pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

Император Николай II как человек сильной воли – Е.Е. Алферьев – 1983 г. - Часть IX

Церковная дѣятельность Императора Николая II была весьма широкой и охватывала всѣ стороны церковной жизни.

Въ Его царствованіе Россія продолжала украшаться обителями и церквами. Сравненіе статистическихъ данныхъ за 1894 г. и за 1912 г. показываетъ, что за эти во­семнадцать лѣтъ было открыто 211 новыхъ мужскихъ и женскихъ монастырей и 7546 новыхъ церквей, не считая большого числа новыхъ часовень и молитвенныхъ домовъ. Среди новыхъ храмовъ нельзя не отмѣтить великолѣпный Ѳеодоровскій Государевъ соборъ въ Царскомъ Селѣ, воздвигнутый на выбранномъ Государемъ мѣстѣ на полянѣ, прилегающей къ парку, вблизи Александровскаго дворца, законченный и освященный въ 1912 году. Помимо главнаго — верхняго храма, соборъ имѣлъ нижній храмъ, называвшійся Пещернымъ храмомъ во имя преподобнаго Серафима Саровскаго Чудотворца. Ѳеодоровскій Госуда­ревъ соборъ, сооруженный при ближайшемъ участіи Ихъ Величествъ на предоставленныя Ими крупныя средства, былъ замѣчателенъ высокохудожественнымъ внутреннимъ убранствомъ, а Пещерный храмъ отличался находив­шемся въ немъ собраніемъ подлинныхъ святыхъ предметовъ старины.

Кромѣ того, благодаря щедрымъ пожертвованіямъ Государя, въ эти же годы во многихъ европейскихъ городахъ бьши сооружены 17 новыхъ русскихъ храмовъ, выдѣлявшихся своей красотой и ставшихъ достопримѣчательностями тѣхъ городовъ, въ которыхъ они были построены.

Въ церковныхъ дѣлахъ Государь Николай Александровичъ слѣдуя примѣру Своего Державнаго Отца, особен­но заботился объ улучшеніи матеріальнаго положенія ду­ховенства и о духовномъ просвѣщеніи. Въ связи съ Высо­чайше утвержденнымъ въ 1892 г. мнѣніемъ Государственнаго Совѣта относительно назначенія всѣмъ безъ исключенія причтамъ жалованія, Императоръ Александръ III писалъ оберъ-прокурору Св. Синода К. П. Побѣдоносцеву: «Давно это была моя мечта, мое глубокое убѣжденіе, что необходимо придти на помощь и обезпечить сельское духовенство, и теперь, слава Богу, мнѣ это наконецъ уда­лось. Дѣдъ мой Николай Павловичъ началъ это въ сороковыхъ годахъ, а я его только продолжаю». При Императорѣ Николаѣ II былъ проведенъ цѣлый рядъ дру­гихъ мѣропріятій въ этомъ направленіи. Такъ, напримѣръ, въ 1902 г. Имъ былъ утвержденъ уставъ о пенсіяхъ и единовременныхъ пособіяхъ священнослужителямъ и псаломщикамъ. «Убѣжденъ», начерталъ Государь при утвержденіи устава, «что епархіальное духовенство съ углубленнымъ рвеніемъ будетъ нести свое пастырское служеніе въ истинно христіанскомъ духѣ».

