pisma08 (pisma08) wrote,
pisma08
pisma08

ГРЕХИ ЯЗЫКА

Языкомъ, или словомъ, человѣкъ грѣшитъ часто и многообразно. Великое стараніе и постоянное вниманіе нужно имѣть тому, кто искренно желаетъ избѣгать грѣховъ языка.

Поразительно и подробно описываетъ Ап. Іаковъ весь вредъ и всю тяжесть грѣховъ, совершаемыхъ языкомъ. Онъ говорить, что «хотя всякій человѣкъ часто и много грѣшитъ, но кто не грѣшитъ словомъ, кто обуздываетъ свой языкъ, тотъ мужъ совершенный, могущій покорить все свое тѣло» (Іакова 3, 3).

Человѣкъ, продолжаетъ тотъ-же Апостолъ, обуздываетъ коня и лег­ко имъ управляетъ; какъ ни велики корабли и какими вѣтрами ни обуреваются, но не большимъ рулемъ человѣкъ направляетъ ихъ куда хочетъ, такъ и языкъ не большой членъ, но много дѣлаетъ. Языкъ онъ называетъ огнемъ. Не большой огонь много вещества пожигаётъ, такъ и языкъ не большой членъ, но много вреда приноситъ.

Называетъ его также прикрасою неправды, ибо человѣкъ своими словами часто украшаетъ ложь. Языкъ  оскверняетъ все тѣло и воспаляетъ кругъ жизни, человѣкъ покорилъ себѣ птицъ, рыбъ, звѣрей, но языка никто изъ людей не могъ укротить, — это неудержимое зло; онъ исполненъ смертоноснаго яда. Однимъ и тѣмъ же органомъ мы благословляемъ Бога и клянемъ лю­дей, созданныхъ по образу Божію. Вотъ, братья, какъ сильно, можно сказать, съ какимъ гнѣвомъ и негодованіемъ описываетъ Ап. Іаковъ грѣхи, творимые нами языкомъ. И не даромъ!

Изъ всѣхъ грѣховъ языка самое распространенное  между людьми есть злословіе, осужденіе ближняго, или какъ въ просторѣчіи называютъ сплетни. Этотъ грѣхъ, потому именно болѣе распространенъ между людьми, что никто почти не считаетъ его грѣхомъ и предается ему, какъ невинному препровожденію времени. Никто не думаетъ, что онъ грѣшитъ, и тяжко грѣшитъ, когда повторяетъ и распространяетъ дурные слухи о своихъ знакомыхъ, а иногда даже и вовсе нёзнакомыхъ.

Въ чемъ охотнѣе проводятъ время во всѣхъ почти домахъ? Въ томъ, что или сами вылумываютъ, или повторяютъ слышанные отъ другихъ обидные слухи о своихъ знакомыхъ. Это самое любимое препровожденіе времени во всѣхъ почти домахъ. Съ большимъ усердіемъ пересказываютъ гости большею частію оскорбительные слухи о своихъ знакомыхъ. Никто не можетъ укрыться отъ ихъ языка, не щадятъ они ни пола, ни возраста, ни званія, ни степени, ни чести человѣка. Совѣсть не упрекаетъ ихъ въ этомъ. Они думаютъ, что это есть вездѣ принятое обыкновение. Но спросите ихъ: что означаетъ эта охота, это удовольствіе, съ коими они распространяютъ только дѵрные, а не хорошіе слухи о своихъ знакомыхъ? Не то-ли. что сердце у нихъ не доброе, что очи рады видѣть что-нибудь дурное въ своихъ ближнихъ и что слушатели ихъ сочувствѵютъ имъ въ этомъ?

 Когда ты, братъ мой, дурно говоришь о своемъ ближнемъ и тѣмъ унижаешь его честь, мараешь его имя, поче­му не вспоминаешь, что честное имя—величайшее благо для человѣка? Но я, скажешь ты, не выдумываю, а говорю то, что самъ знаю, или слыхалъ отъ вѣрныхъ людей. Нѣтъ, братъ мой, это не можетъ тебя оправдать. Если бы даже тотъ человѣкъ, о которомъ ты говоришь, былъ дурной и сказанное объ немъ совершенно справедливо, все-таки братская любовь и христіанское снисхожденіе должны были бы наложить молчаніе на твои уста. Но нѣтъ! Часто внутренній толосъ твоей совѣсти внушалъ тебѣ, что слухи дошедшіе до тебя не справедливы, что тотъ человѣкъ не таковъ, какъ его описываютъ; но все же ты обрадовался случаю позлословить его въ обществѣ. Но и этого мало! О если бы ты только повторялъ слышанное тобою! Но нѣтъ! ты и отъ себя прибавилъ къ нему нѣчто, ты еще раздулъ и украсилъ слухи.

