?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

July 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

К вопросу о престолонаследии - ноябрь 2010 г. Часть III

Российскій Имперскій Союзъ-Орденъ, брошюра, Нью-Иоркъ, апрѣль 1992 г.:
«Съ 1922, а особенно съ 1924 года монархическое Зарубежье было ра­сколото ловкими маневрами большевиковъ, и вотъ уже 70 лѣть, какъ этотъ расколъ терзаетъ насъ, а главное, онъ перекинулся на Родину и вноситъ свой ядъ въ только что начавшее тамъ возрождаться монар­хическое движеніе. Это нужно остановить. Русскій народъ долженъ знать правду. Безъ комментаріевъ мы приводимъ выдержки изъ трудовъ извѣстныхъ авторовъ-очевидцевъ съ точными ссылками, которыя даютъ возможность читателю лично убѣдиться въ ихъ достовѣрности».

Е.В. ВЕЛ. КН. КИРИЛЛЪ ВЛАДИМИРОВИЧЪ
(Отецъ Е. В. кн. Владиміра Кирилловича).
       Женился, нарушивъ Осн. Гос. Законы. Измѣнилъ присягѣ. Заговоръ противъ императрицы. Красный бантъ на плечѣ и красный флагъ надъ дворцомъ. Высказыванія противъ Царя Николая II. Провозгласилъ себя, бу­дучи заграницей, Императоромъ, чѣмъ далъ своему сыну незаконный титулъ великаго князя. Одобрялъ соціализмъ и революцію.

— «При Дворѣ Императора». Ген. Л. Мосоловъ, бывшій Начальникъ Канцеляріи Министерства Импер. Двора. Издательство «Филин», Рига.
        стр. 54: «...старшій сынъ Владиміра Александровича, Кириллъ, соче­тался бракомъ въ Тегернзѣ въ Баваріи, въ присутствіи великой княгини Маріи Александровны, съ ея согласія и благословенія, но не испросивъ высочайшаго разрѣшенія, съ разведенною великой герцогиней Гессенской, принцессой Викторіею-Мелитою Саксенъ-Кобургъ-Готской, дочерью вел. кн. Маріи Александровны. Новые супруги были двоюродиымъ братомъ и сестрой... Вскорѣ послѣ свадьбы Кирилла Владиміровича стало известно, что онъ пріѣзжаетъ въ Петербургъ одинъ, принести повинную за бракъ безъ разрѣшенія Государя... Великій князь пріѣхалъ въ 9 часовъ вечера, прямо съ вокзала во дворецъ своихъ родителей, а въ 10 часовъ ему доложи­ли, что явился министръ двора и желаетъ его видѣтъ по приказу Царя. Графъ Фредериксъ объявилъ Кириллу Владиміровичу, что Императоръ повелѣваетъ ему въ тотъ же день выѣхать обратно за-границу, и что доступъ въ Россію ему впредь воспрещенъ. О прочихъ налагаемыхъ на него наказаніяхъ онъ узнаетъ по прибытіи на мѣсто своего жительства. Въ тотъ же день, въ 12 часовъ ночи, вел. кн. покинулъ Петербургъ.  Владиміръ Александровичъ быль глубоко оскорбленъ этой мѣрою... и на другой же день от­правился къ Императору. Послѣ его возвращенія свитѣ стало известно, что Владиміръ Александровичъ заявилъ Царю, о своей обидѣ и высказалъ, что при такихъ обстоятельствахъ онъ Государю больше служить не можетъ, и просилъ сложить съ пего командованіе войсками гвардіи и С.-Петербургскаго военнаго округа. Императоръ на это согласился и соизволилъ назначить на его мѣсто Вел. кн. Николая Николаевича».