Не меньше вниманія обращалъ Императоръ Николай II на улучшенія въ области духовнаго просвѣщенія. Какъ и Его Державный Родитель, Онъ ревностно заботился о церковно-приходскихъ школахъ, противъ которыхъ позднѣе ве­ла кампанію вновь учрежденная Государственная Дума. Тѣмъ не менѣе, въ 1913 г. въ Россіи насчитывалось 37.641 церковно-приходская школа, а число учащихся въ нихъ достигло двухъ милліоновъ дѣтей. Въ этой области незамѣнимымъ помощникомъ Государя былъ Его бывшій преподаватель вѣроученія и богословкихъ предметовъ К. П. Побѣдоносцевъ, занимавшій въ теченіе 25 лѣтъ постъ Оберъ-прокурора Св. Синода. Епископъ Волынскій Антоній (Храповицкій) въ своемъ просгранномъ письмѣ, написанномъ ему въ 1905 году въ связи съ его уходомъ въ отставку, писалъ, помимо прочего, слѣдующее: «Просвѣщеніе народа въ единеніи съ Церковью, начатое въ 1884 г. исключительно благодаря Вамъ и Вами усиленно поддерживавшагося до послѣдняго дня Вашей службы, есть дѣло великое, святое, вѣчное, тѣмъ болѣе возвышающее Вашу заслугу Церкви, престолу и оте­честву, что въ этомъ дѣлѣ Вы были нравственно почти одинокимъ. Вы не бьши продолжателемъ административной ру­тины, какъ желаютъ представить Васъ жалкіе, бездарные критики. Напротивъ, Вы подымали цѣлину жизни и быта, брались за дѣла, нужныя для Россіи, но до Васъ администраціи невѣдомыя... Первое — дѣло церковно-приходскихъ школъ Вы такимъ образомъ подняли и вынесли на своихъ плечахъ. Второе — приближеніе духовной школы къ нуждамъ народа, къ жизни Церкви — Вы старались выпол­нить... и успѣли внести въ нее нѣсколько сильныхъ оздоровляющихъ лучей церковнаго и народнаго духа».

Духовныя учебныя заведенія дѣлились, въ зависимости отъ уровня образованія, на низшія, среднія и высшія, которыя назывались, соответственно, духовными училищами, ду­ховными семинаріями и духовными академіями.

Въ 1913 году, по случаю празднованія 300-лѣтія Дома Романовыхъ, Государь, чтобы подчеркнуть важность высшаго духовнаго образованія, наименовалъ духовныя академіи Императорскими.

Будучи глубоко вѣрующимъ церковнымъ человѣкомъ, Благочестивый Императоръ поощрялъ и поддерживалъ развитіе всѣхъ видовъ искусства, способствующихъ художе­ственному внутреннему убранству храмовъ и красотѣ и благолѣпію совершаемыхъ богослуженій. Въ этомъ дѣлѣ Онъ нашелъ ревностную помощницу въ лицѣ не менѣе Бла­гочестивой Царицы Александры Ѳеодоровны.

Государь понималъ значеніе исторической древности въ церковной области, и при немъ это дѣло быстро развива­лось. Въ 1901 г. былъ Высочайше утвержденъ Комитетъ попечительства о русской иконописи, и въ Его царствованіе все болѣе и болѣе усиливался интересъ къ ней. Въ 1913 г. въ Москвѣ была устроена выставка древнихъ иконъ, пріуроченная къ празднованію 300-лѣтія Дома Романовыхъ. Одинъ изъ крупнѣйшихъ знатоковъ этого искусства, П. П. Муратовъ, писалъ: «Казалось, этотъ интересъ досгигъ своего апогея весной 1914 года. Вѣдь, не было никакихъ сомнѣній, что при религіозности Государя и Государыни и при большомъ ихъ вниманіи къ русской старинѣ, особенно пробужденномъ юбилейнымъ 1913-мъ годомъ, древняя русская религіозная живопись заинтересуетъ Ихъ и найдетъ въ Нихъ своихъ покровителей. Такъ это и случилось». Со своей стороны, С. С. Ольденбургъ отмѣтилъ: «Организованная въ 1913 г. въ Москвѣ Романовская церковно-археологическая выставка, устроенная въ Чудовомъ монастырѣ, и выставка древне-русскаго искусства Императорскаго Археологическаго института дали возможность широкимъ русскимъ кругамъ познакомиться съ русскимъ искусствомъ ХІѴ-ХѴП вѣковъ, которое такъ цѣнилъ Государь. Художественное значеніе русской иконописи впервые получило должную оцѣнку».

