?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

April 2018

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Tsar-1998

Правда о Царской Семье - Из Следственной Комиссии Временного Правительства – Часть I

Записка, составленная командированнымъ по распоряженію бывшаго Министра Юстиціи Керенскаго въ Чрезвычайную Следственную Комиссію по разслѣдованію злоупотребленій бывшихъ Министровъ, Главноуправляющихъ и другихъ высшихъ должественныхъ лицъ, Товарищемъ Прокурора Екатеринославскаго Окруж­ного Суда, Владиміромъ Михайловичемъ Рудневымъ.

Состоя Товарищемъ Прокурора Екатеринославскаго Окружного Суда, 11-го марта 1917 г., ордеромъ Министра Юстиціи Керенскаго, я былъ командированъ въ Петроградъ, въ Чрезвычайную Слѣдствениую Комиссію по разслѣдованію злоупотребленій бывшихъ Министровъ, Главно­управляющихъ и другихъ высшихъ должностныхъ лицъ.

Въ Петроградѣ, работая въ этой Комиссіи, я получилъ спеціальное порученіе обслѣдовать источникъ „безотвѣтственныхъ" вліяній при Дворѣ, причемъ этому отдѣлу Комиссіи было присвоено наименованіе: „Обслѣдованіе дѣятельности темныхъ силъ."

Занятія Комиссіи продол­жались до послѣднихъ чиселъ августа 1917 г., когда я подалъ рапортъ объ отчисленіи ввиду попытокъ со стороны предсѣдателя Комиссіи прис. пов. Муравьева побудить меня на явно пристрастныя дѣйствія. Мнѣ, какъ лицу, командированному съ правами Судебнаго Слѣдователя, было предоставлено производство выемокъ, осмотровъ, допросъ свидетелей и т. д. Въ цѣляхъ всесторонняго и безпристрастнаго освѣщенія дѣятельности всѣхъ лицъ, относи­тельно которыхъ въ періодической печати и обществѣ составилось представленіе, какъ о людяхъ, имѣвшихъ ис­ключительное вліяніе на направленіе внутренней и внѣшней политики, мною были разобраны и осмотрѣны архивы Зимняго Дворца, Царскосельскаго и Петергофскаго Дворцовъ, а равно и личная переписка Государя, Императрицы, нѣкоторыхъ Великихъ Князей, а такъ-же и переписка, отобранная при обыскѣ у Епископа Варнавы, Графини С. С. Игнатьевой, доктора Бадмаева, В. И. Воейкова и другихъ прежде высокопоставленныхъ лицъ.

При производствѣ разслѣдованія было обращено особое вниманіе на личность и характеръ деятельности Г. Е. Рас­путина и А.А.Вырубовой, также и на отношеніе Царской Семьи къ Германской Императорской Фамиліи.  

Считая, что задача моего обслѣдованія имѣетъ гро­мадное значеніе въ смыслѣ освѣщенія событій, предшествовавшихъ и сопровождавшихъ революцію, я снималъ копіи со всѣхъ протоколовъ, осмотровъ, проходившихъ черезъ мои руки документовъ, а равно и со свидѣтельскихъ показаній.

Уѣзжая изъ Петрограда, я захватилъ съ собой всѣ эти копіи въ Екатеринославъ, гдѣ онѣ хранились въ моей квартирѣ, но теперь, вѣроятно, разграблены, при разгороме моей квартиры, большевиками. Если же, сверхъ ожиданія  копіи этихъ документовъ не уничтожены и я доживу до того времени, когда получу ихъ въ свои руки, то я предполагаю опубликовать ихъ въ печати полностью, не делая никакихъ выводовъ, ни заключеній.                                       

Теперь же я считаю необходимымъ представить краткіи очеркъ характеристики главныхъ дѣятелей той области, которая называлась печатью и общественнымъ мненiемъ „областью темныхъ силъ", причемъ, такъ какъ очеркъ этотъ составляется мною по памяти, то въ немъ, конечно, будетъ упущено много, быть можетъ, интересныхъ по­дробностей.

Прибывъ въ Петроградъ въ Следственную Комиссію, я приступилъ къ исполненію моей задачи съ невольнымъ предубѣжденіемъ относительно причинъ вліянія Распутина, вслѣдствіе читанныхъ мною отдѣльныхъ брошюръ, газетныхъ замѣтокъ и слуховъ, циркулировавшихъ въ обществѣ, но тщательное и безпристрастное разслѣдованіе заставило меня убѣдиться, насколько всѣ эти слухи и газетныя сообщенія были далеки отъ истины.

