-в-точь как его незадачливый начальник, еп. Гавриил. Честный человек, видя насилие над ближним, должен был бы не стоять в качестве постороннего наблюдателя, а приложить все силы, чтобы остановить злодеяние (см. притчу о Самарянине, Луки 10, 30-37). Но нет, добрый батюшка стоит и ждёт, пока наёмники затащат 91-летнего Митрополита в машину и отправят по назначению, в Нью-Йорк, во власть Архиерейского Синод(риона)...

П. Будзилович, 24 ноября 2001 г.





Sep. 29th, 2018

Tsar-1998

ГОНЕНИЯ НА МИТРОПОЛИТА ВИТАЛИЯ - ноябрь 2001 г.

Свидетельство иеромонаха Владимира (Целищева)
Нижесвидетельствуемые события описываются так, как их увидел и воспринял автор, прямым очевидцем которых он являлся.
           Вечером 19 октября/1 ноября 2001 г. на день памяти великомученика Артемия в Свято-Преображенском скиту селения Мансонвилль мы начали в 6 ч. вечернее богослужение, на котором присутствовали: Митрополит Виталий, Еп. Варнава, архим. Варфоломей, игум. Стефан, прот. Сергий Петров, иеромонах Владимир (на тот момент служащий священник) и еще один паломник.
           Богослужение происходило тихо и спокойно, стараясь по мере духовных сил удерживаться в рамках монастырского уклада. Нужно отметить, что в здешней горной местности в это время года темнеет очень рано, поэтому уже к моменту описываемых ниже событий на улице установилась полная темнота.
           После обычного каждения на 8-й песни канона (было уже около 8-ми часов вечера) я, зайдя в алтарь, услышал (как, впрочем, и все присутствующие в храме) довольно внезапные и сильные стуки в дверь, которая была закрыта во избежание хотя и маловероятных, но все же порой неожиданных пришельцев-туристов, которые, случалось, если не были предупреждены о правилах поведения в православном храме, вносили сумятицу в молитвенный настрой богослужения. Но то, что случилось дальше, превзошло все возможные ожидания. Стуки в дверь становились все сильнее и настойчивее, создавая напряженность, и, видимо, имели целью быть с некоей претензией на психологическую обработку находящихся внутри храма.
            «Что это такое? Что происходит?» — спросил Вл. Митрополит.
            Ответив Владыке Виталию, что совершенно затрудняюсь представить, что бы это могло быть и попросив Владыку не волноваться, я посмотрел в окно, чтобы попытаться понять смысл внезапного и мало-деликатного вторжения непрошенных «гостей» в нашу тихую обитель. Во дворе между храмом и монастырским зданием стояло несколько машин и какие-то люди суетились, бегая от дома к храму и обратно. В темноте, при недостаточном внешнем освещении, было трудно разобрать, кто именно эти люди, а потому мы решили, до более точного выяснения, двери им не открывать. Для этой цели один священник вышел через алтарную дверь и направился к боковым входным дверям, где происходила вся эта излишне кем-то подогретая суматоха. Увидев полицейских и еще каких-то людей, потребовавших немедленно видеть Митрополита Виталия Устинова, этот священник им объяснил (на французском языке), что не нужно с таким нездоровым усердием брать приступом Божий храм — через 15-20 минут закончится богослужение и тогда они смогут спокойно встретиться с Митрополитом. Но они не пожелали внять этому мудрому совету, а с еще большей настойчивостью продолжали форсировать свое же неопределенное положение.
            Так как среди осаждающих наш монастырский храм были люди в полицейской форме, было решено открывать им входные двери.
            В алтарь, где находился Владыка Митрополит и я, как служащий священник, ворвалось сразу несколько вооруженных огнестрельным и другим оружием полицейских, в том числе молодая женщина, одетая в полицейскую форму, и адвокаты, представляющие интересы Михаила Донскова (т.е. «епископа» Михаила. Почему я пишу слово «епископ» по отношению к этому человеку в кавычках — этому я дам свое, полагаю, обоснованное объяснение ниже).
          «И, когда еще говорил Он, вот, Иуда, один из двенадцати, пришел, и с ним множество народа с мечами и кольями, от первосвященников и старейшин народных» (Матф. 26, 45).
«В тот час сказал Иисус народу: как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольямивзять Меня; каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня» (Матф. 26, 55).
           Находясь у св. престола, и увидев эту картину осквернения св. храма (по правилам Православной Церкви входить в храм, а тем более - в алтарь с оружием строго запрещено; также Св. Церковь возбраняет входить во св. алтарь женщинам), меня охватило возмущение и, подойдя к ним, я стал стараться объяснить, как мог, в основном, полицейской даме, чтобы она покинула алтарь, так как ее присутствием в нем нарушается одно из преданий Церкви Христовой. Я также отметил, что после ее присутствия это св. место нужно будет окроплять св. водой (что впоследствии и было выполнено с прочтением «молитвы от осквернения храма от еретиков и отступников иже во святых отца нашего Никифора исповедника, Патриарха Константина града»). Необходимо отдать должное ее пониманию — она без споров и с готовностью вышла на солею. Между тем, вечернее богослужение продолжалось, не прерываясь ни на минуту. Конечно, никакое молитвенное внимание в то время уже не было возможным, так как приходилось вперемешку то возглашать ектеньи, то разговаривать с полицейскими, объясняя им всю абсурдность их насильственной ночной облавы. Им было указано на часы, которые беспристрастно свидетельствовали о довольно позднем уже времени: 8 часов 09 минут вечера. Также им было сказано, что их действия в точности напоминают «советские» кэгэбэшные методы — внезапные аресты под покровом темноты. На это представители полиции ответили, что лишь выполняют свой долг службы, после чего, правда, они заметно остепенили свою «активность» и вели себя дальше более корректно, попрежнему продолжая оставаться в алтаре и дожидаясь окончания богослужения. Они были «правы» — грех морального надругательства над престарелым Предстоятелем Русской Православной Зарубежной Церкви лежал не на них, нейтральных исполнителях, а на заказчиках этого позора, впоследствии вылившегося на их же головы.
          В чем же была причина их насильственного посещения с целью захвата Первоиерарха? «Судебное постановление: психиатрическая экспертиза Виталия Устинова» — мотивировали они. Этот судебный акт, предъявленный ими, мы рассмотрим ниже.
Вскоре в алтарь храма зашел сам заказчик, или «проситель» (как это именуется в судебном акте) этого надругательства над Митрополитом Виталием — «епископ» Михаил (Донсков).
           Прежде всего хочу отметить, что меня удивило то обстоятельство, почему «епископ» Михаил, в силу своих прямых и святых обязанностей архипастыря (учителя и защитника святого алтаря), не предупредил заранее полицейских о невозможности вхождения в алтарь женщины и внесения туда оружия, и хотя бы не попытался воспрепятствовать этому осквернению святыни, но, напротив, казалось, способствовал этому.
           Уместно здесь вспомнить одну из мотивировок синодалов об удалении личного секретаря Митрополита Виталия г-жи Л. Д. Роснянской из синодального здания — о «невозможности пребывания в Епископском доме женщины». В этом «каноническом преступлении» «блюстители синодальной чистоты» обвиняли Первоиерарха РПЦЗ... И вот мы видим, как представитель этих самых синодалов направляет в алтарь храма мужского монастыря вооруженную женщину...
           Войдя в алтарь, «епископ» Михаил не посчитал нужным сделать три положенных поклона перед св. престолом и облобызать его и Напрестольное Св. Евангелие, а сразу направился к Владыке Виталию и, без «братского» целования, на вопрос Митрополита. «В чем дело!?», взяв его за локоть, ответил: «Сейчас нужно успокоить мір».
           Мне показались странными эти слова викарного «епископа»: «успокоить», — через признание психически невменяемым Первосвятителя Русской Церкви, — предстояло не разыгравшуюся смуту в Церкви, не возлюбленную и соблазненную паству, не церковный народ, а именно «мір», лежащий во зле и враждующий против Бога. Поэтому я подошел к Владыке Виталию и, взяв его осторожно под руку, сказал: «Владыко, не поддавайтесь и не слушайте — это настоящая провокация». «Да, да!» — ответил Владыка Митрополит.
            На мое обеспокоенное предупреждение Вл. Виталия «епископ» Михаил, на мой взгляд, недостаточно любвеобильно, как подобает архипастырю, посмотрев на меня, с небольшим повышением голоса сказал: «Ты — молчи!». На это я ответил, что в данный момент разговариваю, вообще-то, не с ним, а с Владыкой Митрополитом.
           Тем временем, видя, что я продолжаю поддерживать Вл. Митрополита под руки, «епископ» Михаил стал насильно отталкивать мои руки (во св. алтаре! К тому же на мне была епитрахиль), надавливая своими ладонями на мои предплечья. Позже мне вспомнился из Книги Правил один из канонов, лишающий священнослужителя сана за рукоприкладство.
          «Не прикасайтесь ко мне» — сказал я «епископу» по английски. После этих слов один из адвокатов «Майкла Донскова» тут же набросился на меня (сделал угрожающий выпад), с весьма исказившимся от ужаса и злобы лицом. Видимо, он прекрасно осознавал (как мне объяснили позже), что и сам «Майкл Донсков» за подобные действия (физического контакта) может быть привлечен к уголовной ответственности. После этого тот адвокат уже никогда не мог успокоиться, с тревожным выражением лица расхаживая взад и вперед и жуя непрестанно жевательную резинку. Позже адвокаты особо предупредят полицейских, что «при посадке Митрополита в полицейскую машину, только бы они не трогали его».
            Митрополит в алтаре продолжал объяснять полицейским, что он находится у себя дома, что он является канадским гражданином и что он никуда не поедет. Не соглашаться куда либо ехать, «на ночь глядя», Вл. Митрополиту посоветовал его адвокат, с которым уже успела связаться личный секретарь Первоиерарха. Владыка Виталий был очень взволнован, как он позже выразился, этим «насильственным» вторжением.
           Богослужение благополучно (благодарение Богу!) закончилось и все проследовали в жилой дом напротив храма для более спокойного обсуждения причин хамского вторжения в монастырь незваных, неприветливых и вооруженных «гостей».
          В это время произошла ужасная для «епископа» Михаила трагедия. «Бог поругаем не бывает». «Яко весть Господь путь праведных и путь нечестивых погибнет» (Пс. 1, ст. 6). Владыка Митрополит Виталий, увидев стоящего неподалеку от дорожки «епископа» Михаила, подошел к нему и, подняв указательный палец правой руки и направив его в грудь «владыки» Михаила, решительно и твердо ему сказал: «Если ты это сделаешь (т.е. если меня по твоему наущению все же повезут в психиатрическую больницу) — АНАФЕМА тебе!».
            «Епископ» Михаил своей рукой очень цепко схватил руку Митрополита и залепетал: «Владыко, Владыко...». Вл. Митрополит выдержав небольшую паузу и видя нежелание «епископа» Михаила раскаяться в коварном предательстве, унижении и досаждении Первоиерарху такими нецерковными действиями, попытался вырвать свою руку из «рукопожатия» (скорее — рукосжатия) «еп.» Михаила. Но не тут-то было. «Еп.» Михаил продолжал сжимать руку Владыки Виталия, не выпуская ее. Каждому монаху и даже послушнику известно, что такие произвольные, вне церковного чина, прикосновения совершенно недопустимы. Тем более — «прикосновения» насильственные, как, например, самочинное хватание руки старшего (да и младшего) по духовному чину. Тогда сам Митрополит, с помощью одного священника, большим усилием воли вырвал свою руку из руки «еп.» Михаила. Владыка Виталий, сделав два шага по направлению к дому, опять громко и отчетливо сказал: «АНАФЕМА тебе!». И уже зайдя в дом еще раз печально, но торжественно произнес: «АНАФЕМА тебе!»...
            Таким образом, Первоиерарх РПЦЗ Митрополит Виталий трижды анафематствовал «епископа» Михаила (Донскова).
            Вспоминаются знаменитые слова св. Исповедника Патриарха Тихона, который единоличной властью анафематствовал большевиков и всех им пособствующих: «Властью, данной нам от Бога, анафематствую вас, извергов рода человеческого...». Тут важно отметить, что, ко всему прочему, «епископ» Михаил также презрел 6-е Правило Св. Апостолов: «Епископ, или пресвитер, или диакон, да не приемлет на себя мирских попечений. А иначе да будет извержен от священного чина». Всех нас, сторонников Митрополита Виталия, удивил один немаловажный возникший вопрос, объяснение которому пусть каждый даст себе сам: как мог «епископ» Михаил не только участвовать в «группе захвата» Митрополита, но и совершать это вместе с вооруженными людьми? Епископ?.. Хотя, должен откровенно признаться, этот человек своим поведением (особенно в алтаре) напоминал мне больше инструктора «коммандос» или настоящего ОМОНовца, чем епископа.
           Митрополит сел в кресло и, опустив голову, задумался. Затем, подняв голову, он сказал в сторону «еп.» Михаила: «Как он может после всего этого еще служить?..». Свидетели анафематствования Первоиерархом «епископа» Михаила следующие: Епископ Каннский Варнава, архимандрит Варфоломей, протоиерей Сергий Петров и иеромонах Владимир.

