pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

ПОСЛЕДНИЕ МИНУТЫ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ

Из книги М.К. Дитерихса

На углу Вознесенскаго проспекта и Вознесенскаго переулка, за дву­мя рядами высокихъ, сплошныхъ заборовъ, скрывавшихъ окна отъ глазъ съ улицы, въ небольшомъ, но хорошенькомъ, бѣленькомъ домикѣ, продол­жали царить мракъ, мертвая тишина и тѣни преступленія.

Это домъ Ипатьева, или, по-большевицки, "домъ особаго назначенія", въ которомъ содержалась въ Екатеринбургѣ, съ 30 апрѣля 1918 года, Августѣйшая Семья.

Въ этомъ домѣ, еще 14 іюля, священникъ о. Сторожевъ, съ діакономъ Василіемъ Вуймировымъ, совершалъ обѣдницу, для всей собравшейся въ залѣ Царской Семьи; бѣдный Наслѣдникъ Цесаревичъ Алексѣй Николаевичъ страдалъ своей паслѣдственной болѣзнію, сидѣлъ въ креслѣ. Тутъ же присутствовали тогда докторъ Боткинъ, дѣвушка Демидова, поваръ Харитоновъ, камердинеръ Труппъ и мальчикъ Сѣдневъ; поодаль, у окна, стоялъ комиссаръ Янкель Юровскихъ и не спускалъ глазъ съ молившихся впереди русскихъ христіанскихъ людей.

Всѣ члены Царской семьи имѣли видъ утомленный и, противъ обыкновенія, никто изъ нихъ не пѣлъ во время службы, какъ было на предшествовавшихъ пяти службахъ, до появленія въ домѣ Янкеля Юровскихъ, а когда во время этой службы 14 іюля, по чину обѣдницы, отецъ діаконъ, вмѣсто того, чтобы прочесть, по ошибкѣ запѣлъ "со святыми упокой", всѣ члены семьи бывшаго Императора Николая ІІ-го опустились на колѣни.

— "Знаете, о. протоіерей, — сказалъ діаконъ Буймировъ, выйдя изъ дома — у нихъ тамъ что-то случилось: они всѣ какіе-то другіе точно, да и не поетъ никто".


Гдѣ же были теперь обитатели этого дома?

Въ домѣ царилъ невѣроятный хаосъ. Начиная отъ комнатъ нижняго полу-подвальнаго этажа, гдѣ, при Янкелѣ Юровскихъ, жилъ внутренній караулъ изъ 10 человѣкъ, приведенныхъ имъ съ собой изъ чрезвычайки, до угольной комнаты верхняго этажа, служившей спальней бывшимъ Го­сударю Императору, Государынѣ Императрицѣ и Наслѣднику Цесареви­чу, почти во всѣхъ комнатахъ были разбросаны по полу, на столахъ, диванахъ, за шкафами и ящиками, различныя цѣльныя, разломанныя, помятыя и скомканныя вещи и вещицы, принадлежавшія Августѣйшей Семьѣ и содержавшимся съ ними въ домѣ придворнымъ людямъ. Больше все­го валялось ихъ въ комнатѣ комиссара Янкеля Юровскихъ, первой налѣво изъ передней, валялись порванныя, смятыя и обгорѣлыя записки, обрывки писемъ, фотографій, картинокъ; валялись книжки, молитвенни­ки, Евангелія, валялись образки, крестики, четки, обрывки цѣпочекъ и ленточекъ, на которыхъ они подвѣшивались, а икона Ѳедоровской Божіей Матери, икона, съ которой Государыня Императрица никогда, ни при какихъ обстоятельствахъ не разставалась, валялась въ помойкѣ, во дворѣ со срѣзаннымъ съ нея, ее украшавшимъ, очень цѣннымъ вѣнчикомъ изъ крупныхъ брилліантовъ.

Въ буфетной комнатѣ съ окномъ, выходившимъ въ садикъ, непода­леку отъ крана, на столѣ и подъ нимъ, валялось много грязнаго столоваго бѣлья и на пѣкоторыхъ полотенцахъ и салфеткахъ виднѣлись большія, густыя кровавыя пятна. А наружная сторона дома, если выглянуть изъ окна въ садикъ, сверху до-низу была обрызгана тоже кровавыми пят­нами: видно кто-то мылъ подъ краномъ окровавленныя руки и отрясъ ихъ за окно, а другой — просто взялъ и, не мывши, отеръ свои руки о столовое бѣлье.

