pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Император Николай II как человек сильной воли – Е.Е. Алферьев - 1983 г. - Часть I

 Широко распространенная легенда о слабоволіи Госу­даря Императора Николая Александровича уже давно не только встрѣтила общее признаніе, но стала общеприня­той аксіомой, несмотря на то, что она совершенно не соотвѣтствуетъ и прямо противорѣчитъ истинѣ. Это лож­ное мнѣніе утвердилось настолько прочно, что вотъ уже много десятилѣтій оно повторяется, не встрѣчая ни откуда опроверженія, даже благонамѣренной прессой, русской и иностранной, добросовѣстными историками и мемуариста­ми, а также людьми казалось бы хорошо освѣдомленными и свято чтущими память Царя-Мученика. Между тѣмъ, достаточно вспомнить общеизвѣстные факты, сопоставить достовѣрныя показанія и задуматься надъ непомѣрной тяжестью монаршаго служенія, огромной отвѣтственностью, нравственными испытаніями, мучительной душевной трагедіей Государя, вызванной болѣзнью Наслѣдника и, наконецъ, всѣми переживаніями въ годы войны и революціи, закончившимися мученическимъ восходомъ на Голгоѳу, чтобы понять, что пройти этотъ тягостный жизнен­ный путь съ такимъ достоинствомъ и смиреніемъ, какъ прошелъ его Государь Императоръ Николай Александровичъ, могъ лишь человѣкъ, обладавшій не только исклю­чительно сильной волей, но и несравненно болѣе цѣннымъ Божіимъ даромъ — необыкновенной духовной силой, воз­высившейся до святости. Вотъ почему теперь, когда Царь-Мученикъ причисленъ Русской Православной Церковью Заграницей къ лику святыхъ, вопросъ о мнимомъ слабоволіи Императора Николая II самъ по себѣ теряетъ смыслъ и заслуживаетъ изученія лишь въ интересахъ возстановленія исторической истины для правдиваго изложенія житія Святого Благочестивѣйшаго Царя-Мученика Николая.

 

Глава I

Уже съ раннихъ лѣтъ дѣтства Великій Князь Николай Александровичъ, какъ свидѣтельствуетъ о томъ его пер­вая воспитательница А. П. Олленгрэнъ, проявлялъ черты сильнаго характера, Онъ зналъ, чего Онъ хотѣлъ и къ чему Онъ стремился.

Онъ получилъ прекрасное, но суровое воспитаніе подъ самымъ бдительнымъ наблюденіемъ Своего Августѣйшаго Отца. Приведемъ нѣсколько примѣровъ инструкцій, данныхъ Императоромъ Александромъ III первой учительницѣ Своихъ сыновей. «Ни я, ни Великая Княгиня не желаемъ дѣлать изъ нихъ оранжерейныхъ цвѣтовъ. Они должны хорошо молиться Богу, учиться, играть, шалить въ мѣру». «Учите хорошенько, повадки не давайте, спрашивайте по всей строгости законовъ, не поощряйте лѣни въ особенности. Если что, то адресуй­тесь прямо ко мнѣ, а я знаю, что нужно дѣлать. Повто­ряю, что мнѣ фарфора не нужно. Мнѣ нужны нормальныя, здоровыя русскія дѣти. Подерутся — пожалуйста. Но доказчику — первый кнутъ. Это — самое мое первое требованіе».

Наслѣдникъ Цесаревичъ Николай Александровичъ по­лучилъ прекрасное среднее и высшее образованіе — и то, и другое въ расширенномъ объемѣ — подъ руководствомъ выдающихся и требовательныхъ преподавателей. Онъ блестяще закончилъ высшій курсъ общеобразовательныхъ  юридическихъ и военныхъ наукъ и, помимо прочего, въ совершенствѣ владѣлъ четырьмя языками: русскимъ, французскимъ, англійскимъ и нѣмецкимъ. Такъ же бле­стяще Онъ прошелъ доступную только Наслѣднику Пре­стола всестороннюю военную подготовку, теоретическую и строевую, по всѣмъ родамъ оружія — пѣхотѣ, кавалеріи и артиллеріи, а также во флотѣ. Какъ извѣстно изъ его біографіи, къ Своимъ служебнымъ обязанностямъ Онъ отно­сился исключительно добросовѣстно и былъ во всѣхъ отношеніяхъ образцовымъ офицеромъ, не пользовавшимся ни­какими привилегіями.

