pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Categories:

Преднамеренное упразднение свободной РПЦЗ - май 1998 г.

 28 апреля/ 8 мая 1998 г.
         Ваше Высокопреосвященство, Дорогой о Господе Владыка!
         Я получил сегодня из обители св. Иова в Мюнхене обращение к Архиерейскому Собору клириков и старост Германской епархии. Зачем они мне его прислали? Всем известно, даже газете «Радонеж», мое отношение к новым течениям в нашей Церкви. Однако, они все же добились одного: меня сильно встревожило то, как они себя ведут в Церкви, и я обеспокоен о будущем нашей Церкви.

С юношеских лет я начал знакомиться с творениями Святых Отцов и поучался от них. Перешел я в Русскую Зарубежную Церковь из Парижской Архиепископии в начале 1966 г., полностью отдавая себе отчет в своем шаге, т.к. постепенно я ознакомился с творениями отцов нашей Церкви, у которых я нашел полное сочетание со Святым Преданием Церкви. При Леснинском женском монастыре я стал диаконом и, много лет спустя, священником. В течение более 20 лет, имея постоянную работу инженера, я служил в монастыре почти во все воскресные и праздничные дни. Духовник монастыря, строгий и благочестивый монах о. Никандр, способствовал моему формированию как священнослужителя в монашеском духе. Наставляли меня также благочестивые и образованные игуменьи: схиигумения Феодора (Львова), ученица Митрополита Антония Храповицкого, и игуменья Магдалина (Граббе), ученица Архиепископа Гавриила Челябинского. Назидательными для меня были и длительные пребывания в нашей обители Митрополита Филарета, с которым у меня установилось чувство церковной теплоты, и многих других Преосвященных, посетителей монастыря. Они передавали свою любовь к Церкви, к Истине, к мученикам и исповедникам, свое стояние за Церковь Божию, свою непримиримость с злом и ложью. Они являли собой образ подражания исповедникам, как сказано в молитве к Новомученикам и Исповедникам Российским: «Вемы, яко неции от вас, еще отроцы суще, послушающе от древних страстотерпцев, в сердце своем помыслиша, колико прелюбезно и доброхвалъно есть таковым подражати...»

Но вот, прошло много лет, и я, оглядываясь вокруг себя, не нахожу уже того духа, которым освещали жизнь Церкви прежние учители и наставники. И Германское обращение клириков и старост кажется мне посланным из какого-то другого мира.

Вообще, все, что в области церковной политики исходило из Германской епархии за последние годы, было мне чуждо. Их высокопарная мысль, чем-то напоминающая парижских богословов, смело предлагает изучение круга вопросов, существенных для Церкви, даже не только Русской... и претендует на то, чтобы разрешить столь сложные вопросы совместно с Вами, архипастыри наши... Эти порывы, очевидно, не прекратятся, пока существуют «ученые» богословы и пока где-то кому-то будет мешать Церковь-исповедница...

Когда многие клирики Западно-Европейской епархии, в том числе и я, выступили с Обращением, в котором выразили свою непримиримость к МП, нас стали обвинять в разжигании борьбы. А мы только реагировали, с сердечной болью за родную Русскую Церковь, на опасное для нее заигрывание с Москвой, в результате которого она могла бы потерять свою свободу. И если уж говорить о каком-то разжигании, то разожгли пожар в Зарубежной Церкви именно они; и понятие «мы» и «они» — это разделение, которое они же внесли в нашу Церковь. Что же, они полагали, что мы останемся как безгласные овцы ?

Многие из подписавшихся под Германским обращением показали этим актом, в первую очередь, верноподданность к своему архиерею. Вероятно, немногие из них знают, как развивалось это дело и куда оно ведет.

Диалоги с МП, проводимые в Германской епархии, начались в 1992 г. С просьбой объяснить, что означает такое неожиданное явление в нашей Церкви, Епископом Григорием (Граббе) была подана Архиерейскому Собору докладная записка от 15/28 апреля 1993 г. следующего содержания:

«В Вестнике Германской епархии №1 за 1993 г. помещено послание Преосвященного архиепископа Марка, в котором говорится:

иНаша епархия не упускала возможностей вести серьезный диалог. Представители нашей епархии неоднократно участвовали в собеседованиях с представителями Московской Патриархии. Выражая готовность развивать диалог в дальнейшем, мы шли до самого крайнего предела, допускаемого нашим Архиерейским Собором ".

Было ли постановление нашего Синода или Собора о том, что арх. Марку, или вообще кому-либо из наших Преосвященных поручалось встречаться с представителями Московской Патриархии и вести с ними диалог от имени Зарубежной Церкви и даже какой-либо отдельной епархии?

