?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

September 2018

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Император Николай II как человек сильной воли – Е.Е. Алферьев – 1983 г. - Часть XI

Глава XVI

1912 г. даетъ намъ новый примѣръ твердости характера Императора Николая ІІ-го. Въ этомъ году, какъ и шест­надцать лѣтъ тому назадъ, снова сложилась какъ будто бы благопріятная международная обстановка для занятія Россіей Босфора и проливовъ. На Государя снова было ока­зано сильное давленіе, причемъ на этотъ разъ не только со стороны нѣкоторыхъ министровъ и даже председателя Государственной Думы Родзянко, но и со стороны значи­тельной части русской общественности, требовавшей вмѣшательства Россіи въ балканскія дѣла подъ заманчивымъ и столь близкимъ сердцу Государя лозунгомъ — «крестъ на св. Софіи». Но Государь ясно понималъ, что такое вмѣшательство вызвало бы войну съ Турціей и явилось бы началомъ европейской войны. Онъ не поддался никакому вліянію и легкомысленнымъ совѣтамъ и продолжалъ твер­до держаться занятой Имъ позиціи. Ибо Онъ былъ умнѣе своихъ заграничныхъ противниковъ и предвидѣлъ послѣдствія такой войны .

 

Глава XVII

Но зато, когда двумя годами позже, лѣтомъ 1914 года, Австрія, подстрекаемая Германіей, сдѣлала дерзкій вызовъ Россіи нападеніемъ на беззащитную Сербію, Государь безъ колебаній отвѣтилъ на призывъ о помощи сербскаго королевича-регента Александра и, исчерпавъ сначала всѣ попытки къ сохраненію мира, объявилъ мобилизацію. При общей готовности принять войну и при отсутствіи гдѣ-либо твердой воли ее предотвратить, она стала неизбѣжной, и великія державы, связанныя взаимными дого­ворами и стратегическими разсчетами, одна за другой втя­гивались въ нее. Германія объявила войну Россіи 19 іюля/1 августа, а Австро-Венгрія — 24 іюля/6 августа.


    Въ Россіи вѣсть объ объявленіи войны была встрѣчена единодушно всѣми слоями населенія съ невѣроятнымъ энтузіазмомъ и необыкновеннымъ подъемомъ патріотическихъ чувствъ. Въ день изданія Высочайшаго ма­нифеста 20 іюля, въ которомъ излагался ходъ перегово- ровъ, завершившихся объявленіемъ войны Германіей, пло­щадь передъ Зимнимъ Дворцомъ заполнилась народомъ; когда Государь вышелъ на балконъ, толпа опустилась на колѣни. Не смолкали крики «ура» и пѣніе народнаго гим­на. Въ городахъ, по всей странѣ, происходили большія патріотическія манифестаціи.

 
     Верховнымъ Главнокомандующимъ былъ назначенъ Великій Князь Николай Николаевичъ, быстро получившій широкую популярность, какъ въ арміи, такъ и во всей странѣ.


     Война началась двумя героическими подвигами Россіи. Она спасла отъ разгрома двухъ своихъ союзниковъ: Сер­бию — отъ Австро-Венгріи и Францію — отъ Германіи.


     Отъ сербскаго королевича-регента Александра Госу­дарь получилъ слѣдующую благодарственную телеграмму отъ 29 іюля: «Тяжкія времена не могутъ не скрѣпить узъ глубокой привязанности, которыми Сербія связана со святой славянской Русью, и чувства вѣчной благодарности за помощь и защиту Вашего Величества будутъ свято хра­ниться въ сердцахъ всѣхъ сербовъ»
.

 
     Въ отвѣтъ на настойчивыя просьбы спасти Францію, русскія войска, не закончивъ мобилизацію, неожиданно для Германіи вторглись въ Восточную Пруссію и начали быстро продвигаться, что сорвало весь планъ германскаго командованія, расчитывавшаго кончить войну на западѣ быстрымъ ударомъ. Но эта самоотверженная помощь сво­ей союзницѣ стоила Россіи огромныхъ жертвъ.


     Въ результатѣ переброски крупныхъ германскихъ силъ съ французскаго фронта на русскій, нѣмцамъ удалось остановить наступленіе русскихъ войскъ въ направленіи на Берлинъ и нанести имъ серьезное пораженіе. На австрійскомъ фронтѣ, напротивъ, побѣдоносное наступленіе рус­ской арміи продолжало развиваться и закончилось полнымъ разгромомъ австрійцевъ. Были взяты столица Во­сточной Галиціи Львовъ, древній русскій городъ Галичъ. Въ концѣ октября русскія арміи уже угрожали Кракову, достигли западныхъ предѣловъ Царства Польскаго и про­никли въ провинцію Познань. 9 марта сдалась сильнѣйшая австрійская крѣпость Перемышль. Всѣ эти гигантскія операціи вошли въ исторію подъ названіемъ Великой Галиційской битвы.