Свидетельство протоиерея Спиридона (Шнейдера)
            После этого Митрополит был отвезен в Шербрукский госпиталь и зарегистрирован там в 23:30, после чего его привели в палату психиатрической скорой помощи, где он был помещён в небольшую камеру со стальными койкой и стулом. Выход из камеры был открыт на круглое помещение с медицинским пунктом посередине, с которого можно было наблюдать за пациентами. При этом помещении также были камеры с кроватями, оснащёнными ремнями для привязывания пациентов, не могущих контролировать себя и буйных.
          Несмотря на то, что Митрополит подвергся такому насилию и унижению, и несмотря на то, что он не мог спать, он оставался спокоен, полностью сознавал происходящее и молился всю ночь.
          Пока я сидел с Митрополитом, я молился, читая акафист Божией Матери, молитву Господу Иисусу Христу, канон Божией Матери и другие молитвы. Во время этого Митрополит спокойно отдыхал.
          В 08:45 заведующая медсестрами и дежурный врач пришли за Митрополитом и отвезли его в смотровую. Здесь он подвергся медицинскому осмотру, были взяты все его данные и оказалось, что он был в добром здоровье. После этого проверили его дееспособность (при помощи опросного листа в несколько страниц) и оказалось, что у него замечательная способность рассуждать, прекрасная память, способность понимать свои обязанности и способность принимать соответствующие решения, касающиеся его дел. Кроме этого, Митрополит перевёл для меня с французского на английский объяснения врача сути этой проверки и о том, как он прекрасно прошёл эту проверку. После этого заведующая психиатрическими медсестрами поблагодарила Митрополита за его сотрудничество и заявила, что она надеется прожить также долго как и он и, если это произойдёт, она надеется, что она окажется в таком же психическом состоянии как и он.
          Митрополита и меня отвели в психиатрическую смотровую, где производились оценки в порядке скорой помощи. Комната ожидания здесь была в виде большого коридора с кабинетами с обеих сторон. На одной стороне были кабинеты с небольшими столиками и двумя или тремя стульями. На другой стороне были три "усмирительных" кабинета с твёрдыми, низкими койками, снабжёнными различными усмирительными приспособлениями для буйных. Кроме нас в комнате ожидания было ещё четыре человека, находящихся в разных степенях возбуждения. Два из них курили сигарету за сигаретой и кружили взад и вперёд. Двое других находились в кататоническом состоянии (как бы отсутствовали). Тут я попросил дежурного не могли бы они поместить Митрополита в отдельную комнату. Внезапно другой дежурный предложил Митрополиту стул и поместил нас в вестибюль одного из усмирительных кабинетов. Митрополит и я просидели там полтора часа. Вскоре я, учитывая наши усталость и возбуждённое состояние, стал думать, что это ожидание длится целую вечность. Поразительно, однако, но Митрополит вдруг начал рассказывать мне, со всеми подробностями (по-английски) житие св. Марии Египетской. Во время своего рассказа жития и его внутреннего духовного значения, он также пояснил тонкости смысла, заключённого в русском оригинале жития, написанного на не-литургическом церковно-славянском языке. Обсудив житие св. Марии Египетской, мы также говорили о литургическом языке и его предпочтении английского языка времён Елизаветы, использованного в написании библии короля Якова. Митрополит убеждал меня всегда пользоваться этим языком в нашем богослужении на английском языке. И, наконец, Митрополит и я обсуждали значение предательства Иуды, истинное значение Гефсимании и то, как истинные христиане должны нести крест Божий в нашей жизни.
          Внезапно пришла доктор и попросила Митрополита идти с ней в смотровую. Меня туда не пустили. Примерно час спустя доктор вышла из кабинета с радостной улыбкой, что сразу ободрило меня. Она с довольным видом сообщила мне, что Митрополит находится в замечательно хорошем психическом здоровье и обладает умом гораздо более молодого человека.
           После этого доктор пригласила меня в смотровую, где находился Митрополит. Когда я сел, она спросила меня как это оказалось возможным, что еп. Михаил смог получить распоряжение суда на его обследование, так как Митрополит был совершенно дееспособен и в замечательном умственном и душевном здоровье. Я пояснил ей, что Церковь является Святой Семьёй и что Митрополит является отцом и старейшим в семье. Поэтому, как нормально в семьях, Митрополит, в соответствии с Церковной Традицией и Законом, есть глава Церкви пожизненно. Более того, что, если даже Отец и Старейшина семьи заболевает физически или душевно, святая обязанность старших членов семьи вести дело Отца в строгом соответствии с его принципами без отклонений или перемен. Доктор поняла это и согласилась, что это как раз то, что суды требуют от душеприказчиков.
           Я также объяснил ей, что члены семьи (т.е., Архиерейский Синод) стремились в течение последних нескольких лет изменить направление Церкви против воли их Отца и Старейшины. 10 лет тому назад остальные епископы были уверены, что Митрополит помрёт к тому времени, когда ему наступит 85 лет; но он продолжал жить. Тогда они стали надеяться, что он умрёт, когда ему станет 90 лет, но он всё ещё оставался здоровым и бодрым. В течение этого времени епископы вступили в тайные соглашения с людьми вне нашей Церкви с целью изменить курс Церкви.                   Взятые ими таким образом обязательства ставили их в затруднительное положение, так как они не могли исполнить их поскольку жив был их Отец Митрополит, глава семьи. В конце концов, на Архиерейском Соборе в октябре 2000 г., епископы приняли решения, полностью противоречащие воле Митрополита. И, хотя они и сумели заставить его согласиться с этими решениями в пылу заседания, после Собора, очутившись один, когда он смог подумать над этими решениями в спокойной обстановке, он осознал, что его принудили к согласию в момент, когда он был усталый. С целью исправить эти ошибки, он написал очень сильное осуждение решений, с которыми его заставили согласиться. Доктор тут заметила, что, конечно, решения вынужденные силой, юридически недействительны и были бы моментально аннулированы судом. Я продолжил свой рассказ о том, что Архиерейский Синод после этого попытался узурпировать власть Митрополита, который по правилам избирается пожизненно, после трёх дней запугиваний заставили его подписать письмо об уходе на покой, которое они подготовили. Отдохнув, Митрополит снова отозвал своё письмо об уходе на покой, назвав последний Архиерейский Собор собранием "безответственных".
           После открытия Собора и отказа Митрополита принимать в нём участие, епископы решили атаковать Митрополита путём удаления от него его личного секретаря, служившей Митрополиту в течение 12 лет. Когда Митрополит отказался смириться с этим и уехал из Синода в Канаду, Архиерейский Синод в отчаянии бросился в суд. Первым делом они обратились к суду в Нью-Йорке с заявлением, что Митрополит был похищен. Когда из этого ничего не вышло и он благополучно прибыл в Канаду, они обратились в канадский суд с просьбой объявить его недееспособным.
          Дорогие мои, слушайте правду: отчаявшись, Синод пытался объявить Митрополита недееспособным с тем, чтобы получить через суд то, что они не могли получить от руки Божией через вдохновение Духа Святого. Короче говоря, Архиерейский Синод продал своего Отца во Христе, Митрополита Виталия, за тридцать сребреников и выдал его в Синедрион на суд. Но, к изумлению Архиерейского Синода, даже Синедрион признал, что не было никаких оснований для обвинений и Митрополит был найден полностью дееспособным и был отпущен, чтобы продолжать свой труд в качестве Первоиерарха РПЦЗ.

