?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

May 2018

S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Есть-ли въ наше время бѣсноватые?


     Составитель лѣтописи Серафимо-Дивѣевскаго женскаго мо­настыря, архимандритъ Серафимъ (Чичаговъ) описываетъ слѣдующее страшное событіе въ жизни Николая Александро­вича Мотовилова, великаго почитателя и усерднаго послуш­ника Саровскаго старца Серафима.

„Н. А. Мотовиловъ, человѣкъ горячаго и искренняго сердца, дабы дѣйствительно послужить памяти отца Сера­фима, рѣшилъ лично поѣхать на родину великаго старца, въ Курскъ, собрать свѣдѣнія о дѣтствѣ и юношествѣ его, а также посѣтить Кіево-Фроловскій монастырь. Поѣздка эта имѣла весьма дурныя послѣдствія для Николая Александро­вича: онъ заболѣлъ по попущенію Божію отъ врага, излившаго на него свою месть за трудъ, послужившій къ прославленію угодника Божія, отца Серафима".

Обстоятельства, предшествовавшія болѣзни Н. А. Мотовилова и объясняющія ея начало, слѣдующія.

Какъ то разъ въ бесѣдѣ съ преподобнымъ Серафимомъ коснулся разговоръ о вражьихъ нападеніяхъ на человѣка. Свѣтски-образованный Мотовиловъ не преминулъ, конечно, усомниться въ реальности явленій злой силы. Тогда Преподобный повѣдалъ ему  о своей страшной борьбѣ въ теченіи 1001 ночи и 1001 дня съ бѣсами и силой своего слова, авторитетомъ своей святости, въ которомъ не могло быть и тѣни даже лжи и преувеличенія, убѣдилъ Мотовилова въ существованіи бѣсовъ не въ призракахъ, или мечтаніи, а въ самой настоящей горькой действительности.

Пылкій Мотовиловъ такъ вдохновился повѣстью старца, что отъ души воскликнулъ:

„Батюшка, какъ бы я хотѣлъ побороться съ бѣсами"!

Батюшка Серафимъ испуганно перебилъ его:

„Что вы, что вы, ваше Боголюбіе! Вы не знаете, что вы говорите. Знали бы вы, что малѣйшій изъ нихъ своимъ ногтемъ можетъ перевернуть всю землю, такъ не вызыва­лись бы на борьбу съ ними".

    „А развѣ, батюшка у бѣсовъ есть когти-'?

     „Эхъ, ваше Боголюбіе," ваше Боголюбіе, и чему только васъ въ университетѣ  учатъ! Не знаете, что у бѣсовъ ког­тей нѣтъ?! Изображаютъ ихъ съ копытами, когтями, рогами, хвостами, потому, что для человѣческаго воображенія не­возможно гнуснѣе этого вида и придумать. Таковы въ гнус­ности своей они и есть, ибо самовольное отпаденіе ихъ отъ Бога и добровольное их противленіе Божественной благо­дати изъ ангеловъ свѣта, какими они были до отпаденія, сдѣлало ихъ ангелами такой тьмы и мерзости, что не изо­бразить ихъ никакимъ человѣческимъ подобіемъ, а подобіе нужно,—вотъ ихъ и изображаютъ черными и безобразными. Но, будучи сотворены съ силой и свойствами ангеловъ, они обладаютъ такимъ для человека и для всего земного не оборимымъ могуществомъ, что самый малѣйшій изъ нихъ, какъ и сказалъ я вамъ, можетъ своимъ когтемъ перевернуть всю землю. Одна Божественная благодать Всесвятаго Духа, туне даруемая намъ, православнымъ христіанамъ, за боже­ственныя заслуги Богочеловѣка, Господа нашего Іисуса Христа, одна она дѣлаетъ ничтожными всѣ козни и злоухищренія вражіи.

Жутко стало тогда Мотовилову. Тогда подъ защитой Преподобнаго онъ могъ не бояться злобы сатанинской. Но легко­мысленно-дерзкій вызовъ, по попущенію Божію, не остался безъ послѣдствій,—онъ былъ принять.

Когда Мотовиловъ, послѣ кончины старца Серафима, поѣхалъ въ Курскъ, немного ему удалось собрать здѣсь свѣдѣвій о дѣтствѣ и юности Преподобнаго. Близкіе родные, помнившіе о. Серафима въ молодости, кто перемерли, кто отозвались забвевіемъ. Даже домъ, въ которомъ родился и воспитывался Преподобный, былъ разрушенъ, и на мѣстѣ его выросли новыя постройки. Нашелся одинъ старикъ, сверстникъ Батюшки, который и далъ Мотовилову свѣдѣнія, вошедшія теперь во всѣ издавія житія Преподобнаго. Поѣздка въ Курскъ и пребываніе въ немъ были вполнѣ благо­получны. Гроза ждала на возвратномъ пути въ Воронежъ.

На одной изъ  почтовыхъ станцій, по дорогѣ изъ Курска, Мотовилову пришлось заночевать. Оставшись совершенно одинъ въ комнатѣ для проѣзжающихъ,  онъ досталъ изъ чемодана свои рукописи и сталъ ихъ разбирать при тускломъ свѣтѣ одинокой свѣчи, еле освѣщавшей просторную комнату. Одною изъ первыхъ ему попалась записка объ исцѣленіи бѣсноватой дѣвицы изъ дворянъ, Еропкиной, у раки святителя Митрофана Воронежскаго.

