?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

Письмо прот. В. Жукова Еп. Владимиру (Целищеву) – дек. 2006 г. № 2

13 /26 декабря 2006 г.
Ваше Преосвященство!
Преосвященнейший Владыка Владимир!

Еще месяц назад никто не смог бы вообразить то ненормальное положение, в котором находятся ныне церковные дела, да и, без преувеличения будь сказано, судьба нашей Церкви.

Со всех сторон доносятся до нас отголоски о том, что «о. Вениамин командует в Церкви» и «давит на Вл Владимира».

Для меня это все прозвучало дико.

Относительно «командования», ведь должность секретаря или делопроизводителя обязывает меня постоянно беспокоиться обо всём. Только люди, не знающие сложности и напряжения, связанных с попечением о церковном управлении могут своевольно и, конечно, безответственно обсуждать церковные дела. Мое «командование» служило темой для всех недругов нашей Церкви, а теперь оно распространяется и среди своих!

В ноябре прошлого года, я Вам предлагал, Владыка, взять секретариат, и Вы наотрез отказались.

Что же касается моего, или нашего давления на Вас, Владыка, то это ошеломляющая мысль.

В чем же дело! – Я всегда «гнался» за временем. Ускорить мероприятия была одна из постоянных данных моей деятельности. Это требовалось и из-за наших расстояний, как и из-за спешности необходимых решений.

Вы знаете, как нам нужно было спешно отреагировать на захват власти в Синоде в мае месяце. Мы смогли здраво отреагировать за срок нескольких дней. Для этого я был в тревоге «день и ночь», мы все работали для сохранения нашей Церкви. Разве я тогда на кого то «давил»?

Когда же Орлов «властью ему данною от Бога» принял на себя главенство в нашей Церкви, необходима была срочная реакция для восстановления авторитета Митрополита Виталия. Я тогда составил акт на подпись Митрополита, и Вас искал для проверки моего текста, но Вас не нашел. Разве я на кого то «давил» или к Вам отнесся с неуважением? Я был брошен в бой, и мне пришлось принять его самому.

Сразу же после этого необходимо было вынести определение о запрещении раскольных архиереев. Кто опять об этом волновался «день и ночь» и кто составил это определение? Я тогда опять Вас разыскивал повсюду, чтобы помочь мне отредактировать текст, и нашел Вас только тогда, когда нужно было его подписать. На кого я тогда «давил» с этим необходимым текстом? И также прочее, касательно решений о принятии Вл. Антония в члены Синода и запрещений «иеромонахов».

Почему я теперь оказываю давление? Я ничего не понимаю. Все Архиереи ценили мою работу.

У нас с Вами за последние годы, и включая последние события со «свечным расколом» всегда было единомыслие. Я заготовлял документы в сознании своего долга и с утешением о нашем единомыслии.

Неужели я вдруг изменился и стал «давить»?

Ввиду того, что мы уже приучены к Вашим отсутствиям, для ускорения дела, я послал предложение об определении на покой е.А. всем архиереям, причем, Вам, Владыка, несколько раньше, по чину. Да с постоянным волнением – а вдруг Вас нет дома? На наш текст Вл. Антоний сразу согласился; тот же текст прочитанный Вл. Варфоломею Ольгой Торп в присутствии о. А. Кензиса, получил сразу, без никаких колебаний, его согласие. А от Вас, Владыка, ничего не поступало... Посылая Вам собранные подписи двух архиереев Синода, мы думали просто Вам облегчить решение, в силу того, что у нас до сих пор было всегда единомыслие в ведение церковных дел. Вы же мне не раз говорили, что на Соборах, когда у Вас бывало личное мнение, Вы всегда склонялись ради мира к общему мнению. Я же в своей компьютерной номенклатуре обозначил этот документ под термином « proj» , т.е. «проект». Какое же могло быть у меня затаенное намерение оказывать давление на архиереев? Уважая достоинство архиерейского сана и вообще свободу личности, я никаких затаенных действий противных своему убеждению не имел в виду.

 Что же касается содержания самого текста по делу е. А., то было каноническое обоснование на его отстранения от дел (т.е. определением на покой) в силу его многолетних выступлений против архиереев и церковной власти.

Вспомните, Владыка, как после первого синодального обращения к е.А. церковное управление получило от него жесткий выговор. А второе наше обращение к нему от 10/23 октября 2006 г. за № 30/06/П, полученное им 14 ноября 2006 г., о чем свидетельствует почтовый талон, до сих пор не удостоилось от него ответа. Думаете ли Вы, Владыка, что можно долго так продолжать тратить впустую силы и умственное напряжение в одном лишь церковном направлении, парализующем всякое доброе начинание своими каверзами?

Ведь в этом тексте, Владыка, все было четко разработано, и так, как Вы всегда желали. Сколько Соборных Постановлений мы с Вами обрабатывали по вечерам сидя перед компьютером, чтобы были приведены к каждому важному решению должные каноны! В нашем последнем тексте, раз он Вам был представлен, это именно соблюдалось в цельности.  Вы на него не ответили, а через другое лицо передаете Ваше мнение. Почему Вы мне не объясните в чем погрешен предложенный текст? Ведь мы не раз с Вами проверяли мои или Ваши сочинения и аргументацию. 

 Но волнение, в которое Вы нас повергли, Вашим молчанием и, впервые, непонятным пренебрежением к нашим трудам, которые Вы до сих пор еще ценили, имеет еще следующий волнительный момент. Вы заверяете, что, будучи в полном единомыслии касательно отведения на покой е.А., Вы все же желаете его выслушать (т.е. услышать то, что он сам нам писал) и если общее будет решение его отвести на покой, то тогда так и будет (и значит Вы его попросите удалиться). Такой сценарий не реалистичный. По Вашему, Владыка, характеру он обречен на фиаско. Это, позвольте, Владыка, простая схема из опыта жизни. Е.А., в своем обычном двуличии «извинится» пред Вами, Вы, Владыка, сердобольно примите его извинения и посадите возле себя.

 Не сомневаясь в этом ни на секунду, я Вам предложил «выход из положения», четко канонически обоснованный (без никаких посторонних примесей типа жалоб), с целью обеспечить укрепление и развитие нашей Церкви.

Ваше молчание и непонятное отношение к основным задачам, в центре которых – избрание главы нашей Церкви, заморозило нашу церковную жизнь.

 Я ничего больше не узнаю из нашего столь самоотверженного сотрудничества.

Что произошло, Владыка?

 По моему, есть еще одна простая возможность: встретиться Синодом трем архиереям Синода в полагаемых датах, с целью «обсуждения положения» и «подготовления Собора», и воочию рассудить о всех накопившихся делах. В России трепетно ждут Собора.

Испрашиваю, Владыка, Ваших святых молитв.
Пр. В.           

 


Comments