Неудавшееся похищение Митрополита Виталия.
22 ноября 2001 г.

          22 ноября, утром Св.-Преображенский скит подвергся очередному вторжению полиции, сопровождавшей Михаила Донскова, одетого под епископа, иерея Павла Ивашевича и их адвоката.
          Митрополит увидав Донскова тихо промолвил: «анафема». Донсков вызвал Митрополита на частную беседу и они поднялись в митрополичьи покои, куда проникли и полицейские. Вскоре, внутри раздались крики, дверь распахнулась и Митрополита, одетого в пальто, вывели милиционеры и насильственно повели вниз. Митрополит громким голосом сказал присутствующим по английски: «Фотографируйте, покажите миру, как незаконно арестовывают главу Церкви». «Меня задерживают против моей воли и хотят меня увезти; я канадский гражданин и никуда не хочу уезжать, не хочу ехать в Нью-Йорк».               Друзья попытались оградить Митрополита, но полиция применила к ним физическую силу. Адвокат Михаила Донскова, со всей сатанинской злобой, схватил Митрополита за горло. Михаил Донсков также приложил усилия, чтобы ускорить движение. Увидав его, Митрополит сказал ему: «Я Вам запрещаю служить» и «Я с Вас снимаю сан», и предал его еще раз анафеме.
            Чтобы заглушить возражения Митрополита, ему приложили на лицо подушку. Митрополита буквально потащили к машине. Он упал. Его ослабевшего подняли и, подхватив под руки, затолкнули в машину.
            Свидетель, пытавшийся заснять все это на камеру, подвергся нападению, камера у него была отобрана и разбита.
            Эскорт уже собирался отъезжать, но в это время подъехала полиция, вызванная кем-то из насельников.
            Этим вопиющим фактом бесчиния, так называемый синод РПЦЗ Лавра показал свою звероподобную сущность: когда на Соборе 2000 г. было принято решение к пятидесятилетнему юбилею архиерейского служения Митрополита Виталия присвоить ему именование «блаженнейшего» с правом ношения второй панагии, — лишь бы Первоиерарх пропустил мимо своего внимания все планы отступления, предательства, — они хотели лестью добиться своего. Когда же этого не вышло и владыка выступил с рядом обличений в своих послесоборных посланиях, волки в овечьих шкурах показали себя, — никакого присвоения именования не последовало, была потребована от него отставка, а, впоследствии, им понадобилось еще и заглушить его голос, прибегнув к покушению. Увидав фотографии адвокаты воскликнули: «За 35 лет практики, мы никогда такого не видели»!
           Имущество Митрополита в США было захвачено. Его счета в Канаде и в США арестованы (впоследствии освобождены судеб­ным решением от марта 2003 г.).
Было захвачено также имущество и счета Общества Св. Иова Почаевского в ведении которого находится подворье в Монреале.

