?

Log in

No account? Create an account
Tsar-1998

Обретение Американской Митрополией автокефалии от МП


ОБРАЩЕНIЕ Архіепископа Амвросія, бывшаго Питтсбургскаго и Вествиржинскаго - 1972 г.

Почитаю своимъ долгомъ обратиться со своимъ словомъ къ русскому православному духовенству и русскимъ православ­нымъ людямъ въ Сѣверной Америкѣ. Я полагаю, что они должны знать о причинахъ, побудившихъ меня отказаться отъ принадлежности къ епископату Православной Церкви Америки и просить о принятіи меня въ составъ іерархіи Русской Православной Церкви Заграницей.

Я прибылъ въ Америку въ 1923 г. изъ Россіи, захваченной безбожной коммунистической властью послѣ жестокой борьбы за освобожденіе, въ которой я принялъ участіе на югѣ Россіи. Въ Америкy я прожилъ 50 лѣтъ, сталъ американскимъ гражданниномъ н полюбилъ эту прекрасную страну.

Съ самаго начача своего пребыванія здѣсь я посвятилъ себя служенiю Богу, сначала въ санѣ діакона у приснопамят­ного Архіепископа Виталія на Бронскѣ, затѣмъ въ санѣ пре­свитера, поставленный Митрополитомъ Ѳеофиломъ настоятелемъ прихода въ тѣ благословенные годы мирнаго развитія церков­ной жизни, когда Сѣверо-Американскій Митрополичій Округъ былъ частью Русской Православной Церкви Заграницей.

Послѣ смерти моей Матушки въ 1950 г. я черезъ три го­да принялъ монашество, а въ 1955 г. былъ возведенъ въ санъ епископа съ назначепіемъ на каведру въ Аляску. Прослуживъ тамъ 15 лѣтъ я былъ носланъ въ Янонію, гдѣ прослужилъ 7 месяцевъ, сохраняя за собой и возглавленiе Аляскинской епархіи. Въ 1967 г. я былъ назначенъ епархіальнымъ архіереемъ Питтсбургской п Вествирджинской епархiи, самой большой по числу приходовъ.

За эти 50 лѣтъ моей жизни и моего служенія въ Америкѣ я узналъ и полюбилъ многихъ нашихъ священнослужи­телей и благочестивыхъ православныхъ людей, которые берег­ли драгоцѣнное достояніе Русской Православной Церкви съ ея преданіями и обычаями. По этой своей привязанности къ нимъ я мирился и съ такими явлениями, которыхъ при другихъ условіяхъ никогда бы не потерпѣлъ.

Но вотъ 2 года тому назадъ руководители Американской Митрополіи поснѣшно п непродуманно вступили въ соглашеніе съ Московской Патріархіей въ лицѣ Митрополита Ннкодима относительно полученія автокефаліи. Намъ сулили полную не­зависимость отъ влiянiя Москвы и объединеніе всѣхъ Церквей въ Америкѣ въ одной независимой Церкви. Я съ тревогой взиралъ на эти мѣропріятія, но не желалъ вызывать внутреннихъ раздѣленій, которыя могли бы быть использованы во вредъ Церкви. Теплилась надежда, что все уладится.

Къ сожалѣнiю, напротивъ, оправдались дѣлавшіяся намъ предупрежденія, что получаемая изъ Москвы автокефалія соз­дастъ, для Митроподіи новыя связи съ Москвой, которая еще больше укрѣпитъ свое вліяніе въ Америкѣ. Дѣйствительно, ни одна свободная отъ Москвы Церковь не признала автокефаліи, а Московская Патріархія, вопреки нашимъ ожиданіямъ, остави­ла въ своей власти 45 приходовъ и не намѣрена передавать ихъ новой автокефальной Церкви, хотя по Томосу и должна была бы это сдѣлать. Москва назначила для управления ими епискона Уманскаго Макарія (Свистуна). Поѣздки въ Москву, сослуженія, подарки и пр., даже и при нежеланіи нѣкоторыхъ епископовъ к клириковъ постепенно все болѣе втягиваютъ въ сближенiе съ тѣми московскими іерархами, которые по нашему общему убѣжденію связаны подчиненіемъ врагамъ Церкви.

Все это вызывало во мнѣ большую скорбь. Все больше и больше я сомнѣвался въ правильности несенія за это отвѣтственности передъ Богомъ и людьми. Но къ этому приба­вилось и другое: это опасность т.н. модернизма, вносимого въ жизнь нашихъ приходовъ.

Христіанская православная жизнь основана на преодолѣнін людьми своей косности и вліянія мiра, лежащаго во злѣ. Модернизмъ же, напротнвъ основанъ на пониженiи духовнаго уровня во имя приспособленія къ началамъ міра сего. За послѣднее время въ Православной Церкви Америки съ особымъ усердіемъ ведется гоненіе на употребленіе церковно-славянскаго языка въ богослуженіяхъ, сокращеніе послѣднихъ, насажденіе новаго Григоріанскаго календаря, введеніе общей исповѣди вмѣсто индивидуальной и преподаніе Причастія безъ разбора. Но упоминаніе о подобныхъ явленіяхъ въ моемъ докладѣ вы­звало въ Соборѣ Епнскоповъ такой взрывъ, что я живо почувствовалъ, что не могу болѣе терпѣть такого направленія цер­ковной жизни и нести за него отвѣтственность. Вотъ причина, по которой я обратился къ Высокопреосвященному Митропо­литу Филарету съ просьбой о принятіи меня въ составъ Епи­скопата Русской Православной Церкви Заграницей, храняще­го завѣты умученнаго Патріарха Тихона.

Мое рѣшеніе не приносить мнѣ никакой выгоды, которой я и не ищу па склонѣ лѣтъ. Напротивъ, въ матеріальномъ отношеніи я теряю, а не пріобрѣтаю, но для меня главное — душев­ное спокойствіе отъ того, что я вновь принадлежу къ той Церк­ви, которая блюдетъ чистоту Православiя и русскіе церковные порядки. Я благодаренъ Высокопреосвященнѣйшему Митрополи­ту Филарету и членамъ Синода за ту любовь, съ какой они ко мнѣ отнеслись.

Я написалъ эти строки какъ исполненіе своего священнаго долга передъ Богомъ, передъ паствой, передъ Америкой за все то доброе, что я здѣсь получилъ, и передъ моей многострадальной Родиной — Россіей, гдѣ я обрѣлъ свою жизнь и святую Право­славную Христову вѣру. 29 февраля/13 марта 1972 г. Нью Іоркъ.

+ Архіепископъ АМВРОСІЙ.





Comments