     Конечно, Германія не могла оставаться равнодушной къ судьбѣ своей союзницы. Нѣмцы спѣшно перебросили съ западнаго фронта на русскій крупныя силы, оснащенныя до отказа артиллеріей, снабженной неограниченными запасами снарядовъ, примѣнивъ впервые тактику «ураганнаго огня». Такъ, напримѣръ, въ районѣ Дунайца они вы­пустили 700.000 снарядовъ за нѣсколько часовъ, тогда какъ русскіе заводы производили такое количество за пол­года. Результаты не замедлили сказаться. Колесо побѣды повернулось въ обратную сторону: русскимъ арміямъ при­шлось начать отступленіе по всему фронту. Интересно отмѣтить, что министръ снабженія союзной намъ Англіи выражалъ въ своихъ рѣчахъ радость по поводу того, что отъ грома германскихъ пушекъ «рушатся тысячелѣтнія оковы русскаго народа»!


     Хотя съ объявленіемъ войны Государь Самъ предпо­лагалъ стать во главѣ арміи, такъ какъ законъ о полевомъ управленіи былъ составленъ въ предвидѣніи, что Верховнымъ Главнокомандующимъ будетъ Самъ Императоръ, Совѣтъ Министровъ считалъ невозможнымъ совмѣщеніе этой должности съ обязанностями Главы Госу­дарства и настаивалъ на назначеніи другого лица, выставивъ двухъ кандидатовъ, изъ которыхъ Государь выбралъ Вел. Кн. Николая Николаевича. Сознательно воздержи­ваясь отъ непосредственнаго вмѣшательства въ руковод­ство ходомъ военныхъ дѣйствій, чтобы избѣжать и тѣни двоевластія, Государь, тѣмъ не менѣе, зорко слѣдилъ за положеніемъ на фронтѣ, давалъ руководящія указанія и согласовывалъ операціи нашихъ войскъ съ дѣйствіями союзниковъ. Онъ нѣсколько разъ выѣзжалъ въ Ставку для ознакомленія съ положеніемъ на мѣстѣ, постоянно устраивалъ смотры войскамъ, отправляемымъ на фронтъ, и по­сещалъ нѣкоторые участки фронта. Его моральное вліяніе для поддержанія въ войскахъ необходимой высоты духа было огромнымъ и оказывало благотворное дѣйствіе на всѣхъ — отъ рядового до самого Верховнаго Главнокомандующаго. Однако, пока положеніе на фронтѣ не стало угрожающимъ, Государь отклонялъ всѣ предположенія о болѣе активномъ вмѣшательствѣ въ руководство военны­ми дѣйствіями. Но когда фронтъ въ Галиціи былъ прорванъ, Государь, 5 мая, пріѣхалъ въ Ставку и оставался тамъ болѣе недѣли. «Могъ ли я уѣхать отсюда при такихъ обстоятельствахъ?» — писалъ Онъ Государынѣ. — «Это бы­ло бы понято такъ, что я избѣгаю оставаться съ арміей въ серьезные моменты. Бѣдный
Н., разсказывая все это, плакалъ въ моемъ кабинетѣ и даже спросилъ меня, не думаю ли я замѣнить его болѣе способнымъ человѣкомъ... Онъ все принимался меня благодарить за то, что я остался здѣсь, потому что мое присутствіе успокаивало его лично». Въ минуты испытанія спокойная твердость Государя была нравственной поддержкой Верховному Главнокоманующему.

Если Японская война почти не отразилась на внутренней жизни Россіи, то Великая Война потребовала предѣльнаго напряженія всѣхъ людскихъ и матеріальныхъ силъ огромной страны. Дѣйствующая армія опиралась на тылъ, гдѣ происходила титаническая работа, требовавшая мобилизаціи всѣхъ ресурсовъ и перехода всей жизни на воен­ные рельсы. Надо было снабжать армію всѣмъ необходи­мымъ т.е. винтовками, пулеметами, артиллеріей, снаря­дами, боеприпасами и т.п. Въ первые же мѣсяцы войны во всѣхъ воюющихъ странахъ неожиданно выяснилась совер­шенная недостаточность запасовъ снарядовъ и боеприцасовъ, такъ какъ современная боевая техника увеличила ихъ расходъ въ непредвидѣнныхъ масштабахъ. Если западныя страны съ широко развитой промышленностью справились съ этой задачей сравнительно легко, то для Россіи — страны преимущественно сельскохозяйственной — преодолѣніе этихъ трудностей требовало времени и героическихъ усилій. Надо было расширять промышленность, увеличить производительность, строить новыя заводы и фабрики. Но вѣдь это была только одна изъ задачъ, тогда  какъ нужды военнаго времени, помимо нуждъ мирнаго на­сел енія, охватывали буквально всѣ стороны жизни. Госу­дарь возглавлялъ всю эту гигантскую работу и воодушев­лялъ всѣхъ ея участниковъ, такъ же какъ Онъ воодушев­лялъ къ борьбѣ съ непріятелемъ Свои доблестныя войска.