Молодой человѣкъ, вступающій въ жизнь съ такимъ запасомъ знаній и обладающій столькими качествами, заслуживаетъ, конечно, всеобщаго признанія, какъ человѣкъ выдающійся, одаренный исключительными природными способностями и сумѣвшій упорнымъ трудомъ развивать свои таланты, благодаря наличію цѣлеустремленной воли. Для безхарактерныхъ людей подобный уровень недоступенъ. Такимъ образомъ, уже съ раннихъ лѣтъ дѣтства, отрочества и юности, а затѣмъ молодости, будущій Императоръ Николай II проявилъ себя, какъ человѣкъ сильнаго характера.

 

Глава II

Первое серьезное испытаніе силы воли Наслѣднику Цесаревичу Николаю Александровичу пришлось выдержать въ связи съ Его женитьбой, когда, благодаря Своей упор­ной настойчивости, выдержкѣ и терпѣнію, Онъ успѣшно преодолѣлъ три казалось бы неустранимыхъ препятствія. Еще въ 1884 году, когда Ему было всего лишь шестнадцать лѣтъ, Онъ впервые встрѣтился съ двѣнадцатилѣтней пора­зительно красивой Принцессой Алисой Гессенъ-Дармштадтской, пріѣхавшей на бракосочетаніе Своей старшей сестры Вел. Кн. Елизаветы Ѳеодоровны и Вел. Кн. Сергѣя Алек­сандровича — дяди Наслѣдника Цесаревича. Съ этого мо­мента между Ними зародилась близкая дружба, а затѣмъ святая, беззавѣтная, самоотверженная и все возрастающая любовь, соединившая Ихъ жизни до совмѣстнаго принятія мученическихъ вѣнцовъ. Такіе браки -  рѣдкій даръ Божій даже среди простыхъ смертныхъ, а среди Коронованныхъ Особъ, гдѣ браки совершаются, главнымъ образомъ, по политическимъ соображеніямъ, а не по любви — это явленіе исключительное. Въ 1889 году, когда Наслѣднику Цесаревичу исполнился двадцать одинъ годъ, и Онъ достигъ, согласно русскимъ законамъ, совершеннолѣтія, Онъ обратился къ Родителямъ съ просьбой благословить Его на бракъ съ Принцессой Алисой. Отвѣтъ Императора Алек­сандра III былъ кратокъ: «Ты очень молодъ, для женитьбы еще есть время, и, кромѣ того, запомни слѣдующее: Ты Наслѣдникъ Россійскаго Престола, Ты обрученъ Россіи, а жену мы еще успѣемъ найти». Передъ волей Отца — тяжелой, неуклонной, — что сказано, то есть законъ, Великій Князь Николай Александровичъ на время безропотно смирился и сталъ ждать. Черезъ полтора года послѣ этого разговора Онъ записалъ въ Свой дневникъ:

«Все въ волѣ Божіей. Уповая на Его милосердіе, я спокойно и покорно смотрю на будущее».

Со стороны семьи Принцессы Алисы, Ихъ брачные планы тоже не встречали сочувствія. Такъ какъ Она по­теряла Свою мать, когда Ей было только 6 лѣтъ, а отца — въ восемнадцать, Ея воспитаніемъ занималась, главнымъ образомъ, Ея бабушка со стороны матери — Англійская Королева Викторія. Эта столь прославляемая въ англо-саксонскомъ мірѣ Королева въ теченіе многихъ десятилѣтій своего 64-лѣтняго царствования (1837-1901) проводила крайне неблагородную внѣшнюю политику, построенную на хитросплетенныхъ коварныхъ интригахъ, направленныхъ, главнымъ образомъ, противъ Россіи. Особенно не любила Королева Викторія русскихъ Императоровъ Алек­сандра II и Александра III, которые въ свою очередь отвѣчали Ей презрительной непріязнью. Немудрено, что при такихъ недружелюбныхъ отношеніяхъ между русскимъ и англійскимъ Дворами, Наслѣдникъ Цесаревичъ Николай Александровичъ не могъ встрѣтить поддержки со стороны бабушки Принцессы Алисы.

Прошло пять лѣтъ съ того дня, когда Цесаревичъ Ни­колай Александровичъ обратился къ Своему Августей­шему Отцу съ просьбой разрѣпшть Ему жениться на Прин­цессе Алисѣ. Ранней весной 1894 года, видя непоколе­бимое рѣшеніе Своего Сына, Его терпѣніе и кроткую покорность Родительской волѣ, Императоръ Александръ III и Императрица Марія Ѳеодоровна дали, наконецъ, Свое благословеніе на бракъ. Одновременно въ Англіи Принцесса Алиса, потерявшая къ этому времени Своего отца, умершаго въ 1890 году, получила благословеніе отъ Королевы Викторіи. Оставалось послѣднее препятствіе — перемѣна религіи и принятіе Августѣйшей Невѣстой святого Православія.

