?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

September 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Из хроники РПЦЗ(В) – Письмо Еп. Владимира Архиеп. Варнаве – янв. 2004 г. Часть I

10/23 января 2004 года - Свят. Григория, еп. Нисского
Архиепископу Варнаве Каннскому и Западно-Европейскому
Преосвященнейший Владыко!
Милостивый архипастырь!

    Обращаюсь к Вам исключительно по причине тех слов, которые Вы некогда сказали мне в одном из наших разговоров, о том, что «я не только могу высказывать Вам правду в глаза, но и должен это делать». А также руководствуясь словами Блажен. Митрополита Анастасия: «если видишь ложь и лицемерие, даже если они будут облечены в порфиру и виссон, обличай их пред всеми».

    Не до конца ещё утратив к Вам чувство уважения, сострадательного участия и братской о Христе любви, несмотря на Ваше уничижительное и пренебрежительное отношение ко мне на последнем Синоде, всё же в надежде на умягчение Вашего сердца и нормализацию внутрицерковных отношений предлагаю Вам это моё искреннее слово нелицеприятной любви.

    Получил от Вас по почте два документа: письмо, адресованное митроф. Прот. Вениамину Жукову от 9/22 декабря 2003 г., в котором Вы почему-то не указываете его титул Секретаря Архиерейского Синода РПЦЗ, и письмо от 14/27 декабря 2003 г, обращённое к архиереям, очевидно, Председателю Митрополиту Виталию и членам Синода.

    Невооружённым глазом видно, что это письмо составлено лицом (или лицами), совершенно некомпетентным в церковных вопросах канонического свойства, к тому же, исполненное неправдоподобности описания событий так, как они имели место быть на самом деле.

    Ваши письма написаны на старом бланке, указывающем Ваш прежний титул «Архиепископа Каннского и Европейского», и, следовательно, не могут носить характер законного официального документа. Все данные Вашего письма носят абсолютно противоположный смысл по сравнению с теми решениями, в которых Вы принимали участие, скрепляя их своей подписью собственноручно, из чего следует вывод, что Ваша воля несвободна и, либо полностью порабощена врагами нашей Церкви, либо Вы вообще не отдаёте себе отчёт в том, что Вы делаете. Доказательством этому может служить Ваше психически неуравновешенное состояние, которое Вы демонстрировали хотя бы на последнем Синоде: то рыдали, обвиняя себя как причину валентиновского раскола, то кричали, потрясая рукой и угрожая гражданским судом кому-то из марсельских прихожан нашей Церкви. Вспомните, как Вы однажды ответили мне на один мой недоуменный вопрос: «Ах, я не помню. Что-то у меня с памятью стало». Позвольте, Владыко, Вам высказать своё личное мнение — для Вашего здоровья Вам непременно требуется немедленное лечение и пребывание в состоянии покоя. Согласитесь, что моё нынешнее беспокойство о Вашем состоянии может подтвердить и моя искренняя забота о Вас во время майского Собора в Мансонвилле и обеспокоенность относительно поразившего меня обстоятельства, свидетелем которого мне довелось быть. Подай Господь Вам здравия душевного и телесного!

    Чтобы не быть голословным, называя подписанные Вашей рукой и скрепленные Вашей печатью письма «исполненными неправдой и беззаконием», ниже предлагаю Вам свои аргументы по этому печальному поводу. Ваши слова выделены наклонным шрифтом.

    «Если на последнем заседании СИНОДА я всё же согласился подписать некоторые решения, явно ущемляющие мои права, то это было только по мягкости характера».

     Остальные члены Синода так же подписали, Владыко, необходимые для церковного домостроительства документы, но я не понимаю: какая может быть в этом связь с характером каждой личности? Если Ваша совесть препятствует подписанию документов, но «мягкость характера» насилует её и направляет против неё Вашу волю, то это показывает только лишь неадекватность или невменяемость Вашей личности. То есть, по-просту говоря, её РАЗДВОЕНИЕ.