***

Sep. 27th, 2018

Tsar-1998

Освобождение Митрополита Виталия из Синода 24-25 октября 2001 г.

1. Из рассказа Л. Роснянской - 24 октября 2001 г
         Когда-то пополудни Владыка Виталий и я встретились с епп. Михаилом, Иларионом, Кириллом, иереем Андреем Соммером и адвокатом, начавшим предлагать Владыке Виталию переписать его имущество в Канаде на имя еп. Михаила и епархии (Канадской). Владыка сказал "нет", что он ничего подписывать не будет, что он намеревается в своём завещании оставить всё своё имущество Синоду. Иларион начал готовить то, что должно было стать документом, который Владыка подписал бы с тем, чтобы завещать всё Синоду, а они были бы свидетелями. В это время адвокат вдруг начал задавать Владыке вопросы, явно предназначенные определить способности Владыки соображать. Я сказала Владыке: "Владыка, будьте осторожны. Этот человек пытается проверить Вас, проверить, как Вы функционируете". Тут еп. Михаил выскочил из комнаты и больше не возвращался.
          После Владыка и я пошли пить чай, Владыка пошёл отдохнуть, а я, как обычно, пошла вниз посмотреть, что там происходит, нет ли для меня каких-нибудь бумаг. Взяв бумаги, я пошла, но между лифтом и дверью стоял Николай Охотин (синодальный "директор общественных связей") с конвертом в руке. Он дал мне конверт со словами: "Это для Вас". Я сказала "хорошо", положила конверт с другими бумагами и направилась к лифту, но он загородил дорогу и сказал: "Нет, читайте сейчас". Я начала читать и увидела, что там было написано, что я больше не являюсь служащей Синода и ещё что-то и заметила какие-то тени, которые начали окружать меня. Там был Охотин, Андрей Соммер, Димитрий Темидис (диакон из Наяка), ещё некий человек, адвокат и охранник. Все они окружили меня и оттесняли меня к телефону (на столе в приёмной), говоря: "Вы должны уйти отсюда сию минуту". Я спросила "Уйти? Я стою в ночных туфлях! Я хочу говорить с Владыкой, я хочу говорить с Синодом".
        "Нет, Вам этого нельзя, передайте свои ключи, Вы должны удалиться сейчас же". Тогда я сказала: "Ладно, по крайней мере дайте мои туфли и сумку. Хорошо"? Я отдала ключи и Соммер принёс сумку, кошелёк, но из сумки половина содержимого исчезла. Они взяли паспорт и два кошелька Владыки, в одном из которых была крупная сумма денег. Меня посадили в машину и отвезли к моей дочери в штате Нью-Джёрси. Владыка остался один.
Моя дочь убедила меня в том, что мне следует сейчас же обратиться в полицию. К нам приехал один знакомый, отвёз меня в Нью-Йорк и связался с людьми, вместе с которыми мы пошли в полицейский участок. Сначала мы собирались ждать до 08:00, так как в этот час в участке не было никого из детективов, но дежурный сержант любезно согласился составить протокол. Поэтому сегодня утром мы собираемся пойти с двумя полицейскими чтобы, прежде всего, повидать Владыку.


Из узла «Мысли о России» - 29 октября 2001 г.
         В четверг, 25 октября 2001 г., около 10:00, Л. Д. Роснянская и группа верных чад Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ), в том числе и ведущий узла "Мысли о России", пришли в полицейский участок №19 на 67 улице восточной части г. Нью-Йорка и сообщили, что произошло с ней 24 октября 2001 г. Получив заверение от полиции, что к Синоду подъедет наряд полиции, чтобы разобраться в этом деле, группа отправилась к Синодальному зданию на 93-й улице г. Нью-Йорка.
          Здесь они не входили в Синодальное здание, а остались на тротуаре перед зданием ожидать приезда полицейских. Духовенство и служащие Синода, запершиеся в Синодальном здании, вскоре начали выглядывать из окон и из-за ворот во двор Синодального здания.
            Вскоре перед главным входом в Синодальное здание появился охранник. Ещё через некоторое время из здания вышло двое человек, представившихся как синодальные адвокаты. Но члены группы отказались разговаривать с адвокатами, отослав их к одному члену группы, юристу. Он объяснил адвокатам, что члены группы хотели бы посетить Владыку, чтобы убедиться, что он здоров и что его не держат насильно.
           Адвокаты предложили, что какой-нибудь из епископов выйдет и ответит на вопросы группы. Но это было отвергнуто, все хотели повидать Владыку лично.
           Около 14:00 подъехал полицейский наряд из двух полицейских, к которым вскоре присоединились, сначала лейтенант полиции, а потом - капитан. Несмотря на присутствие полиции, никого из группы сторонников Владыки в Синодальное здание не допустили, а допущены были двое полицейских с условием, что они зададут Митрополиту два вопроса: 1) Как он себя чувствует и 2) не хочет ли он отсюда уехать. Вскоре после этого полицейские вышли и сказали группе, что Митрополит сказал, что он чувствует себя хорошо и ехать никуда не желает. Но на вопрос членов группы откуда полицейские знали, что они говорили с митрополитом, которого они в лицо не знали, полицейские не смогли ничего ответить.
            Встревоженный визитом полицейских, на улицу вышел Митрополит, а за ним несколько епископов, иерей Андрей Соммер, протоиерей Георгий Ларин, иерей Александр Ивашевич и другие, а также Николай Охотин. Митрополит заявил полицейским, что он свободный человек, что он не изолирован. В это же время епископы, окружающие его, пытались убедить его остаться с ними. Еп. Гавриил уговаривал Митрополита остаться, так как епископы собирались "пригласить его вечером на заседание собора", поддержать соборность, а также то, что, если Владыка покинет их, то люди подумают, что Митрополит не с епископами, а против них. То же самое говорил и еп. Михаил. Архиепископ Лавр не показался. Епископы Кирилл и Александр, а позже архиепископ Марк наблюдали за этой сценой. Епископы так теснились вокруг Митрополита, что полицейские попросили их не удерживать его и дать ему стоять свободно. Одному из сторонников Митрополита так мешали фотографировать происходящее, что ему пришлось прикрикнуть: "Отец протодиакон, ведите себя прилично"!
         Увидев Митрополита, Л. Роснянская крикнула ему, что она не покидала его по своей воле, а что её насильно удалили от него. Одна дама из группы сторонников Митрополита спросила Владыку не хочет ли он сразу, вот сейчас, уехать в Канаду. На это Владыка ответил по-английски: "В Канаду? Да, я канадский гражданин". Полицейские снова спросили Митрополита хочет ли он остаться или уезжать и Митрополит в этот раз сказал, что он желает уехать, но хочет взять некоторые вещи и снова вошёл в Синодальное здание.
         Вскоре Митрополит вышел вторично, снова окружённый епископами, духовенством и др. На повторный вопрос полицейских он решительно заявил, что хочет ехать, сел в поданную машину и уехал. Это произошло около 15:00 25 октября 2001 г. В ночь с 25 на 26 октября 2001 г. Владыка благополучно прибыл в г. Мансонвилль, Канада, и уже через день выпустил своё "Чрезвычайное заявление".

