pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Император Николай II как человек сильной воли – Е.Е. Алферьев – 1983 г. - Часть VI

Глава XII

Тѣмъ не менѣе, революціонные годы оставили пагубный зародышъ будущихъ смутъ и внесли важное измѣненіе въ государственный строй Россіи, въ видѣ созданія новаго законодательнаго учреждения, получившаго названіе Государственной Думы, сильно тормозившаго творческую государственную работу и ставшаго центромъ революціонной деятельности, сыгравшаго роковую роль во время февраль­ской смуты 1917 года. Революціонеры, еще со временъ декабристовъ, стремились постепенно достичь своей цѣли: сначала ввести конституціонный строй, затѣмъ парламентаризмъ по западному образцу и, наконецъ, сверженіе монархіи и учрежденіе республики.

Императоръ Николай II былъ просвѣщеннѣйшимъ Монархомъ, глубоко вѣрующимъ человѣкомъ, твердо усвоившимъ ученіе св. Православной Церкви, проникнутымъ сознаніемъ Своей высокой миссіи Православнаго Самодержавнаго Монарха, Помазанника Божьяго, Наслѣдника Византіи, призваннаго осуществить идею Третьяго Рима, а также человѣкомъ глубоко образованнымъ политически, бывшимъ ученикомъ выдающагося юриста и государственнаго дѣятеля К. П. Побѣдоносцева, долгое время занимавшаго должность оберъ-прокурора Святѣйшаго Синода, который сумѣлъ разъяснить Ему, на примѣрахъ исторіи, достоинства и недостатки различныхъ политическихъ системъ и воспитать въ Немъ твердое убѣжденіе, что православная русская самодержавная монархія есть наивысшая, наиболѣе совер­шенная и наиболѣе подходящая для русскаго народа форма правленія. Вотъ тѣ начала, на основѣ которыхъ Императоръ Николай II, по примѣру Своихъ предковъ, велъ го­сударственный корабль, чтобы обезпечить народу миръ и благоденствіе.

Государь былъ рѣшительнымъ противникомъ введенія въ Россіи конституціоннаго образа правленія, и въ этомъ вопросѣ Онъ оставался непоколебимымъ до конца. Отнюдь не цѣпляясь за Свои неограниченныя права самодержавнаго Монарха, Онъ могъ бы смѣло повторить слова Своего Августѣйшаго Дѣда Императора Александра II, сказавшаго въ 1865 г. земскимъ представителямъ: «Я подписалъ бы любую конституцію, если бы у меня была уверенность, что это послужитъ на благо Россіи. Но я знаю, что если бы я сдѣлалъ это сегодня, то завтра же Россія погибла бы».

Въ своемъ классическомъ трудѣ «Монархическая Государственность», Левъ Тихомировъ пишетъ, что сущность образа правленія опредѣляется источникомъ власти. Въ самодержавной монархіи этимъ источникомъ является Господь Богъ, и Носитель верховной власти есть Помазанникъ Божій, тогда какъ въ монархіи конституціонной источни­комъ власти является народъ, и поэтому, по существу, такая монархія не отличается отъ республики.

Государь искренне стремился къ тому, чтобы привлечь къ участію въ управленіи страной «лучшихъ людей», но Онъ хотѣлъ это сдѣлать не по западному парламентарному образцу, а въ соотвѣтствіи съ искони русскимъ началомъ соборности. Онъ слишкомъ хорошо зналъ и понималъ дѣйствительную цѣну западной демократіи, этой величайшей лжи - или, по выраженію одного американскаго профессора, «этой священной коровы» — нашего времени. Госу­дарь глубоко сознавалъ Свой высокій долгъ царскаго служенія и много разъ говорилъ: «Министры могутъ мѣняться, но я одинъ несу отвѣтственность передъ Богомъ за благо нашего народа». Онъ зналъ, что власть можетъ силою по­давить оппозицію, но Онъ думалъ о томъ, какъ дальше строить русскую жизнь при обнаружившемся разладѣ между властью и широкими кругами «общественности». Поэтому, желая пойти на уступки, ради умиротворенія политическихъ страстей, Императоръ подписалъ 17 октября 1905 года мани­фестъ о предоставленіи населенію широкихъ гражданскихъ правъ и о законодательныхъ правахъ новаго государственнаго учрежденія - Государственной Думы. Всѣ законопро­екты, а также государственный бюджетъ, должны были представляться на утвержденіе Думѣ, но послѣднее слово Государь оставилъ за Собой.

Открытіе Государственной Думы состоялось въ торжественной обстановкѣ 27 апрѣля 1906 года. Государь сказалъ приветственное слово, которое произвело на всѣхъ, въ томъ числѣ даже лѣвыхъ депутатовъ, сильное впечатлѣніе, и еще разъ выявило Его талантъ выдающагося оратора.

Государь надѣялся, что эти «лучшіе люди» Земли Рус­ской будутъ способствовать проведенію новыхъ реформь, помогутъ выявить дѣйствительныя и наиболѣе важныя и срочныя нужды населенія и облегчать управленіе великой страной. Къ сожалѣнію, всѣ Его опасенія полностью оправ­дались. Политическая связь большинства депутатовъ Думы съ революціей оказалась слишкомъ глубокой. Вмѣсто пло­дотворной работы, члены Думы были заняты партійными интересами и, прежде всего, продолженіемъ своей револю­ционной работы въ цѣляхъ сверженія самодержавія. Какъ это показало будущее, среди «лучшихъ людей» имѣлось большое число предателей и измѣнниковъ Родины и даже просто государственныхъ преступниковъ. Дума оказалась не только совершенно неработоспособнымъ, но даже вреднымъ и опаснымъ учрежденіемъ, и, несмотря на четыре попытки улучшить положеніе путемъ перевыборовъ, всѣ усилія Государя оставались тщетными. Вотъ ея краткая позорная исторія.