    С другой стороны, приходится сомневаться в искренности Ваших слов относительно «мягкости Вашего характера». Вспоминается совершенно противоположное по смыслу Ваше уверение в Мансонвилле о том, что в Вас «течёт грузинская кровь и Вы можете быть злопамятным». «Я этому Веньке никогда не прощу!» — возбуждённо говорили Вы в отношении Секретаря Архиерейского Синода митрофорного протоиерея Вениамина Жукова. Допустимо ли так говорить Архипастырю в отношении заслуженного протоиерея, которого Вы ещё недавно награждали митрой? Я тогда ещё Вам заметил, что «никогда не прощать» — это не христианское чувство, и призвал Вас примириться с Вашим многолетним помощником, который считал Вас своим «родным Владыкой». Но, к сожалению, Вы не вняли этому братскому христианскому пожеланию, продолжая до сего времени находиться в ненормальном враждебном состоянии и в то же время одновременно вещать о любви к одесским раскольникам. Против заверения о «мягкости Вашего характера» также свидетельствует и тот факт, что во время последнего Синода Вы меня лично два раза при других людях язвительно оскорбили, так и не извинившись за это до сих пор.

    Надо полагать, Владыко, что говоря об «ущемлении Ваших прав», Вы подразумеваете «окормление» Вами приходов на территории России. Но сейчас мы имеем троих архиереев, которые более реально смогут дать российским приходам архиерейское попечение, нежели «окормление из виллы под Каннами».

    «Согласно и «Положению о РПЦЗ», и практике нашей Церкви, открытие, закрытие или изменение границ Епархий подлежат решению Архиерейского СОБОРА, как высшему органу церковного законодательства (см. «2 – Собор Епископов», пар. 11, е).

    Таким образом сообщаю, что принятые решения о создании новых епархий в России, за неимением должного основания – незаконны и, следовательно, НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫ».

    Во втором письме-обращении к архиереям, Вы жалуетесь на то, что «решения принимаются соборно, а затем кем-то единолично отменяются». Вот яркий образец (см. вышеприведённую цитату) того, как именно Вы, Владыко, пытаетесь единолично отменить решения Синода — малого Собора. К тому же демонстрируете своё незнание как Св. Канонов, так и Правил Зарубежной Церкви. Вспоминаются уже ставшие широко известными Ваши слова о том, что «все эти каноны» Вас «совсем не интересуют». Конечно же, Вас больше всего интересует антиквариат и ваш келейник (речь о котором ещё пойдёт ниже), без которого Вы «не можете».

    Мотивируя своё предвзятое и совершенно ошибочное понимание «Положения о РПЦЗ» Параграфом 11-ым, пункт е), Вы (или тот невежда, который составлял этот текст) обнаруживаете полную несостоятельность своих знаний относительно церковных правил и, в частности, Правил РПЦЗ. Позволю себе привести Вам именно те положения, которые ясно показывают ложность Вашего вывода. Пожалуйста, Владыко, обратите на них особое внимание:

    Параграф 15. «В междусоборный период срочные и важные вопросы, подлежащие компетенции Собора, решаются Архиерейским Синодом путём затребования отзывов от всех Епископов Русской Православной Церкви Заграницей».

    Именно срочные и важные вопросы на последнем Синоде и были решены в полном согласии с этим положением.

    Параграф 29. «Ведению Архиерейского Синода принадлежат следующие дела:
    а) назначение управляющих епархиями из наличного состава епископов, назначение и перемещение викарных епископов, назначение и увольнение начальников Миссий и увольнение епископов на покой в междусоборный период времени;
    б) осуществление избрания новых епископов в междусоборный период путём затребования письменных отзывов от всех Преосвященных;
    в) открытие епископских кафедр, закрытие их и изменение границ их в междусоборный период, если в том настоит нужда».

    Параграф 22. «Дела в Архиерейском Синоде решаются общим согласием всех участвующих в заседании членов, или же большинством голосов. При равенстве голосов голос Председателя даёт перевес».

    Также и при избрании новых епископов, если «некоторые по своей любопрительности воспрекословят», то, согласно 6-му Правилу Первого Вселенского Собора и 19-му Правилу Антиохийского Собора: «да превозмогает решение» большинства.

   Параграф 26. «Определения Архиерейского Синода по подписании их входят в силу и не подлежат пересмотру, исключая того случая, когда будут представлены данные, изменяющие самое существо дела».

