Tsar-1998

ИСТОРІЯ ЧУДОТВОРНОЙ КУРСКОЙ ИКОНЫ ЗНАМЕНІЯ БОЖІЕЙ МАТЕРИ (ПРАЗДНУЕТСЯ 8 СЕНТЯБРЯ).

На праздникъ Рождества Пресвятыя Богородицы 8 сентября 1295 года одинъ житель города Рыльска охотился въ лѣсу въ окрестностяхъ разореннаго татарами города Курска при нашествіи на Русь Святую грознаго Батыя. Охотникъ шелъ по берегу рѣки Тускари. Вдругъ онъ видитъ: при корнѣ большого дерева лежитъ доска. Онъ поднялъ ее и увидѣлъ, что это Икона Знаменія Царицы Небесной. И лежалъ святой образъ ликами Пречистой и Богомладенца обращенный къ землѣ! Только охотникъ поднялъ съ земли св. икону, на этомъ мѣстѣ открылся источникъ чудной, холодной, чистой воды. Божій человѣкъ понялъ, что онъ нашелъ великую святыню.

Дерево, подъ которымъ охотникъ нашелъ св. образъ, было съ большимъ дупломъ. Благочестивый человѣкъ съ великимъ благоговѣніемъ поставилъ найденную святую икону въ дупло. Самъ же поспѣшилъ въ свой городъ Рыльскъ повѣдать объ обрѣтеніи имъ чуднаго образа Царицы Небесной. Благочестивые люди пошли въ лѣсъ за охотникомъ, и онъ привелъ ихъ на мѣсто явленія дивной иконы Владычицы. Божіи люди стали тотчасъ же рубить деревья и, съ Божіей помощью, очень скоро выстроили въ лѣсу небольшую часовню, куда и поставили новоявленную св. икону.

Collapse )
Tsar-1998

Письмо Митр. Иосифа одному петроградскому архимандриту (Льву Егорову)

