?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

October 2018

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Вера и нравы черноморских казаков.

Из журнала «Казарла», февраль 2009 г.

Вера Христова в жизни каза­ков, на сколько веков мы знаем свою историю, занимала стерж­невое место, и определяла их судьбу и отношения с другими народами.

Так и Войско Кубанское нача­лось с благодарственного молеб­на, который отслужили перед всеми наличными казаками, что в сентябре 1792 года прибыли в составе Черноморской гребной флотилии под началом Саввы Белого там же, на Тамани. Пос­ле казакам зачитали текст грамо­ты Екатерины II. По старой тра­диции казаки палили из ружей и пушек[1].

В совсем еще маленьком и не­устроенном Екатеринодаре в пер­вые годы после основания войско­вого града священник - иеромо­нах Антоний служил в походной Свято-Троицкой церкви, пода­ренной Черноморскому казачье­му войску князем Г.А. Потемки­ным[2]. Войско было не богатым, и казачья церковь представляла из себя обычную белую парусино­вую палатку, которую черномор­цы привезли с собой из походов и поставили на Крепостной площа­ди. Иконостас так же был распи­сан на холсте. Эта церковь, обши­тая потом снаружи деревянным каркасом и досками, простояла до постройки войскового собора, затем находилась в притворе но­вого храма.

Казаки заложили собор Возне­сения Христова уже в 1800 году. Строили его по памяти, решив воссоздать старый запорожский храма, стоявший до уничтоже­ния Сичи, но большего размера. Строительство продолжалось семь лет. Именно Войсковой Со­бор стал местом хранения войс­ковых святынь.

Ризницы, книги старинной пе­чати, Евангелия и утварь доста­лись собору в наследство от запо­рожского Межигорского монас­тыря (разрушенного московски­ми властями). В храм определи­ли и пожалованные еще запо­рожцам Екатериной II грамоту, серебряное с позолотой блюдо и солонку. Предводители Войска не могли остаться в стороне и по старой традиции жертвовали со­бору. Войсковой атаман Захарий Чепега подарил храму крест, войсковой судья Антон Головатый - Евангелие, оправленное в серебро с позолотой, колокола и другие вещи.

Во время празднования 100-летия пожалования казаков черноморских кубанской зем­лей в вечное пользование, каза­чьи регалии были центром праз­дника. Пронося их, конвойный взвод и музыканты обошли цер­ковь с восточной стороны. Сре­ди регалий были снятые с седла литавры, созывавшие на раду еще запорожских сечевиков. К войсковым знаменам присоеди­нились знамена кубанских час­тей. Вместе с грамотой их вне­сли в церковь. Для грамоты спе­циально приготовили стол, а знамена установили у правого клироса.

Казаки служили панихиду по почившей Императрице Екате­рине II и усопшим атаманам Чер­номорского казачьего войска. После совершили благодарствен­ный молебен о здравии и долго­денствии Государя, Государыни и Наследников Императора. За­тем начальник войскового шта­ба зачитал Высочайшую грамо­ту, пожалованную Черноморско­му войску 30 июня 1792 года, после чего колонны кубанских казаков прошли церемониаль­ным маршем[3].

По старой черкасской тради­ции священников, диаконов и причетников казаки выбирали из своей среды на сходах. Так было и в первые годы жизни на Кубани. Но с 1797 года по реше­нию Святейшего Синода приход­скими священниками стали на­значать только выпускников ду­ховных учебных заведений. Ка­заки на сходе определяли, кто будет у них батюшкой, и отправ­ляли его вместе с приговором куреня учиться в семинарию. Ка­зачью традицию выборов духо­венства полностью упразднили в 1841 году. Священники вместе с назначением на приход получа­ли и земельные наделы и обяза­ны были по мере сил трудиться, чтобы обеспечить себя. Жили они за счет этого труда, подноше­ний прихожан и платы за выпол­нение церковных треб.