Sep. 25th, 2018

Tsar-1998

Православный Еврей - Исповдникъ

Въ 1929 г. въ Соловецкомъ страшномъ концлагерѣ съ конца зимы рѣзко увеличились заболѣванія цынгой, и къ веснѣ, изъ 18 тысячъ заключенныхъ IV отд. СЛОН (4-е отдѣленіе Соловецкаго лагеря особаго назначенія помѣщалось на самомъ островѣ «Соловки») число боль­ныхъ достигло 5000 человѣкъ. Мнѣ, заключенному врачу, было предложено, кромѣ моей обычной работы, взять на себя завѣдываніе однимъ изъ новыхъ цынготныхъ бараковъ на 300 человѣкъ, заключенныхъ. Когда я явился въ этотъ баракъ меня встрѣтилъ молодой фельдшеръ еврей съ очень красивымъ одухотвореннымъ лицомъ. Онъ оказался студентомъ-медикомъ VI курса. Имѣть такого квалифицированнаго помощника было большой рѣдко­стью и огромнымъ облегченіемъ. Александръ Яковлевичъ Я. (такъ звали этого студента-фельдшера) обошелъ со мною весь баракъ и показалъ всѣхъ больныхъ. О каж­домъ онъ подробно мнѣ разсказалъ его анализъ и харак­терныя проявленія болѣзни.

Больные были всѣ въ очень тяжеломъ состояніи. Кровоточащія и гніющія десны пораженныя язвеннымъ цынготнымъ гингивитомъ, огром­ныя опухоли суставовъ, цынготныя кровоизліянія въ ви­дѣ синихъ пятенъ на конечностяхъ — бросались въ гла­за при бѣгломъ осмотрѣ. При обстоятельномъ же обслѣ­дованіи у многихъ оказались тяжелыя осложненія на внут­реннихъ органахъ: геморрагическіе нефриты, плевриты и перикардиты, тяжелыя заболѣванія глазъ («рыбьи глаза» — т. е. глаза съ красной каемкой вокругъ роговицы). Изъ объясненій фельдшера я понялъ, что онъ прекрасно разбирается въ симптоматологіи болѣзней и правильно ставитъ діагнозы и прогнозы. Узнавъ, что Александръ Яковлевичъ непрерывно работалъ цѣлые сутки, я ото­слалъ его отдохнуть и сталъ обходить и осматривать больныхъ одинъ. Въ исторіяхъ болѣзни были записаны всѣ такъ называемыя установочныя данныя, т. е. имя, фамилія, дата и мѣсто рожденія и т. п., собранъ анализъ и записаны субъективныя жалобы. Въ виду огромнаго количества больныхъ я вынужденъ былъ осматривать ихъ очень бѣгло и записывать чрезвычайно кратко. Тѣмъ не менѣе осмотръ мой, начавшійся въ 8 ч. утра закончился только къ 3 ч. ночи, при двухъ перерывахъ по 1/2 ч. на обѣдъ и ужинъ. На слѣдующій день я снова пришелъ въ баракъ къ 8 ч. утра и засталъ Александръ Яковлевича уже обошедшимъ всѣхъ больныхъ, выполнившимъ всѣ мои назначенія и собравшимъ свѣдѣнія о наиболѣе тяже­лыхъ (оказывается онъ работалъ съ 12 ч. дня до 8 ч. утра, т. е. 20 часовъ, снова безъ перерыва). Лицо А. Я. было вспухшее и носило явные слѣды тяжелыхъ побоевъ. Въ отвѣтъ на мои разспросы онъ разсказалъ мнѣ слѣдующее. Въ 7 ч. утра баракъ посѣтилъ начальникъ И. С. Ч. (инфор­маціонно-слѣдственной части, т. е. отд. ГПУ въ концлаге­рѣ).

Начальникъ былъ въ пьяномъ видѣ. Обходя больныхъ, онъ спросилъ ихъ — довольны ли они работой врача и фельдшера. Нѣсколько человѣкъ заключенныхъ больныхъ заявили, что врачъ только поздно ночью «за­глянулъ» въ баракъ и «на спѣхъ» посмотрѣлъ «нѣкото­рыхъ» больныхъ, «не оказавъ никакой помощи тяжелымъ больнымъ», а фельдшеръ вышелъ вчера на работу только въ 12 часовъ дня.


Не разобравшись — справедливы ли были эти жало­бы и не спросивъ никакихъ объясненій у фельдшера, на­чальникъ И. С. Ч. ударилъ послѣдняго нѣсколько разъ кулакомъ по лицу и приказалъ передать мнѣ (врачу, завѣдывающему отдѣленіемъ), чтобы я къ 12 ч. дня явился къ нему «для объясненій» ...

Съ тяжелымъ чувствомъ, я совершилъ свой обходъ. Къ половинѣ 12-го я поспѣлъ бѣгло и поверхностно осмотрѣть не больше 50 человѣкъ и, несмотря на стоны и зовы другихъ больныхъ, вынужденъ былъ прекратить осмотръ и отправился на допросъ. Опозданіе къ допросу хоть на одну минуту грозило мѣсячнымъ карцеромъ въ ужасныхъ условіяхъ. Уходя я зашелъ въ дежурную ком­нату и позвалъ къ себѣ фельдшера.

«Александръ Яковлевичъ» — обратился я къ нему — «мнѣ необходимо, какъ вы знаете, идти на допросъ … Вы сами видите, какъ много тяжко страдающихъ боль­ныхъ. Не могли ли вы, несмотря на то, что ваша рабо­та снова продолжается уже цѣлые сутки, поработать еще 2-3 часа, пока я вернусь (надѣюсь) съ допроса?» ... «Конечно, докторъ!» — кротко отвѣтилъ фельдшеръ. «Я останусь и посмотрю всѣхъ тяжело больныхъ ... Раз­рѣшите мнѣ, не дожидаясь вашего возвращенія, нѣсколь­ко узурпировать ваши врачебныя права и уже самосто­ятельно назначить и выполнить то, что будетъ необходи­мо?» .... «Пожалуйста» — отвѣтилъ я — «вѣдь вы пре­красно разбираетесь даже въ сложныхъ случаяхъ и за вашу помощь я могу только горячо васъ благодарить. Въ свою очередь, я постараюсь объяснить начальнику ИСЧ, что онъ былъ несправедливъ къ вамъ!...

«О, не безпокойтесь обо мнѣ» — живо воскликнулъ фельдшеръ, — «и не защищайте меня. . . Мнѣ пришлось пережить гораздо болѣе тяжкія муки безъ всякой вины и я за нихъ только благодарю Бога ... Помните, св. Іоаннъ Златоустъ говорилъ — «Слава Богу за все!» . . .

«Развѣ вы христіанинъ?!» — удивленно спросилъ я его.

