?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

April 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Русская церковная и общественная деятельность на Ближнем Востоке - Часть I.

Россія была крещена только въ концѣ 10-го вѣка. Правда, въ предшествовавшіе вѣка греческіе миссіонеры посѣщали населенныя славянами территоріи и многихъ крестили. Однако, только въ 988 г., когда Великій Князь Кіевскій Владиміръ крестился, принявъ вѣру отъ грековъ, совершилось въ Днѣпрѣ массовое крещеніе и народа и христіанство было объявленно государственной религіей.

Обладая природнымъ мистицизмомъ, благочестіемъ и религіознымъ взглядомъ на жизнь, русскій народъ воспринялъ христіанство съ почти непревзойденной искренностью и горячностью. Вѣра стала неотъемлемой частью повседневной жизни. Каждому значительно­му начинанію предшествовала церковная служба, молитва или кре­стное знаменіе. Времена года опредѣлялись скорѣе праздниками Цер­кви, чѣмъ календарными датами. Сама государственная власть под­чинялась Божественному Закону, ея царственные возглавители полу­чали мѵропомазаніе отъ Бога и ихъ деятельность должна была пред­ставлять Божескую власть на землѣ.

Народъ съ радостью воспринялъ эту идею. Святая Русь стала общепринятымъ названіемъ Россіи. Отдѣленіе Государства отъ Цер­кви было немыслимымъ.

Въ дополненіе къ обычнымъ формамъ благочестія, въ которыя входило посѣщеніе церковныхъ службъ, соблюденіе праздниковъ и строгихъ постовъ, образовался еще и широко распространившійся обычай паломничествъ ко святымъ мѣстамъ. Часто это были уеди­ненные монастыри, гробницы святыхъ, или же мѣстонахожденія особо чтимыхъ иконъ.

На всѣхъ путяхъ и дорогахъ, по всѣмъ просторамъ Матушки Ру­си, въ любое время года можно было встрѣтить паломниковъ. Ду­ховенство и мірянъ, группами или въ одиночку, шли пѣшкомъ къ какому-либо святому мѣсту, обычно во исполненіе даннаго обѣта. По пути, независимо отъ того, кто они были и куда направлялись, они находили пристанище и пищу, а зачастую и денежныя дары. Ни изъ какого дома, не зависимо отъ того, была ли то убогая хи­жина или богатое дворянское помѣстье, не уходили они съ пустыми руками. Имъ поручали передавать денежныя суммы тому или ино­му монастырю на поминовеніе жертвователей и ихъ родныхъ, за совершенія церковныхъ службъ и просто на свѣчи къ особо чтимымъ святынямъ.

Самымъ главнымъ паломничествомъ, мечтою всей жизни для многихъ благочестивыхъ христіанъ было, конечно, длительное и опас­ное путешествіе въ Святую Землю. Насельники славянскихъ странъ стали появляться тамъ, начиная уже съ 6-го и 7-го вѣковъ по Р. X. Самое раннее письменное свидѣтельство о такомъ паломничествѣ въ Іерусалимъ, совершенномъ монахомъ Варлаамомъ относится къ 1062 году. Въ слѣдующемъ столѣтіи игуменомъ Даніиломъ составлено точ­ное и подробное описаніе его путешествія въ Палестину и посѣщенія имъ Святыхъ Мѣстъ. Онъ первый соорудилъ неугасимую лам­паду у Гроба Господня и возжегъ ее отъ имени «всея Руси».

Путешествіе въ тѣ времена было сопряжено съ многими труд­ностями и опасностями. Въ отличіе отъ путешествій по своей родной странѣ, паломники пересѣкали страны Ближняго Востока въ которыхъ совсѣмъ не было христіанъ, или, если были, то находились, въ значительномъ меныпинствѣ. Большая часть населенія была му­сульманской и относилась къ христіанамъ съ враждебностью.

Ближній Востокъ, бывшій раньше частью Римской Имперіи, потомъ ставшій Восточной, православно-христіанской Византійской Имперіей съ преобладающей греческой культурой, былъ завоеванъ мусульманами и послѣ паденія Константинополя въ 1453 г. вошелъ въ составъ Оттоманской Имперіи.

Число христіанскихъ поселеній на Ближнемъ Востокѣ стало рѣзко уменьшаться и многія изъ нихъ окончательно исчезли. Мона­стыри, населенные когда-то тысячами монаховъ, превратились въ запустѣлыя обиталища, съ самое большое несколько десятками живущихъ въ нихъ монаховъ. Изъ пяти древнихъ Патріархатовъ христіанскаго міра: Константинополя, Рима, Антіохіи, Іерусалима и Александріи — четыре были православными и возглавлялись епи­скопами традиционно избираемыми изъ греческаго духовенства. Ме­стные арабы-христіане не имѣли доступа въ существовавшія при­ходскія школы, такъ какъ преподаваніе въ нихъ велось исключи­тельно на греческомъ языкѣ.