Помимо этого по указу Алексан­дра I с 1805 года священники сель­ских приходов должны были пре­подавать Закон Божий. Уважав­шие «письменных» людей казаки основали в Екатеринодаре духов­ное училище и войсковую гимна­зию. А в Пластуновском, Роговском, Медведовском, Кущевском, Щербиновском, Брюховецком, Таманском, Гривенском, Темрюкском и Леушковском куренях от­крылись приходские училища. Содержались эти учебные заведе­ния на пожертвования и обще­ственные средства.

Женская половина черноморс­кого населения была не менее усердна в Вере, чем мужская. Бо­гобоязненные черноморские ка­зачки обратились к и.о. Атамана Григорию Рашпилю с просьбой об устройстве женской обители. В ходатайстве командующему войсками Кавказской линии и Черномории от 22 июня 1846 года Рашпиль отмечал, что со­здание монастыря позволит под­держивать народное усердие к религии и послужит казачкам утешением от потери в боевых действиях детей и мужей.

Женская обитель во имя свя­той Марии Магдалины была уч­реждена в1848 году в излучине реки Кирпили близ Тимашевского куреня на 171 десятине войс­ковой земли. Из войскового ка­питала также выделили 20 тысяч серебром. Много жертвовали и казаки от себя лично. Первая монастырская церковь во имя Пресвятой Богородицы была ос­вящена настоятелем Екатерино-Лебяжской пустыни архиманд­ритом Дионисием уже в сентяб­ре 1849 года при огромном стече­нии жителей окрестных станиц и членов войскового Правитель­ства[4]. Казакам разрешалось от­давать в женский монастырь сво­их дочерей на воспитание. В за­ведении находилось одновремен­но до двухсот девочек-казачек. К концу 19 века здесь открыли си­ротский приют для 25 воспитан­ниц. К 1917 году в обители про­живало более 500 монахинь.

Отдельное место в церковной системе Войска, как воинского народа, занимали полковые священники и иеромонахи. Все требы в воинских частях совер­шались бесплатно. В полковых и батальонных церквах для единения казаков было уста­новлено обязательное хоровое пение молитв: утром, перед обе­дом и ужином. В частях дей­ствовали церковные хоры из ротных песенников, жестко преследовались брань и сквер­нословие Горячие усилия и труды свя­щенников и большое желание ка­зачьего населения Черноморского казачьего войска жить по законам Христовым не могли не привести к положительному результату. Еще в период атаманства Федора Бурсака черноморцы почти пол­ностью искоренили воровство и грабеж в пределах Войсковых зе­мель. Радушие же казаков - доб­рых христиан, было известно да­леко за пределами Черноморско­го казачьего войска.

Вот что писал священник Си­меон Кучеровский в докладной записке Екатеринодарскому ду­ховному правлению о состоянии религиозности населения Черномории от 13 мая 1852 года: «во­ровству немногие наклонны... двери дома вы можете оставить незапертыми, домашний скарб ваш будет в целости, хотя вы бу­дете работать на поле несколько дней... Касательно страннолюбия, можно сказать в похвалу черноморцев, что странник про­ездом чрез этот край, не войдет в большие издержки....»[5].

Николай Ерёмичев, кубанский казак станицы Пластуновской

 


[1] Ф.249. Оп.1. Д. 190. Л.60. Рапорт полковника Саввы Белого войсковому судье А.А. Головатому о молебне но прибытии на Тамань. 1792 год.
[2] Православная церковь на Кубани (конец XVIII - начало XX в.в.) - Крас­нодар, 2001.-С. 151.
[3] Ф. 396. Оп.1. Д.5810. Л.45-46. Опи­сание церемониала парада 30 июня 1892 года при освящении войсковой Воскресенской церкви вдень праздно­вания 100-летия жалованной грамоты Екатерины II Черноморскому казачьему войску.  
[4] Ф.249. Оп. 1. Д.2869. Л.201. Объяв­ление но Черноморскому казачьему войску о заложении первого храма в Марие-Магдалинской пустыни.
[5] 26. Розенберг, Л.К. Среди кубанцев /Л.К. Розенберг, Екатеринодар, 1905. С.55-57.

 


Comments