?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

День празднования Крещения Руси

 Слово Преосвященного Антония, Архиепископа

Женевского и Западно-Европейского – 8 мая 1988 г.

Возлюбленные братья и сестры,

908 ГОД — особый год Промысла Божий, исключительный год истории Церкви Христовой Это год рождения новой великой по­местной Церкви Российской. Ее рождение пророчески предвидел святой апостол Андрей Первозванный. Такова была воля Отца не­бесного, так как никто не может прийти ко Мне, сказал Его Божест­венный Сын, если не привлечет его Отец Мой. Он привлек русский народ к участию в жизни Церкви Христовой. Печать дара Духа Святаго запечатлела Новую Церковь. Как невеста, оделась Она свет­лою одеждою благодати Божией.

Из освященных вод Днепра выходили новые люди, рожденные водою и Духом Святым. Над Днепром, горами киевскими, над всею ширью Руси вставала заря новой жизни, несущей, неведомый до сих пор предкам, идеал святости.

Таково было начала тысячелетней истории Русской Церкви.

Темна была еще, для новопросвещенных христиан Руси, будущ­ность их Церкви, ответственность их призвания. Но всевидящее Око Божие видело на 1000 лет вперед. Господь знал, что творил, к чему призывал Свою новую Церковь, и какую задачу должна бу­дет выполнить Она в будущем.

Ведь многие народы и до сего дня не просвещены еще благо­датью Божией, многие не познали еще Христа, пребывая во тьме язычества, ложных религий и губительных заблуждений. А наш народ Господь просветил, тысячу лет тому назад, словом Еванге­лия и призвал к служению Себе.

И если Господь призвал, то призвал очевидно с определенной целью. Какой же? На этот вопрос отвечает нам нынешний год.

1988 ГОД есть тоже особый год. Год юбилейный для Русской Церкви, год торжества и непобедимости Ее. Не закопала она та­лант, данный ей Творцом, в землю, дала его в рост всем святым зем­ли своей, и принесли они великий плод святости, красоты духов­ного подвига, покорности воле Божией, терпения и готовности стра­дать и умереть за Христа. Тысяча лет не прошла для нашей Церкви без пользы. Она восходила от силы в силу, побеждая рас­колы, ереси, внутренних и внешних врагов, сияя небесным светом великих подвижников. Идеал святости был тою незаходимою звез­дою, которая вела за Христом любящих Его. К 1988 году Русская Церковь оправдала свое призвание.

Как и каким образом? — спросят нас. В чем видите вы торже­ство Русской Церкви, непоколебимость Ее служения Христу? Не остались ли от Нее в наши дни только руины, образом которых яв­ляются миллионы оскверненных храмов на русской земле, с со­рванными крестами, разрушенными куполами, заросшими травою и бурьяном входами? Не являет ли наша Церковь картину пора­жения и разрушения? Не надо ли нам нынешний юбилейный год встречать с горькими слезами, покаянно бия себя в грудь, облек­шись в траур, по Матери Церкви?

Но так могут думать и говорить только те, которые не приобщи­лись к небесной радости и духовному торжеству прославления со святыми миллионов мучеников и исповедников Русской Церкви, конца 1000-летней истории Ее. Они — эти современные мученики — являются Победой и Несокрушимостью Церкви Русской, что делает наш юбилей торжеством и радостью.

Промысел Божий избрал, очевидно, нашу Церковь еще в 988 го­ду, для того, чтобы, укрепившись, она к концу тысячелетия отра­зила всю силу мирового зла за себя и за все христианство. Страш­ные силы разрушения, ненависти, злобы, богохульства накопил князь мира сего, для последнего, как думал он, и решительного уда­ра по Церкви. И главный бешеный удар направил он на Русскую Церковь, как более сильную.

Силы были неравные. С одной стороны — вся сила произвола нового безбожного государства, готового на любое преступление, сила гордой в своем безумии лженауки, отвергнувшей Творца, ложь безблагодатной философии, провозгласившей богом челове­ческий разум.

С другой стороны — лишенные всех прав в богохульном госу­дарстве, беззащитные дети, верующие, монашествующие, священ­нослужители, иерархи, патриарх, царь - сильные любовью ко Христу и верою в Него, отказавшиеся от самозащиты человечески­ми средствами, не взявшие меча и шедшие, как незлобивые агн­цы, на заклание.