Послѣ завоеванія турками Іерусалима въ 1517 г., его патріаршая каѳедра была временно перемѣщена въ Константинополь, являвшійся каѳедрой также и Патріарха Вселенскаго. Патріархъ Антіохійскій послѣдовалъ примѣру и тоже присоединился къ окруженію Все­ленскаго Паріарха. Іерархи, собравшись въ Константинополѣ, тѣмъ самымъ покинули свою православную паству на Ближнемъ Востокѣ и лишили ее вліятельнаго представительства, могущаго защищать ея интересы. Вселенскому Патріарху удалось установить «модусъ вивенди» съ правительствомъ Оттоманской Имперіи и заключить не­сколько соглашений, которыя давали ему право представительства и защиты христіанъ въ случаяхъ какихъ либо несправедливостей.

Однако, греческая православная Церковь, боясь скомпромети­ровать себя черезчуръ частыми заступничествами, не слишкомъ настаивала на своихъ правахъ, въ особенности, если дѣло касалось православныхъ арабовъ, которыхъ турки презирали болѣе другихъ, иностранныхъ христіанъ.

Паломники, пробирающіеся во Святую Землю изо всѣхъ уголковъ христіанскаго міра, подвергались всевозможнымъ оскорбленіямъ и униженіямъ; ихъ грабили и обманывали безчестные торговцы и ловкіе гиды. Имъ не позволялось, напримѣръ, въѣзжать въ Дамаскъ верхомъ — они должны были слѣзть съ лошади, верблюда или осла у городскихъ воротъ и продолжать свой путь пѣшкомъ. Такое положеніе тянулось вѣками, пока не были заключены соглашенія, обезпечивающія защиту и свободу передвиженія паломниковъ въ Палестинѣ. Христіанскія правительства были серьезно озабочены обезпеченіемъ безопасности паломничествъ, организованныхъ ими въ серединѣ 19 вѣка. Эта забота не имѣла ничего общаго съ имперіалистическими соревнованіями, планами или честолюбіемъ данныхъ правительствъ въ отношеніи Палестины. Палестина продолжала оставаться частью Оттоманской Имперіи вплоть до конца Первой Міровой Войны (1918 г.).

Русскіе паломники, возвращаясь домой, издавна жаловались на отсутствіе защиты ихъ интересовъ, какъ со стороны Правитель­ства, не имѣвшаго дипломатическаго представительства въ Палестинѣ, такъ и со стороны Русской Церкви, у которой не было ни своей Миссіи, ни монастырей въ Святой Землѣ.

Въ теченіи этого періода времени, Русское Правительство было всецѣло занято осуществленіемъ своей главной цѣли — освобожденіемъ Константинополя, «Второго Рима», бывшей столицы Византійской Имперіи, изъ подъ турецкаго владычества, а также и надеждой открыть Босфорскій Проливъ для судовъ подъ русскимъ флагомъ. Эта забота сосредоточила все вниманіе на Среднемъ Востокѣ, затмивъ всѣ остальные интересы.

Уже въ 15 в. Царь Іоаннъ Васильевичъ III отправилъ посломъ въ Константинополь Михаила Плещеева.

Тѣсныя дипломатическія отношенія съ Портой поддерживались какъ Борисомъ Годуновымъ въ 16 в., такъ и его преемниками, от­личаясь только степенью близости.

Въ противоположность имъ, русскіе государственные дѣятели болѣе поздняго періода, главнымъ образомъ чиновники министер­ства Иностранныхъ Дѣлъ, всячески препятствовали не только накопленію русскихъ въ Палестинѣ, но даже и ихъ вліянію, боясь, что это вызоветъ у Западныхъ Державъ подозрѣнія относительно дѣйствительныхъ намѣреній Россіи. «Это можетъ вызвать оппозицію», говорили они, «которая въ будущемъ повредитъ возможности вер­нуть Константинополь въ христіанскія руки». Еще больше боялись они расширенія и распространенія миссіонерской активности Русской Церкви, считая что помощь и содѣйствіе православнымъ арабамъ неминуемо вызоветъ недовольство греческаго клира, юрис­дикция котораго распространялась на эту территорію. Поэтому, всѣ дѣла связанныя съ Святой Землей и паломниками въ ней, находились въ вѣдѣніи русскаго посла въ Константинополѣ.

Наконецъ, по настоянію Русской Церкви, въ 1820 г. въ Яффѣ, являвшейся портовымъ городомъ черезъ который паломники пріѣзжали въ Святую Землю, открылось русское консульство.