Наиболѣе интересной личностью, которой приписывалось вліяніе на внутреннюю политику, былъ Григорій Распутинъ, а поэтому естественно, что его фигура явилась центральной при выполненіи возложенной на меня задачи. Однимъ изъ самыхъ цѣнныхъ матеріаловъ для освѣщенія личности Распутина послужилъ журналъ наблюдений негласнаго над­зора, установленнаго за нимъ охраннымъ отдѣленіемъ и веденнаго до самой его смерти. Наблюденіе за Распутинымъ велось двоякое: наружное и внутреннее. Наружное сводилось къ тщательной слѣжкѣ при выѣздахъ его изъ квартиры, а внутреннее осуществлялось при посредствѣ спеціальныхъ агентовъ, исполнявшихъ обязанности охра­нителей и лакеевъ.

Журналъ этихъ наблюдений велся съ поразительной точностью изо дня въ день и въ немъ отмѣчались даже кратковременныя отлучки, хотя-бы на два-три часа, при­чемъ обозначалось какъ время выѣздовъ и возвращёній, такъ и всѣ встрѣчи по дорогѣ. Что касается внутренней агентуры, то послѣдняя отмѣчала фамиліи лицъ, посѣщавшихъ Распутина, и всѣ посетители аккуратно вносились въ журналъ; при этомъ, такъ какъ фамиліи нѣкоторыхъ изъ нихъ не были извѣстны агентамъ, то въ этихъ случаяхъ описывались нодробно примѣты посѣтителей. Познако­мившись съ этими документами, а также допросивъ рядъ свидѣтелей, фамиліи которыхъ въ документахъ упоминались, и сопоставивъ эти показанія, я пришелъ къ заключенію, что личность Распутина, въ смыслѣ своего душевнаго склада, не была такъ проста, какъ объ этомъ говорили и писали.

Изслѣдуя нравственный обликъ Распутина, я, естественно, обратилъ вниманіе на историческую послѣдовательность тѣхъ событій и фактовъ, которые въ концѣ концовъ открыли ему доступъ ко Двору и я выяснилъ, что первымъ этапомъ въ этомъ постепенномъ продвиженіи впередъ было его знакомство съ извѣстными глубокорелигіозно настроенными и несомнѣнно умными Архіепископами Феофаномъ и Гермогеномъ. Убѣдившись, на основагііи тѣхъ же документовъ, что тотъ же Григорій Распутинъ сыгралъ роковую роль въ жизни этихъ столповъ Право­славной церкви, будучи причиной удаленія Гермогена въ одинъ изъ монастырей Саратовской Эпархіи на покой, и низведенія Феофана на роль провинціальнаго Епископа, тогда, когда эти истинно православные Епископы, замѣтивъ проснувшіеся въ Григоріѣ Распутинѣ темные инстинкты, открыто вступили съ нимъ въ борьбу, — я пришелъ къ заключенію, что несомнѣнно въ жизни Распутина, простого крестьянина Тобольской губерніи, имѣло мѣсто какое то большое и глубокое душевное переживаніе, совершенно измѣнившее его психику и заставившее его обратиться ко Христу, такъ какъ только наличностью этого искренняго Богоисканія у Распутина въ тотъ періодъ времени и можетъ быть объяснено сближеніе его съ указанными выдающи­мися Пастырями. Это мое предположеніе, основанное на сопоставленіи фактовъ, нашло себѣ подтвержденіе въ без­грамотно составленныхъ Распутинымъ воспоминаніяхъ о хожденіи по святымъ мѣстамъ. Отъ этой книги, напи­санной Григоріемъ Распутинымъ, дышетъ наивной простой и задушевной искренностью. Опираясь на содѣйствіе и авторитетность указанныхъ Архіепископовъ, Григорій Рас­путинъ былъ принятъ во дворцахъ Великихъ Княгинь Анастасіи и Милицы Николаевенъ, а затѣмъ, черезъ по­средство послѣднихъ, знакомится съ г-жей Вырубовой, тогда еще фрейлиной Танѣевой, и производитъ на нее, женщину истинно-религіозно настроенную, огромнѣйшее впечатлѣніе; наконецъ, онъ попадаетъ и въ Царскій Дворъ. Здѣсь у него, видимо, пробуждаются заглохшіе низкіе истинкты и онъ превращается въ тонкаго эксплоататора довѣрія Высокихъ Особъ къ его святости.