«Да, я православный еврей!», радостно улыбаясь отвѣ­тилъ Александръ Яковлевичъ.
Я молча пожалъ ему руку и сказалъ: «ну, до свиданія, спасибо, завтра побесѣдуемъ, помолитесь за меня!» ...

«Будьте спокойны!» — увѣренно замѣтилъ фельд­шеръ — «неотступно молитесь Ангелу Хранителю все вре­мя, пока будете на допросѣ ... Храни васъ Господь, док­торъ!» ...

Я ушелъ. По дорогѣ я молился и Господу и Его Пре­чистой Матери, и св. Николаю Чудотворцу, и, особенно, своему Ангелу-Хранителю, исполняя добрый совѣтъ А. Я.

Войдя въ кабинетъ начальника И. С. Ч. я мысленно послѣдній разъ обратился съ молитвой къ Ангелу-Храни­телю: - «Защити! Вразуми!» ...

Начальникъ встрѣтилъ меня молча и сурово. Паль­цемъ показалъ на стулъ. Я сѣлъ.
«Разскажите, когда вы вчера дѣлали обходъ боль­ныхъ и почему вашъ помощникъ, этотъ жидюга-фельдшеръ, вышелъ на работу лишь къ обѣду?» ...

Мысленно, безъ словъ, призвавъ помощь Ангела-Хра­нителя, я, стараясь быть спокойнымъ, ровнымъ тихимъ голосомъ, не спѣша, обстоятельно разсказалъ все. Я раз­сказалъ, что по приказанію начальника Санитарной части, вчера, я явился принять баракъ въ 8 ч. утра. Узнавъ, что фельдшеръ, развернувшій новый лазаретъ, принявшій 500 человѣкъ больныхъ и подготовившій къ моему приходу все необходимое, — работалъ безъ перерыва цѣ­лый день и всю ночь, — я послалъ его на нѣсколько ча­совъ для отдыха, а самъ занялся обходомъ больныхъ. Обходъ мой длился съ 8 ч. утра до 3 ч. ночи и послѣд­нюю группу больныхъ, находящихся на чердакѣ, я, дѣйствительно, осматривалъ лишь между 2 и 3 ч. ночи. Фельд­шеръ же, послѣ безпрерывной круглосуточной работы, поспавъ около 3-4 час., снова явился на работу вчера въ 12 ч. дня и работаетъ снова безпрерывно уже вторые сутки до сего момента!...

«Чего же они, сволочи, жаловались!» — перебилъ меня начальникъ ...— «Выявите этихъ мерзавцевъ! я по­сажу ихъ въ карцеръ!» ... — «Они не виноваты» — отвѣ­тилъ я. — «Они, вѣдь, не знали условій работы... Они правду сказали вамъ, что фельдшеръ пришелъ къ нимъ (на чердакъ!) въ 12 ч. дня, а врачъ дѣлалъ обходъ (у нихъ!) — въ 2 ч. ночи!» ...
— «Тэк-съ» — почесавъ затылокъ и зѣвнувъ сказалъ начальникъ — «ну, идите!» ...

Выйдя съ допроса я тотчасъ направился въ лазаретъ-баракъ. Тамъ я засталъ начальника санитарной части, вра­ча, который, послѣ отбытія срока заключенія по уголов­ному дѣлу (за абортъ окончившійся смертью), остался служить «вольнонаемнымъ».

Начальникъ Санчасти кричалъ на фельдшера за ка­кіе то непорядки. «Что за безобразіе являться такъ позд­но на работу» — закричалъ онъ на меня. Я объяснилъ. Начальникъ санчасти ушелъ.

«За что онъ на васъ разсердился?» — спросилъ я Александра Яковлевича. «За то, что здѣсь сильная вонь ... я объяснилъ ему, что 90% больныхъ имѣютъ гниющія язвы ... Тогда онъ закричалъ «молчать!», а тутъ пришли вы! «Идите спать» — сказалъ я, «приходите къ 6 ч. вече­ра».

Работая до 10 ч. вечера я поспѣлъ посмотрѣть всѣхъ наиболѣе тяжелыхъ больныхъ ... Измученный до послѣд­ней степени я написалъ начальнику Санчасти поздно вече­ромъ рапортъ: «Ввиду совершенной невозможности, имѣя еще завѣдываніе терапо-психіатрическимъ отдѣ­леніемъ на 40 коекъ, справиться съ новой работой во ввѣренномъ мнѣ цынготномъ баракѣ, прошу вашего раз­рѣшенія фельдшера Я. (студента медиц. факуль­тета) — назначить мнѣ въ помощь въ качествѣ п. д. младшаго ординатора и кромѣ того назначить еще не менѣе 2 фельдшеровъ ...»

На слѣдующій день моя просьба была удовлетворена. А еще черезъ два дня прибылъ новый этапъ заключен­ныхъ (400 человѣкъ), среди которыхъ оказалось 2 врача и 4 фельдшера. Одинъ врачъ и два фельдшера изъ ново­прибывшихъ были назначены мнѣ въ помощь въ цынготный баракъ. 100 человѣкъ наиболѣе тяжелыхъ цынготныхъ больныхъ я взялъ подъ свое наблюденіе, другую сотню — поручилъ новому врачу, а третью сотню оста­вилъ Ал. Я-чу. Четыре фельдшера стали работать въ 2 смѣны по 12 ч. въ день. Работать стало легче.

Мнѣ уже давно хотѣлось поближе познакомиться и побесѣдовалъ по душамъ съ Александромъ Яковлеви­чемъ: но изъ-за крайней занятости и предѣльной устало­сти, это долгое время не удавалось.

Но, однажды, въ праздникъ Рождества Пресвятой Богородицы, мнѣ удалось, подъ видомъ инспекторской провѣрки одного дальнаго фельдшерскаго пункта, устро­ить командировку себѣ и Александру Яковлевичу. Рано утромъ мы пошли съ нимъ изъ Соловецкаго Кремля по Савватіевской дорогѣ и пройдя нѣсколько километровъ— зашли въ сторону отъ этой дороги, въ сосновый лѣсъ. Былъ чудесный, ясный, теплый осенній день, какіе рѣдко бывали въ Соловкахъ. Яркимъ расплавленнымъ золотомъ горѣли въ лучахъ солнца березы, огромными пятнами вкрапленныя мѣстами въ сосновомъ лѣсу ... Левитановскій пейзажъ навѣвалъ тихую грусть, растворенную въ тихой духовной радости Богородичнаго праздника. Зай­дя въ глубь лѣса, мы сѣли съ А. Я. на пеньки и я попро­силъ его разсказать о себѣ. И вотъ онъ мнѣ разсказалъ.

Сынъ торговца Петербургскаго Александровскаго рынка, онъ рано потерялъ родителей и самостоятельно сталъ пробиваться въ жизни. Будучи студентомъ II курса Медицинскаго института, онъ познакомился и подружил­ся съ однимъ геологомъ, евреемъ-толстовцемъ, который увлекъ его своими разсказами о. Л. Н Толстомъ и ученіи толстовцахъ. На А. Я. произвели сильное впечатлѣніе не богословскія сочиненія Толстого, а его повѣсти и разска­зы — «гдѣ любовь тамъ и Богъ», «Чѣмъ люди живы» и др. Черезъ годъ, будучи уже студентомъ III курса, онъ позна­комился съ однимъ старымъ врачемъ, который лично зналъ Л. Н. Толстого. Этотъ врачъ, убѣжденный церков­но-православный человѣкъ, разъяснилъ А.Я. сущность толстовской секты и открылъ передъ нимъ «необозримую сокровищницу Православной Церкви». Еще черезъ годъ А. Я. крестился и сталъ православнымъ христіаниномъ.