Принцесса Алиса была чрезвычайно религіозной. Она была воспитана въ протестантствѣ и была искренне и глу­боко убѣждена въ истинности Своего вѣроисповѣданія. Вмѣстѣ съ этимъ, Она знала, что Она не можетъ стать Русской Императрицей, не принявъ святого Православія, но перемѣну религіи Она считала измѣной Своимъ самымъ святымъ чувствамъ и убѣжденіямъ. Будучи исключительно честной сама съ собой, отличаясь благородствомъ и пре­данностью Своимъ идеаламъ и, къ тому же, будучи пре­красно образованной — Она получила при Оксфордскомъ Университетѣ степень доктора философіи, — Она не была способна принести весь Свой внутренній міръ въ жертву любви къ любимому человѣку. Такимъ образомъ, этотъ вопросъ сталъ для Принцессы Алисы вопросомъ совѣсти, такъ какъ Россійскій Престолъ, хотя и самый блестящій въ ту эпоху, самъ по себѣ, Ее не прелыцалъ, тѣмъ болѣе, что благодаря Своей поразительной красотѣ и внутренней привлекательности, Она пользовалась огромнымъ успѣхомъ среди европейскихъ Коронованныхъ жениховъ и Наслѣдниковъ Престоловъ.

Итакъ, послѣднее препятствіе къ браку Наслѣдника Цесаревича и Принцессы Алисы казалось непреодолимымъ. Былъ только одинъ возможный выходъ — полное переубѣжденіе Ея религіозныхъ взглядовъ, т.е. искреннее пониманіе ложности протестантскаго вѣроисповѣданія и чистосердечное принятіе святого Православія. Эта трудная и сложная задача выпала на долю самого Великаго Князя Николая Александровича.

Въ началѣ апрѣля Онъ посѣтилъ Кобургъ и провелъ двѣнадцать дней во дворцѣ Великой Княгини Маріи Пав­ловны, гдѣ одновременно гостила Принцесса Алиса. Здѣсь должна была рѣшиться Ихъ судьба, зависавшая отъ убѣжденности Наслѣдника Цесаревича въ правотѣ Своихъ доводовъ.

На третій день между Ними шелъ рѣшающій разговоръ. Въ гостиной никого не было, Ихъ оставили однихъ рѣшать вопросъ Своей жизни. Принцесса была прелестна. Не надо было говорить, понятно было безъ словъ. Онъ зналъ теперь, что любовь Ихъ взаимна, что въ этой любви — счастье грядущей жизни. Оставалось одно препятствіе — перемѣна религіи; Онъ это предвидѣлъ раньше, но не предполагалъ, что это препятствіе можетъ оказаться столь рѣшительнымъ и труднымъ. Онъ видѣлъ душевную борьбу Принцессы Алисы, — подлинную настоящую борьбу христіанки. Онъ понималъ, что отъ Него зависитъ теперь убѣдить Ее въ томъ, что Она не совершаетъ отступниче­ства, что принимая Православіе, Она приближается къ Богу въ самыхъ свѣтлыхъ формахъ общенія съ Нимъ. И Онъ нашелъ въ Своемъ сердцѣ чудныя слова.

«Аликсъ, я понимаю Ваши религіозныя чувства и благоговѣю передъ ними. Но вѣдь мы вѣруемъ въ одного Христа; другого Христа нѣтъ. Богъ, сотворившій міръ, далъ намъ душу и сердце. И мое сердце и Ваше Онъ наполнилъ любовію, чтобы мы слились душа съ душой, чтобы мы стали едины и пошли одной дорогой въ жизни. Безъ Его воли нѣтъ ничего. Пусть не тревожить Васъ совѣсть о томъ, что моя вѣра станетъ Вашей вѣрой. Когда Вы узнаете послѣ, какъ прекрасна, благодатна и смиренна наша Православная религія, какъ величественны и великолѣпны наши храмы и монастыри и какъ торжественны и величавы наши богослуженія, — Вы ихъ полюбите, Аликсъ, и ничто не будетъ насъ раздѣлять»...

Въ этотъ моментъ передъ Нимъ предстала великая, необъятная — отъ Соловецкихъ скитовъ до Ново-Аѳонскихъ монастырей, отъ сѣверныхъ сѣровато-синихъ водъ Балтійскаго моря до ярко синяго Тихаго океана — Его дер­жавная Матушка-Россія, Святая Богоносная Православная Русь. На глазахъ показались слезы умиленія и восторга. Принцесса слушала внимательно, смотря въ Его синіе глаза, на Его взволнованное лицо и въ душѣ Ея происхо­дило преображеніе. Увидѣвъ слезы, Она не удержалась Сама. Потомъ шепнула только два слова: «я согласна». Слезы Ихъ смѣшались вмѣстѣ.

