pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Приснопамятный Архиепископ Серафим (Дулгов), + нояб. 2004 г.

24 ноября 2004 года преставился Владыка Серафим (Дулгов). Мы его застали еще в госпитале в Gisors (в 12 кл. от монастыря Провемон), где он лежал в священническом облачении ( тогда припомнились его слова, что он больше не желает быть архиереем среди своих прежних собратьев). Мы отслужили чин «Исхода души от тела» и попрощались с Владыкой. Пр. В.Ж.
Ниже приводим интервью Владыки Серафима из Нашей Страны.

 
Хиротония в Женевском храме (сент. 1993 г.). 
Вл. Серафима выводит Митрополит Виталий.





«МЫ НЕ МОЖЕМ ПРИЧАЩАТЬСЯ У СВЯЩЕННИКОВ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ»  

В связи с тем, что некоторые архиереи, как Марк Берлинский, и клирики, как Петр Перекрестов, утверждают, будто нет препятствий для евхаристического общения с Московской Патриархией, Редакция «Нашей Страны» попросила маститого архиерея Зарубежной Церкви, проживавшего в Европе архиепископа Серафима (Дулгова) дать свое мнение на эту тему в краткой и общедоступной форме. Что Владыка и сделал, увы, всего за несколько дней до своей кончины.

Литургия и участие в ней через святое Причастие была, есть и будет центральным нервом христианской жизни. В наше время евхаристическая жизнь крайне ослабла, и поэтому многие относятся к причастию просто как к одному из обрядов. «Благочестивый обряд», ну, скажем, наравне с тем, что поставить в храме свечку, приложиться к иконе, быть помазанным елеем накануне больших праздников…

Между тем, Причастие это сама сердцевина, альфа и омега Православия. Как говорят крупные богословы, «Церковь евхаристична по своей сущности».
Чтобы лучше понять какое значение имеет Причастие, вспомним, что экуменизм предлагает
intercommunion, то есть обоюдное допушение к причастию верующих разных Церквей. Экуменисты говорят примерно так: «Вы, православные, оставайтесь полностью, как вы есть. Вы, католики, тоже. Но начните допускать обоюдное причащение».

Нужно ли говорить, что Православие на это пойти никак не могло. И вовсе не потому, что будто бы мы «в ссоре»! А именно потому, что Причастие не есть просто благочестивый обряд.

Если ты, православный человек, пошел, например, причаститься у католика, пусть даже у самого доброго, симпатичного и скромного ксендза, думая, что ты тем самым соединишься со Христом, — на деле ты приобщаешься ко всей католической Церковью: с ее иерархией, ее римским папой, с ее угодниками, ею канонизированными (а ведь некоторые из них были лютыми гонителями Православия и православных!), с ее богословием, которое во многом диаметрально противоположно нашему, с ее экуменизмом, наконец, — с ее Инквизицией.

И вот теперь нам говорится следующее: «Вы, зарубежники, оставайтесь во всем как вы есть. И вы, патриархисты, тоже. Но начните допускать обоюдное причащение…»

Почему же мы не причащались и не причащаемся в храмах Московской Патриархии? Никак не потому, что мы в ссоре! А потому что мы не можем,  через причастие у них, тем самым войти в общение с ее иерархами, ее патриархом, с ее «митрополитбюро», с ее — еще живыми — нераскаянными епископами-чекистами, с ее тайными католиками, каковым был, например, умерший в объятиях папы митрополит Никодим Ротов.

Мы не можем — через причастие — войти в общение с той Московской Патриархией, которая лгала перед всем миром, что в СССР нет гонений на Церковь, нет мучеников за веру, а только «государственные преступники»! Причем Московская Патриархия в этом и не думает раскаиваться. Совсем недавно Алексий Второй упорно повторял по телевидению, что Московская Патриархия правильно делала,  когда молилась за советскую власть — то есть за самых страшных гонителей христианства всей мировой истории! *)

Поэтому в тот момент, когда мы причастимся даже у самого, что ни на есть порядочного и ревностного священника Московской Патриархии, мы тем самым признаем законными все ее беззакония, станем их соучастниками.