Дорогой отче! До последнего времени я думал, что мой спор с митр. Сергием окончен и что, отказавшись дать себя принести в жертву грубой политике, интриганству и проискам врагов и предателей Церкви, я смогу отойти спокойно в сторону, добровольно принеся себя в лучшую жертву протеста и борьбы против этой гнусной политики и произвола. Я был совершенно искренен, когда думал и говорил, что "ни на какой раскол я не пойду и подчинюсь незаконной расправе со мной – вплоть до запрещения и отлучения, уповая на одну правду Божию". Но оказалось, что жизнь церковная стоит не на точке замерзания, а клокочет и пенится выше точки простого кипения. Моё маленькое "дело" вскоре оказалось лишь малой крупицей столь чудовищного произвола, человекоугодничества и предательства Церкви интересам безбожия и разрушения этой Церкви, что мне осталось удивляться отселе не только одному своему покою и терпению, но теперь уже приходится удивляться и равнодушию и слепоте тех и других, которые ещё полагают, что попустители и творцы этого безобразия творят дело Божие, "спасают Церковь", управляют Ею, а не грубо оскорбляют Её, издеваются над Нею, вписывают себя в число Её врагов, себя откалывают от Неё, а не они откалывают тех, которые не могут терпеть далее этой вакханалии грубого насилия и безобразно-кощунственной политики. Может быть я терпел бы и это. Моя-де хата с краю, как теперь Ваша. Но, дорогой отче, я вдруг с особой болью стал чувствовать себя в значительной мере ответственным за нечестия Церкви. Ведь, как Вам не безызвестно, – я один из Заместителей Патриаршего Местоблюстителя, который связан страдальческим долгом не просто заменить арестованного предшественника, но быть ему и свободным предостережением на случай замены при возможности его духовного падения. Конечно, такое падение должно бы в нормальных условиях жизни церковной, сопровождаться и судом и соборным решением. Но какой суд и соборное решение возможны теперь, при настоящих условиях?! И каким судом и соборным решением со мной, с архиереем, учинена расправа, допустимая по правилам лишь при большом грехе с моей стороны?! Почему же, требуя суда и соборного решения в одном случае, Вы допускаете отсутствие их в другом?! Не есть ли такой аргумент тоже благодарный материал для отдела несообразностей в логическом задачнике?! Погодите, придёт – мы надеемся – время, когда будут говорить о наших событиях и перед судом. И кто тогда будет более обвиняемым, ешё большой вопрос. А пока дело обстоит так: мы не даём Церкви в жертву и расправу предателям и гнусным политиканам и агентам безбожия и разрушения. И этим протестом не сами откалываемся от неё, а их откалываем от себя и дерзновенно говорим: не только не выходили, не выходим и никогда не выйдем из недр Истинной Православной Церкви, а врагами Её, предателями и убийцами считаем тех, кто не с нами и не за нас, а против нас. Не мы уходим в раскол, неподчиняясь митр. Сергию, а вы, ему послушные, идёте за ним в пропасть Церковного осуждения. Мы зовём вас и укрепляем ваши силы на борьбу за независимость Церкви, только совсем не так, как вы полагаете должным. Не согласием с поработителями этой Церкви и убийцами Её святой независимости, выявляющейся сейчас в Её святом бесправии, а громким и решительным протестом против всякого соглашательства, лицемерных и лживых компромиссов и предательства интересов Её интересам безбожного мракобесия и ожесточённой борьбы со Христом и Его Церковью. Неужели Вы не видите несогласимое ничем противоречие и несообразность в Вшей дилемме: "Снимаете ли Вы с нас послушание Вам тем, что уходите в раскол, или, подчиняясь Преосв. Сергию, укрепляете и в нас силы на борьбу за независимость Св. Церкви?" Я ухожу в раскол?! Подчинение Сергию – борьба за независимость Церкви?! Милый мой! Да над этим посмеётся любая ленинградская старуха! Может быть, не спорю, вас пока больше, чем нас. И пусть за мной нет "большой массы", как Вы говорите... Но я не сочту себя никогда раскольником, хотя бы и остался в единственном числе, как некогда один из святых исповедников. Дело вовсе не в количестве, не забудьте ни на минуту этого: Сын Божий, когда вновь придёт, найдёт ли вообще верных на земле? И может быть последние "бунтовщики" против предателей Церкви и пособников Её разорения будут не только не епископы и не протоиереи, а самые простые смертные, как и у Креста Христова Его последний страдальческий вздох приняли немногие близкие Ему простые души. Итак, дорогой отче, не судите меня так строго, особенно Вашим Вальсамоном. Полагаю, что он был далеко не то, что сами авторы Святых Правил, в понятном каждому смысле и без особых толкований... и что во всяком случае этот Вальсамон не может быть авторитетным и верным толкователем наших событий, не предусмотренных никакими толкованиями и правилами. Не судите же меня строго и чётко усвойте следующее: 1. Я отнюдь не раскольник, и зову не к расколу, а к очищению Церкви от сеющих истинный раскол и вызывающих его. 2. Указание другому его заблуждений и неправоты не есть раскол, а, попросту говоря, введение в оглобли разнуздавшегося коня. 3. Отказ принять здравые упрёки и указания есть действительно раскол и попрание истины. 4. В строении церковной жизни участники – не одни только верхушки, а всё Тело церковное, и раскольник тот, кто присваивает себе права, превышающие его полномочия, и от имени Церкви дерзает говорить то, что не разделяют остальные его собратия. 5. Таким раскольником показал себя митр. Сергий, далеко превысив свои полномочия и отвергнув и презрев голос многих других святителей, в среде коих и сохраняется чистая истина. Вскользь Вы упоминаете, что в числе путей к истине "Христос указал нам ещё один новый путь: да любите друг друга", каковой путь, по-видимому, Вы считаете мною упущенным из виду при моих действиях. На это я Вам напоминаю, отче, дивное заключение Митр. Филарета в слове о любви к врагам: "Гнушайтесь убо врагами Божиими, поражайте врагов отечества, любите враги ваша" (Т.I, с. 285. Слово в Неделю 19 по Пятидесятнице. См. ещё Апостола любви (2 Ин. 1, 10-11)). Защитники Сергия говорят, что Каноны позволяют отлагаться от епископа только за ересь, осуждённую Собором; против этого возражают, что деяния митр. Сергия достаточно подводятся и под это условие, если иметь ввиду столь явное нарушение им свободы и достоинства Церкви, Единой, Святой, Соборной и Апостольской. А сверх того, Каноны ведь многое не могли предусматривать. А можно ли спорить о том, что хуже и вреднее всякой ереси, когда вонзают нож в самое сердце Церкви, – Её свободу и достоинство? Что вреднее: еретик или убийца? "Да не утратим помалу, неприметно, той свободы, которую даровал нам Кровию Своею Господь наш Иисус Христос, Освободитель всех человеков" (8 Правило III Вселенского Собора). Февраль 1928 г.