Было двѣнадцать часовъ ночи, когда Николай Алек­сандровичъ остался одинъ. Все въ томъ же состояніи приподнятаго восторга Цесаревичъ опустился на колѣни передъ иконой и началъ молиться. Кончивъ молиться, Нико­лай Александровичъ рѣшилъ написать письмо Своей Авгу­стейшей Матери, чтобы подѣлиться съ Ней Своими переживаніями. Письмо Его дышало юношеской, простодушной восторженностью.

«Милая, дорогая, безцѣнная Мама. Ты не можешь себѣ представить, какъ я несказанно счастливъ. Свершилось, я женихъ Аликсъ»...

Онъ изложилъ послѣдовательно ходъ Своихъ бесѣдъ, разсказалъ какъ убѣждалъ Ее перемѣнить религію и какъ Она Себя чувствовала.

...«Она плакала все время и только отъ времени до времени произносила шопотомъ: "нѣтъ, я не могу". Я, однако, продолжалъ настаивать и повторять свои доводы, и хотя этотъ разговоръ длился два часа, онъ не привелъ ни къ чему, потому что ни она, ни я не уступали. Я передалъ ей Ваше письмо и послѣ этого она уже не могла спорить. Она рѣшила переговорить съ тетей Михенъ (Вел. Кн. Мария Павловна старшая).Что касается меня, то въ теченіе этихъ трехъ дней я все время находился въ самомъ тревожномъ состояніи...

Сегодня утромъ насъ оставили однихъ, и тутъ, съ первыхъ же словъ, она согласилась. Одному Богу извѣстно, что произошло со мной. Я плакалъ, какъ ребенокъ и она тоже. Но лицо ея выражало полное довольство.

Нѣтъ, дорогая Мама, я не могу выразить Вамъ, какъ я счастливъ, и въ то же время, какъ мнѣ жаль, что я не могу прижать къ своему сердцу Васъ и моего дорогого Папа. Весь міръ сразу измѣнился для меня: природа, люди, все; и всѣ мнѣ кажутся добрыми, милыми и счастливыми. Я не могъ даже писать, до того дрожали у меня руки. Она со­вершенно переменилась: стала веселой, забавной, разговор­чивой и нѣжной...

Спаситель сказалъ намъ: "Все, что ты просишь у Бога, дастъ тебѣ Богъ". Слова эти безконечно мнѣ дороги, по­тому что въ теченіе пяти лѣтъ я молился ими, повторяя ихъ каждую ночь, умоляя Его облегчить Аликсъ переходъ въ Православную вѣру и дать мнѣ ее въ жены...

Пора кончать письмо. Прощай, моя дорогая Мама. Крѣпко Тебя обнимаю. Христосъ съ Тобою. Горячо и отъ всей души Васъ любящій Ники».

Онъ взялъ изящную темно малиновую тетрадь шагреновой кожи — свой дневникъ и внесъ въ него слѣдующую запись:

«Чудный, незабвенный день въ моей жизни — день моей помолвки съ дорогой, ненаглядной Аликсъ... Боже, какая гора свалилась съ плечъ; какою радостью удалось обрадовать дорогихъ Папа и Мама. Я цѣлый день ходилъ, какъ въ дурманѣ, не вполнѣ сознавая, что собственно со мной приключилось»....

Въ тотъ же день, 8/21 апрѣля 1894 года, Ихъ помолвка была объявлена офиціально.

Десять лѣтъ прошло съ того времени, когда Авгу­стейшие Женихъ и Невѣста встрѣтились впервые, и пять лѣтъ — со дня отказа Родителей дать благословеніе на Ихъ бракъ. Наслѣдникъ Цесаревичъ кротко смирился, но терпѣливо ждалъ и неуклонно стремился къ Своей цѣли. За эти годы Ему удалось постепенно пересилить Своего Августѣйшаго Отца — могучаго богатыря, отличавшагося непоколебимой силой воли, перебороть несочувствіе Его планамъ со стороны Императрицы Маріи Ѳеодоровны и бабушки Принцессы Алисы-Англійской Королевы Викто­ріи, и, наконецъ, не будучи богословомъ, раскрыть Принцессѣ Алисѣ истинность Своей вѣры, перемѣнить Ея твер­дый религіозныя убѣжденія и склонить Ее къ искреннему, чистосердечному принятію святого Православія. Преодолѣть всѣ эти препятствія могъ только глубоко вѣрующій и беззавѣтно любящій человѣкъ, обладающій исключитель­но твердымъ характеромъ.



 

Subscribe
Comments for this post were disabled by the author