«Послѣ крещенія» — разсказывалъ о себѣ А. Я. — «я не могъ равнодушно видѣть религіозныхъ евреевъ. Ате­исты-евреи, какихъ теперь большинство, меня мало инте­ресовали ... Но вѣрующіе въ Бога евреи мнѣ стали каза­ться просто несчастными заблудившимися людьми, кото­рыхъ я морально обязанъ былъ приводить ко Христу. Я спрашивалъ каждаго — почему онъ не христіанинъ? Вни­мательно ли онъ читалъ Библію и знаетъ ли Евангеліе? Задумывался ли онъ надъ пророчествами? Какого же онъ ждетъ еще Мессію? Что онъ можетъ сказать худого про Христа? Почему онъ не любитъ Христа? Почему не вѣ­ритъ Ему — самой прекрасной личности во всей міровой исторіи? ...»

Споры-проповѣди новообращеннаго еврея стали из­вѣстны, и А. Я. былъ арестованъ...
На допросахъ онъ сталъ проповѣдывать Христа слѣ­дователю еврею атеисту. Тотъ пришелъ въ бѣшенство и, послѣ всякихъ издѣвательствъ, «упекъ» его на 3 г. въ концлагерь на Сѣверѣ Россіи. На одной изъ командиро­вокъ этого лагеря — разсказывалъ мнѣ А. Я., — гдѣ я работалъ на очень тяжкихъ общихъ работахъ на лѣсозаготовкахъ, былъ необычный звѣрь-начальникъ. Утромъ и вечеромъ, передъ и послѣ работы, онъ выстраивалъ заключенныхъ и приказывалъ пѣть «утреннюю» и «вечер­нюю» молитвы. По утрамъ — «Интернаціоналъ», а по вечерамъ — какую то совѣтскую пѣсню, въ которой были слова «мы всѣ какъ одинъ умремъ за власть совѣтовъ!» ... Всѣ пѣли. Но я не могъ... Я молчалъ. Обходя строй, на­чальникъ замѣтилъ, что я молчу и началъ меня бить по лицу. Тогда я запѣлъ, громко, неожиданно для самого себя, глядя въ небо: «Отче нашъ, иже еси на небесѣхъ!»… Звѣрь-начальникъ осатанѣлъ отъ злобы и, поваливъ меня на землю, избилъ каблуками до безчувствія» ...

«Очнулся я въ карцерѣ, на лазаретной койкѣ... Когда подправили — снова стали меня заставлять пѣть «молит­вы». Я снова сначала молчалъ, а потомъ запѣлъ «Царю Небесный» ... И чудо, чѣмъ меня больше били, тѣмъ ра­достнѣе мнѣ становилось на душѣ. Избивали сильно, но уже не до безчувствія.... А потомъ отправили меня на испытаніе въ психіатрическое отдѣленіе. Врачъ-психіаторъ видно меня пожалѣлъ и держалъ на испытаніи цѣ­лыхъ два мѣсяца, вплоть до окончанія моего срока... По освобожденіи изъ концлагеря я получилъ «вольную высылку въ г. Вятку ...»

— «Ну, а какъ же вы устроились въ Вяткѣ?» — спро­силъ я Ал. Яковлевича.

«Когда я пріѣхалъ въ Вятку, въ совершенно незна­комый мнѣ городъ, то прежде всего спросилъ, гдѣ нахо­дится церковь (тогда еще не всѣ церкви были закрыты), а придя въ церковь, спросилъ, нѣтъ ли здѣсь иконы преп. Трифона Вятскаго и когда празднуется его память. Мнѣ указали икону и сказали, что память святого празднуется на слѣдующій день, 8-го октября. Сердце мое захлебну­лось отъ радости, что преп. Трифонъ привелъ меня въ свой градъ къ празднику своего дня ... Меня научилъ мой отецъ духовный, вездѣ и всегда, куда бы меня ни сослали, молиться патрону той мѣстности, гдѣ я буду находится... Вотъ почему въ Вяткѣ я тотъчасъ же вспомнилъ о преп. Трифонѣ Вятскомъ… Упавъ на колѣ­ни передъ иконой преподобнаго, я сказалъ ему, что у меня никого нѣтъ знакомыхъ въ Вяткѣ, кромѣ него, что мнѣ не у кого больше просить помощи. Я просилъ устроить мнѣ въ Вяткѣ жизнь и работу. Послѣ молитвы на сердцѣ мнѣ стало просто, легко и тихо-радостно - вѣрный при­знакъ, что молитва была услышана. Выйдя изъ церкви послѣ Всенощной, я медленно пошелъ по главной улицѣ, держа подъ мышкой свой маленькій узелокъ съ вещами... «Что, касатикъ, ты изъ больницы, видно, вышелъ?» — услышалъ я вдругъ привѣтливый женскій голосъ. Пере­до мною остановилась пожилая полная женщина, въ бѣ­ломъ чистомъ платочкѣ на головѣ, скромно, чисто и опрятно одѣтая, глядя на меня ясными добрыми глазами. «Нѣтъ матушка», отвѣчалъ я, «не изъ больницы, а изъ тюрьмы, изъ концлагеря я только что освободился и вотъ выслали въ Вятку» . . .

— «Что-же, за какія преступленія ты наказаніе то от­бывалъ, за воровство, за грабежъ, али за убійство?» — «Нѣтъ, за то, что въ Бога вѣрую и будучи евреемъ — хри­стіанство принялъ — отвѣчалъ я… Завязался разго­воръ . . . Она пригласила меня зайти къ ней ... Въ комна­тѣ у нея было чисто прибрано, а весь уголъ надъ кроватью былъ увѣшенъ образами, передъ которыми теплились три разноцвѣтныхъ лампадки. «Завтра Трифона Вятска­го память, защитника и покровителя нашего города» — сказала женщина и указала на образокъ преподобнаго. Я упалъ передъ нимъ на колѣни и заплакалъ отъ радо­стной благодарности ... И вотъ я устроился жить у этой благочестивой вдовы. А черезъ 2 дня и работу себѣ на­шелъ — грузчикомъ» ... «Такъ прожилъ я, слава Богу, спокойно, съ полъ года» — помолчавъ съ минуту, закон­чилъ свой разсказъ Александръ Яковлевичъ, «а весной снова былъ арестованъ и получилъ уже 10 лѣтъ и при­былъ на этотъ вотъ святой островъ Соловецкій... Те­перь мнѣ здѣсь помогаютъ своими молитвами преподоб­ные Зосима и Савватій, а когда на штрафномъ островѣ Айзерѣ былъ, то — Елеазаръ Анзерскій помогалъ...»

Молча мы пошли съ А. Я. дальше, вглубь лѣса и вдругъ, совершенно неожиданно натолкнулись на старень­кую полуразрушенную каменную часовеньку съ заколо­ченными досками оконцами и дверью ... Доски были старыя, ветхія и легко оторвались при небольшомъ уси­ліи. Мы вошли въ часовню и увидѣли на стѣнѣ старый большой образъ Смоленской Божіей Матери. Краски на иконѣ растрескались и обсыпались и сохранился ясно только ликъ Владычицы, вѣрнѣе даже только Ея благост­ныя очи ...

