pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

О началѣ раскола Русской Православной Церкви на «Советскую» и «Катакомбную».

Письмо къ «Печальнику о Церкви Христовой» отъ 1 февраля 1928 года.

Дорогой и возлюбленный печальникъ о Церкви Христовой!

Зная Вашу всегдашнюю ревность о нуждахъ нашей Православной Церкви и Ваши многолѣтніе и неустанные труды по насажденію истиннаго православнаго сознанія и устроенія, осмѣливаюсь обратиться къ Вамъ съ своими раздумьями и со своей тяжелой скорбью по поводу совершающагося нынѣ въ Церкви.

Пользуясь Вашими постоянными совѣтами и наставленіями, я всегда получалъ въ нихъ большую духовную бодрость и силы къ перенесенію церковныхъ невзгодъ и треволненій. Но въ одномъ пунктѣ я теперь не могу принудить свою совѣсть слѣдовать за Вами и думаю, что Васъ также по­стигло здѣсь жестокое разочарованіе. Помню это было осенью истекшаго года, когда я, ревнуя о чистотѣ вѣры не находилъ ни одного храма въ Москвѣ, который ясно отдавалъ бы себѣ отчетъ о тяжести церковныхъ преступленій м. Сергія.

Приближался день моего Ангела, и я скорбѣлъ, что Богъ не позволяетъ мнѣ, рожденному и прожившему всю жизнь въ Православіи, побывать въ храмѣ въ этотъ день. И вотъ пришли Вы и, по водительству Божію расска­зали о состояніи Московской Церкви и указали на вполнѣ православные храмы, гдѣ соблюдается правильное отношеніе къ происходящему въ Церкви.

Ваше посѣщеніе я принялъ, какъ указанный персть Божій и въ ука­занные храмы сталъ ходить, находя въ нихъ молитвенное и общественно-церковное утѣшеніе.

Теперь же, возлюбленный наставникъ, чувствую, что ошибались и Вы и я, пошедшій за Вашими указаніями и получившій временное и мнимое утѣшеніе. Это и заставляетъ меня сейчасъ въ душевной скорби писать Вамъ и просить у Васъ снова и снова утѣшенія.

Что видимъ мы сейчасъ въ Церкви? — Вопреки всякимъ разсужденіямъ объ единствѣ Церкви, мы видимъ, что уже нѣтъ ровно никакого единства фактически. Что же это за единство, когда всякій храмъ и всякій іерей разсуждаетъ по своему, и когда не знаешь, гдѣ православіе и не отступитъ отъ истины приходъ, который сегодня всѣми признается какъ православ­ный.

Когда, вышло распоряженіе о поминовеніи м. Сергія и Совѣтской вла­сти, одни сразу же стали идейно на эту точку зрѣнія и сразу же стали воз­носить моленія за тѣхъ, кто, по всякому православному сознанію, всегда являлись прямыми служителями сатаны. Другіе тоже стали поминать тѣхъ и другихъ, но стали поминать не идейно, а рабски, страха ради іудейска, жалкимъ образомъ сохраняя ничтожныя земныя блага. Развѣ не позоръ и не срамъ, когда на Валаамскомъ подворьѣ во время поминовенія пѣвчіе начинають кашлять и сморкаться или громко пѣть, а дьяконъ скороговор­кой старается смять произносимыя имъ нечестивыя слова. Развѣ это не позоръ и не срамъ когда протоіерей поминаетъ м. Сергія и властей лишь тогда, когда сестра церковная, наблюдающая за посѣтителями храма, шлетъ ему записку въ алтарь: "да", завидѣвши въ храмѣ опаснаго человѣка.

Третьи поминаютъ м. Сергія, но не поминаютъ властей, — жалкая, безсильная и убогая группа. Можно сказать, что эта группа совсѣмъ не имѣетъ никакого представленія о православномъ устроеніи, думаетъ, что можно не исполнять указъ № 549 и стоять на платформѣ іюльскаго посланія м. Сергія.

Вѣдь поминовеніе — просто логическій выводъ изъ того срама, который былъ объявленъ м. Сергіемъ 16/29 іюля с. г.

Четвертые не поминаютъ ни м. Сергія, ни властей, но и эти раздѣлены между собою. Одни изъ нихъ, послѣ долгихъ размышленій и колебаній, рѣшились поднять крестъ исповѣдиичества и открыто отложиться отъ м. Сергія и всѣхъ его мерзостей и сатанистовъ. Такихъ, конечно, очень мало, ибо исповѣдниковъ было всегда мало, а измѣнниковъ и предателей было большинство.
     Но среди поминающихъ есть и другіе. Именно, пятые, сознавая всю гибель, которую готовитъ намъ м. Сергій, готовы отложиться, но по разнымъ м
ѣстнымъ условіямъ (состояніе прихода, отношеніе властей мѣстныхъ, наличіе или неналичіе православнаго епископа, личныя дѣла и т. д.) этого отложенія еще не совершили, со дня на день ожидая болѣе удобныхъ обстоятельствъ.