    Если Вы, Владыко, с каким-то решением Синода не согласны, то это Ваше полное право. Но Вы — не Папа Римский и у нас не Католическая церковь, а СОБОРНАЯ, и не Вы один только можете всё решать в Церкви, а мы не обязаны как безсловесные слепо внимать всем Вашим капризам, поэтому все синодальные вопросы решаются не как Вам (или мне, или кому-то ещё) вдруг вздумается (и все с этим беспрекословно и бездумно должны соглашаться), а КАК ПРИМЕТ БОЛЬШИНСТВО ГОЛОСОВ на заседании Синода. А меньшинство должно смириться и покориться этому решению, не восставая в дальнейшем против большинства, не интригуя против него и не настраивая против него паству, а наоборот, — укрепляя делом и словом архиерейское единство в братолюбии о Христе. Тем более, что Вы собственноручно ПОДПИСАЛИ все определения Синода, а после подписания они входят в силу и НЕ ПОДЛЕЖАТ ПЕРЕСМОТРУ.

    Параграф 23. «Никто из присутствующих в Архиерейском Синоде не может воздерживаться от голосования, но, в случае несогласия с принятым решением, может подать особое мнение, каковое он должен заявить в том же заседании с изложением оснований его и представить в письменной форме не позднее трёх дней после дня заседания. Особые мнения прилагаются к делу, НЕ ОСТАНАВЛИВАЯ РЕШЕНИЯ ЕГО.

    Вы не подали своего особого мнения, и, тем более, не предоставили его в письменной форме в течение трёх дней. Даже если бы Вы это сделали как предписывают церковные правила, всё равно решение Синода НЕ ОСТАНАВЛИВАЕТСЯ. Это в той же мере касается и вопроса об учреждении епархий и назначении на них епархиальных архиереев. Аминь.

    Параграф 19. Пункт б) «В случае обнаружения со стороны епархиального или викарного архиерея каких-либо злоупотреблений или преступлений, Архиерейский Синод должен принять необходимые меры для возстановления церковного порядка в соответствии с пар. 15, при чём в случае необходимости Архиерейский Синод может временно применить меры прещения с оповещением о сем епископата».

    Синод, заметьте Владыко, а не Собор! А отрицание синодальных решений и непризнание епископских хиротоний, совершённых нашей Церковью — есть самое настоящее церковное преступление, за которое нужно не только отправлять на покой, но и немедленно запрещать в священнослужении как отступника и предателя своей Церкви, а в случае нераскаяния — лишать священного сана.

    «...решения принимаются соборно, а затем кем-то единолично отменяются».

    Именно Вы, Владыко, и стараетесь в нездоровом порыве сопротивления Церкви единолично отменить решения последнего Архиерейского Синода, например, о епархиях и епархиальных архиереях. Так же, мало того, что майский Архиерейский Собор постановил хиротонисать трёх епископов, и именно на территории Франции из-за визовых затруднений (так что Вы никак уже не могли препятствовать этому СОБОРНОМУ определению), но Вы ещё и единолично устроили САБОТАЖ — покинули своих собратьев и стали распространять мнение, противное соборному решению, о том, что якобы хиротонии не могли совершаться «на Вашей канонической территории». Лучше бы вспомнили, Владыко, сколько раз Вы вмешивались в чужие епархии и хиротонисали не подведомственных Вам клириков. Обращение к украинским самосвятам, связь с «Памятью», демонстрация по Садовому кольцу — чего только не было! Чего только стоит Ваша единоличная, абсолютно неканоничная хиротония Лазаря Журбенко! Правило 1-е Св. Апостол гласит: «Епископа да поставляют два или три Епископа». А не один! И если Вас поставляли правильно, то за неправильную хиротонию Лазаря Журбенко Синоду пора уже принести покаяние, а само поставление Лазаря признать недействительным и беззаконным. Сколько соблазна среди русских верующих людей произошло после того, как Вас пустили в Россию!

    «Мои письма и протесты остались без всякого внимания и не были даже обсуждены на последнем Синоде».

    Неправда. Ваше первое письмо по Вашему желанию было зачитано мною лично на Архиерейском Соборе в мае 2003 года, о чём имеется соответствующая запись в протоколах Собора. Вопрос о другом (или других?) письме (письмах?) Вами не был возбуждён для обсуждения на Синоде, а посему и не было рассмотрения. Ваша жалоба равносильна той, как если бы я стал жаловаться на то, что на Синоде не было обсуждения моего к Вам письма от 30 июня/13 июля 2003 г., в котором я приводил факты Вашего регулярного непостоянства во мнениях и раздвоенности в действиях. Не было вопроса — не было и ответа, кого же тут обвинять и в чём жалобиться? А вот что действительно не обсуждалось на Синоде, так это использование Вами самочинно подписи Секретаря Архиерейского Синода митроф. Прот. Вениамина Жукова под соборными протоколами (этот первый вариант соборных протоколов был признан впоследствии недействительным и не имеющим никакой законной силы — а Вы на него почему-то постоянно ссылаетесь), на что, оказывается, он Вам никакого разрешения не давал (все думали, что между вами полное единодушие и согласие и что о. Вениамин без труда согласится на использование Вами его подписи, а между вами царили тогда ещё мало кому известные неприязненные отношения). Вы, Владыко, вероятно, знаете, что использование чужой подписи — это не только церковное преступление, но и уголовное. Если Вы пожелаете в будущем, чтобы был рассмотрен и этот вопрос, то не думаю, что Синод откажет Вам в этом Вашем справедливом желании.

