pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Император Николай II как человек сильной воли – Е.Е. Алферьев – 1983 г. - Часть V

Глава XI

Возвращаясь къ хронологическому обзору главных событій царствованія Императора Николая II, чтобы подчеркнуть факты, выявляющіе Его исключительную силу воли, напомнимъ, что Наслѣдникъ родился въ самый разгаръ войны съ Японіей и что съ этого времени, изъ-за страшной болѣзни Сына, Государь лишился всякаго душевнаго спокойствія. Всю тяжесть бремени государственной власти Государь несъ подъ гнетомъ постоянной тревоги за жизнь Наслѣдника, постоянныхъ мучительных мыслей, подавляемыхъ несокрушимой вѣрой въ помощь Божію и усиліями воли. Война закончилась Портсмутскимъ миромъ. Для широкихъ круговъ населенія она прошла почти незамѣтно, причемъ использована был лишь одна десятая часть военной мощи страны. Но для Россіи былъ страшенъ не столько японецъ, сколько враг внутренній, не только лишившій ее возможности побѣдоносно закончить войну, но угрожавшій самымъ основам Россійскаго государства. Начавъ военный дѣйствія съ коварнаго нападенія, Японія впервые примѣнила затѣмъ новый безчестный способъ борьбы: финансированіе революціоннаго движенія для устройства внутреннихъ безпорядковъ и сверженія существующаго государственнаго строя. Для этой цѣли она расходовала огромное количество золота. Но въ этой подрывной работѣ она не была одинока: пожертвованія поступали также отъ американскихъ милліонеровъ и изъ другихъ иностранныхъ источниковъ.

Изъ кого же состоялъ этотъ «внутренній врагь», объединявшій измѣнниковъ и предателей своей Родины, а также лицъ нерусскаго происхожденія, но пользовавшихся правами русскихъ гражданъ и добивавшихся въ Россіи господствующаго положенія? Революціонная газета «Освобожденіе», издававшаяся заграницей, подсчитывая силы «освободительнаго движенія», даетъ съ нѣкоторымъ преувеличеніемъ отвѣтъ на вопросъ «Что у насъ есть?»: «Вся интел­лигенция и часть народа; все земство, вся печать, часть городскихъ думъ, всѣ корпораціи (юристы, врачи, и т.д.)... Намъ обѣщали поддержку соціалистическія партіи... За насъ вся Финляндія... За насъ угнетенная Польша и изнывающее въ чертѣ осѣдлосги еврейское населеніе». Та же газета не скрывала своихъ опасеній: «Если русскія войска одержутъ побѣду надъ японцами... то свобода будетъ пре­спокойно задушена подъ крики ура и колокольный звонъ торжествующей имперіи.

Подрывная работа вскорѣ привела къ желаемымъ ре­зультатамъ. Съ наступленіемъ второго года войны, внут­ренняя смута стала распространяться по всей территории огромной страны. Безпорядки начались въ С.-Петербургѣ въ январѣ 1905 года. 4 февраля въ Москвѣ былъ разорванъ на части бомбой, брошенной террористами, Августѣйшій дядя Государя Императора, Великій Князь Сергій Александровичъ, много лѣтъ занимавшій постъ московскаго генералъ-губернатора. Революціонныя вспышки, манифестаціи, забастовки, террористическіе акты стали обычнымъ явленіемъ. Еще болѣе серьезный характеръ носили воен­ные бунты въ арміи и во флотѣ. Но, наряду съ этимъ, уже въ іюлѣ были отмѣчены инциденты «обратнаго характера»: въ Балашовѣ, напримѣръ, толпа народа осадила зданіе, гдѣ происходило собраніе революціонныхъ земцевъ и интеллигенціи, и грозила съ ними расправиться; въ Нижнемъ-Новгородѣ портовые рабочіе разогнали революціонную демонстрацію, и т.д. Заключеніе мира съ Японіей не привело къ усмиренію обезумѣвшаго народа, а, напротивъ, усилила ростъ волненій.

Въ декабрѣ начались безпорядки въ Москвѣ, уже дав­но стоявшей во главѣ либерально-революціонной русской интеллигенціи, пресловутой «общественности». 5 декабря въ древнюю столицу Россіи прибылъ новый генералъ-губернаторъ адмиралъ Ѳ. В. Дубасовъ. Принимая представителей администраціи, онъ произнесъ знаменательную рѣчь: «Въ этой самой Москвѣ, гдѣ билось сердце Россіи горячей любовью къ родинѣ, свило себѣ гнѣздо преступная пропа­ганда. Москва стала сборищемъ и разсадникомъ людей, дерзко возстающихъ для разрушенія основъ порядка... Я не поколеблюсь ни на одну минуту и употреблю самыя крутые мѣры: я буду дѣйствовать, какъ повелѣваетъ мнѣ долгъ». 9-го декабря вспыхнуло открытое возстаніе, продолжавшее­ся десять дней. Вызванный изъ Петербурга л.-гв. Семеновскій полкъ, во главѣ со своимъ доблестнымъ командиромъ ген. Г. А. Миномъ, быстро справился съ положеніемъ, и 18 декабря порядокъ былъ полностью возстановленъ.

