pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Category:

Митрополит Филарет на могилах русских войнов-героев во Франции, в Мурмелоне - сент. 1925 г.


     Много разбросано по всему миру русских могил и особенно русских христолюбивых воинов, предпочитав­ших нередко мученическую смерть, нежели предать Веру свою и изменить данной присяге. Особенно яркими, ес­ли не самыми яркими, примерами страдания и стояния за истину служат два клочка земли, более чем обильно политых кровью и слезами русских людей.

Одно место — это страшная долина смерти на реке драве в Австрии, под Лиенцем, другое, — это поля сра­жения войны 1914-1918 годов вблизи города Реймс и особенно тот участок фронта около местечка Мурмелон, где верные сыны Святой Руси, не признав соглаша­тельских и предательских действий вождей революции в России в 1917 году, ведомые одним только порывом верности их воинскому долгу и не признав над Россией красной тряпки, предпочитали умирать под сенью креста и трехцветного флага.

Вот на этих могилах первых защитников русского имени, вдали от родной земли, посещение Владыкой Ми­трополитом Филаретом особенно знаменательно, тем бо­лее, что это в первый же приезд Владыки в Европу и после принятия им на себя тяжелого бремени быть Гла­вою Русской Православной Церкви за рубежом.

За многие десятилетия, что существует скромное кладбище с белыми крестами, солнце, кажется, не све­тило так ярко и день не был таким прекрасным, как этот день 5 октября, когда выехав рано утром, без всяких дорожных задержек, ровно к назначенному часу, — в 11 час. 30 мин., сопровождаемый Архиепископом Ан­тонием Женевским и Западно-Европейским, с духовенст­вом: протоиереями о.о. Иоанном Григор-Клочко и Алек­сандром Трубниковым и двумя дьяконами. — прибыл Владыка Митрополит Филарет.

Колокольным звоном с колокольни храма-памятни­ка приветствовали замеченную уже вдали машину первосвятителя, а у входа в храм, Архимандрит Иов, на­стоятель местного скита при кладбище, не без волнения, ждал дорогого гостя и Св. Чудотворную Икону Знамения Божией Матери — Одигитрию Русского Зарубежья.

Несмотря на будний день, как из Парижа, так и из иных мест Франции, кто на своих машинах, кто поездом и даже целым автокаром прибыло не менее русских лю­дей, чем это бывает на ежегодных паломничествах раз в году на католическую Троицу.

С превеликим благоговением все присутствующие встретили Чудотворную Икону в храме-памятнике, где и был отслужен сразу же торжественный молебен.

Сразу же после молебна произошла маленькая ду­ховная церемония в храме, совершенная с благослове­ния Владыки Первосвятителя, а именно: пишущему эти строки выпала честь передачи ктитору храма образа Св. Великомученика Георгия Победоносца, воздвигнутого в назидание и в память всех военных пастырей и, в ча­стности отца Андрея Богоявленского, — духовника русских воинских частей на французском фронте, пав­шего тут же, на этих полях чести и воинского долга.

Икона сооружена на пожертвования русских людей, в изгнании сущих и при содействии организации рус­ских патриотических разведчиков Европейского отдела.

После величания Богоматери и прикладывания к чудотворной иконе Богоматери, предшествуя идущим все двинулись на кладбище.

Переливаясь всеми цветами радуги, точно плыла чудотворная икона Богоматери, предшествуя идущим сзади в золотых митрах и в мантиях голубой — митро­полита и лиловой архиепископа Антония. Как дивный букет полевых цветов, двигался крестный ход с разве­вавшимися церковными хоругвями и знаменами прибыв­ших национальных организаций. Тишина погоды, яркое солнце и в то же время осенняя природа и прохлада создавали неописуемое духовное настроение и внешнюю красоту этого места загробной Руси. Началась панихи­да. Трудно описать то, что можно только почувствовать и пережить в эти минуты, минуты поминовения павших воинов, но когда, казалось, все говорило о Христовом Воскресении и о том, что может близок час и воскресения России.

Слово Владыки Митрополита было особенно тро­гательно и еще раз убеждало всех присутствовавших, что есть разный мир, но что мира с сатаной не может быть, а слову Православного Русского народа ранее мож­но было верить и как маленькая Сербия, так и Франция, по словам великих людей этих же народов, обязаны бы­ли тогда, в 1914-18 годах, своим существованием, жертвенности русского воина.

Не менее торжественно было обратное возвращение с кладбища в Храм-памятник, трогательно было видеть медленное шествие крестного хода, с древнейшей святы­ней, осенявшей могилы усопших вечным сном право­славных воинов.

Посещение скита и устроенная там трапеза госте­приимным о. архимандритом Иовом, прошли в братской атмосфере теплоты и радости.

Успеху трапезы содействовали своим рвением в кулинарном искусстве дамы-члены Комитета по заботам о военном кладбище и храме, что не преминул отметить в своем благодарственном слове и Владыка Митрополит. К сожалению, время для трапезы было ограничено, т. к. Владыка Митрополит поспешал с отъездом к вечернему богослужению в Брюсселе и далее в Голландию. В мо­мент отъезда Владыки Митрополита было общее огорче­ние среди всех участников торжества, почувствовавших сердцем с каким не только высоким, но и ставшим всем дорогим гостем и подлинным святителем, Господь привел их пробыть в этот короткий приезд в Мурмелон нового Первосвятителя Русской Православной Церкви зарубежом.

А. Григорович-Барский.

"Русское Дело", № 11(83), ноябрь 1965 г.


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author