Collapse )
Tsar-1998

Слово Митрополита Анастасія предъ панихидой по всѣмъ умученнымъ и убіеннымъ большевиками.


25 октября/8 ноября 1937 г.
Когда коммунизмъ со всѣмъ его убійственнымъ ученіемъ и такимъ же образомъ дѣйствій началъ утверждаться на Русской землѣ, мы самоувѣренно думали, что онъ умретъ вскорѣ послѣ своего рожденія. Однако, попущеніемъ Божіимъ онъ терзаетъ Русскую землю уже въ теченіе двадцати лѣтъ, срокъ, котораго не предвидѣли наши мудрецы, привыкшіе читать въ грядущихъ судьбахъ исторіи.

Что же укрѣпило его, какъ не явное тяготѣніе къ нему однихъ, безпечность и терпимость ко злу другихъ. Тѣ и другіе повинны во грѣхѣ предъ Богомъ и своей Родиной, который и навелъ на насъ это длительное бѣдствіе. Непроложенъ вѣчный законъ: «Правда возвышаетъ языкъ (народъ): умаляютъ племена грѣхи».

Чтобы изжить большевизмъ, надо изжить заблужденія и страсти, его породившія.
Будучи уже давно, повидимому, обреченъ на гибель, онъ стоитъ еще – только потому, что мы недостаточно твердо противостоимъ ему. Его сила отнюдь не въ немъ самомъ, а въ нашей слабости.

Многому научилъ насъ опытъ двадцатилѣтней смуты, но мы не исчерпали еще всѣхъ ея тяжелыхъ, но вразумительныхъ для насъ уроковъ.

Еще не оплакали мы до конца своего паденія, какъ нѣкогда Адамъ, изгнанный изъ рая. Еще не научились мы ввѣрять себя благой и премудрой волѣ Промысла, привыкши больше довѣрять своей силѣ и мудрости; еще продолжаемъ поядать и угрызать другъ друга, снѣдаемые гордостью, порождающею пагубный духъ раздѣленія. Еще не сознаемъ своей общей отвѣтственности передъ страждущей Родиной и не можемъ собраться воедино, чтобы общимъ разумомъ и общими усиліями начать рѣшительную борьбу за ея освобожденіе. Еще не уразумѣли мы всей силы Божественныхъ словъ: «Се что добро или что красно, но еже жити братіи вкупѣ» (Пс. 132, 1). Еще не научились распознавать союзниковъ отъ враговъ и больше ревнуемъ неразумною ревностью учениковъ, чѣмъ слѣдуемъ завѣту ихъ Божественнаго Наставника: «Кто не противъ васъ, тотъ за васъ» (Лук. 9, 50). Еще утопаемъ въ потокахъ суесловія и изощряемся въ словопреніяхъ, забывая, что одно хотя бы и малое доброе дѣло гораздо краснорѣчивѣе сотни пышныхъ, но безплодныхъ рѣчей.

Еще гонимся за призраками суетныхъ наслажденій, зараженныхъ тлетворнымъ духомъ развращеннаго вѣка и столь неумѣстныхъ для насъ предъ лицомъ великихъ страданій нашей Родины; въ то время, когда она плачетъ горькими слезами, мы «спѣшимъ пользоваться міромъ, какъ юностію и увѣнчаться цвѣтами розъ прежде, нежели онѣ увяли» (Прем. Сол. 2, 6, 8)...

Одинъ изъ главныхъ соблазновъ, созданныхъ революціей, состоитъ въ переоцѣнкѣ внѣшней принудительной силы, которой одной якобы достаточно, чтобы чисто механическимъ путемъ перестроить жизнь.

Хотя теперь для всѣхъ, кажется, стало очевиднымъ, что такой путь пригоденъ только для разрушенія, а не для созиданія, однако, имъ склонны увлекаться иногда даже тѣ, кто поставляетъ своею цѣлью борьбу съ революціоннымъ коммунизмомъ для возстановленія Россіи на ея исконныхъ историческихъ началахъ...

Для насъ есть только одинъ путь, ведущій къ возрожденію нашей духовной силы – это путь очистительнаго искренняго покаянія. Только тогда мы побѣдимъ до конца своихъ враговъ и начнемъ строительство новой жизни, исполненной радостнаго творчества, благословенаго и освященнаго Церковью.
Но этого-то глубокаго покаяннаго настроенія и недостаетъ намъ въ настоящее время. Поистинѣ, «ни слезъ, ниже покаянія имамы, ниже умиленія».