 

Глава XVIII

Съ началомъ войны внутреннія преобразованія, есте­ственно, должны были быть пріостановлены, такъ какъ всѣ силы страны были направлены на защиту отъ внѣшняго врага. Здѣсь слѣдуетъ, однако, отмѣтить, что уже къ этому моменту число важныхъ реформъ, проведенныхъ со времени восшествія на Престолъ Императора Николая П, превзошло эпоху великихъ реформъ Его Державнаго Дѣда Императора Александра II и, если бы этому не помѣшала война, а затѣмъ революція, царствованіе Императора Ни­колая II вошло бы въ исторію, какъ эпоха наиболынихъ достиженій, осуществленныхъ верховной самодержавной властью на благо народа.


     Теперь, несмотря на военное время, Государь рѣшительно приступилъ къ осуществленію Своей давнишней мечты — искорененію пьянства. Уже давно Государь про­никся убѣжденіемъ, что пьянство — порокъ, разъединяющій русское крестьянство и что долгъ Царской власти вступить въ борьбу съ этимъ порокомъ. Однако, всѣ Его попытки въ этомъ направленіи встрѣчали упорное сопротивленіе въ Совѣтѣ Министровъ, такъ какъ доходъ отъ продажи спиртныхъ напитковъ составлялъ главную ста­тью — одну пятую — государственныхъ доходовъ. Главнымъ противникомъ этого мѣропріятія бьшъ министръ финансовъ В. Н. Коковцевъ, ставшій преемникомъ П. А. Столыпина на посту премьеръ-министра, послѣ его траги­ческой кончины въ 1911 году. Государь глубоко цѣнилъ Коковцева, но Онъ понималъ, что пока Коковцевъ оста­ется у власти, Ему не удастся провести эту реформу, и, послѣ долгихъ колебаній, Онъ рѣшилъ въ 1914 году съ нимъ разстаться.


     Въ первые дни войны самые трудные вопросы внут­ренней жизни казались легко разрѣшимыми. Государь воспользовался этой минутой для того, чтобы провести Свою смѣлую реформу. Сначала запретъ на продажу спиртныхъ напитковъ былъ введенъ, какъ обычная мѣра, сопровождающая мобилизацию. Затѣмъ, 22 августа, было объявлено, что запрещеніе останется въ силѣ на все время войны, причемъ постепенно оно было распространено не только на водку, но также и на вино, и на пиво. Наконецъ, въ сентябрѣ, принимая Великаго Князя Константина Кон­стантиновича, въ качествѣ представителя Союзовъ Трезвенниковъ, Государь сказалъ: «Я уже предрѣшилъ навсег­да воспретить въ Россіи казенную продажу водки» И эти слова Монарха соотвѣтствовали въ то время общему народному мнѣнію, принявшему запретъ спиртныхъ напит­ковъ, какъ очищеніе отъ грѣха. Только условія военнаго времени, опрокинувшія всякія нормальныя бюджетным соображенія, позволили провести мѣру, которая означала отказъ государства отъ самаго крупнаго изъ своихъ доходовъ. Ни въ одной странѣ до 1914 г. еще не принималась такая радикальная мѣра борьбы съ алкоголизмомъ. Это былъ грандіозный, неслыханный опытъ.


     Въ январѣ 1915 г. Государственная Дума безъ возраженій утвердила на текущій годъ бюджетъ, не предусматривавшій доходъ отъ продажи спиртныхъ напитковъ. «Прими, Великій Государь, земной поклонъ народа Сво­его! Народъ Твой твердо вѣритъ, что отнынѣ былому горю положенъ навѣки прочный конецъ!», заявилъ предсе­датель Думы Родзянко.


     Такъ завершилась на благо народа многолѣтняя упор­ная борьба, въ результатѣ которой непреклонная воля Государя устранила всѣ препятствія на пути искорененія одного изъ страшныхъ пороковъ.

 
 


Comments