    «...от. Вениамин начал обзванивать всех по одному Архиереев (кроме своего Правящего) и менять и то уже неправильно принятые решения».

    Что же Вы, Владыко, хотите, чтобы «неправильно принятые решения» так и остались неизменёнными? К тому же, под изменённым Указом стоят подписи не Архиереев, а Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Виталия и Секретаря Архиерейского Синода, как и положено в синодальных документах междусоборного периода и в экстренных ситуациях. Ибо, согласно Параграфу 38 «Положения о РПЦЗ» «Первоиерарх пользуется правом протеста в тех случаях, когда он признаёт, что постановленные Архиерейским Синодом решения не соответствуют благу и пользе Церкви» и «может приостановить исполнение» неправильного решения, «письменно опросив мнение всех членов Собора, от которого и зависит окончательное решение вопроса». Как известно, все Архиереи, кроме Вас, согласились с изменением «неправильно принятого решения», поэтому и было принято мнение ВСЕХ, а не ОДНОГО. В связи с этим, хотелось бы смиренно посоветовать Вам перестать распространять клеветническую лазаревскую пропаганду о том, что о. Вениамин, якобы, «прикрывается именем Вл. Митрополита и всего Синода». Я, член Синода, уверяю Вас хотя бы за себя лично, что это не так, поэтому, пожалуйста, не говорите за «весь Синод».

    Неужели Вы на самом деле внушили себе эту нескромную мысль, что Ваше единоличное мнение может быть выше и значимее Соборных и Синодальных постановлений? Мы всегда осознавали, что Архиерей — это не спесивый барин, который желает, при помощи одного лишь мановения пальца, чтобы в мгновение ока исполнялись все его капризы и прихоти. Архиерей — это пастырь, обладающий соборным сознанием, а не подверженный капризам обидчивый и капризный ребёнок.

    На заседании Синода по вопросу известного Вам священника я, например, предлагал одно решение, но Синод принял другое, и я смирился, возложив это дело на волю Божию и более доверяя не своим представлениям в этом вопросе, а постановлению «малого собора».

    «Мы уже пережили болезненный кризис с делом другого безконтрольного и властного священника, от. Виктора Мелехова».

    Да, действительно, церковный смутьян ещё тот! Не хотел прислушиваться к Архиерейскому мнению, так же как и Вы не хотите прислушиваться к соборным и синодальным постановлениям. Кто больший церковный смутьян: он или Вы — пусть об этом разсудит церковная история, однако: вот Вам факты, а не эмоции.

    1. После осуждения нашей Церковью неправославного киприанитского учения Ваш подопечный протодиакон-киприанит Иванов-Тринадцатый, смел выговаривать мне и повышать на меня голос, защищая киприанитское лже-учение. В своём безумии протодиакон договорился до того, что даже не постыдился выкрикнуть мне: «нам на Россию наплевать!». Такого кощунства даже Мелехов не говорил. Также и Развратник, Ваш келейник расстрига Серафим Баранчиков, смел поучать и укорять меня, защищая киприанитов. Ни один из них до сих пор ещё не принёс мне свои извинения и не раскаялся в защите киприанитского заблуждения. И вот таких безчинников Вы покрываете. Мелехов не покрывал киприанитов.