Но к этому страшному моменту и готовил Господь Свою Цер­ковь. Готовил и приготовил Ее к распятию вместе с Собой на страш­ной Голгофе XX века. И Церковь взяла свой крест и была распя­та, но, силою любви Божией, не умерла на кресте до сего дня. Кровь миллионов мучеников напоила и укрепила Церковь, так что не могли одолеть Ее врата ада. Вот почему наш юбилей, объединивший нас сегодня, есть торжество и победа. Капитулировала не Цер­ковь, а безбожие на русской земле, являя в наши дни свое бесси­лие, ложь и поражение.

Но спросят нас о том, что представляет собою ныне Русская Церковь? Где вы видите ее? Не в лице ли бесславной и порабощенной врагами Христа Московской Патриархии, не в образе ли нашей сво­бодной, но столь малой — Зарубежной, или неуловимой катакомбной на родине? Где она — эта победившая Церковь? Где независи­мый и свободный центр церковного управления Ее? Где обладаю­щий всеми правами, предоставленными ему канонами, Глава Ее?

На этот вопрос отвечаем так: во время жестоких и беспощад­ных гонений на верующих, когда ненавистно само имя христиани­на, не может быть ни свободно действующего центра Церкви, ни независимого Главы его. Вот почему загнанные в Соловецкий ла­герь смерти в 1920 году архиереи Русской Церкви, готовясь принять мученическую кончину, оставили верующим завет о том, как жить, не потерявши Церковь, и где искать Ее, во время гонений.

«Не в целости внешней организации заключается сила Церк­ви», — писали они из лагеря, — а в единении веры и любви пре­данных ей чад Ее, наипаче же возлагая свое упование па непре­оборимую мощь ее Божественного Основателя и на Его обетова­ние о неодолимости Его Создания».

Так, единением веры и любви, жила Церковь и во времена апо­столов. Тогда тоже можно было спросить: где же внешняя церков­ная организация, где центр Ее управления? Его не было. Апосто­лы разошлись в разные стороны, и каждый делал свое дело, в полном согласии между собой, но независимо один от другого. Каж­дый апостол представлял собою Церковь.

И несмотря на такое положение, уровень духовной жизни хри­стиан был так высок, что, по словам апостола Луки, они имели од­но сердце и одну душу, сохраняя единство веры и любви, спеша при­нять венец мученический, ради возлюбленного ими Христа.

Так было и в дни гонений на Церковь со стороны римских им­ператоров и языческого общества, и, несмотря на это, Церковь по­бедила могущество древнего языческого Рима.

Внешняя организация церковного управления начала созда­ваться только тогда, когда прекращались гонения и наступали мир­ные времена для христиан.

Так и теперь, во время новых гонений, Русская Церковь, духов­но победившая, не имеет внешних форм своего бытия. Она существует единством исповедания веры православной и взаимной лю­бовью верных чад своих. Паства ее многочисленна: миллионы ве­рующих на родине и тысячи — за границей. Это верные и послуш­ные дети Ее, современные исповедники и, возможно, будущие му­ченики на родине.

Никто не может лишить их любви Христовой, так как гонимый, вот уже шестьдесят лет с лишним, Он живет в сердцах их, скрывшись туда от гонителей. Они знают Его и не предадут.

И несмотря на поголовное истребление священнослужителей, Церковь наша сохранила своих канонических епископов, приняв­ших законное рукоположение от святителей русских, сохранив­ших свободу совести, не знающих компромиссов с врагами, верных Матери Церкви.

Мы видели и видим их не в палатах, официально признанной властями, но лишенной ими свободы, вынужденной говорить не­правду, Московской Патриархии. Мы видели и видим их в тюрьмах, лагерях, психиатрических больницах, скрывающимися в катакомбах необозримой России и за границей ее, где неуловимые гоните­лями они могли создать свободный центр церковного управления и избрать Главу его. На них возлагает паства свое упование.

Все мы — рассеянные овцы единого стада Христова. Мы — тело Церкви Русской, не сдавшейся врагам. Мы торжествуем нашу по­беду вместе с славными и непобедимыми мучениками. Все мы, хо­рошие и нехорошие христиане русские, радуемся ныне, так как без­божникам не удалось уничтожить нашу Церковь, убить всех па­стырей ее, сделать нашу родину гнездом безбожия и мракобесия.

Будем и дальше возлагать наше упование на непреоборимую мощь Божественного Основателя Церкви и на Его обетование о не­одолимости ее.

И если будет на то воля Божия и прекратятся преследования христиан на русской земле, то Церковь восстанет во всей своей си­ле, духовной красоте и канонических формах земного бытия.

Да воскреснет Бог и расточатся враги Его!

 

 

Comments