Государь, отлично знавшій церковный уставъ, хорошо зналъ, понималъ и любилъ церковное пѣніе. Согласно отзыву извѣстнаго регента П. А. Александрова, все царство­вание Императора Николая II «можно назвать послѣднимъ этапомъ извилистаго пути русскаго церковнаго пѣнія; этотъ этапъ характеренъ сильнымъ развитіемъ художественной церковной музыки, сгановленіемъ ея на свой собствен­ный національный путь». Прекращеніе преслѣдованія старообрядцевъ при Императорѣ Николаѣ II расширило возможности изученія древняго русскаго церковнаго пѣнія и его памятниковъ — крюковыхъ рукописей, ставшихъ теперь до­ступными болѣе широкому кругу ученыхъ. Послѣ одного духовнаго концерта Синодальнаго хора, имѣвшаго мѣсто въ Москвѣ въ Высочайшемъ присутствіи, Государь сказалъ, что «хоръ достигъ самой высшей степени совершенства, дальше которой трудно себѣ представить, что можно пой­ти».

Чтобы лучше понять огромное значеніе церковнаго пѣнія и интересъ, проявляемый къ нему Государемъ, приведемъ выдержку изъ замѣчательнаго слова, обращеннаго Архіепископомъ Арсеніемъ Новгородскимъ къ участникамъ съѣзда учителей пѣнія духовно-учебныхъ заведеній его епархіи, состоявшемся въ 1911 году: «Вы, конечно, знаете, по­чему такъ нужно дорожить нашемъ древнимъ церковнымъ пѣніемъ. Оно есть выраженіе духа нашего народа, воспитавшаго и возросшаго подъ вліяніемъ Церкви, которая была пѣстуномъ его, чадолюбивою матерью. Но если Церковь оказывала религіозно нравственное вліяніе на народъ, то и народъ вносилъ многое отъ своего природнаго богатства и дарованія въ нѣдра Православной Церкви, въ видѣ мелодій, въ которыхъ отражаются глубина и сила его религіознаго чувства и вообще его душевныя качества. Эти мелодіи, то возвышенно-простыя, строгія и важныя, то нѣжныя, трога­тельныя и умилительныя, народъ, какъ лучшее достояніе свое, отъ чистаго сердца отдаетъ своей матери — Церкви. Вотъ почему эти родные звуки дороги ему, какъ передуманные, пережитые перечувствованные имъ. О многомъ они говорятъ русскому человѣку: и о быломъ, и о настоящемъ, и объ ожидаемомъ въ будущемъ; будятъ въ немъ лучшія, благороднѣйшіе порывы, святыя чувства любви къ Вѣрѣ, Царю-Отцу и родному Отечеству. Вотъ почему нужно доро­жить этими родными мелодіями, какъ памятниками религіозно-народнаго творчества. Къ сожалѣнію, мы не дорожимъ имъ. Отсюда истинное церковное пѣніе забывается, измыш­ляется новое, чуждое духу нашего народа. Забота о сохра­неніи и возстановленіи древняго церковнаго пѣнія является одною изъ главныхъ заботь тѣхъ, кому дороги интересы Церкви и народа».

Въ нашемъ краткомъ обзорѣ не представляется возможнымъ перечислить всѣ отрасли художественной работы, которыя были обязаны своимъ процвѣтаніемъ личному уча­стию Государя, какъ, напримѣръ, изготовленіе церковной утвари по стариннымъ образцамъ, великолѣпное изготовленіе священныхъ одеждъ, высокохудожественное рукодѣліе для церковныхъ нуждъ и многое другое.

Всѣ виды искусства, возвышающіе душу православнаго христіанина и приближающіе ее къ Богу, которыми такъ богата наша Церковь, начиная съ церковной архитектуры и кончая угасавшимъ, а нынѣ и вовсе забытымъ, искусствомъ православнаго церковнаго колокольнаго звона, столь близкаго сердцу русскаго человѣка, интересовали Государя и встрѣчали съ Его стороны поддержку.