Въ каретникѣ, во дворѣ дома Ипатьева, оказалось нѣсколько кухонныхъ желѣзныхъ ящиковъ и два, три разломанныхъ, по проще, сундучка, перевезенныхъ комиссаромъ Хохрявымъ изъ Тобольска вмѣстѣ съ Цар­скими дѣтьми. Сундуковъ, чемодановъ и ящиковъ, собственно Царской Семьи, не было. На землѣ валялись разбросанными, перепутанными, по­битыми кое-какіе остатки кухонной посуды, посуды столовой, чайной, гро­мозкіе баки, кубы, лоханки. Осталось нѣсколько разрозненныхъ частей костюмовъ, разодранный корсажъ, отдѣльная юбка, большой ящикъ съ игрушками и играми Наслѣдника Цесаревича, ширмы Государыни, вѣсы для взвѣшиванія людей, чехолъ отъ походной кровати Великихъ Княженъ. Ничего не было изъ бѣлья, платьевъ, одежды, мѣховыхъ вещей, обуви, шляпъ и зонтиковъ.

Совершенно отдѣльно стоялъ раскрытый тяжелый ящикъ-сундукъ съ частью книгъ, принадлежащихъ Августѣйшимъ Дѣтямъ; въ ящикѣ ры­лись, большую часть книгъ разбросали тутъ же, вокругъ него. Книги исключительно русскія, англійскія и французскія; ни одной на нѣмецкомъ языкѣ. Книги опредѣленнаго выбора: сочиненія для религіознаго, нравственнаго воспитанія и произведенія лучшихъ русскихъ классиковъ. Книги опредѣленныхъ владѣльцевъ; въ нихъ собственноручный ихъ Величествъ помѣтки, закладки домашней работы, засушенные цвѣты и ли­сточки. Почти на всѣхъ посвященія или просто помѣтки отъ отца или матери, или декабря, Царское Село, отъ папа и отъ обоихъ вмѣстѣ: "Елка, 1911 г. 24, мама, Ольгѣ", "В. К. Ольгѣ, мама, Тобольскъ, 1917"; "Моей маленькой Татьянѣ отъ мама, 9 февраля 1912 г. Царское Село", "Дорогой Татьянѣ огь папа и мама, янв. 1908 г."; "М. Н. елка, 1913 г."; "Те­традь для французскаго. Алексисъ" и т. д.

Изъ одной англійской книжки Великой Княжны Ольги Николаевны высунулись два листочка почтовой бумажки, на которыхъ рукой ея Ве­личества записаны стихотворенія, сочиненныя въ Тобольскѣ или Госуда­рыней Императрицей или графиней Анастасіей Васильевной Гендриковой.


На одномъ листкѣ:

ПЕРЕДЪ ИКОНОЙ БОГОМАТЕРИ.

Царица неба и земли,
Скорбящихъ утѣшеніе,
Молитвѣ грѣшниковъ внемли
Въ Тебѣ надежда и спасеніе.

Погрязли мы во злѣ страстей,
Блуждаемъ въ тьмѣ порока
Но наша РодинаО, къ ней
Склони всевидящее око.

Святая Русь, Твой свѣтлый домъ
Почти, что погибаетъ.
Къ Тебѣ, Заступница, завемъ —
Иной никто изъ насъ не знаетъ.

О, не оставь Своихъ дѣтей
Скорбящихъ Упованіе.
Не отврати Своихъ очей.
Отъ нашей скорби и страданья.

 

На другомъ листкѣ:

МОЛИТВА.

Пошли намъ, Господи, терпѣнья
Въ годину буйныхъ, мрачныхъ дней
Сносить народное гоненье
И пытки нашихъ палачей.

Дай крѣпость намъ, о Боже правый,
Злодѣйства ближняго прощать
И крестъ тяжелый и кровавый
Съ Твоею кротостью встрѣчать.

 И въ дни мятежнаго волненья,
Когда ограбятъ насъ враги,
Терпѣть позоръ и оскорбленья,
Христосъ Спаситель, помоги.

Владыка міра, Богъ всесильный,
Благослови молитвой насъ
И дай покой душѣ смиренной
Въ невыносимый страшный часъ.

И у преддверія могилы
Вдохни въ уста Твоихъ рабовъ —
Нечеловѣческія силы
Молиться кротко за враговъ.


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author