— «Архивъ Русской Революціи», Издаваемый Г. В. Гессеномъ, Берлинъ 1926 г., т. XVII, стр. 158: (Изъ воспоминаній М. В. Родзянко).
        «...Приблизительно въ это время довольно странное свиданіе произош­ло у меня съ великой княгиней Маріей Павловной. Какъ-то поздно вечеромъ, приблизительно около часу ночи, великая княгиня вызвала меня по телефону: — Михаилъ Владиміровичъ, не можете ли вы сейчасъ пріѣхать ко мнѣ? — Ваше высочество, я, право, затрудняюсь: будетъ ли это удобно въ такой поздній часъ... Я, признаться, собираюсь идти спать. — Мнѣ очень нужно васъ видѣть по важному дѣлу. Я сейчасъ пришлю за вами автомо­биль... Я очень прошу васъ пріѣхать... Такая настойчивость меня озадачи­ла, и я просилъ разрѣшенія отвѣтить черезъ четверть часа. Спишкомъ по­дозрительной могла показаться поѣздка председателя Думы къ великой княгинѣ въ часъ ночи: это было похоже на заговоръ. Ровно черезъ чет­верть часа опять звонокъ и голосъ Маріи Павловны: — Ну, что же, вы пріѣдете? - Нѣтъ, ваше высочество, я къ Вамъ пріѣхать сегодня не могу. - Ну тогда пріѣзжайте завтра къ завтраку. - Слушаю-съ, благодарю Васъ... Завтра пріѣду. — На другой день на завтракѣ у великой княгини я засталъ ее вмѣстѣ съ ея сыновьями, какъ будто бы они собрались для семейнаго совѣта. Они были чрезвычайно любезны, и о «важномъ дѣлѣ» не было произ­несено ни слова. Наконецъ, когда всѣ перешли въ кабинетъ, и разговоръ все еще шелъ въ шутливомъ тонѣ о томъ, о семъ, Кириллъ Владиміровичъ обратился къ матери и сказалъ: «Что же Вы не говорите?» Великая княгиня «стала говорить о создавшемся внутреннемъ положеніи, о бездарности пра­вительства, о Протопоповѣ и объ Императрицѣ. При упоминаніи Ея имени  она стала болѣе волноваться, находила вреднымъ Ея вліяніе и вмѣшательство во всѣ дѣла, говорила, что она губитъ страну, что благодаря Ей созда­ется угроза Царю и всей царской фамиліи, что такое положеніе дольше терпѣть невозможно, что надо измѣнить, устранить, уничтожить... Желая уяс­нить себѣ болѣе точно, что она хочетъ сказать, я спросилъ: — То есть, какъ устранить? — Да, я не знаю... Надо Ее уничтожить... — Кого? — Императ­рицу. — Ваше высочество, — сказалъ я, — позвольте мнѣ считать этотъ нашъ разговоръ какъ бы не бывшимъ, потому что если Вы обращаетесь ко мнѣ какъ къ председателю Думы, то я по долгу присяги долженъ сейчасъ же явиться къ Государю Императору и доложить Ему, что великая княгиня Марія Павловна заявила мнѣ, что надо уничтожить Императрицу».

           «Съ Царемъ и безъ Царя». В. Н. Воейковъ. Восиоминанія послѣдняго Дворцоваго Коменданта Государя Императора Николая II. Гельсингфорсъ 1936 г., стр. 251:
     
«...1-го марта (1917 г.) утромъ собрались на митингъ, на который приг­ласили своего командира, въ то время Великаго Князя Кирилла Владиміровича. Великій Князь разъяснилъ матросамъ значеніе происходившихъ событій. Результатомъ разъясненія было не возвращеніе матросовъ дезертировъ къ исполненію службы, а рѣшеніе замѣнить Высочайше пожалованное эки­пажу знамя красною тряпкою, съ которою Гвардейскій Экипажъ и послѣдовалъ за своимъ командиромъ въ Государственную Думу...
        ...Великій Князь Кириллъ Владиміровичъ, съ Царскими вензелями на погонахъ и краснымъ бантомъ на плечѣ, явился 1-го марта въ 4 часа 15 мин. дня въ Государственную Думу, гдѣ отрапортовалъ предсѣдателю Думы — М. В. Родзянкѣ: «Имѣю честь явиться Вашему Высокопревосходительству. Я нахожусь въ вашемъ распоряженіи, какъ и весь народъ. Я желаю блага Россіи», при чемъ заявилъ, что Гвардейскій Экипажъ — въ полномъ распоряженіи Государственной Думы. Повидимому, такъ понималъ Великій Князь Кириллъ Владиміровичъ «возложенную на него присягою ответ­ственность передъ Царемъ и Родиною». М. В. Родзянко въ отвѣтъ выразилъ увѣренность, что Гвардейскій Экипажъ поможетъ справиться съ собственнымъ врагомъ (но не объяснилъ съ какимъ). Въ стѣнахъ Государ­ственной Думы Великій Князь былъ принять весьма любезно, т. к. еще до его прибытія въ комендатурѣ Таврическаго Дворца уже было извѣстно о разосланныхъ имъ запискахъ начальникамъ частей царскосельскаго гарни­зона, гласившихъ: «Я и ввѣренный мнѣ Гвардейскій экипажъ вполнѣ присо­единились къ новому правительству. Увѣренъ, что и вы, и вся ввѣренная вамъ часть также присоединитесь къ намъ. Командиръ Гвардейскаго экипа­жа Свиты Его Величества Контръ-Адмиралъ Кириллъ».