Еще болѣе любопытнымъ примѣромъ того, какъ горсть людей съ рѣшительнымъ командиромъ оказалась сильнѣе анархической стихіи, можетъ служить усмиреніе Сибири. Къ моменту окончанія войны въ Маньчжуріи скопилась милліонная армія, въ томъ числѣ до ста тысячъ демобилизованныхъ и запасныхъ, стремившихся вернуться въ Россію. Питаясь смутными слухами о происходящихъ тамъ событіяхъ, вся эта масса людей подвергалась революціонной «обработкѣ». Дисциплина ослабла. Къ концу декаб­ря 1905 г. сложилось такое положеніе, что весь Великій Сибирскій путь, на протяженіи 8 тысячъ верстъ, былъ за­бить эшелонами безчинствующей солдатни. Начальство ра­стерялось. Прямое телеграфное сообщеніе съ ген. Линевичемъ и Куропаткинымъ прекратилось, и связь поддержива­лась лишь черезъ Шанхай. Фактически, вся Сибирь оказа­лась въ состояніи анархіи. На многихъ станціяхъ образо­вались стачечные комитеты и мѣстные центры революціонной власти. Тогда Государь возложилъ на ген. бар. Меллеръ-Закомельскаго задачу очистить отъ революціонеровъ Великій Сибирскій путь. Этотъ энергичный человѣкъ немедленно приступить къ дѣйствію. Въ ночь на Новый Годъ, съ отрядомъ всего лишь въ двѣсти молодцовъ, подобранныхъ изъ варшавскихъ гвардейскихъ частей, онъ выѣхалъ изъ Москвы на экстренномъ поѣздѣ. Меллеръ-Закомельскій дѣйствовалъ круто. Когда въ поѣздѣ были обна­ружены два агитатора, они были на полномъ ходу выбро­шены изъ вагона. На двухъ станціяхъ стачечные комитеты были немедленно разстрѣляны. На другой станціи революціонная толпа заперлась въ желѣзнодорожномъ домѣ и пыталась оказать вооруженное сопротивленіе, но оно было быстро сломлено правильными залпами карательнаго отря­да. Еще нѣсколько такихъ фактовъ, молніеносно разнесенныхъ телеграфомъ по всему пути, были достаточны, чтобы уже 20 января весь Сибирскій путь былъ свободенъ, а 9 февраля ген. Меллеръ-Закомельскій представлялъ Госу­дарю свой отрядъ въ Царскомъ Селѣ. Эта экспедиція пока­зала, какъ суровость, примененная во-время, можетъ пре­дотвратить большія кровопролитія.

Между тѣмъ, ростъ террористическихъ актовъ распро­странился на территорію всей Россіи. Убивали не только высшихъ представителей власти — министровъ, генералъ-губернаторовъ, старшихъ чиновъ арміи и флота, администраторовъ и т.д., — но даже простыхъ городовыхъ. Уби­вали «за должность», и, конечно, прежде всего тѣхъ, до кого было легче добраться.

При такихъ обстоятельствахъ, Государю необходимо было найти человѣка, который былъ бы способенъ выпол­нить двойную задачу: предпринять безпощадную борьбу съ кровавыми и насильственными проявленіями революціи и одновременно провести реформы, признанныя необходимы­ми. И Онъ нашелъ его въ лицѣ одного изъ наиболѣе вы­дающихся русскихъ государственныхъ дѣятелей — П. А. Столыпина, занимавшаго въ то время постъ министра внутреннихъ дѣлъ. Этотъ выборъ былъ чрезвычайно удаченъ, ибо Столыпинъ какъ нельзя болѣе подходилъ именно для такой роли. Человѣкъ съ болыпимъ личнымъ мужествомъ, способный быстро рѣшать и энергично дѣйствовать, выдающійся ораторъ, искренне преданный Государю, убѣжденный монархистъ, онъ въ то же время былъ опытнымъ администраторомъ, хорошо знакомымъ съ аппаратомъ механизма власти. 11 іюля 1906 года П. А. Столыпинъ былъ назначенъ премьеръ-министромъ (съ сохраненіемъ поста мини­стра внутреннихъ дѣлъ).

25 августа въ газетахъ появились одновременно два знаменитыхъ документа: обширная программа правительственныхъ мѣръ и законъ о военно-полевыхъ судахъ.

Этотъ законъ, которому предшествовалъ длинный пере­чень террористическихъ актовъ послѣдняго времени, вводилъ особые суды изъ офицеровъ, вѣдавшіе только дѣлами, гдѣ преступленіе бьшо очевиднымъ. Судъ былъ справедли­вый и краткій. Между преступленіемъ и карой проходило не болѣе 3-4 дней. Эта мѣра была суровая, но необходимая: за 1906 годъ бьшо убито 768 и ранено 820 представителей и агентовъ власти, причемъ число убитыхъ значительно превышало число казненныхъ. За все время дѣйсгвія этихъ судовъ, по ихъ приговорамъ бьшо казнено 683 человѣка

Но убійства уже не устрашали; и въ обществѣ они вызывали не сочувствіе, а растущее возмущеніе.

Военно-полевые суды быстро справились со своей зада­чей, терроръ былъ прекращенъ, и къ началу слѣдующаго 1907-го года революцію можно было считать окончательно подавленной. Порядокъ былъ возстановленъ, жизнь верну­лась въ нормальную колею, и Россія смогла, наконецъ, вздохнуть спокойно.


 


Subscribe
Comments for this post were disabled by the author