При этомъ надо замѣтить, что онъ свою роль выдерживаегъ съ удивительно-продуманной последовательностью. Какъ показало обслѣдованіе переписки по сему поводу, а затѣмъ какъ подтвердили и свидѣтели, Распутинъ катего­рически отказывался отъ какихъ либо денежныхъ пособій, наградъ и почестей несмотря на прямыя, обращенныя со стороны ихъ Величествъ, предложенія, какъ бы тѣмъ самымъ подчеркивая свою неподкупность, безсребренность и глубокую преданность Престолу, предупреждая въ тоже время Царскую Семью, что онъ - единственный предстатель за Нее передъ престоломъ Всевышняго, что всѣ завидуютъ его положенію, всѣ интригуютъ противъ него, всѣ клевещутъ на него и что поэтому къ такимъ доносамъ надо относиться отрицательно. Единственно, что позволилъ себѣ Распутинъ, это оплату его квартиры изъ средствъ  Собственной Его Величества Канцеляріи, а также принимать подарки Собственной работы Царской Семьи – рубашки, пояса и прочее.

Входилъ Распутинъ въ Царскій Домъ всегда съ молитвою на устахъ, обращаясь къ Государю и Императрицѣ на „ты" и трижды съ ними лобызаясь по Сибирскому обычаю.  Извѣстно, что онъ говорилъ Государю „моя смерть будетъ и твоей смертью" и при этомъ установлено, что при Дворѣ онъ пользовался репутаціей чело­века, обладающего даромъ предсказывать событія, облекая свои предсказанія въ загадочныя формы, по примѣру древней Пифіи.

Источникомъ средствъ для Распутина служили тѣ прошенія разныхъ лицъ по поводу перемѣщеній, назначеній, помилованій, которыя составлялись на Высочайщее Имя и передавались во Дворецъ черезъ его руки. Въ цѣляхъ большей авторитетности своего голоса Распутинъ поддерживалъ такія ходатайства, при бесѣдѣ съ Ихъ Вели­чествами, облекая ихъ въ особыя формы предсказаній и подчеркивая, что удовлетвореніе этихъ просьбъ ниспошлетъ особые дары и счастье Царской Семьѣ и Странѣ.

Къ сказанному выше необходимо добавить, что Рас­путинъ несомнѣнно обладалъ въ сильной степени какой-то непонятной внутренней силой въ смыслѣ воздѣйствія на чужую психику, представлявшей родъ гипноза. Такъ, между прочимъ, мной былъ установленъ несомнѣнный фактъ излѣченія имъ припадковъ пляски Св. Витта у сына близкаго знакомаго Распутина, — Симановича, студента Коммерческаго Института, причемъ всѣ явленія этой болѣзни исчезли навсегда послѣ двухъ сеансовъ, когда Распутинъ усыплялъ больного.

Запечатленъ мною и другой яркій случай проявленія этой особенной психической силы Распутина, когда онъ былъ вызванъ зимой 1814—1915 г. въ будку желѣзнодорожнаго сторожа Царскосельской дороги, гдѣ, послѣ крушенія поѣзда, лежала въ совершенно безсознательномъ состояніи, съ раздробленными ногами и тазобедерной костью и съ трещинами черепа, Анна Александровна Вырубова. Около нея въ то время находились Государь и Императрица. Распутинъ, поднявъ руки къ верху, обра­тился къ лежащей Вырубовой со словами: „Аннушка, от­крой глаза". И тотчасъ она открыла глаза и обвела ту комнату, въ которой лежала. Конечно, это произвело сильное впечатлѣніе на окружающихъ, а въ частности на Ихъ Величествъ и, естественно, содействовало укрѣпленію его авторитета.

Вообще надо сказать, что Распутинъ, несмотря на свою малограмотность, былъ далеко незауряднымъ человѣкомъ и отличался отъ природы острымъ умомъ, большой находчивостью, наблюдательностью и способностью иногда удивительно мѣтко выражаться, особенно давая характе­ристики отдѣльнымъ лицамъ. Его внѣшняя грубость и простота обращенія, напоминавшія порою юродиваго, были несомнѣнно искуственны; ими онъ старался подчеркнуть свое крестьянское происхожденіе и свою неинтелли­гентность.

Продолжение Часть II

 

 

 


Comments