Описаніе тѣхъ же событій мы находимъ въ нижеприведенныхъ трудахъ, лишь съ особо интересными комментаріями авторовъ:

            «Воспоминанія». Баронъ Н. Врангель. Книгоиздательство «Слово» 1924 г., стр. 226:
        ...«Государь еще царствуетъ, а гвардія уже подъ красными знаменами спѣшитъ къ Таврическому Дворцу заявить готовность служить Революціи... До отреченія Государя доблестные старые полки и ихъ командиры, за исключеніемъ Командира Гвардейскаго Экипажа, Его Императорскаго Вы­сочества Великаго Князя Кирилла Владиміровича, остались вѣрны данной присягѣ, и измѣнниковъ между ними не было».

             «Воспоминанья Генерала Барона П. II. Врангеля ». Издательство «Посевъ». Перепечатано въ 1969 г. изъ сборника «Бѣлое Дѣло», стр. 24:
       ...«Въ рядѣ газетъ появились «интервью» Великихъ Князей Кирилла Владиміровича и Николая Михайловича, гдѣ они самымъ недостойнымъ образомъ порочили отрекшагося Царя. Безъ возмущенія нельзя было читать эти интервью ...»

            «Покинутая Царская Семья». С. Марковъ. Вѣна 1928 г., см. стр. 75.

          «Царская Россія во время Великой Войны» . (19 августа 1916-17 мая 1917) Переводъ съ французскаго. Морисъ Палеологъ, посолъ Франціи. Парижъ, Изд. Плон, 1922.
        стр. 262: «...Возвращаясь съ визита на каналѣ Адмиралтейства, я проѣзжаю улицу Глинки, гдѣ живетъ великій князь Кириллъ Владиміровичь, и вижу, какъ надъ его дворцомъ развѣвается красный флагъ!»
        стр. 265: «... великій князь Кириллъ Владиміровичъ опубликовалъ вче­ра въ «Петроградской Газетѣ» длинное интервью, въ которомъ онъ атакуетъ низверженныхъ самодержцевъ. — «Я задавалъ себѣ много разь вопросъ о томъ, не была ли бывшая Императрица сообщницей Вильгельма II, но каждый разъ я старался отогнать такую ужасную мысль!» Кто знаетъ, не окажется ли вскорѣ этотъ предательскій намекъ базой для ужаснаго обвиненія несчастной...».

          «Россійская Контръ-Революція въ 1917-1918 г.г.» Часть I, Книга 1-ая. Ген. Н.Н. Головинъ, орд. проф. б. Имп. Никол. Воен. Академіи, нынѣ проф. Рус. Ист.-Фил. Фак. въ Парижѣ. Приложеніе къ «Иллюстрированной Россіи» на 1937 г., стр. 17: 
       ...«Совершаетъ все это Великій Князь Кириллъ Владиміровичъ 14-го (1-го) марта, наканунѣ отреченія Государя, т. е. въ тотъ моментъ, когда поведеніе членовь Государственной Думы... являлось революціоннымъ; ины­ми словами, Великій Князь Кириллъ Владиміровичъ на третій же день солдатскаго мятежа присоединяется къ возставшимъ и призываетъ къ этому и другіе войска».