Александръ Яковлевичъ вдругъ упалъ на колѣни пе­редъ этой иконой, поднялъ обѣ руки вверхъ и громкимъ полнымъ голосомъ запѣлъ: «Достойно есть яко воисти­ну» ... Онъ допѣлъ молитву до конца... У меня что-то перехватило горло и голосомъ я не могъ пѣть, но вся душа моя пѣла и ликовала, глядя на двѣ пары очей: благостныхъ — Владычицы Богородицы и умиленныхъ — Александра Яковлевича.

Черезъ мѣсяцъ, послѣ этой прогулки, А. Я. былъ аре­стованъ и увезенъ неизвѣстно куда ...
Прошло почти 20 лѣтъ послѣ этого событія, а пе­редо мной часто ясно, незабываемо ярко всплываетъ див­ная картина молитвы православнаго еврея — исповѣдни­ка передъ очами иконы Божіей Матери и слышится его радостный голосъ, звучащій несокрушимой  вѣрой и пла­меннымъ глубокимъ желаніемъ славословить «Честнѣйшую херувимъ!»…

Проф. Ив. Андреевъ.

«Православная Русь», № 23 - 1948 г.
***

Sep. 22nd, 2018

Tsar-1998

КАЗАКИ – ИТАЛІЯ – 1944 - СЛУЧАЙ ИЛИ ЧУДО?

Всему міру извѣстно, что нѣмцы, не устоявъ въ 1942 году подъ Сталинградомъ (быв. Царицынъ), вынуждены были отсту­пить по всему фронту.

Вмѣстѣ съ ними пошли въ неизвѣстную даль всѣ тѣ, кто вдо­воль настрадался отъ совѣтскаго режима въ теченіе 25-ти лѣтъ.

Въ особенности поплыло на западъ казачество Донской, Ку­банской и Терской областей, которое, съ освобожденіемъ нѣмца­ми въ іюнѣ-іюлѣ 1942 года его территоріи отъ совѣтской вла­сти, начало было выползать изъ «мышиныхъ норокъ» и размѣ­щаться по своимъ станицамъ и, даже кое-гдѣ, по уцѣлѣвшимъ ку­ренямъ.

Пошли и старые и малые; пошли семьями и въ одиночку; одни на подводахъ, другіе пѣшкомъ.

Много горя было пережито и страховъ испытано. Цѣлые по­токи слезъ были пролиты на этомъ страдномъ пути.

Въ началѣ 1944 года казаки стали группироваться въ Бѣло­руссіи, около города Новогрудки, и располагаться станами, охра­няя ихъ съ оружіемъ въ рукахъ отъ красныхъ партизанъ.

Недолго здѣсь задержались странники бездомные. Нѣмцы, сдерживая натискъ красныхъ полчищъ, постепенно отходили къ своимъ роднымъ краямъ. А поэтому и казачество уходило все дальше и дальше на западъ.

Въ концѣ сентября и въ началѣ октября 1944 года казаки эшелонами были переброшены въ Сѣверную Италію, въ районы: Джемона, Азона, Алессо, Толмецо.
Здѣсь соединились казаки новой эмиграціи съ казаками эмиграціи 1920 года, которые прибыли сюда изъ разныхъ государствъ Европы. Здѣсь нѣкоторые дѣти нашли своихъ отцовъ, а жены своихъ мужей. Какъ наглядное доказательство таковыхъ случаевъ: въ гор. Б. Айресъ находится семья А Бор. …: сынъ нашелъ отца, а мать своего мужа.

Въ выше указанныхъ районахъ, оставленныхъ итальянцами, въ большинствѣ ушедшими въ горы партизанить, казаки были размѣщены по бывшимъ округамъ своихъ родныхъ областей.

И здѣсь казаки несли постоянную охрану, нерѣдко вступая въ бой съ нападавшими партизанами.

Въ каждый такой округъ были прикомандированы одинъ или два священника. Въ оставленныхъ католическихъ костелахъ на­чалась служба, — устроены были въ нихъ православные иконостасы и алтари.

Но и тутъ пожили только до конца апрѣля м-ца 1945 года.

29 апрѣля послѣдовало распоряженіе немедленно собраться для переѣзда въ Австрію, въ Восточный Тироль, «подъ защиту» англійскаго командованія.

На 8 ч. утра 30 апрѣля былъ назначенъ выѣздъ казаковъ, съ ихъ семьями, 1-го и 2-го Донскихъ округовъ.

Настоятель походной церкви этихъ округовъ, получивъ извѣ­щеніе отъ Окружнаго Атамана о выѣздѣ, поспѣшилъ въ храмъ, чтобы собрать святыя иконы и освященные напрестольные предме­ты: антиминсъ, крестъ, евангеліе и Святые запасные Дары.

Все это было уложено на подводу прежде всего, а потомъ уже всякій домашній скарбъ.

На третій день послѣ выѣзда пришлось брать перевалъ изъ Ита­ліи въ Австрію; преодолѣть одну изъ вершинъ Альпійскаго хребта протяженіемъ въ 18 км. (зигзагами).

Спускаться по ту сторону пришлось въ полночь. Спускъ оказал­ся не таковъ, какъ подъемъ: подъемъ былъ асфальтированъ, а спускъ — грунтовая дорога съ ухабами и камнями по ней. Всѣ подводы примѣнили тормоза для колесъ (гальмы). И вотъ на одномъ изъ ухабовъ цѣпь тормоза подводы батюшки отъ сильнаго толчка лопнула, и возъ всею тяжестью неожиданно навалился на лошадей. Лошади были въ дышловой запряжкѣ. Произошло какъ разъ на поворотѣ зигзага влѣво. А направо пропасть. Лошади, нежелая летѣть въ пропасть, напрягли всѣ свои силы, чтобы сдержать натискъ во­за, но у нихъ рвутся надышленники (нарытники), возъ напираетъ на крупы лошадей, онѣ падаютъ на колѣна и этимъ паденіемъ дѣ­лаютъ нѣкоторый «тормазъ» для переднихъ колесъ воза. Но этотъ «тормазъ» не могъ бы задержать тяжесть воза изъ семи сѣдоковъ и груза. Гибель была неминуема. Но тутъ совершилось то, что смѣ­ло можно назвать чудомъ. Впереди шедшій обозъ изъ многихъ сотенъ подводъ въ этотъ моментъ по неизвѣстной причинѣ остано­вился. Кучеръ злополучной подводы, почувствовавъ катастрофу, быстро соскочилъ съ воза, съ неимовѣрнымъ усиліемъ рванулъ дышло влѣво и, такъ какъ, онъ тяжесть воза сдержать не могъ, то дышло ударилось въ впереди остановившуюся подводу, пробило за­докъ этой подводы (деревянный) и нанесло сильный ударъ сѣдоку (протоіерею Исидору Дерезѣ, нынѣ въ Австраліи находящемуся). Но подвода батюшки остановилась.

Впереди шедшій обозъ стоялъ до тѣхъ поръ (какъ будто такъ и нужно было), пока кучеръ успѣлъ скрѣпить ремни надышленниковъ и приладить новый тормазъ.

Такъ къ разсвѣту спустились къ подошвѣ перевала, благодаря Господа Бога за благополучный исходъ. Чудо совершилось.

Чудо это совершилось, конечно, не ради грѣшныхъ сѣдоковъ, а ради тѣхъ священныхъ предметовъ, бывшихъ на возу: Святаго антиминса, Святыхъ запасныхъ даровъ и святыхъ иконъ иконоста­са походной церкви во имя Святаго Николая Чудотворца.

Протоіерей Тимоѳей СОИНЪ.
«Православная Русь», №22, 1953
***

Previous 10