Такихъ священниковъ я знаю и всячески вхожу въ ихъ нужды, отнюдь не торопя съ отложеніемъ и совѣтуя поступать какъ можно осторожнѣе.

Но воть среди не поминающихъ, но и не отложившихся, есть одна группа духовенства, та самая, которую Вы мнѣ благословили имѣть въ виду, какъ наиболѣе надежную и православную. Говорю Вамъ какъ духовнику, что по самой чистой совѣсти считаю Я этихъ пастырей не пастырями добры­ми, но волками въ овечьей шкурѣ и нерадивыми наемниками, соблюдающими свои личные интересы, а не ведущими ввѣренное имъ стадо ко Христу. Краткая исторія этихъ модныхъ приходовъ сводится къ слѣдующему. Сна­чала одинъ изъ этихъ іереевъ говорить, что поминать митрополита Сергія и служителей сатаны нельзя за литургіей, а можно за всенощной. Это убогое и жалкое разсужденіе смутило меня тогда же, но вѣрилъ Вамъ и Вашему церковному опыту. Потомъ что-то заставило этихъ іереевъ не поминать и за всенощной. На безпокойные вопросы объ отложеніи эти іереи говорили, что нѣтъ отложившихся епископовъ, а безъ епископа нѣтъ Церкви. Повѣрилъ я и тутъ. Затѣмъ нашлись и отложившіеся епископы и даже митрополиты. На новые вопросы Ваши іереи отвѣчали: "что же, Вы хотите дѣйствовать авторитетами. Дѣло въ истинѣ, а не въ авторитетѣ". Повѣрилъ этому я и здѣсь, ибо всегда исповѣдывалъ, что важно содержать истину, а не хва­таться за авторитеты, кототрые по человѣчеству могутъ всегда ошибаться. Но этимъ дѣло не кончилось.

Одинъ изъ Вашихъ іереевъ исчезъ, яко тать въ нощи и больше мѣсяца никто не можетъ ни узнать отъ него а томъ, какъ надо поступать въ насто­ящей церковной разрухѣ, ни даже увидать его.

Кому же изъ православныхъ не придутъ въ голову страшныя слова евангелиста: "А наемникъ, иже нѣсть пастырь, ему же не суть овцы своя, видитъ волка грядущаго и оставляетъ овцы и бѣгаетъ, и волкъ расхитить ихъ и распудитъ овцы" (Іоан. X, 12).

Другой Вашъ іерей поступилъ еще хуже, — и изъ этого обстоятель­ства я и рѣшилъ Васъ безпокоить настоящимъ письмомъ. Этотъ іерей поста­рался обезпечить себя довѣріемъ съ обѣихъ сторонъ. Сначала правые круги православнаго общества въ Москвѣ, видя твердость своего пастыря, стали надѣяться на него, какъ на одинъ изъ столповъ. Къ нимъ принадлежали и Вы, и многіе другіе, и въ томъ числѣ и я. И нѣсколько мѣсяцевъ продолжа­лась у насъ эта вѣра и упованіе. Но теперь я узнаю, что сей іерей бываетъ у м. Сергія и епископа Филиппа, причемъ послѣдніе, налагая прещеніе на однихъ непоминающихъ, не налагаютъ его на іерея. Наконецъ, что возмутительнѣе всего, — я узналъ, что этотъ іерей находится въ близкихъ отношеніяхъ съ преосвящ. Серафимомъ, еп. Угличскимъ, и что послѣдній, будучи въ Москвѣ, даже былъ у сего іерея. Прости меня, Господи, и ты честный наставниче, но не могу я больше молчать. Что же это получается?

Народъ идетъ за своимъ пастыремъ и вѣритъ ему, пастырь же находить какую-то возможность мирить Христа съ Веліаромъ и свѣтъ съ тьмою. Боль­ше того. Отложилось не мало духовенства, высшаго и низшаго; духовенство это презрѣло и свою свободу, и своихъ ближнихъ и духовныхъ дѣтей, рискуя подвергнуться жесточайшимъ карамъ. Вашъ же іерей, пользуясь плодами своего исповѣдничества, пребываетъ въ самодовольствѣ и православномъ ореолѣ, подобно мухѣ въ извѣстной баснѣ, которая сидитъ на воловьихъ рогахъ, и тоже говорить "мы пахали".

Развѣ это не предательство, когда, онъ своимъ духовнымъ дѣтямъ го­ворить, что м. Сергій теперь не будетъ накладывать прещенія за непоминовеніе, и что тѣмъ самымъ наступить въ Церкви миръ. Развѣ не понимаетъ Вашъ іерей, что если бы даже м. Сергій и пересталъ накладывать прещеніе, то это было бы сдѣлано только въ виду откола виднѣйшихъ іерарховъ и исповѣдничества, многихъ священнослужителей по всей Россіи. Развѣ мо­жетъ честный іерей безучастно относиться къ голосу исповѣдниковъ и даже говорить, что въ виду ихъ отложенія, онъ не можетъ съ ними вмѣстѣ совершать Богослуженіе. Вѣдь если съ ними нельзя служить, то значить — Вашъ іерей находится во внутреннемъ (а не только внѣшнемъ и формальномъ) общеніи съ м. Сергіемъ, и тогда почему онъ его не поминаетъ?

