?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

July 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Письмо Архиеп. Марка Митроп. Виталию - дек. 1996 г.

Нами получено от Митрополита Виталия 11 декабря 1996 г. с собственноручной припиской : « С глубокой скорбью посылаю Вам на Ваш отзыв письмо Вл. Марка».

Мюнхен, 20 ноября/ 3 декабря 1996 г.

Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященнейшему Виталию, митрополиту Восточно-Американскому и Нью-Йоркскому

Ваше Высокопреосвященство, дорогой о Господе Высокопреосвященнейший владыко!

На прошлой неделе я совершенно неожиданным для се6я образом оказался в России, где пробыл всего четыре дня. Около месяца назад мне стали звонить из университета и из областного управления Тве­ри, приглашая меня на международную научную конференцию по поводу 725-летия Св. вел. князя Михаила Ярославича Тверского. Они каким-то образом узнали, что я в свое время написал докторскую диссертацию в Гейдельбергском университете на тему о письменно­сти Тверского княжества 14 по 16 веков, и очень хотели, чтобы я на этой конференции выступил с докладом на эту тему. Сначала, я не думал, что мне удастся участвовать как из финансовых соображений, так и по краткости срока для получения визы. Но потом это все буквально в последний момент уладилось и я полетел. Меня встре­тили прямо на аэродроме в Москве - встретил профессор-славист, член Академии Наук из Москвы с водителем из Твери. Поздним вечером мы приехали в Тверь - прямо на прием. Собрались слависты, историки, литературоведы, языковеды, социологи из России и заграницы.

Еще вечером я в разговоре с одним профессором из Москвы задал вопрос, как же будет реагировать местный архиерей МП на мое присутствие. Из последующего разговора я понял, что там уже была какая-то напряженность. Хотя час был поздний я решился прямо позвонить архиепископу Виктору. Он откликнулся очень приветливо - оказалось, что он украинец из Почаева - и мы договорились на встречу на следующее утро перед началом конференции. Утром он меня принял радушно и когда мы приехали на конференцию, я понял, что сделал правильный шаг, потому что там присутствовало человек 20 его священников. Видя, что мы с ним беседуем, они все стали подходить ко мне под благословение и сразу была снята возможная напряженность.

На конференции всячески подчеркивали, что я - архиерей Зарубежной Церкви. Мой доклад был принят с большим восторгом и тут же меня пригласили, на следующий день, выступить перед студентами-славистами Тверского университета. Эта встреча со студентами была также очень оживленная. Я не только прочел доклад о древневековой тверской письменности, но после него отвечал на самые разные вопросы студентов и профессуры. Они тут же решили взяться за перевод моей диссертации на русский язык.

Посещая в перерывах между сессиями конференции храмы Твери, я убедился, что там растет новое поколение образованных и идейных священнослужителей и во всех отношениях ведется самая положи­тельная церковная деятельность. Конечно вполне возможно, что это - епархия исключительная, но то, что я впоследствии увидел в Мос­кве не намного отличается от этого.

После двух дней в Твери, я провел третий день своего пребывания в России в Москве. Там я встретился с патриархом, углубляя очень поверхностную и краткую беседу, которая состоялась у нас с ним в прошлом году в Мюнхене, прежде всего о собеседованиях с клири­ками МП, в которых мы в последнее время обсуждали самое трудное время деятельности митрополита Сергия. Беседа была очень спокой­ная и во всем чувствовалось, что патриарх сознательно избегает вся­ких заострений. Однако и здесь, как раньше в Твери, присутствовало чувство боли, причиненной нашей историей с Валентином, тем более, что валентиновская группировка все дальше принимает самых не­приглядных людей. Боль вызвана особенно тем, что мы не поняли, что МП в советское время не имело возможности запрещать священнослужителей или лишать их сана, если у них была, как у Валентина, поддержка уполномоченных. В разговоре с патриархом я также чув­ствовал искреннее желание честно обсуждать все проблемы, кото­рые нас разделяют.

Как в Твери так и в Москве я понял из бесед со священнослужите­лями, что экуменизм давно отжил свой век за исключением горстки отчаянных его защитников. Везде строят баптистерии, чтобы крес­тить взрослых полным погружением.

После встречи с патриархом я посетил несколько монастырей и храмов в Москве. Когда я там бывал раньше я просто не осмеливался в них заходить, а теперь везде был встречен с любовью и понимани­ем. Может быть им уже легче проглотить зарубежников, чем украин­цев или других чудаков.

Во всем я вижу в Церкви, так же как и в обществе, большие сдвиги в положительную сторону. Я вернулся весьма воодушевленным и укрепился в своем убеждении, что надо с этими людьми поддерживать че­ловеческий контакт, чтобы хотя бы достичь взаимопонимания.

Говорят, что владыка Лавр одновременно со мной был в Москве, но я не успел с ним повидаться, желая максимально использовать то краткое время, которое было в моем распоряжении для ознакомле­ния с местной обстановкой. Прошу Ваших святительских молитв и остаюсь с любовью о Христе,

Вашего Высокопреосвященства послушник, + Архиепископ Марк

Comments