?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

ОБ ОСУЖДЕНИИ

Один старец, услыхавши, что некоторый инок впал в тяжкий грех, осудил его, сказав: "великое зло сделал он!" Прошло несколько вре­мени, и видит этот старец, что ангел принес к нему душу осужденного им брата и говорит ему: "вот тот, которого ты осуждал, умер. Куда велишь теперь положить душу его: в царство или в муку?" Старец ужас­нулся. "Ведь ты судия праведным и грешным, продолжал ангел; так говори же, что прикажешь о душе сей? Помилуешь ли ее, или мукам предашь?" Понял тут старец, что осудивши брата, сам впал в тяжкий грех, и со стенанием и плачем стал просить себе прощения. Долгое время Господь не от­вечал ему, но наконец сжалился и послал ангела возвестить ему прощение. "Бог простил тебя, сказал ангел, но с этих пор не забывай, сколь тяжек грех осуждения".

"Быв в соседнем монастыре, рассказывал сам о себе авва Исаак Фивски, я заметил в нем одного монаха нерадивой жизни и мысленно осудил его; а когда возвращался к своей кельи, то в самых дверях предстал пред мною ангел и строго сказал: "Спаситель повелел мне узнать твое мнение: что должно сделать с монахом, осужденным тобою?" Исаак почувствовал вину и повергшись пред ангелом, каялся и просил молитв. "Встань, сказал ангел на этот раз Господь прощает тебя, но впредь страшись осуждать твоего брата прежде, нежели Господь осудит его, иначе и в сию келлию впущен не будешь".

Добрый человек всех людей видит добрыми, а злой и лукавый не только криво, но и прямо ходящих, подозревает, укоряет, осуждает и злословит.

Авва Агафон, когда видел какое-нибудь дело и помысл побуждал его к осуждению, - говорил сам себе: «Агафон! Не сделай сам того же». И помысл его успокаивался (Древний патерик).

Один инок был довольно нерадив на пути спасения, в постничестве и молитвах. Наконец пришло время разстаться ему с жизнью; и, собравшиеся вокруг одра его, братия чрезвычайно удивились, видя, что этот, по мнению их, безпечный инок оставляет мир не только без трепета, но благодаря Бога и даже улыбаясь. - "Отчего ты в грозный час суда Божия так безпечален?" - спросили они; "мы знаем твою жизнь и не понимаем твоего равнодушия; укрепись силою Христа, Бога нашего, и скажи нам, да про­славим Его милосердие". - Тогда умирающий инок, несколько поднявшись с одра, сказал им: - "так отцы и братия! я жил нерадиво, и ныне все дела представлены мне и прочтены ангелами Божьими; я с сокрушением признался в них, и ожидал всей строгости суда Господня ... Но вдруг ангелы  сказали мне: "при всем небрежении, ты не осуждал и был незлобив", и этими словами разодрали рукописание грехов моих. Вот источник моей радости". Сказав это, инок предал с миром душу свою Господу. "Не осуждайте и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете", сказал Господь /Лук. 6, 37/.

Авва Пафнутий разсказывал о себе: "однажды, путешествуя сбился я с дороги, ибо был туман, и очутился близ одного селения. Там увидел я некоторых, безстыдно разговаривавших между собою. Остановившись, начал молиться о грехах своих. И вот явился мне ангел с мечем и говорит: "Пафнутий, все осуждающие братий своих погибнут от меча сего. Но ты не осудил, а смирился пред Богом, как бы виновный в грехе. Посему имя твое вписано в книгу живых". /Достоп. сказ, о подвиг, св. отцов/.

Итак, да внимаем себе самим и о своих грехах будем более заботиться, чтобы от них освободиться. Один благочестивый старец видя, что брат согрешил, со вздохом сказал: "горе мне, как он согрешил сегодня, так согрешу и я завтра". Подобным образом и всякому из нас надлежит  памятию о собственном недостоинстве и безсилия отражать от ума своего горделивые помыслы осуждения ближняго  /Дост. сказ, о подв. св. и блаж. Отец/.

Случаи, в которых позволительно говорить о ком-нибудь дурно.

"Думаю, говорит св. Василий Великий, что два есть случая, в которых  позволительно говорить о ком-нибудь дурное, именно: когда необходимо кому посоветоваться с другими, испытанными в этом, как исправить согрешившего, и еще, когда бывает нужда предостеречь других, которые по неведению, могут быть нередко в сообществе с худым человеком, почитая его добрым; тогда как апостол повелевает не примешаться таковым /2 Сол. 3, 14/, чтобы не наложить как бы сильков на свою душу. Так поступал и сам апостол, как видим из того, что пишет к Тимофею: "Александр медник много сделал мне зла. Берегись его и ты, ибо он сильно противился нашим  словам" /2 Тим. 4, 14-15/. А кто без таковой необходимости говорит что нибудь о другом, с намерением разгласить или очернить, тот клеветник хотя бы говорил правду".

«Голос Нашей Церкви», Вестник Храма Воскресения Христова, Брюссель, февраль 1987 г.




Comments