Если Вашъ іерей честно и по совѣсти не можетъ совершать беззакон­ныя поминовенія, то это значить, что идейно онъ вмѣстѣ съ отложившимися и тогда почему же онъ не можетъ съ ними служить? Вашъ іерей стоить за единство Церкви. Но если это единство внѣшнее и формальное, то его уже давно нѣтъ, т. к. я указалъ Вамъ выше цѣлыхъ шесть оріентировокъ, а фак­тически еще больше). Если это единство существенное и внутреннее, то какого же еще надо единства, когда первосвятитель Церкви м. Петръ живъ, да еще несетъ подвигъ страданія за всю Церковь.

Вашъ іерей не понимаетъ ни того, что Церковь находится въ гоненіи, ни того сатанинства, которое обуяло теперь нашу несчастную родину. Вашъ іерей пользуясь своимъ выгоднымъ положеніемъ, стараясь угодить на обѣ стороны, и избѣгнуть упрека въ потаканіи сатанѣ и избѣгнуть прещенія со стороны еретичествующаго митр. Сергія.

И вотъ, дорогой наставникъ, разгадка всѣхъ этихъ Маросеекъ и Солянокъ. Іерей Вашъ не потому не начинаетъ поминать, что былъ православнымъ, но потому, что боялся народа, и что было срамно и мерзостно передъ народомъ. И народа этого боится такъ же и митр. Сергій. Гдѣ іерей мало замѣтенъ и гдѣ народъ несознателенъ, тамъ митр. Сергій на­кладываетъ на него прещеніе; а гдѣ народъ болѣе воспитанъ православ­но, тамъ митр. Сергій этого не дѣлаетъ. Изъ этого Вы видите, что не сознапіе истинности своего дѣла руководить митр. Сергіемъ, но лживая и отвратительная обновленческая политика. И не сознаніе истинности своего дѣла руководить Вашимъ іереемъ, но хитрое лавированіе между обѣими сторонами и умѣніе извлекать пользу изъ своего положенія. Митр. Сергій боится народа и не запрещаетъ Вашего іерея, а іерей пользуется этимъ и не поминаетъ, желая угодить и туда и сюда. Ложь это, ложь, предательство. Вы обязаны разъяснить все это тѣмъ, кому Вы, какъ мнѣ, благословляли ходить въ храмъ къ этому іерею и считать его столпомъ Православія. Объясните и ему самому, что онъ ведетъ се­бя такъ, какъ будто бы дѣйствительно религія была обманомъ для народа ! Народъ все еще продолжаетъ вѣрить пастырямъ и честно ходить въ цер­ковь, не разсуждая и не вникая въ дѣла, но заранее довѣряя пастырю. Па­стырь же лжетъ, самъ внѣ истины, тьмой благословляетъ своихъ прихожанъ. Довольно лжи, обмана, политики, всяческаго лавированія и хитрости. Исти­на проста и простой она должна предстать передъ всѣми. Не нужно намъ такихъ пастырей, которые занимаются политикой. Истязанія, ссылки и смерть лучшихъ архипастырей и пастырей Русской Церкви — наша опо­ра и наше спасеніе, а не политика въ центрѣ Москвы, гдѣ лжеумствующіе самозванцы и наемники работаютъ надъ тѣмъ, какъ помирить Христа съ Веліаромъ. Объявляю Вамъ, что изъ шести указанныхъ мною группировокъ та, о которой я сейчасъ говорю, — самая лживая и предательская. Этой лжи и предательства не смыть имъ даже немедленнымъ отложеніемъ, хотя немедленное отложеніе и было и остается единственнымь путемъ къ сохраяенію православнаго устроенія въ Церкви. "Горе вамъ, книжницы и фарисеи, лицемѣры, яко подобитеся гробамъ повапленнымъ, иже внѣуду убо являются красны, внутрьуду же полны... лицемѣрія и беззаконія" (Мѳ. 23, 27- 28).

Пишу Вамъ это только потому, что глубоко убѣжденъ въ Вашемъ сочувствіи ко мнѣ и къ моему мнѣнію, которое я тутъ выразилъ. И Вы то­же безъ сомнѣнія, сейчасъ также относитесь къ этимъ лицемѣрамъ, хо­тя и очень скорбно и тяжело намъ съ Вами въ этомъ сознаться.

Прошу Вашихъ святыхъ молитвъ.

1-ое февраля 1928 г. (ст. ст.)

(Русский Национальный Календарь. Изд. Братства св. кн. Владимира – 1970 г.)




Subscribe
Comments for this post were disabled by the author