    2. Ушедший в раскол Мелехов, как женатый человек, в смущающем нравственное чувство людей поведении замечен не был. А вот смущающие фотографии покрываемого Вами Развратника (С. Баранчикова), безстыдно, сняв подрясник («иеромонах»!) и оставшись в мiрской одежде, обнимающий женщин — эти фотографии Вы видели собственными глазами, как видели их и все члены Архиерейского Синода. Имеются письменные свидетельства прихожан из Вашей епархии о том, что Развратник (С. Баранчиков) говорил им, что он, Развратник, и Вы, Владыко, «паритесь вместе в бане и используете не берёзовые, а эвкалиптовые веники, так как они намного эффективнее». На последнем Синоде, в присутствии всех членов Синода, Вы, обращаясь к Митрополиту в шутливой форме, сказали, что, дескать, и Вас вот внешние «обвиняют в гомосексуализме». Я, Владыко, никогда не слышал о таких обвинениях, и ни у кого, никогда в нашей Церкви не возникало никакого сомнения относительно Вашей порядочности. Но зачем было такое говорить и смущать присутствующих? Даже уклонившийся от Церкви Мелехов себе такого не позволял. Кстати, хотелось бы напомнить Вам, Владыко, что когда решался вопрос о Развратнике, то Митрополит Виталий сказал: «А архиерея на покой!». То есть — Вас, Владыко, приютившего такого Развратника. Совершенно недопустимо для архиерейского достоинства, чтобы подобные личности проживали вместе в одном доме с архиереем! Тем более, что это запрещают церковные правила. Немедленно нужно отправить его в Россию, чтобы Вы смогли избавиться от нарекания в совместном проживании с таким сомнительным типом, о котором Вы сами проговаривались, что он, возможно «засланный из КГБ».

    3. Безконтрольность Мелехова уже изжита, однако Ваша безконтрольность набирает всё большие обороты. Вы самочинно, тайно приняли под свой омофор румынов-новостильников и экуменистов, тем самым подпав под анафему своей же Церкви, провозглашённую экуменистам Архиерейским Собором РПЦЗ в 1983 году. При этом Вы коварно обманули меня, успокоив и пообещав, что этот вопрос румынских новостильников будет решаться на Синоде (прекрасно отдавая себе отчёт, что Синод не пойдёт на компромисс в вопросе новостильного календаря). Но вопреки своему же уверению, поступили наоборот: (совершенно неканонично и неправославно), приняв их в тайности и солгав архиерею своей Церкви.

    4. Властность Мелехова для нашей Церкви уже «канула в лету», однако Ваша властность ещё даёт о себе знать. Вы исповедали письменно, скрепив это своей подписью и печатью, что не признаёте архиерейские хиротонии епископов Анастасия и Виктора. Вы, который ставил подписи под соборным утверждением их кандидатур, под синодальным решением об установлении епархий и возведении в достоинство епархиальных всех викарных архиереев, в том числе и их, вдруг отказываетесь признать вл. Анастасия и вл. Виктора епископами и называете их «отцами», тем самым становясь на прямой путь противления установлениям Церкви и совершая этим не только церковное преступление, но и решительное отступление от Неё. Сегодня Вы говорите одно, а завтра — совершенно другое, сегодня Вы ставите свою подпись, а завтра говорите, что поставили её «по мягкости характера», сегодня Вы ратуете за кандидатов в епископы, а завтра капризничаете и отказываетесь их хиротонисать, сегодня Вы подписываете решение о создании новых епархий, а завтра Вы отказываетесь это решение признавать, сегодня Вы предлагаете «своего» ставленника на должность Секретаря Синода, уверяя «доверять о. Вениамину как будто мне; я — это о. Вениамин, а о. Вениамин — это я», а назавтра Вы уже враждуете против него, убеждая снять с этой должности. Вы постоянно в противоречиях, потому что Ваша воля подчинена киприаниту, лазариту и Развратнику — вот Ваше ближайшее окружение. Ваши противоречивые слова больше не имеют никакого веса, это лишь сотрясание воздуха. Доверия к Вам больше никакого нет. АБСОЛЮТНО. Беспорядок в мыслях. Беспорядок в решениях. Постоянная НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ. Ваши слова больше ничего не значат. Мало того, своими действиями Вы ещё и вносите раскол в мысли наших верующих и сеете соблазн в их души. Самое правильное, на мой взгляд (особо хочу заметить, что это — именно моё личное мнение, не претендующее на безапелляционность), чтобы в дальнейшем в церковной истории Ваше имя не ассоциировалось с отступлением и предательством, Вам желательно САМОМУ, по своей инициативе подать Прошение об уходе на покой в связи с Вашей полной неспособностью и НЕПОСТОЯНСТВОМ в церковных делах.

 (Продолжение следует)    


Comments