?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

June 2019

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com

May 20th, 2019

Tsar-1998

Международный заговор – февраль 1917 г.

Армия к началу 1917 г. была блестяще подготовлена: бесчисленное количество снарядов, патронов, гранат, мин, пулеметов и всевозможной артилерии. У солдат сложмлась поговорка : «не плюй – попадещь на пушку».

Война была выиграна. Черчиль : «Императорский строй, существовавший к этому времени, выиграл Войну».

Но кому то нужны были великие потрясения[1]. Неудачи на фронте вызывали у некоторых безответственное ликование: «чем хуже – тем лучше». Для врагов монархии победа России означала торжество монархии.

В январе 1917 г. в Петроград приехала союзная комиссия и после совещаний с Гучковым, кн. Львовым, Родзянко, ген. Поливановым, Сазоновым, англ. послом Бюкененом, Милюковым и другими, предтавила Государю следующие требования:
1) Введение в штаб Верх. Главнокомандующего союзных представителей с правом решающего голоса,
2) Обновление командного состава всех армий по указаниям держав Согласия,
3) Введение конституции с ответственным министерством.

Ответ Государя:
1) Излишне введение союзных представителей, ибо своих представителей в союзные армии с правом решающего голоса вводить не предполагаю.
2) Тоже излишне. Мои армии сражаются с большим успехом, чем армии Моих союзников.
3)Акт внутреннего управления подлежит усмотрению монарха и не требует указаний союзников.

После этого в англ. посольстве состоялось заседание при участии приехавшей союзной комиссии и всех вышеупомянутых лиц. На нем было решено «бросить законный путь и выступить на путь революции» при первом же отъезде Государя в ставку (ген. Кириенко).

Потом пошло своим чередом.

В начале 1917 г. ген. Алексеев был тяжело болен и находился в Крыму, но к началу «революции», еще больным вернулся в ставку, изолировал Государя от армии и народа.

«Несколько приличных чинов штаба меня предупредили, что ген. Алексеев и его штаб на установленный мною строгий режим и особенно пение гимна смотрят косо, считая, что, опять таки, не соответствует духу времени» (ген. Кириенко).

Вышел, распространенный Гучковым, приказ №1 – объявление прав солдата и безправия офицера.

Старшие военачальники (ген. Брусилов) стали срывать с себя царские вензеля и топтать их ногами на глазах и в угоду черни; стали разъезжать (ген. Готор) по фронту на грузовиках в обнимку с обозчиками; стали пожимать руки солдатам комитетчикам и перестали подавать руку офицерам; стали говорить митинговые речи.

Денникин, на офицерском съезде: «Вы, бросавшие последнюю горсть земли в могилу брата, друга, шедшего в атаку под редкий гул родной артилерии, изменнически лишенной снарядами, вы ли теперь дрогните?»

Деникин 16 июля 1917 г. в Могилеве в ставке: «Ведите русскую жизнь к правде и свету, под знаменем свободы! Но дайте и нам реальную возможность за эту свободу вести войска в бой под нашими старыми боевыми знаменами, с которых – не бойтесь!- стерто имя Самодержца, стерто прочно и в сердцах наших Его больше нет, но есть Родина!»

Солдаты избили ген. Миллера за его приказание снять красные тряпки. 

Ген. Корнилов к им. Александре Феодоровне: «Гражданка Алекс. Феодоровна Романова, встаньте и выслушайте повеление Временного правительства» (из книги Маннергейма).

Корнилова ближайший помощник и лучший друг матрос Баткин, по-видимому, инородец, а поэтому вероятно не Баткин и не матрос, играл странную роль при штабе Корнилова. Этот Баткин немедленно куда то скрылся после смерти Корнилова.

И пошло своим чередом...




[1] Интеллигенция высмеивала офицерство из-за его неучастия в мятеже 1905 г.: бурбон, неуч, опричник, наемник... После поражения в русско-японской войне, русские студенты послали японскому Императору поздравление с победой над русской армией. Микадо написал в ответ, что он благодарит за поздравление, но счастлив, что в его стране нет подобных предателей.