Вскорѣ послѣ этого Россія предприняла рядъ другихъ мѣръ. Въ 1841 г. Русскому послу въ Константинополѣ было поручено начать переговоры съ турецкими властьями о возможности обезпечить безопасное передвиженіе паломниковъ и разрѣшеніи устроить для нихъ центры пріема. Въ томъ же году, Русская Православная Церковь отправила въ Святую Землю своего перваго уполномоченнаго въ лицѣ архим. Кирилла, который поѣхалъ, получивъ благословеніе Святѣйшаго Сѵнода и согласіе Министерства Иностранныхъ Дѣлъ, которое, впрочемъ, потребовало нѣкотораго сокращенія поля его дѣятельности. Цѣлью его поѣздки было изученіе на мѣстѣ тяжелаго положенія православныхъ арабовъ и указаніе способовъ возможнаго его улучшения, а также, общаго положенія христіанъ и паломниковъ въ частности. Онъ принужденъ былъ отправиться въ качествѣ про­стого паломника, получивъ скромный годовой окладъ въ размѣрѣ 1200 рублей. Останавливаться онъ долженъ былъ въ греческихъ монастыряхъ и отъ него ожидалось, что онъ сможетъ наладить и укрѣпить добрыя отношенія съ Іерусалимскимъ Патріархомъ. Не имѣя никакого оффиціальнаго положенія и не получивъ достаточной финансовой и политической поддержки, архим. Кириллъ принужденъ былъ вернуться въ Россію, такъ и не выполнивъ части своихъ заданій.

Два года спустя, архим. Порфирій, извѣстный своею ученостью и тщательно избранный изъ среды многочисленныхъ кандидатовъ, обладавшій всѣми данными для исполненія возложенной на него Святѣйшимъ Сѵнодомъ и Правительствомъ миссіи, отправился въ качествѣ церковнаго посланника. Но и это произошло только послѣ того, какъ въ Іерусалимъ пріѣхалъ первый англиканскій епископъ Александръ, назначенный туда изъ Лондона. Подобно своему пред­шественнику, архим. Порфирій получилъ рядъ ограничивающихъ его дѣятельность инструкцій и столь же скромное жалованіе. Однако, ему даны были спеціальныя средства на улучшеніе быта арабскихъ поселеній и ему было поручено совершать въ Іерусалимѣ службы, дабы «съ должной торжественностью явить все благолѣпіе русскаго церковнаго ритуала». Ему также не удалось осуществить своихъ заданій, ввиду недостаточной поддержки со стороны правительства, недостатка средствъ и ограниченія полномочій. Однако, несмотря на всѣ эти препятствія, архим. Порфирій заслужилъ уваженіе и дружеское расположеніе Іерусалимскаго Патріарха, одновременно пріобрѣтя довѣріе и благожелательство значительнаго числа арабовъ. Недостатокъ правительственныхъ средствъ онъ восполнялъ изъ собственныхъ скромныхъ суммъ и изъ нихъ оказывалъ помощь арабскимъ жителямъ.

Слухи о тяжеломъ положеніи православнаго населенія въ Палестинѣ, широко распространяемы возвращавшимися паломниками, вызвали большое сочувствіе въ средѣ русскаго народа. Средства для помощи стали собираться усиліями частныхъ лицъ.

На собранныя такимъ образомъ средства, архим. Порфирій купилъ землю для постройки школъ, церквей и гостинницъ для паломниковъ. Устроивши рядъ такихъ пунктовъ для помощи православнымъ арабамъ, архим. Порфирій вернулся въ Россію, съ цѣлыо сдѣ­лать подробный отчетъ о нуждахъ православныхъ въ Святой Землѣ. Одновременно, онъ надѣялся организовать болѣе солидную по­мощь православнымъ арабамъ, чтобы предохранить ихъ отъ пере­хода въ другія вѣроисповѣданія, случаи которыхъ участились ввиду матеріальныхъ тягостей, преслѣдованій и недостатка оффиціальныхъ представителей, располагающихъ необходимыми средствами. Въ 1848 г. онъ вернулся въ Іерусалимъ съ группой русскихъ монаховъ. Въ числѣ прочихъ начинаній, они открыли духовную семинарію для подготовки преподавателей Закона Божія. Кромѣ арабскаго, семина­ристы изучали греческій, русскій и церковнославянскій языки. Арабы привѣтствовали помощь Русской Православной Церкви и одновре­менно искали покровительства со стороны русскаго правительства. Эти православные арабы постоянно становились жертвами набѣговъ бедуиновъ изъ пустыни, которые грабили у нихъ и то незначитель­ное имущество, которымъ они обладали. Съ увеличеніемъ числа паломниковъ изъ Россіи, Церковь стала получать больше пожертвованія и, соотвѣтственно могла оказывать болѣе значительную помощь.




Продолжение следует

Comments