Поражаемые гнѣвомъ Божіимъ мы ходимъ еще съ высоко поднятою головою, больше высокомудрствуемъ о нашей великой исторической миссіи, чѣмъ заботимся о томъ, чтобы быть ея достойными, больше услаждаемся мечтами о нашемъ славномъ будущемъ, чѣмъ думаемъ и скорбимъ о плачевномъ настоящемъ, когда «мы умалены паче всѣхъ народовъ и унижены на всей землѣ за грѣхи наши» (Дан. 3, 37).

Всѣ ожидаютъ, что униженная, порабощенная и истерзанная Россія возстанетъ вдругъ сама собой изъ нынѣшняго состоянія. Но Богъ не спасетъ ее, если мы сами останемся безучастны къ великимъ страданіямъ нашей Родины. Онъ ожидаетъ, чтобы мы, по крайней мѣрѣ, искренно восплакали о ней, какъ и о собственныхъ грѣхахъ, дабы простереть ей Свою руку и поднять ее съ ея смертнаго одра, какъ нѣкогда воздвигъ съ него Христосъ Спаситель сына плачущей Наинской вдовы, о чемъ намъ повѣствуетъ нынѣшнее Евангеліе...

Съ благоговѣніемъ и молитвою склонимъ свою главу предъ свѣтлымъ неизреченнымъ подвигомъ нашихъ новыхъ мучениковъ, возглавляемыхъ кроткимъ и благочестивымъ Царемъ-Страстотерпцемъ съ его Августѣйшей Семьей.

Почтимъ и нашихъ славныхъ священномучениковъ и исповѣдниковъ, начиная съ Великаго печальника и страдальца за Русскую землю Святѣйшаго Патріарха Тихона, нашего первомученика Митрополита Владиміра, Митрополита Веніамина и вплоть до недавно почившаго въ отдаленной ссылкѣ, непоколебимаго въ своей вѣрности Православію и своему первосвятительскому долгу Митрополита Петра.

Воздадимъ дань заслуженной хвалы и нашимъ доблестнымъ воинамъ, которые не склонили своей выи и своей православной совѣсти подъ иго чуждой намъ преступной власти и мужественно подняли мечъ для борьбы съ поработителями Россіи, не считаясь съ числомъ своихъ противниковъ на полѣ брани. Эти благородные носители т. н. бѣлаго движенія спасли не только честь нашего воинства, но и достоинство самой Россіи, въ то время, когда она подвергалась наибольшему испытанію.

Не забудемъ и другихъ – часто невѣдомыхъ міру, но великихъ предъ Богомъ и своей Родиной страдальцевъ за любовь къ послѣдней и вѣчную Правду Христову – людей всякаго чина, званія, состоянія и возраста – отъ убѣленныхъ сѣдинами старцевъ до невинныхъ младенцевъ, – разстрѣлянныхъ, умученныхъ въ пыткахъ, отравленныхъ, распятыхъ на крестахъ, утопленныхъ въ рѣкахъ и моряхъ, истощенныхъ до смерти лютымъ голодомъ, угасшихъ въ мрачныхъ темницахъ, въ ссылкѣ, въ рудникахъ, въ горькихъ непосильныхъ работахъ въ годину скорби сія. Соберемъ всѣхъ этихъ доблестныхъ страстотерпцевъ въ своемъ сердцѣ и вознесемъ объ нихъ нашу усердную молитву ко Господу.

Сколько бы ни торжествовали нынѣ наши враги, ихъ часъ пробилъ. Ночь – долгая томительная ночь – проходитъ, а день приблизился. Уже просіяваютъ сквозь сумракъ лучи восходящаго солнца, несущіе съ собою радость жизни, и тьма уже не обыметъ ихъ.

Пойдемъ же всѣ, какъ сыны свѣта, навстрѣчу свѣту и да разсѣется и погибнетъ обольщеніе смертоноснаго зла, помрачившаго своимъ дыханіемъ лицо нашей родной земли.

Во свѣтѣ Твоемъ, Господи, узримъ свѣтъ. Пробави милость Твою вѣдущимъ Тя. Аминь.