В данный момент нам предлагают: сперва начнем обоюдно причащаться, а потом и все остальное уладится. Что прямо противоположно учению Церкви! Сперва нужно достичь единомыслие во всем и только после этого закрепить, подтвердить, засвидетельствовать это единомыслие, причастившись всем вместе за общей литургией.

Но никак не в обратном порядке!

В расчете, что де верующие мало разбираются в церковных вопросах, чадам Зарубежной Церкви хитро предлагают объединяться с Московской Патриархией по этапам. Поэтому не следует нам попасться на крючок первого этапа — обоюдного причащения. За ним последуют и другие. Но даже если таковые не последовали бы, остается фактом, что причастившись у священника Московской Патриархии, мы принимаем все то, что его «юрисдикцию» характеризует…

Если же
intercommunion, обоюдное причащение будет все-таки Зарубежной Церкви навязано, то евлогиане в Западной Европе логично будут вправе нам сказать: «Мы уже давно обоюдно с Москвой причащаемся, поскольку состоим в Константинопольской Церкви, находящейся в общении с Московской Патриархией. Теперь вы, зарубежники, приравнялись к нам. Однако с той разницей, что у нас никакие иные требования Москвы не пройдут. Мы под омофором Константинополя, Москве до нас не дотянуться! А у вас это всего лишь первый этап. За ним последует второй, третий, четвертый. И в конечном итоге вы окажетесь «съедены» Москвой без особенного для нее труда…»

*) Патриарх аргументировал, что и первые христиане «молились за римскую власть, хотя она их и гнала». Советские иерархи мол не делали ничего нового! Но Зарубежная Церковь много раз обстоятельно объясняла неправильность такого простецкого аргумента. В изданном в Джорданвилле «Руководстве по изучению Нового Завета» (1956 г.) соответствующее место в Послании к Тимофею объясняется так: «Молиться особенно за кесаря и за представителей государственной власти, дабы вся их деятельность направлялась ко благу их подданных. И не только внешнему, но и внутреннему. Эта молитва должна быть молитвой о спасении всех, тогда она будет приятна Богу, желающему спасения всем людям».

Здесь совершенно очевидно имеется ввиду, что римская власть не выступала против своих же граждан, она стремилась к их благу. Гонения на первых христиан происходили не потому что римская власть была безбожной, а потому что она была языческой, имела своих собственных богов. Если бы христиане чтили и языческих богов и Христа, то не было бы и гонений!

Советская же власть была в корне безбожной, богоборческой. И благо народа было ей совершенно безразлично: ее интересовала лишь мировая революция. Да и масштаб советских гонений в сто крат превысил таковой римских.

Так что оправдание советской власти здесь притянуто за уши: это обычная патриархийская уловка. Целью безбожных советских властей было — уничтожить вообще все религии: просто начали с православия. И успех в этом советских властей — это их радость, но никак не верующих.

Патриарх любит ссылаться и на слова ап. Павла из Послания к Римлянам: «Нет власти не от Бога».

Но нужно прочесть и дальнейшее у апостола! И тут ясно, что идет речь о власти, ведущей население на доброе дело, а не злое (как было у большевиков). Ведь «власти от Бога» вверено поощрять добродетель и карать порок. Бог вверяет власти нравственную миссию высокой важности…

Понятно — это не о большевицкой власти, делающей как раз обратное! Преп. Исидор Пелусиот объясняет, что властвовать ведь могут и злодеи-беззаконники. Представим себе, что пираты захватят малый остров и начнут притеснять население… Властью может оказаться и шайка террористов, захвативших заложниками группу людей… Вл. Солоухин сравнивал Россию, захваченную большевиками, с домом, захваченным разбойниками. Они расселились в лучших комнатах, предоставив хозяевам ютиться где-то в подвале, и жить в ужасных условиях.
И Пелусиот говорит, что тогда не идет речь о «власти от Бога», а о посланном попущении.


«Наша Страна» №2740
Этот материал доступен по адресу
http://nashastrana.info//index.php?module=pages&act=page&pid=107




Subscribe
Comments for this post were disabled by the author