I-я Дума (т.е. Дума перваго состава), открывшаяся 27 апрѣля 1906 г., просуществовала всего лишь два мѣсяца и была распущена 9 іюля, вслѣдствіе незаконныхъ дѣйствій.

II-я Дума открылась 20 февраля 1907 г. Вскорѣ выясни­лось, что лѣвыя партіи широко пользуются депутатской неприкосновенностью для своей революціонной дѣятельности. 1 іюня премьеръ-министръ Столыпинъ потребовалъ снятія этой привилегіи со всѣхъ членовъ думской фракціи соціалъ-демократовъ и ихъ ареста, предъявивъ неопровержимыя доказательства ихъ участія въ устройствѣ военнаго заговора. Большинство изъ нихъ были арестованы, но нѣкоторые успѣли скрыться. 3 іюня Дума была распущена.

III-я Дума была болѣе долговѣчной, вслѣдствіе измѣненія избирательнаго закона. Она просуществовала съ 1 ноября 1907 года до 8 іюня 1912 года.

Наконецъ, послѣдняя, ІѴ-я Дума, открывшаяся въ декабрѣ 1912 года, засѣдавшая во время Великой войны и заклеймившая себя позорнымъ клеймомъ предательства и измѣны, стала центромъ революціонной дѣятельности и воз­главила февральскій бунтъ 1917 года, выросшій въ революцію.

Продолжавшаяся въ теченіе многихъ лѣтъ политическая борьба съ Государственной Думой ложилась на Госу­даря тяжелымъ бременемъ и была бы непосильной для безвольнаго, слабаго человѣка.

  

Глава XIII

Между тѣмъ, несмотря на внутренніе безпорядки, періодъ между двумя войнами - или, точнѣе, между возстановленіемъ порядка лѣтомъ 1907 года и началомъ Міровой войны 19 іюля/1 августа 1914 года — былъ періодомъ наивысшаго расцвѣта Россіи, когда она, согласно статистическимъ показателямъ, гигантскими шагами шла впередъ во всѣхъ областяхъ государственной и народной жизни. И правъ былъ П. А. Столыпинъ, заявившій въ газетномъ интервью въ октябрѣ 1909 года: «Дайте государ­ству двадцать лѣтъ покоя, внутренняго и внѣшняго, и вы не узнаете нынѣшней Россіи». Выдающійся государ­ственный дѣятель П. А. Столыпинъ, въ тѣсномъ сотрудничествѣ съ Государемъ и съ помощью Его горячей поддержки, провелъ цѣлый рядъ важныхъ реформъ, направленныхъ на благо народа. Важнѣйшей изъ нихъ была его знаменитая земельная реформа, въ результатѣ которой Россія должна была стать страной мелкихъ земельныхъ собственниковъ-фермеровъ, но болѣе богатыхъ, чѣмъ въ другихъ странахъ. Преждевременная смерть отъ руки тер­рориста-еврея, 1 сентября 1911 года, помѣшала ему завершить эту реформу.

Убійство Столыпина произошло на глазахъ Государя, причемъ Его Величество проявилъ такое же мужество и безстрашіе, какъ и Его Августѣйшій Дѣдъ Императоръ Александръ II въ моментъ злодѣйскаго на Него покушенія. Оно произошло въ театрѣ, во время торжественнаго спектакля. Чтобы остановить панику, оркестръ заигралъ народный гимнъ, и Государь, подойдя къ барьеру царской ложи, сталъ у всѣхъ на виду, какъ бы показывая, что Онъ — тутъ, на Своемъ посту. Такъ Онъ простоялъ, — хотя многіе опасались новаго покушенія, — пока не смолкли звуки гимна.

Однако, трагическая кончина П. А. Столыпина не измѣнила курса русской государственной политики: ея направленіе было предначертано самимъ Государемъ.

 

Глава XIV

Въ своихъ воспоминаніяхъ, бывшій президентъ Французской Республики Эмиль Лубэ пишетъ объ Императорѣ Николаѣ II слѣдующее: «О русскомъ Императорѣ говорятъ, что Онъ доступенъ разнымъ вліяніямъ. Это глубоко невѣрно. Русскій Императоръ Самъ проводитъ Свои идеи. Онъ защищаетъ ихъ съ постоянствомъ и большой силой. У Него есть зрѣло продуманные и тщательно выработан­ные планы. Надъ осуществленіемъ ихъ Онъ трудится безпрестанно».

Необыкновенно быстрый темпъ всесторонняго развитія Россіи въ эти годы былъ отмѣченъ также нашими друзьями и недругами заграницей, причемъ сильно обезпокоилъ этихъ послѣднихъ. Среди многочисленныхъ благопріятныхъ отзывовъ о Россіи слѣдуетъ отмѣтить ноябрьскій номеръ 1914 года серьезнаго и весьма популярнаго американскаго журнала «The National Geographic Magazine», цѣликомъ посвященный Россіи и озаглавленный: «Россія — страна неограниченныхъ возможностей». Иллюстрированный матеріалъ, помѣщенный въ этомъ выпускѣ, былъ, очевидно, собранъ незадолго до начала Вели­кой войны.

 

 



Subscribe
Comments for this post were disabled by the author