?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

July 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Пастырям Церкви в день Рождества Христова – Митроп. Антоний (Храповицкий).

Хотя приводимое здесь Рождественское послание митрополита Антония обращено к пастырям Церкви, но его глубокие мысли и его живящее духовное ободрение полностью приложимы и к верным Церкви мирянам, ибо все мы: и пастыри и миряне, служа нашему Господу и Его Церкви, нуждаемся в наши лукавые дни в благодатном ободрении.

Бывает в году несколько дней, когда люди готовы забыть свои житейские попечения, и обращая свой взор к евангельским событиям, вспоминают свое высшее призвание к жизни вечной, вспоминают, что есть на небе Бог, есть на земле невидимо между нами присутствующей Христос, есть правда, есть добродетель. В эти то немногие дни, каков и день Рождества Христова, к нам, пастыри Церкви, возвращаются рассеянные по утесам и долинам мира наши овцы. На нас смотрят тогда и ищут в наших словах, молитвах и делах Христа: «где Христос рождается?»

Если мы всмотримся в истины, раскрытые нам событиями Рождества Христова, то найдем в них указание самых существенных правил пастырской жизнедеятельности, так что день рождения Искупителя имеет нарочитое значение для пастырского сознания, потому что Родившийся есть Пастыреначальник и Пастырь Добрый. Какие же истины пастырства можем мы почерпнуть в этом таинстве, в яслях Вифлеема?

Мы видим здесь дивное соединение небесной славы и земного убожества, видим пещеру, но созерцаем и поющих ангелов, видим пред собою ясли, но над собою путеводное небесное светило. Не говорит ли это все о том, что и служитель Божий не должен сокрушаться о земном убожестве общественном и имущественном? Не утешает ли Вифлеемская картина скромных тружеников, обездоленных пастырей, не знающих никогда ни покоя, ни сытости, ни внешней независимости? Будут ли скорбеть проповедники Родившегося в яслях о том, что для них нет доступа во дворцы и палаты? Или напротив, они предпочтут открытые для слова благодати палаты человеческих сердец, куда не могут проникнуть сильные мира сего ни оружием, ни деньгами? Та смиренная и убогая среда, в которую мы приходим с рождественской радостью, не ближе ли она к Виновнику торжества, чем всякая другая?

О пастырь, не ропщи, что тебе приходится бродить с крестом по лачугам. Смотри, не напоминают ли они той убогой пещеры, где родился в Вышних Живый? Не узнаешь ли в своих бедных прихожанах тех Вифлеемских пастырей, которым первым благовестил ангел «радость велию, яже будет всем людям»? Ходи же в их пещеры не с огорчением, а с радостью, ища там Христа. И если обрящешь Его там, то не будешь жалеть себя ради своего земного убожества, но пожалеешь тех кто бедны Христом, хотя и богаты миром, которым труднее войти в Царство Небесное, нежели верблюду пройти в игольные уши.

Итак, первая истина пастырства, раскрываемая нам в событии Рождества Христова, заключается в том, что новая благодатная жизнь, которую принес с Собой Господь на землю, и насаждать которую в людях мы все призваны, что она не нуждается ни в какой земной силе и преимуществе, но напротив свободнее развивается вдали от них.

Будем ли мы сокрушаться о невысоком нашем положении в собственно государственной жизни?

Высокое ли место занимает в ней «рождейся Царь Иудейский»? Чудесное сочетание государственной зависимости с предвечным Божиим Советом мы находим в повествовании о месте рождения Христова. Август Кесарь, руководясь своими, чисто мирскими видами, издает «повеление написатися вселенной». Что значит с внешней точки зрения пред этим замечательным во всемирной истории событием то явление, что маленькое семейство бедных провинциальных евреев, вслед за многими миллионами подданных Рима, идет «записаться, во свой град» — Вифлеем? А между тем, здесь именно разрешился главнейший указ и смысл существования всех миров, осуществилось слово Божие, сказанное за тысячу лет  чрез пророка, и явился Тот, пред Кем не только весь Рим, но и весь мир ничтожнее пылинки.

Проповедники Христовы! На то ли нам жаловаться, что общественное положение наше невысокое, зависимое, и оправдывать этим свое пастырское нерадение; или ликовать о том, что чрез нас действует в мире та Сила Божия, то Слово, Которым «небеса утвердишася», Которое было в начале, Которое было у Бога, в Котором была жизнь и свет человекам, просвещающей всякаго человека грядущаго в мiр? Будем ли мы домогаться государственных преимуществ и ради них забывать дело Божие или скорее потщимся подражать апостолам, святителям и преподобным, из коих большинство считалось в самом низком сословии, и если возвышались, то большею частью ненадолго?

Вот в чем стало быть заключается второе назидание Родившегося для пастырей Его Церкви: то или иное общественное положение наше не может иметь существенного значения для явления миру Божественного Слова.

Но чему еще третьему научают нас волхвы, «звездам служащие  и звездою научившиеся кланятися Солнцу Правды»?

Удаленные от истин откровения правды, они искали ее в своей волшебной мудрости. И в наши дни и между нами есть тоже множество людей, далеких не только от желания, но и от возможности учиться из Откровения. Таковы сектанты и многие представители образованного общества. И разве многие из них не ищут правды и добра, не ищут Христа, ничего не зная о Его продолжающемся пребывании в Церкви? Разве не надеются они найти Его по разным кометам выдуманных теорий общественных и личных? Для древних волхвов, которыми руководили не страсти, а желание истины, Христос дал звезду, которая привела их к месту Его явления в мире. Ужели мы не найдем такой звезды для блуждающих в мире современных искателей истины? Если мертвые тела небесные были направлены Словом Божиим к вещанию Его рождества, то не возлагает ли это долг на служителей Слова искать в туманных верованиях и блуждающих языческих теориях нынешних безбожников - таких идей и свойств, которые в своем истинном освещении и последовательном развитии привели бы к премудрости Божией, по крайней мере искренние души и воссияли бы им Свет Разума?

Не все нехристианское должно отрицать и презирать. А презирать в нем только намеренное зло и страсти, а все лучшее в нем изучать и возводить ко Христу, ибо не может быть ничего доброго на земле, что не имело бы с Ним хотя бы и несознаваемой связи. Таково третье правило пастырства, раскрываемое нам Рождеством Христовым.

Оно не есть последнее. Но остановимся и на этих немногих, чтобы иметь возможность глубже в них вникнуть, проверить их чрез содержание святой Библии, отеческих творений и богослужебных книг, а затем подумать о том, что мы пастыри вовсе не так бедны и бессильны, не так стеснены в деятельности, как нам часто представляется. Кто живет для мира и действует средствами мира, тот весь от них и зависит. «Всех бо сих языцы ищут». А кто рожден Духом, тот обладает иным сокровищем, и если только сердце его будет там, где его сокровище, то он и не вспомнит о мирских лишениях.

(«Пастыри Церкви в день Рождества Христова» - Митрополит Антоний (Храповицкий) – «Церковный Голос», 25 декабря 1955 г., под редакцией Преосв. Леонтия Епископа Женевского).


Comments