«Православная Жизнь». 1970. №11. С. 3-5.
http://afanasiy.net/mytr-anastasii-slovo-pred-panyhydoi-po-vsem-pravoslavnym-russkym-liudiam-umuchennym-y-ubiennym-bolshevykamy-1937

Tsar-1998

Между Царством и адом

Свяшенномѵченик Кирилл (Смирнов)

Братие! Молясь вместе с вами в вашем святом храме, я невольно обратил внима­ние на два изображения одно против другого. С одной стороны изображен на плате Нерукотворенный лик Господа Иисуса Христа, с другой стороны — отсе­ченная голова Иоанна Крестителя. Эти два образа, говорящие о двух отдаленных событиях из истории людей, если вду­маться в них, имеют глубокое значение, показывают, какие необычайные воз­можности таятся в душе человеческой. 

Как, вероятно, вам известно, Неруко­творенный лик был оставлен Самим Господом. Один языческий царь тяжко заболел и, узнав, что в Иудее явился Ве­ликий Пророк, исцеляющий всякие неду­ги и болезни, послал за Ним, дабы Он пришел к царю и избавил его от тяжких страданий. Господь не пошел к царю по зову, но утер Свое лицо полотенцем, и на плате отпечаталось изображение пречистого лика. Господь отдал оное по­сланному, а тот принес царю, и последний исцелился. Господь сотво­рил так потому, что видел глубокую веру царя-язычника.

Collapse )
Tsar-1998

Как святые будут судить мир

Священномученик Иоанн Восторгов.

Вспоминая и прославляя святых, с грустью, однако, видим, что их земная жизнь была ис­полнена страданий, унижений и бедствий, она не соответствовала их значению для лю­дей, их высокому достоинству. «В багрянице крови, в червленице твердого страдания, ис­терзанные и окровавленные, по всей земли мучившиеся терпеливо и доблестно, как бы в чужих телесах страдавшие, подражатели Христа Первомученика, огнем искупивши­еся искушения» - вот как представляются они в церковных песнопени­ях. А между тем мы слышали от апостола сегодня, что святые верою по­бедили царствия, содеяли правду, получили обетования. И Церковь для их прославления как бы не находит слов, богослужебные песни и молит­вы достигают высшей силы вдохновения в желании изобразить их за­слуги и воздать им хвалу и в желании нас подвигнуть к подражанию их жизни. Они - «Церковь онебесили, они небо церковное уяснили свои­ми дарованиями, они благородством души очистились, венцы получи­ли, наследниками Царствия показались, мзду трудов прияли», души их - в руце Божией, и уж не прикоснется их мука; в очах безумцев они умерли, и исход их вменен был как бесчестие, на самом же деле они веч­но живут теперь в славе и в мире, а упование их бессмертия исполнено. Как золото в горниле, Бог искусил их, как всеплодие жертвенное приял их. Во время посещения Его и суда они возсияют; как искры по стеблию, будут пылать и сверкать небесною красою.

Collapse )
Tsar-1998

О расстреле священномученика Иоанна Восторгова

Протопресвитер Михаил Польский

...С полгода тому назад привелось мне встретиться с одним лицом, просидевшим весь 1918 год в московской Бутырской тюрьме. Одною из самых тяжелых обязанностей заключенных было закапы­вание расстрелянных и выкапывание глубоких канав для погребе­ния жертв следующего расстрела. Работа эта производилась изо дня в день. Заключенных вывозили на грузовике под надзором воору­женной стражи к Ходынскому полю, иногда на Ваганьковское клад­бище. Надзиратель отмерял широкую в рост человека канаву, длина которой определяла число намеченных жертв. Выкапывали могилы на 20-30 человек, готовили канавы и на много десятков больше. Подневольным работникам не приходилось видеть расстрелянных, ибо таковые бывали ко времени их прибытия уже «заприсыпаны землею» руками палачей. Арестантам оставалось только заполнять рвы землей и делать насыпь вдоль рва, поглотившего очередные жертвы ЧК.

Collapse )
Tsar-1998

Во Успении мира не оставила еси, Богородице.

(Из книги «Крест на красном обрыве»)

... В Алма-Ате не осталось ни одной действующей церкви. Христиане тайно собирались на квартирах для общей молитвы. Одним из тех свя­щенников, которые тайно совершали тогда Божественную литургию, был протоиерей Виктор Поливанов. После закрытия Николаевской церкви отец Виктор с матушкой и дочерью переехали к сыну Виктору, который был священником церкви Орехово-Зуево. В 1937 году отец Виктор-младший был арестован и расстрелян, и отец Виктор-старший возвратился в Алма-Ату.