Мне лично такие постановления не известны».

Запрос Вл. Григория остался без ответа.

В обращении клириков Германской епархии упорно делается ударение на Послание Архиерейского Собора, состоявшегося в ноябре 1994 г. в Леснинской обители во Франции, которым руководствовалась Германская епархия в своем общении с МП. Спрашивается, на чем основывала она свои действия в том же направлении за два года до этого Послания?

За полтора года до вышеупомянутого ноябрьского 1994 г. Архиерейского Собора, в том же Леснинском монастыре состоялся Архиерейский Собор в мае месяце 1993 г. Я тогда печатал в канцелярии протоколы заседаний. Помню, как после первого заседания подошел ко мне встревоженный Архиепископ Антоний Лос-Анжелосский, взял меня за руку и сказал: «Что такое творится с Владыкой Марком? — Он против всего, я его не узнаю...» Впоследствии Вл. Марк вошел в редакционную коллегию, и по содержанию и стилю Соборного Послания (1993 г.) можно было понять, что действительно что-то случилось... А что касается Архиерейского Собора 1994 г., то на нем произошла почти та же сцена, что и полутора годами раньше: во время одного из перерывов в заседании, на котором обсуждалось Соборное Послание, Вл. Антоний Л.А, увидев меня в гостиной, подошел ко мне очень встревоженный и сказал: «Я этого никогда не подпишу — это предательство!» Вл. Марк поспешил к нам и прервал наш разговор...

Спрашивается, как могло появиться на свет такое Послание (Собора 1994 г.) после 74 лет исповеднической борьбы и опыта нашей Церкви? Несомненно, оно было запланировано уже давно, с целью проводить собеседования с МП более открыто и активно. Однако, это дело потерпело крах, потому что сразу же после Собора Владыка Митрополит своею властью изменил принятую версию Послания, как уговорил его Вл. Антоний Л.А., указав ему на эту особую власть Первоиерарха в момент чрезвычайно опасный для Церкви. Внесенное изменение касалось лишь одной фразы, но этого было достаточно, чтобы отогнать призрак катастрофы на несколько лет. И никто ему тогда не сказал: «Не имел права!»...

Неужели основой для всякого действия в Церкви может служить «право», а не «добро»?

Впоследствии, судя по тому, как это Послание не было принято церковным народом и сколько оно причинило вреда в нашей Церкви, необходимо было его немедленно отменить таким же соборным порядком, дабы впредь жаждущим общения с МП нельзя было на него ссылаться, и дабы не позволить, чтобы дальше разгорался из-за этого пожар в Церкви.

Ведь в Церкви высшее благо — это благо самой Церкви. Добродетель заключает в себе, в первую очередь, нравственное начало, и церковная жизнь созидается не на одних формальных определениях, даже в том случае, если они проводятся законным порядком.

В современном мире постоянно ставится вопрос о степени ответственности исполнителей безнравственных решений, в частности, в связи со зверствами, учиненными во время последней Мировой войны. Послушаем, что сказал сегодня по радио парижский главный раввин Ситрук по поводу беззаконий, которые творились над евреями во время немецкой оккупации: «Там, где закон становится безнравственным, нужно восстановить право нравственности».

Послушаем и православного священника, о. Михаила Польского («Положение Церкви в Советской России». Иерусалим, 1931 г. С.Петербург, 1995 г.):

«Вся Церковь чувствовала, что Митроп. Сергий совершил преступление. Некоторые священники и многие епископы явились сами к Митрополиту и высказывали ему в глаза резкие обличения.

Один из ближайших сотрудников Митрополита писал мне в Зырянский край: "каждая баба считает своим долгом бросать Митроп. Сергию оскорбления". Я ему ответил: "ведь у нас, у православных, так: если и архиерей лжет, то и баба ему об этом в глаза скажет ".

Митроп. Сергий и его епископы отличаются от обновленцев тем, что они держатся во что бы то ни стало за каноны, их сохраняют прежде всего. Но получается грубая несообразность. Когда обновленцы лгали, клеветали, обманывали это было плохо потому, что они неканоничны. А когда клевещет и лжет Митроп. Сергий, то это хорошо потому, что он каноничен. Это насмешка и над канонами, и над нравственностью и искажение их смысла. Наши законники разорвали с нравственностью, разорвали и души человека надвое. Закон повелевает одно — следовать за законным архиереем Церкви, совесть обратное. Или с законом против правды, или с правдой против закона. Но что это за Православие у тех, кто разорвал закон и правду? Тем, что Первоиерарх по праву законного (главы Церкви) понуждает себе подчиняться, хотя и поступает безнравственно и преступно в отношении к Церкви, не утверждает ли он этот разрыв, не ставит ли право выше нравственности ? и ради каких-то высших целей, как легализация его церковного Управления, не возводит ли уступки нравственности в принцип ? Что это за Православие ? И Православие ли это ?»