И вотъ языкъ твой, какъ говоритъ Ап. Іаковъ, сдѣлался прикрасою лжи! Малозначительный тотъ слухъ послѣ многихъ добавокъ отъ тебя и подобныхъ тебѣ злословцевъ превратился въ страшный, нестерпимый; малая искра огня обратилася въ пожаръ, сожигающій доброе имя твоего ближняго. Вникни еще, какое фарисейство обнаруживается въ твоемъ злословіи. Хотя явно, что, распространяя дурные слухи, ты вредишь своему ближ­нему, но ты искусно прикрыаешь это злое намѣреніе, какъ будто вовсе не желаешь ему зла, даже хвалишь его притворно, но добавляешь, что во всемъ городѣ повторяютъ тѣ же слухи и потому должно быть они справедливы.

Какъ видно, къ несчастію, ты вовсе не думаешь о послѣдствіяхъ своего злословія! Часто тотъ, котораго ты злословишь, на самомъ дѣлѣ человѣкъ почтенный и честный, а ты лишаешь его добраго имени. Быть можетъ онъ одинъ изъ служителей алтаря. — Увы! они чаще подвергаются злословію и осужденію, — у нихъ много духовныхъ чадъ, которые любятъ и уважаютъ ихъ, ожидаютъ отъ нихъ помощи духовной, но злой языкъ твой умалилъ ихъ уваженіе, разсѣялъ надежды, поколебалъ самую ихъ вѣру. Или, быть можетъ, ты рас­пускаешь худую молву о честной женщинѣ, имѣющей мужа, дѣтей, родственниковъ. — Наконецъ, сколько дру­зей превратилъ ты во враговъ своимъ жаломъ, сколько дѣтей удалилъ отъ родителей, сколько посѣялъ смутъ, подозрѣній, ревности въ добрыхъ и мирныхъ до того времени семьяхъ.

Никто не можетъ избѣгнуть змѣинаго языка злословца. Чего только не припишетъ онъ своему ближ­нему, въ чемъ только не усмотритъ сомнительнаго и худаго въ поступкахъ людей? Если онъ примѣтилъ, что кто-нибудь изъ его знакомыхъ часто ходитъ въ церковь и усердно молится, онъ въ его глазахъ фарисей— ханжа; если напротивъ того замѣтилъ, что кто-либо рѣдко бываетъ въ церкви, это безбожникъ, невѣръ. Высказываетъ-ли кто-нибудь свои мысли открыто, пря­мо, это, говоритъ онъ, безсердечный человѣкъ. Кроткаго и смиреннаго онъ называетъ ничтожнымъ, слабымъ. Твердый, стойкій, непреклонный человѣкъ ему кажется жестокимъ, безчеловѣчнымъ. Словомъ, всякимъ хорошимъ пренебрегаетъ, во всѣхъ отыскиваетъ худую сто­рону, всѣхъ осуждаетъ. Малъ языкъ, а много дѣлаетъ!

Нужно добавить, что хотя все сказанное доселѣ касается вообще всѣхъ людей, но преимущественно женщинъ. Онѣ, къ несчастью, болѣе склонны ко всѣмъ пе­ресудамъ, злословію, сплетнямъ. Для нѣкоторыхъ-же изъ нихъ злословіе такъ же необходимо, какъ ежеднев­ная пища. Забываютъ онѣ, что для всякой честной женщины доброе имя дороже жизни, и не перестаютъ выдумывать разные дурные слухи о своихъ подругахъ.

Заклинаю васъ, братья христіане, не забывайте ни­когда какой это великій грѣхъ — злословить ближняго. Въ заключеніе же своего немощнаго и слабаго слова приведу Божественныя слова Христа Спасителя: «Доб­рый человѣкъ изъ добраго сокровища сердца своего выносить доброе, а злой человѣкъ изъ злаго сокровища сердца своего выносить злое. Отъ избытка сердца уста говорять». Аминь!

Из бесед Преосвященного Гавриила, епископа Имеретинского.




Subscribe
Comments for this post were disabled by the author