„Я задумался, пишетъ Мотовиловъ,—какъ это можетъ случиться, что православная христіанка, пріобщающаяся Пречистыхъ и Животворяшихъ Таинъ Господнихъ, и вдругъ одержима бѣсомъ и притомъ такое продолжительное время, какъ тридцать съ лишнимъ лѣтъ. И подумалъ я: вздоръ! этого быть не можетъ! Посмотрѣлъ бы я, какъ бы посмѣлъ въ меня вселиться бѣсъ, разъ я часто прибѣгаю къ таин­ству святого причащенія; и въ это самое мгновеніе страш­ное, холодное, зловонное облако окружило его и стало вхо­дить въ его судорожно стиснутыя уста.

Какъ ни бился несчастный Мотовиловъ, какъ ни старался защитить себя отъ льда и смрада, вползавшаго въ него облака, оно вошло въ него все, несмотря на его нечеловѣческія усилія. Руки были точно парализованы и не могли сотворить крестнаго знаменія; застывшая отъ ужаса мысль не могла вспомнить спасительнаго имени Іисусова. Отвратительно ужасное совершилось, и для Николая Александро­вича наступилъ періодъ тягчайшихъ мученій. Собственно­ручная рукопись его даетъ такое описаніе испытанныхъ имъ мукъ.

„Господь сподобилъ меня на себѣ самомъ испытать истин­но, а не во снѣ и не въ привидѣніи, три геенскія муки: первая—огня несвѣтимаго и неугасимаго ничѣмъ болѣе, какъ лишь одною благодатію Пресвятаго Духа. Продолжа­лась эта мука въ теченіе трехъ сутокъ, такъ что я чувствовалъ, какъ сожигался, но не сгоралъ. Со всего меня по 16 или по 17 разъ въ сутки снимали эту геенскую сажу, что было видимо для всѣхъ. Перестали эти муки лишь послѣ исповѣди и причащенія Святыхъ Таинъ Господнихъ молит­вами архіепископа Воронежскаго Антонія и заказанными имъ по всѣмъ 47 церквамъ Воронежскимъ и по всѣмъ монастырямъ заздравными за болящаго болярина раба Божія Николая, ектеніями".

„Вторая мука въ теченіе двухъ сутокъ—тартара лютаго, геенскаго, такъ что и огонь не только не жегъ, но и согрѣвать меня не могъ. По желанію его высокопреосвященства архіепископа Воронежскаго Антонія, я съ полъ-часа держалъ руку надъ свѣчей, и она вся закоптѣла донельзя, но не согрѣлась даже. Опытъ сей удостовѣрительный я записалъ на цѣломъ листѣ и къ тому описанію рукою моею и на ней свѣчною сажею мою руку приложилъ. Но обѣ эти муки причащеніемъ давали мнѣ хоть возможность ѣсть и пить, и спать немного могъ при нихъ, и видимы онѣ были всѣмъ".

Но третья мука геенская, хотя на полсутокъ еще умень­шилась, ибо продолжалась только полторы сутки и едва ли болѣе, но за то великъ былъ ужасъ и страданіе отъ неописуемаго и непостижимаго. Какъ я живъ остался отъ нея! Исчезла она тоже отъ исповѣди и причащенія Святыхъ Таинъ Господнихъ. На этотъ разъ самъ архіепископъ Антоній изъ своихъ рукъ причащалъ меня оными. Эта мука была—червя неусыпнаго геенскаго, и червь этотъ никому болѣе, кромѣ меня самого и архіепископа Антонія, не быль виденъ, но я весь самъ былъ преисполненъ этимъ наизлѣйшимъ червемъ, который ползалъ во мнѣ во всемъ и неизъ­яснимо ужасно грызъ всю мою внутренность, но и выползаючи чрезъ роть, уши и носъ, снова во внутренности мои возвращался. Богъ далъ мнѣ силу на него, и я могъ брать его въ руки и растягивать. Я по необходимости заявляю это все, ибо недаромъ подалось мнѣ это свыше отъ Бога видѣніе, да и не возможетъ кто подумать, что я дерзаю всуе имя Господне призывать. Нѣтъ! Въ день страшнаго суда Господня Самъ Онъ—Богъ, Помощникъ и Покровитель мой, засвидѣтельствуетъ, что я не лгалъ на Него, Господа, и на Его Божественнаго Промысла дѣяніе, во мнѣ совершенное»

Вскорѣ послѣ этого, страшнаго и педоступнаго для обыкновеннаго человѣка, испытанія, Мотовиловъ имѣлъ видѣніе своего покровителя, преподобнаго Серафима, который утѣшалъ страдальца обѣщаніемъ, что ему дано будетъ исцѣленіе при открытіи мощей святителя Тихона Задонскаго и что до того времени вселившійся въ него бѣсъ уже не будетъ его такъ жестоко мучить.

Дѣйствительно, чрезъ 30 слишкомъ лѣтъ совершилось это событіе, и Мотовиловъ его дождался, дождался и исцѣленія по великой своей вѣрѣ.

Въ день открытія мощей святителя Тихона Задонскаго, Мотовиловъ стоялъ въ алтарѣ, молился и горько плакалъ о томъ, что Господь не посылаетъ ему исцѣленія, котораго, по обѣщанію преподобнаго Серафима Саровскаго ждала его измученная душа. Во время пѣнія Херувимской пѣсни, онъ взглянулъ на горнее мѣсто и увидѣлъ на немъ святителя Тихона. Святитель благословилъ плачущаго Мотовилова, и сталъ невидимъ.

Мотовиловъ сразу почувствовалъ себя исцѣленнымъ. (Изъ кн. С. Нилуса: «Великое въ маломъ», Изд. 2-е 1905 г.).





Comments