Самая важная часть Германского обращения касается созыва Всезарубежного Собора, с участием клириков и мирян.

Приложенная к нему программа — это бессознательное отношение к святости Церкви. Можно вообразить аналогичную программу для какого нибудь научного симпозиума. Можно также вообразить подобную программу для Ватиканского собора. Но какая это программа для Собора Русской Православной Церкви Заграницей?!.. Ее составители явно утратили способность правильно оценивать окружающий нас мир. Где ревность и стояние за Церковь в преддверии антихриста? Где старание оградить верующих от бесовщины нашего времени?..    

Может быть, не всем ясно, почему и кому так нужно в наше время упразднить Зарубежную Церковь?

Не говоря уже о том, что грядущий антихрист не потерпит исповеднической Церкви, каковой была до сего времени Русская Зарубежная Церковь, следует заметить, на основании  всесторонних наблюдений происходящих в мире политических изменений, что устанавливается Новый Мировой Порядок; и следует подумать о том, какое место может найти в нем наша Церковь. Если в период соревнования между двумя блоками, при прежнем мировом порядке, ценили независимость нашей Церкви и ее вклад в борьбу с коммунизмом, то Новый Мировой Порядок, и новый строй в России, опирающийся на основных ее структурах, включая МП, не имеет никакого интереса в существовании такой церковной организации, как РПЦЗ, исповедующей Истину и считающей себя законной частью Русской Церкви.

Недавно известный американский политический деятель высказал мнение, что для успешной демократизации России требуется уничтожение русского духа. При такой целенаправленности РПЦЗ никак не найдет себе места в Новом Мировом Порядке. Следовательно, необходимо, чтобы она на месте растворилась. Что может этому способствовать? Например: постепенная замена ее штатов местным элементом вследствие малочисленности русского элемента — замена, ведущая, в общей сложности, к упразднению русского духа, «русского Православия», а порой и вообще Православия; далее, сближение с МП, неизбежно ведущее РПЦЗ к внутреннему расслаблению или расколу; и созыв Всезарубежного Собора, с участием клириков и мирян, который  приведет РПЦЗ к неизбежной катастрофе, по причине, во-первых, катастрофического зарубежного безлюдья что касается выдающихся деятелей (несравнимо с ситуацией на Всезарубежном Соборе 1974 г.), и, во-вторых, из-за хорошей организованности Германской епархии, которой очень легко удастся все повернуть на свой лад.

Что касается созыва Всезарубежного Собора, легче понять значение принятого решения на последнем Соборе заглянув в статью Архиеп. Марка  «Сила Церкви в единении и любви» (Вестник Германской епархии, 4/ 1997). Год спустя, еще ярче выступает ее целеустремленность: подготовить нашу Церковь к Всероссийскому собору, созываемому МП в 2000 г.

Почему к предстоящему Всероссийскому собору столь необходим Всезарубежный Собор? — Для того, чтобы установить бесповоротный сдвиг в сторону МП, в любом варианте, как изложено в статье «Сила Церкви в единении и любви»:

«Необходим Всезарубежный Собор для того, чтобы мы как Русская Православная Церковь заграницей могли, наконец, после соборного рассмотрения и обсуждения, соборно определить позиции зарубежного клира и паствы по нынешним церковным проблемам. А за этим должна будет воспоследовать и дальнейшая серьезная работа по подготовке Собора Всероссийской Церкви.

Всезарубежный Собор должен заняться вопросами нашего отношения к Московской Патриархии  и дальнейшего развития этих отношений:

-  установить, что нас объединяет и что разделяет;

-  какая форма единения возможна или желательна;

-  возможно ли евхаристическое общение при полной автономии, или

-  какая связь существует между евхаристическим общением и административным единством.

Помимо односторонних подходов, порождающих противоборство и крайности в утверждениях, в Русской Церкви существует и другая традиция, осмысление которой могло бы помочь в поиске временных, переходных решений на пути к искомому единству».

Простите, Владыка. Мысли не дают покоя.

Испрашиваю Ваших святых молитв.

Протоиерей Вениамин Жуков.

 

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author