           «Дни затменія». Записки Главнокомандующаго Войсками Петроградскаго Военнаго Округа генерала П. А. Половцова въ 1917 году. Книго­издательство «Возрожденіе», стр. 17:
        ...«Появленіе Великаго Князя подъ краснымъ флагомъ было понято какъ отказъ Императорской Фамиліи отъ борьбы за свои прерогативы и какъ признаніе факта революціи. Защитники монархіи пріуныли. А недѣлю спустя это впечатленіе было еще усилено появленіемъ въ печати интервью съ Великимъ Княземъ Кирилломъ Владиміровичемъ, начинавшееся слова­ми: «мой дворникъ и я, мы одинаково видѣли, что со старымъ правительствомъ Россія потеряетъ все», и кончавшееся заявленіемъ, что Великій Князь доволенъ быть свободнымъ гражданиномъ, и что надъ его дворцомъ развѣвается красный флагъ...».

«Гвардейскій Экипажъ въ февральскіе дни 1917 года» — Ф. Сорокинъ.
       «... въ числѣ его (В. К. Кирилла) заслугъ значилось: «Даже въ 1910 г. за забастовку на суднѣ никого не наказалъ. Онъ и теперь не пошелъ про­тивъ революціи, а самъ повелъ батальонъ къ Таврическому Дворцу. И даже больше того, когда на Садовой улицѣ полцейскіе съ чердаковъ изъ пулеметовъ начали обстрѣливать проходившій батальонъ, то Кириллъ Владиміровичъ не только не растерялся и не сталъ прятаться отъ пуль, а, взявъ у перваго попавшегося подъ руку матроса винтовку, съ колѣна сталъ отстрѣливаться.»

            «Архивъ Русской Революціи», т. XII — I. В. Гессенъ, стр. 357: 
        «А для ускоренія дебюта рѣшено было на другой день отправиться въ Таврическій Дворецъ, ставшій центромъ или магнитомъ революціи. Сюда маршировали съ красными флагами войска Петерб. гарнизона съ вел. кн. Кирилломъ, теперь претендующимъ на возглавленіе совѣтскаго режима им­ператорским скипетром и короной.»

          «Съ Царемъ и безъ Царя». В. Н. Воейковъ. Воспоминанія послѣдняго Дворцоваго Коменданта Государя Императора Николая II. Гельсингфорсъ 1936, стр. 251:
        «Въ іюлѣ того-же 1922 года появилось воззваніе блюстителя Государе­ва Престола, а 31-го августа 1924 года — Императорскій Манифестъ. Под­пись на обоихъ этихъ актахъ была та же, какъ и на направленныхъ командирамъ частей царскосельскаго гарнизона запискахъ 1-го марта 1917 года. Въ 1932 году та же подпись появилась подъ новогоднимъ обращеніемъ къ русскимъ людямъ, въ которомъ Великій Князь Кириллъ Владиміровичъ въ туманныхъ выраженіяхъ высказалъ свое сочувствіе уничтоженію капита­лизма и одобреніе новымъ соціалистическимъ путямъ . . .»

                «Мысли стараго монархиста». Проф. Н. Д. Тальбергъ. «Русская Жизнь», 16 марта 1966, № 6029. Ссылаясь на книгу прив. доц. Михаила Зызыкина — «Царская Власть и Законъ о Престолонаслѣдіи въ Россіи», Софія 1924, авторъ пишетъ:
        «. . . Великій Князь Кириллъ Владиміровичъ не могъ быть вѣнчаннымъ на царство... «Императоромъ» Великаго Князя Кирилла Владиміровича признали весьма немногіе. О непризнаніи его объявили въ печати Вдовствующая Государыня Императрица Марія Ѳеодоровна и Вел. Кн. Ни­колай Николаевичъ. Не признало его большинство остальныхъ Членовъ Царственнаго Дома, въ числѣ ихъ старѣйшіе: Королева Эллиновъ Ольга Константиновна, Вел. Кн. Петръ Николаевичъ, Его Императорское Высо­чество Принцъ Александръ Петровичъ. Не признали Архіерейскій Соборъ и Синодъ, а также и Высшій Монархически Совѣтъ».




Comments