Здесь он кое-как устроил семью, сам же проживал на разных квартирах, пока сестры не нашли для него отдельный дом, где бы­ла одна комната, кухня и холодный коридор. В 1943 году вернулась из лагерей инокиня Параскева (Буханцова). Она поселилась у отца Виктора и ухаживала за ним, поскольку он был слабый и болезнен­ный.

«Я больной человек,- говорил отец Виктор,- но я - иерей. Я не могу не служить, я должен служить Богу». В комнате у окна стоял стол, на котором расстилался антиминс, и отец Виктор, по немощи своей почти все время сидя на табурете, при тихом пении собравшего­ся у него народа, совершал Божественную литургию.

А. Нагибина рассказывала, что однажды она пришла к отцу Викто­ру, и произошло следующее.

Отец Виктор попросил:

- Настенька, выйди, пожалуйста, на улицу, посмотри на окно, уви­дишь ты там что-нибудь или нет?

Я послушалась и вышла на улицу.

- Нет, батюшка, ничего не вижу.

- А ты подальше отойди, к калитке.

Collapse )
Tsar-1998

Слово на Успение Пресвятой Богородицы

 Священномученик Сергий Мечев.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Оканчивая годовой круг богослужения, мы присутствуем на великом празднике Успения Пресвятыя Богородицы и скоро, с благословения Церкви, начнем с праздника Рождества Пресвятыя Богородицы новый церковный год. Кто ищет от Церкви пищи для своей души, кто не легкомысленно смотрит на порядок и последовательность праздников церковного года, тот должен внимательно посмотреть и на сегодняшний праздник, вдуматься в его смысл. Дважды на протяжении церковного года Церковь ставит нас лицом к лицу с великим таинством смерти. На Страстной седмице мы присутствовали при смерти Творца и Спасителя и сейчас присутствуем при смерти величайшего из Его творений, созданных по образу и подобию Божию, - Пресвятой, Пречистой и Преблагословенной Владычице нашей Богородицы.

Мы с вами преступно небрежно относимся к смерти, а между тем смерть – это то единственное, что неизбежно ожидает каждого из нас. Человек в своей духовной жизни измеряется не своими добродетелями и не тем, как он живет, а своею смертью.

В чем заключается смерть христианина? Царство Божией Внутри нас. Оно подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры муки (Мф. 13, 33), или подобно зерну горчичному… которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастает, бывет больше всех злаков (Мф. 13, 31-32).

Collapse )
Tsar-1998

МАЛОЕ ОТКРОВЕНІЕ О РОССИИ – Митрополитъ Виталій

“Вотъ Я простру десницу Свою, и Православіе изъ Россіи возсияетъ на весь свѣтъ”.

Во время одного изъ своихъ посѣщеній приходовъ моей епархіи я въ одномъ изъ нихъ имѣлъ замѣчательную встрѣчу, о которой мнѣ и хочется написать на страницахъ этого журнала, потому что, по моему глубокому убѣжденію, совершенно неожиданно, Господь устами прос­того некнижнаго чеоловѣка благоволилъ отвѣтить мнѣ на вопросъ, который всѣхъ насъ такъ сильно волнуетъ.

Послѣ Божественной литургіи и обычнаго обѣда въ приходскомъ домѣ, я зашелъ осмотрѣть подвальное помѣщение храма и тамъ встрѣтилъ церковнаго сторожа, который занимаетъ въ этомъ помѣщеніи маленькій скромный уголокъ и живетъ тамъ вотъ уже болѣе пятнадцати лѣтъ подвижнической жизнью, не принимая ни отъ кого ни одной копейки денегъ, не истративъ ни одного гроша на себя, питаясь и одѣваясь исклю­чительно тѣмъ, что приносятъ ему прихожане этого храма.

Исторія этого дивнаго старца для всѣхъ насъ чрезвычайно поучительна и, хотя языкъ его чуд­ной повѣсти и представлялъ какую-то смѣсь русскихъ, украинскихъ, польскихъ и исковерканныхъ англійскихъ словъ, но сила и выразитель­ность ихъ поражали меня своей библейской красотой, и онъ, самъ не сознавая того, часто говорилъ словами древнихъ пророковъ и Псал­тири.

Collapse )