Заботы Императора Николая II о Церкви Божіей про­стирались далеко за предѣлы Россіи. Во многихъ церквахъ Греціи, Болгаріи, Сербіи, Румыніи, Черногоріи, Турціи, Египта, Сиріи, Ливіи, Абиссиніи, Палестины имѣется тотъ или иной даръ Царя-Мученика. Цѣлые комплекты сребро- позлащенныхъ облаченій, иконъ и богослужебныхъ книгъ посылались въ епархіи Сербской, Греческой, Болгарской, Черногорской, Антіохійской, Константинопольской и Іерусалимской Православныхъ автокефальныхъ Церквей, не го­воря уже о щедрыхъ денежныхъ субсидіяхъ на ихъ поддержаніе.

Онъ, и только Онъ во всемъ мірѣ, выступалъ на защи­ту православной вѣры и Церкви и оберегалъ церковный миръ по всему міру. Воистину, Онъ былъ ктиторомъ всей Православной Вселенской Церкви.

Онъ, и только Онъ, вставалъ на защиту, когда турки вырѣзывали армянъ-христіанъ, притѣсняли и угнетали славянъ, и широко открывалъ границы Россіи бѣженцамъ этихъ странъ.

Вопреки широко распространенному мнѣнію, въ осо­бенности среди иностранцевъ, Русскій Императоръ не былъ ни главой, ни духовнымъ главой Русской Помѣстной Православной Церкви, но, какъ носитель верховной вла­сти величайшаго православнаго государства, Помазанникъ Божій, Онъ несъ священныя обязанности Вселенскаго Покровителя и Защитника Православія и, въ этомъ качествѣ, занималъ въ православномъ мірѣ самое высокое мѣсто.

Но наиболѣе важной была великая общечеловѣческая миссія, возложенная Божественнымъ Промысломъ на Им­ператора Всероссійскаго. Тѣмъ, кто знаетъ Священное Писаніе, извѣстны слова Апостола Павла изъ его Второго посланія къ Ѳессалоникійцамъ: «Тайна беззаконія уже въ дѣйствіи, только не совершится до тѣхъ поръ, пока не будетъ взятъ изъ среды Удерживающій теперь». «Удерживающимъ» здѣсь называется Глава величайшаго христіанскаго государства, каковымъ была въ то время Римская Имперія. Русская Православная Церковь съ полнымъ правомъ и основаніемъ относитъ эти слова св. Апостола къ Русскому Царю, Наслѣднику православныхъ христіанскихъ императоровъ Рима и Византіи, Возглавителю Третьяго Рима — Православнаго Самодержавнаго Царства. Онъ былъ священнымъ лицомъ, преемственнымъ носителемъ особой силы благодати Святого Духа, которая дѣйствовала черезъ Него и удерживала распространеніе зла. Императоръ Нико­лай II былъ глубоко проникнуть сознаніемъ этой лежащей на Немъ религіозно-мистической миссіи.

Какъ справедливо отмѣчаетъ Епископъ Наѳанаилъ, «утвержденіе, что при наличіи Православнаго Царства — Императорской Россіи — не могло бы совершиться того страшнаго всемірнаго разлива зла, которое мы наблюдаемъ въ настоящее время, это не наша своевольная претензія» (Русское Возрожденіе, № 2, 1978, стр. 170). И, дѣйствительно, Фридрихъ Энгельсъ, — ближайшій сподвижникъ Карла Маркса, его соплеменникъ и соучастникъ, — еще въ прошломъ вѣкѣ писалъ: «Ни одна революція въ Европѣ и во всемъ мірѣ не можетъ достигнуть окончательной побѣды, пока существуетъ теперешнее русское государство» (Карлъ Марксъ и революціонное движеніе въ Россіи. Москва, 1933 г., стр. 15). Такое свидѣтельство со стороны одного изъ главныхъ основателей совѣтскаго коммунизма, этой кровавѣйшей формы современнаго богоборчества, нельзя не при­знать серьезнымъ доказательствомъ правильности толкованія нашей Церковью пророческихъ словъ Апостола Пав­ла, какъ относящихся къ Русскому Императору, какъ Удерживающему, являющемуся оплотомъ добра противъ все возрастающаго въ мірѣ зла.

 



Subscribe
Comments for this post were disabled by the author